Газета
11 февраля 2013

11 февраля 2013 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1964 год. Часть восьмая

Руководители сборной после финала Кубка Европы пребывали в тревожном состоянии: как отреагируют в Кремле на проигрыш в Мадриде? Худшие опасения подтвердились.

"УРОНИЛИ ЧЕСТЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА"

УЛЫБКА ФРАНКО, ЯРОСТЬ ХРУЩЕВА

Константина Бескова и Андрея Старостина по возвращении в Москву вызвали на заседание президиума федерации футбола, где с них старательно сняли стружку. Слово тренеру:

"Как только заседание завершилось, подхожу к Ю.Д. Машину. Напоминаю ему его собственные слова: "Время у вас есть, готовьте сборную к мировому турниру 1966 года, мы вам верим". От разговора на эту тему, от поставленных напрямик вопросов Машин уклоняется и уходит.

В кулуарах - не совсем внятные намеки, дескать, финальный матч вызвал негодование Никиты Сергеевича Хрущева: проиграли франкистам в присутствии самого Франко - это политический проигрыш, опозорили наше Красное Знамя, уронили честь Советского государства..." (К.Бесков - "Моя жизнь в футболе").

Высокое кремлевское мнение стало достоянием соответствующих спортивных ведомств, вмиг породивших документ, который представляю вашему взору.

"О руководстве сборными командами СССР.

В связи с невыполнением поставленной перед сборной командой задачи и крупными ошибками, допущенными в организации подготовки сборной команды, освободить от работы со сборными командами страны старшего тренера сборных команд Бескова К.И.

Первая сборная команда провела финальный матч с командой Испании значительно ниже своих возможностей и уступила ей Кубок Европы, не выполнив, таким образом, поставленной задачи. Старший тренер Бесков К.И. не смог установить необходимых деловых связей с тренерами клубных команд и тренерским советом, что отрицательно повлияло на подготовку сборных команд страны.

Председатель Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР - Ю. Машин.

Председатель Президиума Федерации футбола СССР - Н. Ряшенцев".

Путаница несусветная, детский лепет. О каких двух сборных речь? Бесков руководил только национальной, ставшей второй в Европе, а за провал олимпийцев ответственности не нес. Если об этом не знали руководители высшего спортивного и футбольного ведомств, значит, не в те кабинеты по недоразумению попали, не в те кресла уселись. Подписи поставили под этой галиматьей, видимо, с перепугу. Поговаривали, будто Никита Сергеевич при виде торжествующего Франко на телеэкране осознал вдруг, что то же самое видят и миллионы простых советских людей. И был взбешен - кричал, топал ногами, грозил всех уволить. Не на работников ли телецентра на Шаболовке осерчал?

Это испанские коллеги советских подставили, подло переводя камеру с места действия на VIP-ложу. В центре "композиции" - генералиссимус Франко с широкой самодовольной улыбкой. Наши на быстро менявшиеся картинки из Мадрида реагировали с небольшим опозданием, не успевая использовать плотно закрывавшую экран вставку (ее всегда держали наготове для форс-мажорных обстоятельств) с надписью: "Просим извинить за технические неполадки за пределами СССР". Пострадал невиновный - Константин Бесков.

Ручаться за только что изложенную версию снятия тренера не могу. Но из давеча процитированной книги мне достоверно известно: Бесков не сдался, просил аудиенцию у секретаря ЦК КПСС Леонида Ильичева. Но преодолеть мощную оборону секретаря ЦК великолепному в прошлом форварду не удалось. Его поощрили лишь фразой Ильичева, переданной через помощника: "Константин Иванович! И вы без работы не останетесь, и сборная без старшего тренера не останется". Дело даже не в самом факте, сколько в способе, далеко не джентльменском, каким обошлись с одним из лучших специалистов футбола.

Альф Рамсей и Константин Бесков. Два тренера - две судьбы. Обоим поручили национальные сборные на Кубке Европы-64 с прицелом на чемпионат мира 1966 года. Англичанин европейский турнир провалил (сборная Англии на первом же этапе была разгромлена французами - 1:1 и 2:5), Бесков свою команду осеребрил. Рамсею, несмотря на жестокое поражение в Европе, дали доработать до конца. И он высокое доверие оправдал - выиграл золото ЧМ-66. А Бескова сняли с работы.

ТЕХНИКА + АТЛЕТИЗМ

Журналисты, раздраженные неудачами национальной и олимпийской сборных, скороспелый анализ (об этом мы в прошлый раз рассказали) свели в основном к лежавшим на поверхности причинам - ошибочно выставленному Бесковым на финал составу и беспрерывным экспериментам Соловьева. Поостыв, высказались обстоятельнее, конкретнее, копнули глубже. Выделю из массы мнения специалиста, журналиста и футболиста в сильно усеченном виде.

Андрей Старостин, экс-начальник сборной СССР: "За последние годы было много разговоров о том, что наш футбол маловыразителен, что он якобы не доставляет эстетического удовольствия. Доля истины в этом была. Нашему футболу действительно еще порой не хватает филигранности, не хватает гибкости, может быть, разнообразия действий. И, вольно или невольно, под влиянием этих настроений в нашем клубном футболе наметилось увлечение чистой техникой, и только техникой. Наши нападающие где-то позабыли о той силовой, атлетической игре, которая является обязательным компонентом даже при наличии первоклассной техники. В данном случае у испанцев сочетание атлетики и техники было более качественным, нежели у нас" ("Юность" № 8, 1964).

Андрей Петрович крепко прошелся по верхам: "Удар по престижу был очень силен, чувства любителей футбола глубоко оскорблены. И Федерация футбола, и Союз спортивных обществ и организаций должны задуматься над тем, что такие провалы не могут быть следствием недоделок отдельных специалистов.

По-видимому, организационная рыхлость наших общественных спортивных организаций привела к такому печальному результату, когда, как говорится, на глазах у многих нянек дитя осталось без глаза" ("Юность". Там же).

Журналист Николай Киселев (опускаю критику, связанную с ошибками тренеров) сосредоточился на организационных неурядицах в советском футболе, ломке календаря, "ставшей притчей во языцех". Как следствие: а) завершение чемпионата в слякоть или на заснеженных полях; б) отсюда падение посещаемости; в) нарушение нормального учебно-тренировочного процесса и т.д. и т.п.

Оптимизма Киселев, однако, не терял, надеялся: ЧМ-66 принесет нам больше радости, "если мадридский и варшавский уроки пойдут впрок, если будет покончено с попиранием общих законов спорта в футболе. Это касается и методики тренировок и особенно организации соревнований" ("Огонек" № 31, 1964).

"ВАЖНА СКОРОСТНАЯ ТЕХНИКА"

Впечатлил полузащитник "Торпедо" и сборной СССР Валерий Воронин. Выводы, сделанные им в межсезонье, распространило в середине января 65-го АПН. Он со знанием дела, аргументированно проанализировал неверную трактовку многими командами бразильской системы, говорил и о других недостатках. Я же ознакомлю вас с выводом, как мне показалось, самым существенным:

"Аксиома, что советский футбол самый быстрый, перестала существовать на Кубке Европы, когда на нас вылили ушат холодной воды.

Техника и скорость неразрывно связаны друг с другом. После чемпионата мира 1958 года мы взяли курс на технику. Кое в чем преуспели... Но, осваивая технику, мы забыли о скорости. Сегодня мы скованы техникой, которая, как это ни парадоксально, веригами висит на наших ногах. Мы еще не успели приноровить технику к скорости... Работая над повышением техники, мы забыли, что важна скоростная техника. В этом наша ошибка, которой смогли избежать испанцы. Они блестяще сумели сбалансировать технику и скорость, и это помогло им победить нас в Мадриде. Они быстрее организовывали контратаки, были маневреннее и разнообразнее".

СВЯТО МЕСТО ПУСТО НЕ БЫВАЕТ

Переданное Бескову обещание партийного вельможи было исполнено. Константин Иванович без работы не остался - сослали его во вторую группу класса "А", в луганскую "Зарю". Не осталась без тренера и сборная. Осенью принял ее Николай Петрович Морозов. Анкета благополучная. От станка. В 30-40-е годы работал на московском автозаводе имени И.В. Сталина, в футбол за заводскую команду "Торпедо" поигрывал. Вступил в руководящую в стране партию. И с пятым пунктом полный порядок. Наш человек.

В футболе - крепкий середняк, выносливый, подвижный, черновой работы не чурался, как и приемов, опасных для здоровья "опекаемых" им футболистов. Самый жесткий (правильнее - жестокий) применил в кубковом матче с тбилисцами в 47-м, когда вывел из игры и почти на два года из футбола блестящего форварда Бориса Пайчадзе (подробности в "Летописи"-47).

С удовольствием поведал бы о тренерских его достижениях. Да вот жалость, на этом поприще Николай Петрович особых успехов не снискал - ни в "Торпедо", ни в "Локомотиве". Не получилось с этим делом, ну и ладно. Мало у кого по большому счету получается. Перевели его на руководящую работу - зав. отделом футбола профсоюзов. С этой должности и был направлен в национальную сборную страны незадолго до матча с Австрией.

ПЕРВЫЙ БЛИН - КОМОМ

Наспех выдернули из ведущих клубов лучших игроков, названных Морозовым. Не успев собраться и поближе познакомиться, махнули в загранкомандировку. До этого, сразу после назначения, в небольшом интервью тренер поведал журналисту о включении в команду молодых перспективных футболистов, после чего произнес довольно странную фразу: "Решено возвратить в сборную команду СССР Михаила Месхи и Славу Метревели". Что значит "решено"? Кто решил, сам тренер, или вынудила подчиниться "спущенная сверху директива"? Уточнять не стал. Несмотря на обещание, в поездку он опальных при Бескове форвардов не взял, оставил в Москве, где сыграли в матче вторых составов СССР и Австрии.

Первый блин, испеченный Морозовым, вышел комом - 0:1. Пресса за результат его не винила, искала оправдание "несъедобному продукту" на стороне: играли лучше хозяев, моментов больше создали (абсолютная правда), а судья, такой-растакой, выиграть не дал. Так прямо не сказали, но смысл таков: более десяти раз фиксировал у наших "вне игры", после одного законный гол Численко отменил.

Большое количество офсайдов объяснялось просто: ребята раз за разом попадали в искусственно расставленную офсайдную ловушку, отлично отрепетированную и исполненную защитниками хозяев. "Такой-растакой" судья - Готфрид Динст (на ЧМ-66 отсудит финал Англия - ФРГ) полностью доверял своим землякам-помощникам. Офсайд, особенно искусственно созданный, - дело тонкое. Ошибиться не мудрено. Не знаю, как было с отмененным голом, но обвинять арбитра в предвзятости ради оправдания неудачи своих - последнее дело.

Обвинили, однако, его еще и в забитом в ворота Яшина голе. По мнению советских обозревателей, Динст грубо ошибся или не захотел увидеть, как в борьбе за верховой мяч с Шестерневым форвард Немец подыграл себе рукой. Судья был уверен: сначала нарушил правила защитник - толкнул австрийца, тот упал и случайно коснулся мяча. Так же считали и местные журналисты. Глехнер пробил в "стенку" и сам же добил отскочивший от нее мяч.

А то, что наши не использовали немало благоприятных моментов, так это очередной рецидив застарелой болезни, и винить надо только себя. И у австрийцев шансов было немало: промахивались, выпущенный Яшиным мяч с самой линии ворот в отчаянном прыжке выбил Пономарев. Яшин не раз спасал, а минут за десять до конца в броске отразил пробитый Коллером пенальти.

АВСТРИЯ - СССР - 1:0 (1:0)

Гол : Глехнер, 43.

Нереализованный пенальти : Коллер, 80 (вратарь).

Австрия : Паулич, Халла, Глехнер, Фибек, Скочик, Коллер (к), Кальтенбруннер, Флегель, Немец (Хазил, 81), Хизел (Виндиш, 83), Хермайер (Скерлан, 46).

СССР : Яшин, Пономарев, Шестернев, Дикарев, Мудрик (Глотов, 77), Воронин, Маслов (Логофет, 46), Численко (Матвеев, 70), Иванов (к), Серебряников, Хусаинов.

Судьи : Динст, Штаглер, Метлер (все - Швейцария).

11 октября. Вена. Стадион "Пратер". 72 000 зрителей.

КАЧАЛИН АРТИСТУ НЕ МЕШАЛ

В тот же день в Москве вторые сборные сыграли вничью - 0:0. Упомянул об этом матче ради одного футболиста высочайшего международного класса, удивлявшего мир и не оцененного по достоинству в стране. В Вену этого человека Морозов не взял, позволив десяткам тысяч москвичей восторгаться его потрясающей игрой, высоко оцененной людьми компетентными. Речь о Михаиле Месхи.

Александр Вит: "Месхи удавалось решительно все - и обводка двух-трех соперников подряд, и прострелы, и удары по воротам, и игра в "стенку", и пас, и угловые… Под конец матча каждый его проход сопровождался аплодисментами, и действуй наши нападающие слаженнее, дело за счетом не стало бы" ("Советский спорт" от 12 октября).

Игорь Нетто: "Месхи очень удачно использовал сырой грунт: резкие остановки и рывки сбивали защитника с ритма… и с ног. Месхи финтил, играл в пас с партнером, открывался, остроумно меняя средства атаки. То подаст мяч, то обманет. Все приемы выглядели остроумно, неожиданно, их исполнение было высокого класса…

Месхи в этом матче показал, что он не только был, но и остался лучшим крайним нападающим в стране…

Сейчас многие фланговые форварды часто уходят назад. Крайнему нападающему высокого класса нет нужды это делать… Месхи показал, что мастерство нападающего проявляется не в беготне на своей половине поля, а в умении атаковать" ("Футбол" № 42).

Не все тренеры были того же мнения. Лет тридцать назад я попросил Месхи сравнить двух тренеров - Якушина и Качалина. По профессиональным качествам он выше ставил Якушина, по человеческим - Качалина. Якушин требовал, чтобы Месхи при потере мяча возвращался назад и выполнял несвойственную ему черновую работу. Форвард не понимал, почему он должен заниматься не своим делом, понапрасну растрачивать силы, необходимые для постоянных рывков, прорывов. На этой почве у него с тренером возникали конфликты. "Заслуга Качалина в том, - завершая разговор, сказал Михаил Шалвович, - что он мне не мешал".

Месхи - игрок штучный, артист. Когда ему не мешали, играл вдохновенно, с высоким КПД, эффектно и эффективно, сводя публику с ума. Попытки превратить артиста в ремесленника обречены на провал. Потому и не сложились у него отношения с Бесковым, а позже - с Морозовым.

СПЕКТАКЛЬ НЕ УДАЛСЯ

Затянувшийся рассказ о сборных перенес нас из знойного лета в разгулявшуюся осень. Чтобы с фронтов внешних перейти на внутренние ( кубок и первенство), придется "отмотать пленку" на место разрыва - к началу июля.

Переключение вялотекущего чемпионата на ускоренный режим позволило ребятам, получившим в международных сражениях душевные раны, окунуться в родной, привычный турнир и забыться. Ведущие коллективы, отдавшие своих сынов в сборные, примерно за полтора месяца, с начала июля до середины августа, сыграли по девять матчей. Примерно столько же (по 10) - за первые три, с апреля по июнь.

Перерыв пошел на пользу притормозившим вдруг в мае тбилисцам и торпедовцам. Набрали приличный ход киевляне. Уверенно продвигался "Спартак"... Обычная для начала сезона турнирная толчея не рассосалась и к началу второго круга: к 1 августа просвет между первой и восьмой командами (почти половина участников) составлял всего четыре очка. На вершине - "Спартак" и тбилисцы: по 22 очка после 16 игр. У автозаводцев одним очком и игрой меньше.

Второе августа. Лужники. Встреча лидеров "Спартак" - "Торпедо", меч против щита: "Торпедо" на тот момент больше всех забило - 28, "Спартак" меньше остальных пропустил - 7. Билет в кармане. Погода прелестная - плюс 26. На заискивающие, с мольбой во взгляде вопросы: "Нет ли лишнего билетика?" - внимания не обращаешь, на вопрошающих смотришь с сожалением. Угрызения совести оттого, что проходишь мимо, не протягиваешь руку помощи человеку, оказавшемуся в беде, заглушает предвкушение праздничного спектакля с участием великолепных исполнителей - Маслаченко и Кавазашвили, Нетто и Воронина, Хусаинова и Иванова... Похожие чувства испытывал в тот погожий летний день ваш покорный слуга по пути от метро "Спортивная" до Большой спортивной арены Лужников.

То, что произошло на поле, повергло в шок 100-тысячные трибуны: к 28-й минуте игра практически сделана - голы Батанова, Сергеева, Иванова стали следствием бесспорного перевеса автозаводцев. На поле была одна команда - умная, созидающая, атакующая (количество ударов до перерыва 15-4 в пользу "Торпедо"), забивающая.

На второй тайм спартаковцы вышли без своего бессменного капитана Игоря Нетто. Удивительно - Дикарев продолжил встречу с полученной в первой половине травмой, а целехонького Нетто заменили. "Спартак" попытался было спасти если не игру, так хотя бы честь. Но делал это невнятно. Получив еще два гола от Соловьева и Щербакова, выбросил белый флаг. Автозаводцы не посчитали нужным добивать обескураженного соперника - 5:0. Спектакль не удался.

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ СО "СПАРТАКОМ"?

Недавний лидер, больно пересчитывая турнирные ступеньки, покатился вниз. В следующих пяти домашних матчах с иногородцами едва наскреб два очка. В редакциях газет обрывали телефоны, слали письма: "Что случилось со "Спартаком"?" Журналисты, дабы удовлетворить любопытство читателей, обратились к клубному руководству. Начальник команды Николай Старостин - в недоумении. В интервью корреспонденту еженедельника "Футбол" (№ 35) попросил время на обдумывание: "Нам и самим сейчас еще многое не ясно. Среди множества причин, которые влияют или могут влиять на спортивные успехи, надо найти главные. Тогда и ответ будет правильным, и меры могут быть приняты правильные".

На фоне быстро распространенных по Москве слухов о конфликте тренера с капитаном в перерыве матча с "Торпедо" в словах Николая Петровича улавливался прозрачный намек на нелады внутри коллектива. Выносить сор из избы в те годы было не принято. Тем удивительнее признание Игоря Нетто на страницах "Советской России" (от 28 августа). Называя причины турнирных неудач "Спартака", он честно заявил: "Нельзя умолчать и о некотором снижении дисциплины, в частности, с моей стороны. В перерыве матча против "Торпедо" я нагрубил тренеру. Ребята резко, но правильно осудили мой проступок, и я полностью осознал свою вину".

Спустя годы Никита Симонян приоткрыл завесу. Нетто, персонально отвечавший за Иванова, установку не выполнил. В перерыве Симонян потребовал играть с Ивановым плотнее, на что капитан в присутствии команды нецензурно оскорбил его. Окончание конфликта изложено в книге Павла Алешина "Никита Симонян", изданной в 2001 году в серии "Легенда": "Тренер поставил вопрос ребром: или я, или Нетто. Собрание команды дружно поддержало своего наставника. Не ожидавший подобной обструкции, Игорь Нетто к его чести и сам понял, что перегнул, пришел к старому другу, повинился, со слезами на глазах попросил: "Не выгоняй меня, кто я без футбола, без "Спартака"?" Они объяснились, и инцидент был исчерпан".

Конфликт два великих футболиста погасили, но на спортивных результатах команды не сказаться он не мог. Были, естественно, и другие причины - травмы, рваный календарь, нарушения режима и т.д. и т.п., однако коснулись они не только спартаковцев. Итог оказался печальным: реальный претендент на медали скатился с самого верха в гущу народную. К 22 очкам, набранным перед злополучным матчем с "Торпедо", прибавил, сыграв еще 16 игр, всего десять. Восьмое место после выигрыша в предыдущих двух сезонах золотых и серебряных наград не соответствовало мастерству игроков и уровню самой популярной в стране команды.

ПОНОМАРЕВ НЕСКАЗАННО УДИВЛЕН

Не "Спартаком" единым жил советский футбол. Немало поклонников и у золотого медалиста предыдущего года, московского "Динамо". Спартаковцы с жиру бесились - их, видите ли, перспектива остаться без медалей беспокоила. Бело-голубым не до жиру, быть бы живу: в то время, когда "Спартак" с верхотуры на мир глядел, "Динамо" у подножия, в зоне вылета кантовалось.

Народ волновался: что случилось с чемпионом? Кому, как не старшему тренеру, объясниться с потерявшими аппетит, сон и покой людьми. Посредническую миссию исполнило единственное в стране футбольное издание, пригласив в свою резиденцию (две крошечные комнатки в доме № 8 на улице Архипова) Александра Пономарева. На вопрос: "Как дошли вы до жизни такой?" - тренер ответил обстоятельно. Передаю содержание его рассказа тезисно.

Начал с истоков. Большая динамовская семья в течение трех месяцев не имела возможности собраться в полном составе: 13 игроков в разное время призывались в три сборные. Что же до игры, Пономарев был несказанно удивлен (еще больше слова его удивили автора этих строк), не мог взять в толк: как случилось, что динамовцы вдруг изменили прежней манере, увлеклись техникой ради техники, сбились на мелкие поперечные передачи? Атаки утеряли остроту, а футболисты - уверенность в себе.

Беседа проходила через несколько дней после волевой победы над одним из лидеров, ростовским СКА. В связи с чем у болельщиков возник вопрос: можно ли считать эту яркую победу пробуждением чемпиона? "Да, - ответил Александр Семенович. - Надо отдать должное футболистам. При счете 0:2 команда, несмотря ни на что, искала пути к воротам соперника. И в конце концов его нашла… Победа над ростовчанами - не только два очка в турнирной таблице. Это первый симптом выздоровления". Тренер смотрел на вещи трезво, особо не обнадеживал: "Я вовсе не хочу сказать, что теперь нас ждут только розы. Будут и тернии - слишком много потеряно в подготовительный период к сезону" ("Футбол" № 33).

Прогноз Пономарева сбылся: пробиваясь сквозь тернии, его подопечные собрали очков больше, нежели в первом круге, и расположились на седьмой позиции. Для многих - благо, несбыточная мечта, для чемпиона - провал. Припас для бело-голубой торсиды и хорошую новость. Оказались динамовцы на ступеньку, пусть не самую высокую, все же выше "Спартака". Небольшая, локальная, но в контексте исторически сложившихся непростых отношений (исключительно в области спортивной) самых популярных в стране клубов - переполняющая вселенской радостью победа.

СЧЕТ "ЗАКРЫВАЛИ" В НАЧАЛЕ МАТЧА

Необычный получился чемпионат. С наступлением осени прошли две трети турнирного пути, а толкучка на линии экватора, в верхней и нижней от него части, - как в первый весенний месяц. Участники разделились на две группы. В первой, претендовавшей на пьедестал, разность между лидером и восьмой командой составляла (по потерянным) четыре-пять очков. Это за десять туров до финиша! Внизу (с 9-го по 17-е места, четыре из которых в "смертельной зоне") просвет и того меньше. "Крылья", расположившиеся на вроде бы вполне благополучной, безопасной 9-й ступени, от 14-й по порядку номеров (с нее отправлялись с вещами на выход в низшую группу) "Волги" отделяло одно тоненькое, шаткое очечко.

Каждая игра, каждый забитый или пропущенный гол способны поднять или опустить на несколько позиций, забросить в медальную или противоположную, огнеопасную зону. Потому и берегли ворота кто умением, кто, за отсутствием умения, числом. Результативность падала, но никого, кроме статистиков, журналистов и спецов это не волновало. "Сейчас досконально разработаны способы не вообще защиты своих ворот, а защиты одного забитого мяча… Грустно было видеть, как одно удачное попадание мяча становилось прямо-таки сигналом к отбою", - писал Лев Филатов в "Футболе" (№ 34). Журналисты иронизировали - если первый забитый в матче гол сопровождался обычно устойчивым словосочетанием "команда открыла счет", то в 64-м кто-то из обозревателей сопроводил забитый мяч, оказавшийся единственным, такой фразой: имярек уже на седьмой минуте закрыл счет. В оставшееся время его товарищи усердно этот гол отстаивали.

КОМАНДА С "НЕРАЗБОРЧИВЫМ ПОЧЕРКОМ"

Исключение - "Торпедо" и грузинское "Динамо". Автозаводцы давно захватили высоту и успешно отражали атаки многочисленных конкурентов. Поклонников команды и нейтральных обозревателей радовали не столько набранные очки, сколько преобразившаяся в сравнении с прошлогодней игра, напомнившая моментами ту, четырехлетней давности. Продвигалась команда по турнирным рельсам под аккомпанемент медных труб.

Виктор Дубинин: "Я что-то не припомню коллектива, настолько "разоренного" - как это было год назад с "Торпедо", и так быстро сумевшего восстановить игровой потенциал. Этому способствовал не только умелый и удачный ввод в состав молодежи, но и большая организующая роль двух ветеранов команды В.Иванова и В.Воронина ("Вечерняя Москва" от 30 июля).

Юрий Ваньят помимо Иванова с Ворониным отметил Батанова и особенно Кавазашвили: "В новом качестве показал себя темпераментный Анзор Кавазашвили. Обычно молчаливый, тихий, Анзор стал заводилой многих добрых шуток… Да и как вратарь Кавазашвили заметно поднял свой уровень" ("Труд" от 9 августа).

Не могу не предложить вам отрывок из репортажа корреспондента "Волжского комсомольца" (от 12 июля) Г. Костина. Он восхищался игрой "Торпедо", разгромившего на его глазах любимые "Крылья" (4:0):

"Почерк автозаводцев оказался настолько неразборчивым, что наши защитники в конце концов явно устали понимать его. На 21-й минуте, после того как Воронин, подхвативший мяч в центре, вошел с ним в штрафную, против четырех защитников волжан оказались четверо нападающих. Это был классический пример большого футбола: на крошечном пространстве в несколько квадратных метров автозаводцы сумели так тонко запутать равного им по числу противника, что когда они, наконец, решили отдать мяч для завершающего удара Иванову, тому уже никто не мог помешать…

Торпедовцы… все время импровизировали, их нападающие отлично видели поле и понимали друг друга с полуслова".

ПОБЕДИЛИ СЕБЯ

В числе преследователей - тбилисцы. Полуторамесячный перерыв пошел им на пользу. Времени для анализа причин серьезного сбоя, вызванного сменой тренера, хватило. Интеллигентный, дипломатичный Качалин сумел найти подход к игрокам. Команда сплотилась, поверила в поставленную тренером высочайшую задачу и немедля взялась за дело. Ничья с лидером в Москве сразу после выхода из вынужденного простоя обнадежила. Добытые обильно пролитым потом тяжелые победы очковый запас увеличивали, к золотой вершине приближали.

Однако с победного ритма сбила шестиматчевая серия на выезде (+1=4-1). В крупном проигрыше ЦСКА (1:4) проявился рецидив давней, ставшей едва ли не хронической болезни, - неумение держать первый пропущенный удар. Обидные ничьи в Горьком с утопающей "Волгой", и в Куйбышеве, где незадолго до конца тбилисцы вели - 3:1, оптимизма не добавили, и если особо не отразились на турнирном положении, потому только, что и оппоненты захромали.

Победа над московскими одноклубниками команду встряхнула. Следующий матч в Ростове - один из ключевых. Армейцы, взобравшиеся высоко, на вторую ступень, опережали грузин на очко. Для гостей помимо спортивной значимости игра стала серьезным тестом на психологическую устойчивость. Чрезвычайно сложный экзамен они выдержали достойно. Поле чужое. Соперник - непосредственный конкурент, первый мяч пропущен, тайм проигран. Российские букмекеры в перерыве и гроша ломаного на тбилисцев не поставили бы. И сильно бы просчитались: динамовцы одержали тяжелую победу над собой. С хозяевами было уже легче - 2:1.

Череда из шести победных матчей, сложных, тяжелых (пять - с разницей в один мяч), очковый бюджет пополнила и вознесла бы тбилисцев на самый верх, не нажми на газ автозаводцы и не пройди шестиматчевый отрезок синхронно с ними - на предельной скорости и без потерь.

Кульминация (оказавшаяся не последней) - 22 октября, за пять туров до финиша, в Тбилиси: "Динамо" - "Торпедо". Ситуация острейшая: у москвичей 39 очков, у хозяев - 38. Мнение журналистов единодушно: победитель этой встречи выиграет и чемпионат. "Торпедо" в случае успеха трехочковый запас вряд ли растеряет. Сохранят ли динамовцы, если победят, преимущество в одно очко? Почему бы и нет? Больно уж календарь легкий: три из оставшихся соперников - аутсайдеры. Правда, за выживание бьются, тем и опасны.

Да что мы гадать будем? Центральную игру, естественно, освещу. Для поддержания читателей в тонусе скажу: на короткой финишной прямой оба претендента материальных потерь не избегут. Развязка получится необычайная - ничего подобного дотоле не случалось.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...