Газета
4 февраля 2013

4 февраля 2013 | Футбол

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1964 год. Часть седьмая

Главным событием года стало выступление сборной СССР на Кубке Европы .

СЕГОДНЯ ТАКОЕ СОЧЛИ БЫ ТРИУМФОМ

В середине мая сборная вступила в заключительную стадию подготовки к турниру в Испании. Последний контрольный матч на своей территории наша команда сыграла с голландской молодежью, успевшей одолеть советских сверстников (2:1) и разгромить мастеров ленинградского "Зенита" (3:0). О скромной победе "сборной клубов СССР" некоторые центральные издания сообщить читателям не сочли нужным, а те, что сообщили, от комментариев, дабы не травмировать ребят, воздержались. Ограничились констатацией: выиграли - 2:1 (2:0), голы забили Понедельник и Иванов.

МЫ ГОРДИМСЯ ОБЩЕСТВЕННЫМ СТРОЕМ

8 июня советская делегация отправилась в Барселону, место полуфинального матча с Данией, транзитом через Францию. Здесь провели два легких спарринга. Первый - в Париже со "Стад Франсе", серенькой мышкой, занявшей в завершившемся незадолго до этого национальном первенстве 15-е место при 18 участниках. Игра вызвала большой интерес. Удовлетворило его телевидение - матч транслировался на всю страну.

Наши долго стояли на проигрыш. Сравнял счет Хусаинов за три минуты до падения флажка - 1:1. Французская пресса разочарования игрой советской команды не скрывала, самолюбия футболистов не щадила. Спортивный обозреватель газеты France Soir охаял весь советский футбол, не нашел в составе сборной ни одного игрока европейского уровня и искренне удивился, как такая команда смогла пробиться в полуфинал самого престижного европейского турнира.

Реакция местных СМИ мимо внимания руководства не прошла. Задетый за живое Константин Бесков перед игрой с "Валансьеном" (6-е место в чемпионате Франции) призвал сыграть так, чтобы не разочаровывать зрителей. Голосу тренера вняли: Численко, Гусаров и Воронин забили во втором тайме три безответных мяча. Победу обладателя Кубка Европы над заурядным европейским клубом автор небольшой заметки в "Комсомолке" посчитал достаточным поводом, чтобы гордиться общественным строем: "Ребята возвращались из Валансьена в хорошем настроении. Такое бывает, когда достойно представляешь великую страну социализма за ее рубежами" ("Комсомольская правда" от 16 июня).

СОШЛИСЬ ДВЕ ЛЕГЕНДЫ

Через день прибыли в Испанию. Разместились в отеле "Ранчо", в живописном курортном местечке на берегу Средиземного моря, в 20 километрах от Барселоны. Отдохнули, явились на прием, устроенный федерацией футбола Каталонии в честь советских и датских футболистов. Успели в кино сходить, у кого покрепче нервы - на корриду. Жители Барселоны встречали советских спортсменов тепло. Узнавая на улице, подходили, пожимали руки, просили автографы…

Политики, в отличие от обычных граждан, враждебности к посланцам Страны Советов не скрывали, нагнетали страсти, подключая журналистов. Нашлись среди писак такие, кто отказался освещать игру советской команды со сборной Дании. Но они оказались в меньшинстве.

Поздно вечером при электрическом освещении провели тренировку в условиях, идентичных матчу с датчанами. Поле - выше всяких похвал, к тому же несколько шире и длиннее советских. Это нам на руку. Привели гостей в восторг и подтрибунные помещения. Раздевалки чистые, просторные, удобные, форма игроков, выстиранная, выглаженная, хранится в шкафчиках. На дверцах указаны фамилии футболистов. Врачебный кабинет оснащен разнообразным, последнего писка, современным медоборудованием. В душевой, представьте себе, вода холодная и горячая! Мальчикам, подающим мячи, выделены специальные спальные комнаты. Когда матчи завершаются поздно, их кормят и укладывают спать. Рядом - молельня…

Перед игрой в раздевалку советской команды вошел легендарный Рикардо Замора. Испанца наряду с чехословаком Франтишеком Планичкой считали лучшим голкипером мирового футбола довоенной поры. Со временем имена великих людей обрастают легендами. Передаются они из поколения в поколение. Любопытный диалог, случайно подслушанный журналистом, произошел между испанскими мальчуганами, которым не довелось видеть Замору в деле.

- Он не пропустил ни одного гола, - уверял один.

- Неправда, - возразил другой. - Один гол он пропустил, но после этого застрелился.

Подобные байки надо заслужить. Их рассказывают о людях-легендах. Замора - из их числа.

Так вот, вечером 17 июня в Барселоне сошлись две "звезды", две легенды. Яшин в восторге. После объятий он прерывающимся от волнения голосом произнес:

- Всегда мечтал играть, как Замора.

- Я польщен словами Яшина, но он давно уже превзошел меня, став лучшим вратарем мира, - ответил испанец.

Разве мог наш голкипер, польщенный словами сеньора Рикардо, в тот вечер пропустить? Правда, соперник не шибко напрягал. Корреспондент той же France Soir писал: "Барселонцы жаждали увидеть в игре великого Яшина. Он всего раз под восхищенные крики зрителей вытащил сложный мяч. Остальное время мог спокойно раздавать автографы, как это делал перед игрой".

По прозрачным намекам, моим и француза, вы догадались - наши не пропустили. А как насчет забитых? Об этом и собираюсь рассказать.

СО ЗВУКОМ, НО БЕЗ ИЗОБРАЖЕНИЯ

С разрешения ЦК КПСС (спецпостановление от 11 июня) наше родное центральное телевидение сделало советским людям шикарный подарок: показало матчи из Барселоны и Мадрида. Сначала посмотрели игру Испания - Венгрия с дополнительным временем. Хозяева, имея по ходу игровой перевес, воплотили его в материальный только на 112-й минуте - 2:1.

После полуночи (с учетом разницы во времени матч с Данией начался в 00 часов 40 минут по московскому времени) миллионы болельщиков вновь расположились у голубых экранов и испытали несколько тревожных минут. Из-за отсутствия картинки не увидели торжественной части - подъема (впервые в Барселоне) серпастого, молоткастого алого стяга. За кадром остались и резкая атака на первой минуте с неточным ударом Численко, и ответ Серенсена, пробившего мимо ворот Яшина. Не могли советские зрители удивиться нахальству соперника, игравшего в первые четверть часа на равных. Правда, медленные, с опаской проведенные атаки легко разрушала наша оборона. Удары издали угроз не таили, с навесами успешно справлялись Шестернев и его соратники. Бомбардир Уле Мадсен был надежно прикрыт, на удобную для обстрела позицию его не допускали.

Всего этого, повторюсь, телезрители не видели. Слышали только взволнованный голос Николая Озерова и живо среагировали на его фирменное: "Го-о-о-ол!" Зря радовались. Судья мяч не засчитал. Наконец появилось изображение. Аккурат в тот момент, когда датчане, поняв, что впереди ловить нечего, стали один за другим отходить к своей штрафной. Там, соорудив непроходимые бастионы, и окопались.

ВОПРЕКИ ПРАВИЛАМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕЖИТИЯ

Наши поначалу выглядели зажатыми, нервными. Брак в передачах и неточные дальние удары превышали допустимый процент. Инициативу проявил Воронин. На передний край, где и без него тесно, не шел. Осмысленными передачами на фланги Хусаинову и Численко пытался расшатать насыщенную оборону. Численко за доверие отблагодарил: сильно прострелил вдоль границы штрафной. Воронин выскочил из засады и пробил с лета, не дав мячу опуститься. Тот проявил чудеса ловкости и изобретательности - отлично сориентировавшись, пролетел сквозь гущу скопившихся на небольшом пространстве игроков и безошибочно нашел дорогу к цели. Незадолго до конца тайма Численко ассистировал уже Понедельнику - 2:0.

В перерыве успокоились: счет тому способствовал. Темп замедлили, жилы не рвали, берегли силы на финал. Ближе к концу насели. Последние минуты обозреватель агентства UPI назвал "русским фестивалем". Активно участвовал в нем и вратарь датчан Лейф Нильсен: отбивал и брал намертво все, что летело в створ. Только раз после ювелирного дриблинга Иванова спасовал - 3:0.

Трижды советские люди нарушали правила социалистического общежития, сотрясая ночную тишину торжествующими криками. Жалоб в правоохранительные органы не поступало. Кому и на кого жаловаться - сами же орали. Ранним утром, не выспавшись, трудящиеся отправились на свои участки достраивать коммунизм.

"НЕ МОСКВА ВЕЛИКА, А КОПЕНГАГЕН БОЛЬНО МАЛ"

Учитывая уровень соперника, сборная СССР не впечатлила. Бесков сетовал на большое нервное напряжение, сковавшее на первых минутах ребят. Остался доволен Ворониным, Численко, Ивановым и Понедельником.

Солидарны с нашим тренером и иностранные корреспонденты. Им понравился еще и Шестернев. Делились они на три группы. Экзальтированные, восторгаясь победителями, перенасытили отчеты хвалебными эпитетами. Советская пресса обильно и не без удовольствия их цитировала. По мнению второй группы, более сдержанной и объективной, восторги энтузиастов не всегда соответствовали происходящему на поле. Третья категория - недруги. Объяснение убедительному преимуществу в спортивном соревновании нашли в сфере географической: Москва, мол, больше Копенгагена. Пояснив: не то чтобы Москва слишком велика - Копенгаген больно уж мал.

СССР - ДАНИЯ - 3:0 (2:0)

Голы : Воронин, 19 (1:0). Понедельник, 40 (2:0). Иванов, 88 (3:0).

СССР : Яшин, Шустиков, Шестернев, Аничкин, Мудрик, Воронин, Численко, Иванов (к), Понедельник, Гусаров, Хусаинов.

Дания : Л.Нильсен, Й.Хансен, К.Хансен, Б.Хансен, Ларсен, Торст, Э.Нильсен, Бертельсен, Мадсен (к), Серенсен, Даниэльсен.

Судьи : Лобелло (Италия), Мелье (Швейцария), Шиллер (Австрия).

17 июня. Барселона. Стадион "Камп Ноу". 38 558 зрителей.

Датчане остались в Барселоне, где и проиграли матч за третье место венграм - 1:3. Наши получили пропуск в Мадрид.

ПРЕДМАТЧЕВЫЕ ПРОГНОЗЫ И "УТКА" ЖУРНАЛИСТОВ

Испания оказанной ей чести - организации финальной части Кубка Европы - не заслуживала из-за непотребного поведения генерала Франко, сорвавшего в 1960-м встречу своих подданных с советскими футболистами. Чиновники УЕФА имели на этот счет собственное мнение.

Тренер Хосе Вильялонга получил сборную после неудачного для нее мирового первенства в Чили. Работал (вначале совместно с Эленио Эррерой) много, постоянно экспериментируя с составом и в товарищеских, и в еврокубковых матчах, чем вконец замучил себя, игроков, болельщиков и особенно журналистов со специалистами. По количеству участвовавших в турнире футболистов (30) Испания оказалась вне конкуренции. Определился тренер только перед заключительными играми: с Венгрией и СССР на поле выходил один состав. В итоге создал боевую единицу - сплоченную, агрессивную, отлично физически подготовленную. О технике и говорить не приходится - в этом компоненте испанцы проблем никогда не испытывали.

Прогнозов перед матчем - хоть отбавляй. Сошлись на том, что русские превзойдут хозяев в сыгранности и скорости, окажутся свежее - чемпионат СССР шел по восходящей, а у испанцев уже завершился. К тому же тяжеленный 120-минутный полуфинал с венграми отнял много сил, "красные" же провели с датчанами легкую разминку.

Луис Суарес в интервью миланской газете "Джорно" сказал: "Русская команда не показалась мне очень быстрой... Бьют по воротам часто, но неточно... Противник, безусловно, опасный. Я полагаю, мы быстрее, но сумеем ли до конца выдержать их темп?" Этого опасались и корреспонденты испанских изданий. Напрасно тревожились.

Журналисты на хлеб зарабатывали добросовестно. Писали о полученных во встрече с венграми травмах Амансио и Суареса. Участие в финале Амансио под вопросом, Суареса - исключено. Пустили "утку", уверенные - залетит в стан советской сборной.

ДИКТАТОР ГИМН СТРАНЫ СОВЕТОВ ВЫСЛУШАЛ СТОЯ

Преимущество испанцев - в технике и главным образом в родных стенах. Выдержать бешеное давление трибун в столь ответственном матче непросто как гостям, так и арбитру. Забегая вперед, отмечу: англичанин Холланд отсудил в целом неплохо. Правда, наши обвинили его в симпатиях к хозяевам и не назначенном в их ворота пенальти. Просмотр видеозаписи сомнений не оставляет - пенальти был. Справедливости ради замечу: и после аналогичной ситуации в советской штрафной, когда Шестернев уложил на зеленый газон Переду, судья не решился продудеть в свою дуду. Нежные чувства к испанцам он вряд ли испытывал. Но то, что от рева 100-тысячных трибун по спине у него мурашки со страху наперегонки бегали, ощущалось. Потому и посвистывал иногда в их пользу. По мелочам.

Погода в Мадриде стояла жаркая. Полуфинал Испания - Венгрия проходил при температуре +32 в тени. По словам венгров, в дополнительные полчаса находились они в состоянии выброшенной на берег рыбы. Такой же зной ожидался и в день финала. "Гостеприимные" хозяева, чтобы усугубить воздействие жары на соперника, перенесли игру на два часа раньше намеченного времени. Сгрудившиеся над стадионом тучи их планы расстроили - не позволили солнышку понаблюдать за главным матчем турнира. А во втором тайме и поле стадиона "Сантьяго Бернабеу" обильно оросили. Видать, иберийские синоптики ничем от наших не отличаются.

По мнению иностранных журналистов, главное событие произошло перед игрой: впервые, теперь уже в столице, прозвучал гимн Страны Советов! Его торжественные звуки пришлось выслушать стоя и генералиссимусу Франко, осчастливившему соотечественников своим присутствием.

НЕ ПОЙМАН - НЕ ВОР

Хозяева бросились на наших, словно давно не кормленные звери на аппетитную добычу. На красные футболки среагировали, как быки на корриде. То ли нервное перевозбуждение многотысячной аудитории передалось им, то ли ...

"Еще на лестнице, ведущей из раздевалок на поле, я обратил внимание на очень возбужденный вид испанских игроков. Глаза их неестественно блестели, а лица, в контрасте с этим горячечным блеском, казались бледными, словно неживыми... Допинг-контроль в соревнованиях даже высшего футбольного ранга тогда отсутствовал. Испанцев, помимо всего, подогревал баснословно повышенный гонорар за победу". Процитировал вам отрывок из книги Андрея Старостина "Флагман футбола". Константин Бесков в связи с отсутствием доказательств версию Андрея Петровича не подтвердил: не пойман - не вор.

Как бы то ни было, неистовый наскок хозяев, вызвавший панику в наших защитных рядах, завершился голом уже на 7-й минуте. Суарес справа навесил на штрафную, Шестернев до мяча не дотянулся. Шустиков, пытаясь разрядить обстановку, сделал это так неловко, что невольно отдал пас на ход Переде. Тот, словно шар в лузу, вогнал мяч под перекладину.

Чтобы остановить разбушевавшуюся стихию, впору было вызывать пожарную команду. До этого не дошло. С ролью пожарного отлично справился Галимзян Хусаинов, буквально через минуту окативший разгоряченные испанские головы холодной струей: ловко проскочил между двумя защитниками и пробил. Ирибар сыграл не лучшим образом - 1:1. В дальнейшем хозяева больше владели мячом и территорией. Высокий класс продемонстрировал Суарес. Маневрировал, разгонял атаку, заметив слабину в обороне, немедленно отправлял в опасную зону форвардов, с ювелирной точностью снабжая их мячом.

ИЗ ПЯТИ ЗАЩИТНИКОВ ЧЕТВЕРО - ЦЕНТРАЛЬНЫЕ

Гости поначалу передвигались по полю с железными оковами. "Игра у нас не клеится. У меня ноги будто налиты свинцом. Хочешь бежать - и не можешь. Чувствую, что такое же состояние у остальных ребят. Мы всеми силами хотим, но не можем показать того, на что способны. А вот испанцы с первых же минут играют с полной отдачей сил..." - рассказывал Игорь Численко на страницах журнала "Спортивные игры" (№ 8 за 1964 год). Спустя какое-то время чуть отпустило, несколько раз огрызнулись, порой довольно опасно.

Болельщикам могло показаться, что советская команда противодействовала испанской. У обитателей Кремля мнение иное: сборная СССР сражалась в Мадриде против франкистского режима. Ребята об этом знали, оттого ноша ответственности за исход поединка значительно потяжелела. Возможно, поэтому тренер перестраховался, не включил в состав игравшего с датчанами форварда Гусарова, заменив его защитником Корнеевым. Номинально Корнеев был представлен полузащитником, однако задание получил персональное - сторожить Луиса Суареса. Задание провалил. В общем, играли мы в тот день с пятью защитниками, четверо из которых - центральные. Виктор Шустиков, отряженный на правый фланг обороны, чувствовал себя на непривычном месте неуверенно.

Воронин тоже в основном занимался оборонительной работой. Привычные связи между линиями нарушились. Подолгу простаивавшие без работы форварды в поисках мяча вынуждены были отходить назад. Комбинационная игра проявлялась фрагментами. Приставленный к Понедельнику Оливелья особо с ним не церемонился. Не обошлось без врачебного вмешательства.

Ничейный исход нас вполне устраивал. В таком случае через день пришлось бы проводить повторную встречу в Валенсии. Испанцы, изрядно намучившись в полуфинале, основательно выложились и в заключительном матче. По утверждению журналистов, команда хозяев потеряла после игры в общей сложности около 40 килограммов чистого веса. Восстановить за двое суток силы физические и душевные, сумасшедший настрой - задача из разряда трудноразрешимых. Ближе к концу соперники всерьез нас прихватили. За несколько минут до завершения основного времени случилось непоправимое: ошибка защитника обернулась поражением. Переда прострелил в район 11-метровой точки. Шустиков неуклюже принял мяч, и Марселино на "бреющем полете" головой направил его в ближний от Яшина угол.

ЧЕГО ВЫ ИСПУГАЛИСЬ, МИСТЕР ХОЛЛАНД?

Впрочем, чтобы забить в ответ, время оставалось. Если бы продолжалась игра. Однако в последние минуты футбол кончился и начался дешевый фарс. Горе-актеры в футболках сборной Испании словно по команде валились друг за дружкой, не боясь простудиться, на сырую, обильно политую дождем травку, изображая убиенных. Не знаю, репетировали перед игрой или импровизировали, но смотреть на низкого пошиба любительский спектакль было больно. Особо изощрялся Суарес. Этот блестящий игрок, лучший, пожалуй, в финале, не брезговал приемами антифутбольными: выражал недовольство судейством, размахивал руками, апеллировал к трибунам, спорил с Холландом, а после гола Марселино исполнил роль "умирающего лебедя". Собрать бы Холланду волю в кулак, отвлечься от воплей десятков тысяч экзальтированных инчас и спросить с симулянтов по всей строгости закона. Спасовал, не выдержал давления трибун.

Что же касается непосредственно футбола, победили испанцы по праву. В тот день проявили они больше упорства, страсти, желания. И мастерства.

ИСПАНИЯ - СССР - 2:1 (1:1)

Голы : Переда, 7 (1:0). Хусаинов, 8 (1:1). Марселино, 84 (2:1).

Испания : Ирибар, Ривилья, Оливелья (к), Соко, Кальеха, Фусте, Суарес, Переда, Амансио, Марселино, Лапетра.

СССР : Яшин, Шустиков, Шестернев, Аничкин, Корнеев, Мудрик, Воронин, Численко, Иванов (к), Понедельник, Хусаинов.

Судьи : Холланд (Англия), Блавье (Бельгия), Зечевич (Югославия).

21 июня. Мадрид. Стадион "Сантьяго Бернабеу". 79 115 зрителей.

Трибуны мадридского стадиона вмещали более 100 тысяч человек. В тот день они были переполнены. Не могу объяснить официальное, отраженное в протоколе число. Педантично привел его только потому, что не знаю истинного числа посетителей.

После игры испанские журналисты заполонили советскую раздевалку и забросали уставших, огорченных, опустошенных ребят вопросами:

"Считаете ли вы заслуженной победу сборной Испании?" Яшин : "Да". Численко : "Испанцы оказались сильнее нас".

"Что помогло испанцам победить?" Иванов : "Наши соперники играли темпераментнее, техничнее. И у себя дома".

"Кто из испанских игроков больше вам понравился?" Воронин : "Амансио, Переда, Суарес, Марселино".

Обозреватель газеты Marca Антонио Руанчо не скрывал удивления: "Мы не ожидали, что они будут так прямо, честно и объективно отвечать на вопросы... Советские футболисты - прекрасные парни".

Авторитетный французский обозреватель Жан-Филипп Ретакер составил сборную Европы из четверки финалистов Кубка Европы. Включил в нее вратаря Льва Яшина, полузащитника Валерия Воронина и нападающего Игоря Численко. Полузащитнику посвятил такие строки: "В середине поля доминировал один футболист, который сумел навязать волю всем соперникам. Это - Воронин, исключительно одаренный как физически, так и технически, игрок".

ПО ГОРЯЧИМ СЛЕДАМ

Бесков в послематчевом интервью и по приезде в Москву признал: "Испанцы атаковали острее и чаще. Наши нападающие уступали им в скорости, дольше обрабатывали мяч. Ниже своих возможностей сыграли наши основные, очень способные игроки, не раз приносившие нам победу... Досадные ошибки допустил Шустиков".

Николай Киселев, обозреватель "Комсомолки", с Бесковым согласен: "Шустиков допускал промахи и повинен в обоих голах". Но в укор тренеру задался вопросом: почему на поле вышли четверо центральных защитников, а Шустиков играл на непривычном месте правого защитника и выполнял несвойственные ему функции? Неужели нет в стране квалифицированного правого защитника?

В оценке соперника журналист был объективен: "Это не игра фортуны, а результат высокого мастерства, большой воли к победе. Испанские футболисты боролись за каждый мяч, за каждую возможность перехватить инициативу. Они неудержимо рвались к чужим воротам и отчаянно защищали неприкосновенность своих собственных. В этом, увы, они превзошли наших ребят" ("Комсомольская правда" от 23 июня).

Остальные союзные издания освещали финал, создавалось впечатление, нехотя. Отчеты куцые, трафаретные. Достоинств у новых обладателей Кубка Европы не заметили, больше своих поругивали. "Советская Россия", к примеру.

Безымянный автор хлипкого, тщедушного отчета в 47 строк (полуфинальной игре СССР - Дания щедро отпустили две сотни) сосредоточился на недостатках наших игроков. Помянул недобрым словом защитников ("из-за двух грубых ошибок Шустикова мяч дважды побывал в наших воротах"), отметил, что Аничкину не хватает мастерства, Корнеев так и не нашел себя в игре... Досталось форвардам, особенно капитану: "Иванов ни разу почти не ударил сам по воротам, хотя имел такую возможность".

Не стану комментировать недоступные пониманию сочетания слов: "ни разу почти не ударил" и "не ударил сам". Спишем ляпы на эмоциональное состояние автора, близко к сердцу принявшего проигрыш сборной.

Я вас ознакомил с первыми впечатлениями о проигранном финале. Трезвый, подробный анализ специалистов и поспешные оргвыводы руководящих товарищей под влиянием сиюминутных настроений последуют позже, после возвращения серебряных призеров на родину.

ВТОРОЙ ФРОНТ

С главного фронта кампании 1964 года сборная СССР, по мнению партийных вождей и во всем с ними согласных спортивных и футбольных функционеров, вернулась на щите. С полувекового расстояния мы оцениваем серебряный итог как победный (вспомним эйфорию по случаю бронзовых наград на Еuro-2008, в ходе которого россияне дважды были разгромлены той же Испанией - 1:4 и 0:3).

На втором фронте, олимпийском, сражались уже не с политическими врагами, а с восточногерманскими друзьями, примерно в те же сроки. Победитель двухраундового поединка премировался путевкой на олимпийский турнир в Токио. О сроках договорились легко. Первый матч провели 31 мая в Лейпциге. В составе олимпийцев десять человек, включенных в заявку на заключительный этап Кубка Европы. Трое участвовали в финальном матче.

И Вячеслав Соловьев, мягко говоря, озадачил - выставил пятерых защитников (трое центральных). Единственному хаву Бибе оказывал посильную помощь кто-нибудь из форвардов. Забито два гола: на ранний (10-я минута) Френцеля ответил поздним (88-я) Севидов - 1:1. Немцы, избежавшие крупных неприятностей, результатом довольны. Их соперники в преддверии ответного матча на родной земле в принципе тоже. Правда, небольшой осадок от слабой реализации моментов, ставших следствием зримого игрового преимущества, остался. Николай Озеров насчитал их с десяток. Один только Севидов запорол пять.

В исходе состоявшегося спустя неделю в Москве ответного поединка мало кто (помимо немцев) сомневался. Вирус самоуспокоенности, самонадеянности, непоколебимой уверенности в победе не выветрился. Да и "вирусологи", видимо, не очень старались.

Гол Копаева на 14-й минуте все вопросы, во всяком случае у наших молодцев, снял, и оставшиеся 76 минут превратились в формальность. Не скажу, что остановились, продолжали владеть территорией, но согласия в товарищах не наблюдалось, разумные коллективные действия подменялись отдельными партизанскими наскоками во вражеский тыл - стихийными, неподготовленными, оттого и неэффективными.

Когда же после перерыва гости бросились отыгрываться и своего после прицельного удара Клеймингера на 62-й минуте добились, наши занервничали, повели себя, скажем так, негостеприимно. Шведский арбитр Карлссон без внимания чрезмерную "активность" хозяев не оставил, а на самого "активного" подал рапорт в высшую международную футбольную инстанцию. Через три дня генсек ФИФА оповестил Федерацию футбола СССР: "В матче олимпийцев СССР - ГДР был предупрежден за некорректную игру Ваш игрок № 8" (А. Севидов. - Прим. А.В.) и, предупредив о неприятных последствиях, просил "довести это до сведения Вашего игрока" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 1139).

НА СКАМЬЕ ПОДСУДИМЫХ - Вячеслав СОЛОВЬЕВ

Ничья в Москве неприятно удивила и откровенно разочаровала. Журналисты, дабы не травмировать неустойчивую психику и ранимые души футболистов, "покусывали" тренера. Редактор еженедельника "Футбол" Мартын Мержанов, посадив его на воображаемую скамью подсудимых, произнес 9 июня со страниц "Советской России" небольшую обвинительную речь: "Опять четверка форвардов выглядела по-новому. В ней было два левых крайних и ни одного правого. Изменились и линии полузащиты и защиты.

Тактические поиски, пробы, эксперименты хороши и даже обязательны в период подготовки к решающим встречам, но они перестают быть союзниками, когда повторяются без конца, в том числе и в самых ответственных матчах. Лекарство, полученное в нужной дозе, приносит пользу, а десятикратно увеличенное превращается в яд... Связи между линиями не были хорошо налажены. Создавалось впечатление, что не все игроки понимали друг друга".

Проиллюстрирую слова Мержанова конкретными фактами. В пяти отборочных матчах (два - с Финляндией и три - с ГДР) Соловьев выставил 24 футболиста (при отсутствии замен в ходе матча). Почти половина - 11 (из восьми клубов) - нападающие. Во всех пяти играли в разных сочетаниях. Когда же им, "разноплеменным", общий язык найти?

КТО ВИНОВАТ?

Третий матч состоялся 28 июня в Варшаве. Тренер включил в основу трех защитников - участников европейского финала - Мудрика, Шестернева и Корнеева. Утомленные, нервно истощенные, огорченные неудачей футболисты - не лучший материал для сооружения бетонной обороны. Обилие голов (1:4) тому подтверждение. Однако ответственным за проигрыш журналисты "назначили" вратаря Лисицына, пропустившего три легких для стража с высоким рейтингом и репутацией гола.

СМИ язык дипломатический сменили на обычный, разговорный, народный, говорили все, что допускала бумага. "Советская Россия" обрушилась на форвардов, не создавших в первом тайме ни одного мало-мальски удобного для взятия ворот момента. И не могли создать, убеждена "Московская правда", коли четверка атакующих состояла из игроков четырех клубов, двое (Сергеев и Фадеев, кстати, впервые включенные в основу) - левые крайние. Сергеев играл на непривычном для себя правом. Поддержали коллег устами Алексея Леонтьева "Правда" и Юрия Ваньята "Труд". Досталось от них и Лисицыну.

"Комсомолка" взяла выше, ответственным за провал назвала высший спортивный орган, возглавляемый Юрием Машиным. За то, что: а) не обращал внимания на постоянные пертурбации в составе; б) не назначил освобожденного от клубных хлопот тренера: Соловьев работал по совместительству в сборной и в клубе. А все вместе "не проявили чувства ответственности в таком серьезном деле, как участие советских футболистов в токийской Олимпиаде", - заключила 30 июня "Комсомольская правда".

Итог печальный. Конфузией завершились выступления на международной арене национальной и олимпийской сборных. Изменения последуют - кадровые, методические и прочие. Принесут ли пользу спонтанные, необдуманные решения? Созреет время, узнаете.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...