Газета
26 октября 2012

26 октября 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1963 год. Часть седьмая

В промежутке между двумя матчами 1/8 финала Кубка Европы с Италией состоялась встреча английской сборной с командой ФИФА. Событие неординарное. Учитывая огромный интерес к нему в мире и в нашей стране, а также участие в матче Льва Яшина, уделю ему должное внимание.

45 МИНУТ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ МИР

В МАРТЕ - "ПРОТИВ", В АВГУСТЕ - "ЗА"

Год 1963-й стал юбилейным не только для советского (25-й чемпионат СССР), но и для мирового футбола: 23 октября исполнялось сто лет со дня рождения самой популярной на земном шаре игры.

В феврале 63-го исполком ФИФА на заседании в Каире принял предложение представителя Великобритании об организации 23 октября в Лондоне на "Уэмбли" матча сборной Англии со сборной мира (ФИФА). Председателем комиссии избрали Гарри Кевана (Ирландия), его заместителями - бразильца Мурелью, югослава Андрейевича и американца Макгира. В марте составили расширенный список, куда вошли 29 лучших на то время игроков мирового футбола. От нашей страны в него включили тбилисца Михаила Месхи.

Фамилии претендентов опубликовали в советской печати, и вскоре руководству федерации пришлось отвечать на вопрос журналистов об отношении к предстоящему матчу. Спустя годы осталось оно неизменным. Напомню: в 47-м по случаю возвращения четырех британских ассоциаций в ФИФА был организован матч сборной Великобритании со сборной Европы. От СССР в континентальную команду пригласили Алексея Хомича. Наши деятели вратаря не отпустили, а идею встречи сборной одной страны с общеевропейской не одобрили: не может несыгранный коллектив (пусть составленный из индивидуально сильных футболистов), многоязычный, представляющий разные стили и школы, на равных противостоять команде, будь то клуб или сборная, говорящей на одном языке и "воодушевленной идеей защиты спортивного престижа своей страны". Примерно в том же духе ответили через 16 лет, теперь уже не иностранцам - своим.

Ближе к августу назначили тренера многонациональной команды. Им стал Фернандо Риера, под руководством которого чилийцы выиграли бронзу ЧМ-62. Риера ужал состав, внес небольшие изменения и помимо Месхи пригласил Льва Яшина, о котором был высокого мнения.

12 августа в Скатертный переулок, дом 4 (резиденция футбольной федерации СССР), из Цюриха доставили депешу: "Просьба телеграфировать, смогут ли Яшин и Месхи играть в команде ФИФА 23 октября. Благодарим. Привет. Кезер. ФИФА". В тот же день в Цюрих упорхнула ответная телеграмма, подписанная секретарем федерации Владимиром Мошкаркиным: "МОЖЕМ НАПРАВИТЬ В СОСТАВ КОМАНДЫ ФИФА ДЛЯ ИГРЫ В ОКТЯБРЕ В ЛОНДОНЕ ЯШИНА ТЧК МЕСХИ НАХОДИТСЯ НЕ В ЛУЧШЕЙ СПОРТИВНОЙ ФОРМЕ".

С текстом обеих телеграмм ознакомился в ГАРФ (Фонд 9750, опись 1, дело 1012).

Вам понятно изменение позиции наших чиновников по лондонскому матчу? Лично я догадываюсь. Что же до спортивной формы Михаила Месхи - откровенная ложь. Сезон грузин проводил сильно. Не мог ведь Михаил Якушин привлекать в состав потерявшего форму игрока. У него не забалуешь. Мне бы не хотелось комментировать невнятное решение чиновников. Я и не буду.

ЯЗЫКОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Как только Риера определился с составом (к сожалению, бразильцы Пеле и Гаринча принять участие в матче не смогли), ФИФА разослала всем национальным федерациям, чьи игроки были приглашены чилийским тренером, письмо, содержавшее девять пунктов. Излагаю его в сокращенном виде.

Шестнадцать игроков должны прибыть в Лондон вечером 19 октября. Разместят их в отеле "Кенсингтон Пэлас". О программе тренировок сообщат дополнительно. Настоятельная просьба покинуть Лондон на следующий день после игры - 24 октября.

Транспортные расходы (самолет первого класса) оплачивает ФИФА. Выбор авиакомпаний - за игроками. Гонорар за матч - 60 фунтов (по курсу начала 60-х - недурно). За каждый день пребывания в Лондоне обещали еще по пять фунтов на карманные расходы (дополнительно по 25 фунтов на человека). По желанию игроков их согласны были выдать в долларах. Футболисты должны взять с собой для тренировок и игры личное снаряжение: бутсы, кроссовки, спортивный костюм, щитки и т.д. ФИФА предоставит белые трусы, синие футболки и гетры. Просили обзавестись вечерним темным пиджачным костюмом для банкета.

19 октября из Москвы в Лондон вылетели вместе с Яшиным представители Федерации футбола СССР - Гранаткин (председатель), Зайцев (член международной комиссии) и тренер советской сборной Бесков.

Многоликая, многоязычная команда ФИФА провела две тренировки, а 21 октября - легкий спарринг (два тайма по 20 минут) с "Челси", уступив - 0:1. Все это время у Риеры одна забота: как изъясняться с подопечными. С испаноязычными общался напрямую, запаса французских слов хватило, чтобы дать указания Копа. Он же - Копашевски, поляк по происхождению. Язык предков не забыл, переводил Поплухару, а чех - Яшину... Врач усердно разучивал на пяти языках одну фразу: "Где у вас болит?"

Яшин, привыкший руководить обороной, рассказывал после игры, как справлялся со своими обязанностями: "Я, естественно, обходился нашими русскими командами - "вправо", "назад", "вперед" и так далее. Мне казалось, что негр-гигант Джалма Сантос понимает эти команды. Но это, конечно, не так. Сантос - игрок экстра-класса и без вратарских окриков великолепно знал, как играть в той или иной ситуации. С Поплухаром мы чудесно изъяснялись на русском языке. Он и Шнеллингеру что-то подсказывал".

"А ЕСЛИ ОН ЗАБЬЕТ?"

Приближался день матча. Накануне, 22 октября, гостям английской столицы показали фильм, посвященный столетней годовщине рождения футбола. После просмотра, в 8.30 вечера, в королевском аэроклубе дали обед. Вход по пригласительным билетам, разосланным президентом Ассоциации футбола Англии герцогом Глостерским. Честь была оказана членам исполкома ФИФА, руководителям УЕФА и английским футбольным сановникам. Приглашенным милостиво разрешили явиться на трапезу с дамами.

Наступил день игры. В Лондон слетелось более 500 корреспондентов газет, радио, телевидения разных континентов. Телетрансляции велись на 20 европейских стран. На следующий день игру в записи показали в Бразилии. Советские люди тоже смотрели матч в записи с двухчасовым опозданием. Комментировал Николай Озеров.

Перед отлетом в Англию Озерова в том самом месте предупредили: "Ни в коем случае не упоминать Пушкаша!" ( форвард великой венгерской сборной 50-х годов Ференц Пушкаш после кровавых событий осенью 1956 года эмигрировал из страны. Выступал за мадридский "Реал", принял испанское гражданство и за сборную новой родины поиграл. В СССР иначе как ренегатом его не называли.)

"А если он забьет?" - спросил Николай Николаевич. "Ну тогда...". Что "тогда", не объяснили: комментатор должен был сам на свой страх и риск сориентироваться на месте. К счастью для него, Пушкаш не забил.

В эти дни фамилию "ренегата" в советских СМИ не называли. Озеров установку выполнил (попробовал бы ослушаться!), и когда мяч попадал к Пушкашу, с телеэкрана доносился его взволнованный голос: "Атакует сборная мира!"

Небольшие разногласия возникли относительно замен. Консервативные англичане были категорически против: у себя запрещали и другим не рекомендовали. Риера настаивал, просил о пяти заменах, чтобы любители получили возможность увидеть в деле всех съехавшихся на праздник выдающихся футболистов. Уломал. Скрипя зубами, хозяева под давлением ФИФА согласились. Но сами из идейных соображений и верности традиции, обошлись стартовым составом.

Тренер англичан Альф Рамсей все не мог успокоиться. В день игры, недовольный решением ФИФА, он сказал газетчикам: "Зрители хотят увидеть подлинный матч, а не шоу. Они имеют право увидеть его. - И бросил вызов мировым звездам. - Им придется играть на уровне своей репутации, или мы сокрушим их".

Вызов был принят. Зрители увидели подлинный матч со взаимными атаками, высочайшим мастерством, продемонстрированным сильнейшими футболистами мира, и предельной самоотдачей, страстью, агрессией, напором хозяев . "Те, кто ожидал увидеть ревю, а не игру, ревю с заранее намеченным исходом, ошиблись", - писала The Times.

ЯШИН ВЫНИМАЛ ТРЕНЕРА ИЗ ПЕТЛИ

Несогласованность в действиях звезд во всех линиях, несыгранность естественны: играли они практически с листа. А техническая изощренность игроков восхищала, вызывала аплодисменты объективных, тонко понимающих футбол английских зрителей. Бэнксу пришлось потрудиться. Но больше остроты создавалось у ворот его визави - Льва Яшина. За первые 45 минут (после перерыва его сменили), доверюсь английским статистикам, советский страж отразил десять ударов: четыре от Гривса, три - от Истхэма, два - от Смита и один - от Чарльтона. Один другого сложнее. Парировал он мячи немыслимые, из тех, что называют неберущимися. Прошу изъять из употребления это слово. Яшин доказал: неберущихся не бывает. Перед игрой Риера наставлял команду: "Играйте так, чтобы мне не пришлось повеситься". Яшин в первом тайме десять раз вынимал его из петли. За 45 минут он потряс мир. Из множества восхищенных эпитетов выберу один: "Стало ясно, почему Яшина называют "Черный спрут". Его предугадывание - невероятно, реакция - сверхчеловечна, смелость - потрясающа" ( Daily Worker ).

Лев Великий проявил себя во всем великолепии: был безошибочен на выходах и в "рамке", позиционно и технически, отражал, брал намертво... Не могу не отметить роль защитников сборной мира, раскрывших истинные возможности нашего стража. Играли они строго позиционно, предоставляли большую свободу настырным английским форвардам, да и со взаимопониманием проблемы возникали, чем соперник и пользовался, расстреливая Яшина с убойных дистанций. С четко организованной, слаженной обороной, беспрекословно выполняющей команды вратаря, ему трудно было бы проявить разнообразные грани своего таланта, да еще в таком количестве.

Он доказал иностранцам (они и без того знали), но прежде всего своим: лучшего голкипера на планете нет. Убедил в этом, думаю, и недавних хулителей у телеэкранов, и тренера сборной, наблюдавшего за игрой с трибун "Уэмбли".

Те, кто месяцем ранее сомневался в целесообразности привлечения Яшина в сборную, сменили пластинку - теперь слагали хвалебные оды. На страницах газет появились очерки, посвященные вратарю. О том, что было у него на душе, что пришлось пережить осенью 63-го, Яшин рассказал четверть века спустя в мемуарах ("Счастье трудных побед"): "Снова, как прежде, мое имя, сопровождаемое эпитетами "замечательный", "выдающийся", "неувядаемый", замелькало на страницах газет, а трибуны стали встречать меня аплодисментами. Увы, лишь известие, что я признан за рубежом, заставило журналистов и публику окончательно реабилитировать меня дома. Пишу это отнюдь не для того, чтобы старое помянуть и лишний раз высказать горькую обиду. Нет, просто как часто мы не умеем по-настоящему оценить то, что создали и выпестовали сами. Как иногда ударяемся в крайности, теряя объективность".

КОГДА ИСПОЛНИЛИ ПРОСЬБУ Г-НА КЕЗЕРА?

Во втором тайме место в воротах ФИФА занял Шошкич. Хозяева вздохнули с облегчением. Не скажу, что югослав не выручал, но был не столь безупречен, а одна ошибка стоила гола и предопределила результат, победный для юбиляров и вполне закономерный.

АНГЛИЯ - ФИФА - 2:1 (0:0)

Голы : Пейн, 63 (1:0). Лоу, 82 (1:1). Гривс, 87 (2:1).

Англия : Бэнкс, Армфилд (к), Уилсон, Милн, Норман, Мур, Пейн, Гривс, Смит, Истхэм, Б.Чарльтон.

ФИФА : Яшин (Шошкич, 46), Д.Сантос (Эйсагуирре, 46), Шнеллингер, Плускал, Поплухар, Масопуст (Бакстер, 46), Копа (Зеелер, 64), Лоу, Ди Стефано, Эйсебио (Пушкаш, 46), Хенто.

Судьи : ДЭВИДСОН (Шотландия). Митчел (Ирландия), Кинг (Уэльс).

23 октября. Лондон. Стадион "Уэмбли". 100 000 зрителей.

В сборной мира - представители девяти стран: Яшин (СССР), Шошкич (Югославия), Сантос (Бразилия), Эйсагуирре (Чили), Шнеллингер, Зеелер (оба - ФРГ), Плускал, Поплухар, Масопуст (все - Чехословакия), Бакстер, Лоу (оба - Шотландия), Ди Стефано, Хенто, Пушкаш (все - Испания), Эйсебио (Португалия).

Вечером 23 октября участники матча, переодевшись в цивильные темные пиджачные костюмы, явились в кафе "Рояль" на прощальный обед. Выпили, закусили, а на следующий день разлетелись по домам. Элита продолжала праздновать. 24 октября организовали два банкета в отеле "Дорчестер" - по половому признаку, эдакий азиатский вариант. В 11 часов утра - для мужчин. В 7 часов вечера - для дам - членов исполкома ФИФА, УЕФА, комитета по проведению торжеств и руководителей Ассоциации футбола Англии. Праздник удался.

Еще через пять дней генсек ФИФА г-н Кезер письменно отблагодарил национальные федерации, способствовавшие организации матча. С текстом отправленного в Федерацию футбола СССР вы можете ознакомиться: "Г-н Генеральный секретарь, пользуясь случаем, мы благодарим Вас за то, что Вы предоставили в распоряжение ФИФА вратаря Яшина на матч столетия...

Яшин провел матч блестяще и проявил качества большого мастера. Просим передать Вашему игроку благодарность и поздравления. Передайте также благодарность клубу игрока. Кезер. Генеральный секретарь ФИФА" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 1013).

Самое интересное - помета Валентина Гранаткина: "Ознакомить т. Машина Ю.Д., т. Никонова Л.Г. (главный спортивный босс и его заместитель. - Прим. А.В.). Прошу передать клубу "Динамо" и т. Яшину". И дата поставлена - 26 декабря. Спустя два месяца!

Когда исполнили просьбу Кезера и поручение Гранаткина, мне не известно. Комментировать сей печальный факт нет ни сил, ни желания. Как говорится - ноу коммент.

ПРЕДМАТЧЕВЫЕ СТРАСТИ НА АПЕННИНАХ

10 ноября - ответный матч Кубка Европы Италия - СССР в Риме. Отделавшись в Москве легким испугом, итальянцы расправили плечи, подняли голову и с оптимизмом ожидали нового свидания. Апеннины взбудоражены, требуют перемен в составе, создания условий для качественной подготовки.

Тренер Фаббри успокоил публику, заранее заявил о вызванных на сборы игроках (среди них всего шесть участников московского матча) и обещал показать атакующий футбол. Что еще ему оставалось, имея в пассиве 0:2? Ситуация требовала поступиться принципами.

Заручившись поддержкой болельщиков и журналистов, тренер потребовал отменить назначенный на 3 ноября очередной тур внутреннего чемпионата. Клубы заартачились. La Gazzetta dello Sport начала атаку на хозяев. Попугав общественность ("Матч в Риме под угрозой срыва"), поставила вопрос ребром: "Кто хозяин в итальянском футболе?" - ударив тем самым по самолюбию руководства национальной федерации. Эстафету приняли и другие издания, взывая к патриотическим чувствам: "Надо либо отказаться защищать наш национальный футбольный престиж в матче с русскими, либо обеспечить Эдмондо Фаббри такие же условия, в каких работают его зарубежные коллеги".

Чуть опережая события, скажу: его зарубежных коллег, Константина Бескова и Николая Гуляева, от подобных проблем избавляли.

Под напором журналистов и общественности руководители федерации, поиграв мускулами, ответили на вопрос, кто же в футбольном доме настоящий хозяин. Президиум федерации на внеочередном заседании в Болонье, выслушав доклад Фаббри, распорядился приостановить розыгрыш первенства страны и вменил в обязанность национальной лиге проследить за исполнением этого распоряжения.

30 октября все отобранные тренером игроки прибыли на сбор в тренировочный центр федерации в Коверчано. Начались интенсивные тренировки, между ними - два контрольных матча: с "Реджаной" - 5:1 и олимпийской командой - 2:0.

ОЧЕРЕДНОЙ СЮРПРИЗ БЕСКОВА

Чуть позже, 1 ноября, собралась советская сборная. И через несколько дней отправилась в Тулузу, где провела товарищеский матч с одноименной командой, лидером французского первенства. Играли ребята легко, раскованно. Как только забили три гола, расслабились и в концовке приняли два - 3:2. Ворота вновь защищал Урушадзе. Французская пресса хвалила Воронина, Численко и особенно Месхи.

В Рим прибыли в святой день, 7 ноября, двумя группами. Большая часть - из Тулузы, еще шестеро - из Москвы. Полагаю, праздник отметили без излишеств. Приемом остались довольны, полем тоже. Погодой - не очень. В сравнении с ноябрьской Москвой было жарко - плюс 25 (в день игры температура понизится). Ребята жаловались на нехватку кислорода и свинцовые ноги. Объяснялось болезненное состояние происками дующего в это время года из Африки знойного ветра - сирокко.

Бесков сделал одну вынужденную замену. Вместо получившего серьезную травму в матче с "Зенитом" Эдуарда Дубинского (эта игра стала для него последней за ЦСКА, и за сборную он больше не сыграет) позицию на правом краю обороны занял динамовец Эдуард Мудрик. Ожидая бурного натиска хозяев с первых минут (в ожиданиях не ошибся), Бесков укрепил защиту Виктором Шустиковым. Сомнения оставались с вратарской позицией - мучительно долго тренер выбирал между Урушадзе и Яшиным (неужели лондонское выступление Яшина его не убедило?) - и с левым краем атаки: Хусаинов или Месхи. Сомнениями Бесков поделился с редакцией "Вечерней Москвы". И определился только в день матча, включив в состав Яшина и Хусаинова. Позже причину объяснил помощник Константина Ивановича, Николай Гуляев: "Учитывая жутчайшую обстановку на трибунах, решение приняли в пользу психологически более устойчивого опытного Яшина".

А вот с кандидатурой центрфорварда тренер темнил. Фаббри после московского матча опасался Понедельника, тщательно обдумывал план его нейтрализации. Реализацию плана поручил все тому же Гуарнери. В Москве наш центровой потерзал итальянца, игравшего с ним персонально, гол из-под него забил и, часто смещаясь на фланги, повозил изрядно по всей ширине поля. За прошедший месяц от страха итальянец не избавился. По ночам кошмары мучили. Перед игрой признался журналистам - снится ему Понедельник.

Узнав за несколько минут до игры, что место в центре атаки займет Гусаров, тренер и защитник были близки к шоку. Радоваться или огорчаться? Как играть против Мистера Икс, не ведали ни тот, ни другой.

СПЕЦЗАДАНИЕ ВАТИКАНА

Информация из Рима поступала скудная. О причинах чуть позже. "Правда" по своему обыкновению занималась не столько футболом, сколько политикой, то есть привычным делом - разоблачала треклятых буржуинов. Спецкор газеты в Италии В. Ермаков передал в день матча из Рима: "Буржуазная печать, особенно газеты крайне правых, ведет настоящую националистическую кампанию, призывая к мести, говоря о необходимости победы любой ценой. Эта кампания не может не беспокоить настоящих любителей футбола". На следующий день: "Надо сказать, что националистическая кампания реакционной печати накалила страсти до предела…"

Перед входом на стадион полиция тщательно обыскивала болельщиков: открывала сумки в поисках петард, отнимала бутылки и прочие тяжелые предметы. Опасения оказались напрасными - никаких эксцессов не наблюдалось. А шумовой поддержкой экспансивные тифози обеспечили своих по высшему разряду. Количество децибел зашкаливало.

Интерес итальянцев к игре описанию не поддается. О том, что все билеты разошлись вмиг, а примерно пятая часть шла затем с рук перекупщиков по баснословным ценам (5-6-тысячные - за 40-50 тысяч лир), говорить не стану. Из-за предполагаемых пробок советская команда покинула отель "Квиринале" загодя, но полный штиль на римских улицах позволил ей прикатить на место встречи с ветерком. У ворот стадиона узнали, что нетерпеливые тифози заполнили трибуны "Стадио Олимпико" с 10 утра.

В ложе для почетных гостей, помимо премьер-министра Леоне, членов его кабинета, посла СССР в Италии Козырева, оказалось лицо духовное - епископ ватиканского папства. Посетил игру он не любопытства ради. Освободили его от проходившего в эти дни Собора высшего католического духовенства (по некоторым источникам, ушел в самоволку) для выполнения спецзадания: во время контратак советской сборной он крестным знамением должен был отгонять от итальянских ворот "красного дьявола". Из-за пассивности советской сборной у священнослужителя до перерыва работы было немного.

В ОГНЕ И ДЫМУ

С первым свистком швейцарского судьи Даниэля Мелье многотысячная толпа, как некогда обитатели Колизея, призвала своих "гладиаторов" к кровопролитию. Они бросились на наших ребят остервенело, с намерением исполнить приговор толпы. Было тяжело, очень тяжело. Огонь полыхал в советской штрафной, потрескивали поленья, разбрасывая искры. Назад отходили чуть ли не всей командой. Защита и Яшин оказались в горящем аду. Задыхаясь в дыму, с закопченными лицами и тлеющими от жара футболками держались на пределе и выстояли: сгибаясь, не сломались, в огне не сгорели.

Мы все же изыскали в этом кошмаре возможности для контратак. Несколько раз проверили на профпригодность вратаря Сарти и посланника Ватикана. До поры до времени они справлялись. А на 33-й минуте образцово-показательная комбинация, исполненная игроками "Динамо" (Мудрик - Численко - Гусаров), была проведена настолько стремительно, что застала врасплох защиту, Сарти и епископа, не успевшего предохранить итальянские ворота от "супостата" Гусарова.

Похоже, успех гостей опьяняюще подействовал на неуравновешенную психику африканского сирокко. Фурией метнулся он на трибуны и в долю секунды смел имевшиеся в наличии тифози транспаранты (в переводе на современный русский - баннеры). Стало тихо, как в пионерском лагере в "мертвый час". И тут только обнаружился в "тифозном" океане крохотный советский островок со скромным плакатиком: "Мы с вами!"

Тяжело было ребятам выдерживать непрерывный штурм, нелегко и автору писать эти строки, а вам их читать. В моей власти еще до наступления перерыва, пользуясь удобным случаем, взять небольшой тайм-аут.

Островок был и в самом деле крохотный: советских болельщиков за кордон не пустили. Да что говорить о любителях, когда в Рим, куда съехались несколько сот корреспондентов из десятков стран, не отпустили профессионалов - спортивных обозревателей! Они игру смотрели в Москве по телевизору - в прямой трансляции из Рима. Центральные газеты получали информацию непосредственно от тренеров, капитана команды, политических корреспондентов и сотрудников ТАСС, работавших в Италии: "Правда" - от В. Ермакова, "Известия" - от Л. Колосова, "Труд" - от А. Красикова… Позорище. Островок, давеча упомянутый, заселила небольшая группа работников советского посольства и торговых представителей в Италии.

"ЯШИН - ЭТО ДЬЯВОЛ!"

45 минут истекли. По числу ударов хозяева нас превзошли - 17:7, по голам мы их - 1:0.

Шансы итальянцев практически свелись к нулю. Лучик надежды забрезжил на 57-й минуте, когда Мелье назначил в наши ворота пенальти. Алессандро Маццола пытался убедить Яшина, что пробьет влево, а ударил в противоположную сторону. Не на того напал. Голкипер сделал вид, будто поверил, но бросился туда, куда надо. Снимок лежащего Яшина с утонувшим в его объятиях мячом обошел печатные издания многих стран.

Воспоминания о том матче ассоциируются с только что описанным эпизодом. Мало кто помнит другие подвиги Яшина. К примеру, единоборство с Доменгини, когда итальянец, оказавшись с глазу на глаз с голкипером, мощно пробил метров с пяти в угол. Яшин в непостижимом броске мяч парировал. Доменгини первым поспел к нему, ударил снова в незащищенные, казалось, ворота, но вратарь сумел уже ногой обезвредить и этот снаряд. Расстроенный и подавленный Доменгини оправдывался потом перед журналистами: "Яшин - это дьявол! Ему невозможно забить".

Понять состояние футболиста можно, но доля преувеличения в его словах имелась. Яшину в тот вечер все же забили. Перед самым концом. Свистки швейцарского арбитра на взятие ворот и завершение встречи прозвучали с интервалом в две секунды. Ничья - 1:1. В нашу пользу.

ИТАЛИЯ - СССР - 1:1 (0:1)

Голы : Гусаров, 33 (0:1). Ривера, 90 (1:1).

Нереализованный пенальти : Маццола, 57 (вратарь).

Италия : Сарти, Бурньич, Факкетти, Гуарнери, Сальвадоре (к), Трапаттони, Доменгини, Булгарелли, Маццола, Ривера, Меникелли.

СССР : Яшин, Мудрик, Шустиков, Шестернев, Крутиков, Воронин, Короленков, Численко, Гусаров, В.Иванов (к), Хусаинов.

Судьи : МЕЛЬЕ. Шессо, Штауфер (все - Швейцария).

10 ноября. Рим. "Стадио Олимпико". 83 000 зрителей.

ФАББРИ НЕМНОГОСЛОВЕН, БЕСКОВ ОБЪЕКТИВЕН

На пресс-конференции синьор Фаббри держался достойно. Был немногословен, признал результат двухраундового поединка закономерным и расточал комплименты советской сборной. Не сомневался - она сумеет защитить звание обладателя Кубка Европы. На этом не остановился: "Если бы чемпионат мира состоялся в ноябре 63-го, сборная СССР была бы наиболее вероятным претендентом на победу". Перестарался. Слушать приятно, поверить сложно.

Играли мы в Риме не на чемпионском уровне, что признал и Бесков. Он был предельно объективен, не скрыл недостатков в действиях команды и отдельных игроков… Впрочем, с содержанием послематчевого выступления тренера в сжатом виде я вас ознакомлю: "Результатом доволен, игрой не очень - порой она у нас не клеилась… Наша команда находится только в процессе становления, в процессе формирования. Это сказалось на не совсем слаженных действиях игроков… Команде пришлось очень много физически работать… Сегодняшний матч вскрыл слабости и недостатки, которые мы постараемся преодолеть… Мы все-таки добились своего. Все ребята играли на подъеме, с большим старанием".

Я бы добавил - самоотверженно, мужественно, с полной самоотдачей, с полученными в ходе боя ранениями. Дважды судья просил травмированных покинуть пределы поля: сначала Короленкова, за ним и Численко. Несколько минут наши оборонялись в меньшинстве. В третий раз врач команды Алексеев ринулся в штрафную для оказания помощи Яшину. Пауза затянулась. Мелье проявил нетерпение, решив немедленно продолжить встречу. Он потребовал, чтобы врач и его пациент вышли за кромку. Ситуация критическая. Замены-то не разрешались. Всерьез заволновался Альберт Шестернев: в случае форс-мажора его готовили на роль вратаря. Обошлось.

Помимо тренеров пытали Сандро Маццолу. Как же так, что же такое, пенальти-то забивать надо, даже Яшину. На что тот ответил прямо и откровенно: "Просто Яшин лучше меня играет в футбол".

И мы будем предельно откровенны: пробил Алессандро паршиво - сильно, но неточно. Мяч летел метрах в полутора от вратаря. Отразить несложно. Заслуга Яшина в другом - в исключительной надежности: он не отбил мяч перед собой, не выпустил из рук, не дал шанса Маццоле исправиться, добить повторным ударом. Взял намертво.

СВЯТОГО РАЗБУДИЛИ ПОЗДНО

Итальянские журналисты - понять их настроение можно - козлов отпущения нашли быстро: тренера Фаббри обвинили в ошибках кадровых и тактических, судью Мелье в симпатиях к Советам, чего в помине не было и быть не могло.

В целом пресса, так и не сумев совладать с чувствами, была не всегда объективна: своих сверх меры и незаслуженно критиковала, наших превозносила. Игроков хвалили по делу. О Яшине не говорю - он свел Италию с ума. Понравился Валерий Воронин. Газета Il Tempo от него в восторге : "Какой великолепный полузащитник! Он ясно видит игру, внимательно контролирует противника, очень чисто отбирает мяч, быстро подключается к атаке. В дуэли с Риерой вышел победителем".

Нейтральному корреспонденту французской L'Equipe Роберу Верню помимо Яшина и Воронина понравилось правое крыло советской атаки - Численко и Иванов: "Я знал, что Иванов сильный форвард, но со вчерашнего дня могу поставить его в ряд с лучшими нападающими Европы".

Некоторые итальянские издания в выбросе негативных эмоций применили другое оружие - колкости и едкую иронию. Сражало оно больнее, нежели откровенная брань. Газета Il Messaggero, избрав мишенью знакомого нам епископа, изощрялась в остроумии: "Он так неистово молился всякий раз, когда советские нападающие переходили в атаку, что казалось, будто сам дьявол пошел на штурм священных ворот Запада и под угрозой оказалась не штрафная площадка итальянской команды, а судьба христианства".

К забитому в ворота Яшина голу наш епископ не был причастен, в этом заслуга неопознанного небожителя. "В конце концов, - продолжает Il Messaggero, - крики "Италия! Италия!", громко раздававшиеся над стадионом, разбудили какого-то святого, который и сотворил чудо. Но было уже поздно". Заключила газета опус дельным советом, предназначенным, видимо, итальянской федерации: "В следующий раз перед встречей с русскими надо, не дожидаясь начала матча, обращаться за поддержкой к святым непосредственно через Ватикан".

Следующая встреча должна была состояться согласно договору, подписанному после игры главами федераций Италии и СССР Джузеппе Паскуале и Валентином Гранаткиным, уже в будущем году, ибо, цитирую документ: "Национальные сборные команды Италии и Советского Союза по футболу будут встречаться между собой ежегодно, поочередно в каждой из двух стран".

Должны были, но не встретились. Сыграли только в июле 66-го. Не по доброй воле, а по распоряжению жребия, столкнувшего нас на чемпионате мира в Англии. Итальянцы проиграли - 0:1. Не помогли им Ватикан и его небесные слуги. Может, со связью проблемы возникли или чудесная сила святых действовала только на территории Италии?

Это их проблемы. Свои мы решили 10 ноября 63-го в Риме. В 1/4 финала нас ожидали шведы. В "Летописи"-64 уделим обоим матчам пристальное внимание. А пока ждут нас не дождутся дела домашние.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...