Газета
19 октября 2012

19 октября 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА . 1963 год . Часть шестая

Последнее испытание перед еврокубковыми поединками с Италией обновленная советская сборная провела на собственном "полигоне" в Лужниках с соперником серьезным - мадьярами. Традиционные товарищеские встречи СССР - Венгрия прервались в 1957 году. В следующие два года сыграли уже в официальных матчах первого Кубка Европы. И с тех пор как отрезало.

ГРОМ НЕ ГРЯНУЛ

Новая встреча после четырехлетнего перерыва вызвала огромный интерес за пределами Москвы. Из турпоезда "Бакинец" просили забронировать 250 билетов. Заказы на администрацию стадиона сыпались из разных уголков страны - Харькова, Еревана, Киева, Ташкента, Ужгорода, Ленинграда... Москвичи, в отличие от прошлых лет, интерес проявили сдержанный. Очереди в кассах рассасывались быстрее обычного. Проблемы лишнего билетика перед матчем не возникало.

Стадион был заполнен примерно на две трети. Этим объясняется и не свойственная прежде в "кассовых" матчах щедрость дирекции БСА, выделившей, как только стало понятно, что чаша не заполнится, аж пять тысяч билетов для школьников по смехотворной даже по тем временам цене - 10 копеек за штуку. Надо полагать, и заявки иногородних удовлетворили полностью. Во всяком случае, ничто этому не препятствовало. Да и рады были гостям столицы - какая разница, кто кассу наполнит.

Матч, от которого ждали ответа о готовности сборной, поставил больше вопросов. Журналистов не устроил ни счет, ни содержание игры. На следующий день, дав волю чувствам, выплеснули на страницы своих изданий субъективные суждения, окрашенные в негативные тона. Недовольны были затянувшимися тренерскими экспериментами с составом, действиями форвардов, отдельных футболистов. Вновь обрушились на...

Всему свое время. Прежде опишу в общих чертах события на поле. Большинство журналистов и фотокорреспондентов, своих и иностранных, расположились за воротами венгров в предвкушении богатого материала для работы. Не ошиблись - наше преимущество было подавляющим, примерно три четверти тайма провели на венгерской территории и в штрафную нередко вторгались. Затворы фотокамер щелкали беспрерывно, корреспонденты без устали строчили. Тучи над воротами Сентмихая сгущались. В напряжении его держали, попугали несколько раз, но в серьезном деле вратаря так и не увидели - гром не грянул.

Ничего не получалось. Кто-то пустился в ненужную обводку, кто-то отдал пас вместо того, чтобы стрельнуть, или, наоборот, медлили с ударом, с передачей открытому партнеру. Когда все же решались пробить, в створ не попадали.

За воротами Яшина - тишь да гладь. Пишущая и снимающая братия откровенно позевывала. До них доходил лишь отдаленный гул проходившего боя.

ДВЕ ШТАНГИ И ДВА ГОЛА

В перерыве значительная группа журналистов перекочевала к противоположным воротам, все того же Сентмихая. Оставшиеся то ли поленились покидать насиженные места, то ли интуиция что-то подсказала, остались на своих. И не прогадали. Вновь застрекотали камеры, зашелестели листки блокнотов. Игра переместилась к воротам, защищаемым уже Яшиным. Становилось жарко. Крутиков с трудом ликвидировал прорыв Феньвеши, через пару минут потеряли Шандора - выручила штанга. Альберт, Тихи, Гереч терзали нашу оборону, легко просачивались с флангов и по центру. Стержневая пара защитников Шустиков - Шестернев в растерянности. Тихи неожиданно пробил из-за пределов штрафной. Яшин не среагировал, уверен, штанга выручит. Выручила - вновь приняла удар на себя.

Трибуны сникли, притихли. Из состояния оцепенения вывел людей сменивший Численко Метревели. Судьба разлучила их недавно с Ивановым, но прежние связи, взаимопонимание сохранились. Метревели на фланге сделал свое дело. Капитан понял, куда следует бежать. Поспел вовремя и тоже сделал свое. С таких позиций он не промахивался - 1:0.

Венгры тут же сменили подуставшего Феньвеши на Махоша. Не прошло и минуты... Передаю слово корреспонденту, не покинувшему после первого тайма свой пост: "На Яшина тяжело смотреть. На лице - гримаса боли... Метров с 25 Махош пробил по воротам, и мяч всколыхнул сетку. Обидный гол! Яшин все видел и знал. Видел, как Махош прицеливается, проследил полет мяча, а успел лишь вытянуть руку. Так рядовой, не очень опасный момент завершился голом" ("Московский комсомолец" от 24.09). Игра оживилась. И наши в оставшиеся двадцать минут могли забить, и венгры. Не довелось - 1:1. Счет по игре. Гости могут сетовать на не использованные во втором тайме возможности, хозяева - на неумение воплотить большое территориальное преимущество в материальное - в первом.

СССР - ВЕНГРИЯ - 1:1 (0:0)

Голы : Иванов, 69 (1:0). Махош, 72 (1:1).

СССР : Яшин, Дубинский, Шустиков, Шестернев, Крутиков, Воронин, Логофет, Численко (Метревели, 46), Иванов (к), Малофеев, Хусаинов.

Венгрия : Сентмихай, Новак, Месэй, Шароши, Надь, Ногради, Шандор (к), Гереч, Альберт, Тихи, Феньвеши (Махош, 71).

Судьи : Лартола, Олкку, Пулкинен (все - Финляндия).

22 сентября. Москва. Стадион им.В.И. Ленина. 68 000 зрителей.

АТУ ЕГО!

Устроенный СМИ суд над сборной, строгий и в целом справедливый, не избежал излишних эмоций, перехлестов, неуместных в преддверии главного матча сезона со "Скуадрой". Экзекуторы словно ждали случая, чтобы устроить очередную публичную порку лучшему вратарю столетия, похожую на ту, что совершили после ЧМ-62. Несколько выдержек из столичных газет.

"Правда": "Яшин прозевал мяч, нерасчетливо выйдя из ворот. Кстати, эту встречу наш заслуженный вратарь провел хуже обычного, допустив не одну оплошность". Подпись под заметкой поставил коллега Яшина по вратарскому цеху Алексей Леонтьев. В 40-е годы защищал ворота "Спартака".

Газета, занятая государственной важности политико-воспитательной и разоблачительной работой, внимание футболу оказывала минимальное. А тут вдруг оживилась.

Юрий Ваньят в материале, озаглавленном "Снова эксперименты", писал: "Если учесть, что до чрезвычайно тяжелого поединка с итальянцами осталось всего три недели, станет ясным, что перед новым руководством нашей сборной - немало проблем... И первая из них - проблема вратаря. Как это ни огорчительно, но приходится писать о серьезной неудаче Яшина, пропустившего непростительный мяч. Видимо, нервозность сказывается на его вратарской технике и реакции" ("Труд" от 24 сентября).

Усомнился в необходимости привлекать Яшина в сборную и В.Денисов: "После воскресного матча встает вопрос о надежности стража ворот. Уж чересчур спокойно играет Яшин, так спокойно, что даже не считает нужным реагировать на пробитые мячи" ("Московская правда" от 24 сентября).

Вот так, грубо, бесцеремонно, унижали всемирно известного вратаря, проводившего, кстати, один из лучших, может, лучший сезон в карьере: в 19 матчах, что сыграл к концу сентября за "Динамо", Яшин пропустил всего четыре гола. Лидерство родного клуба в чемпионате - огромная его заслуга. Ровно через месяц он вынудит сменить пластинку. Участники нестройного хорового пения, стараясь перекричать друг друга, посвятят ему хвалебные оды.

Только спортивное и футбольное издания сохраняли спокойствие. Андрей Старостин был предельно корректен, Яшина в пропущенном голе не обвинял. Мяч, забитый Махошем, счел "результатом случайного каверзного удара, нежели точного расчета" ("Футбол" №39). Игру советской сборной оценил объективно: "Не следует терять самообладания, - обратился автор, как мне показалось, к СМИ. - И о том, что у нас хорошо, следует говорить так же громко, как и о том, что плохо". Андрей Петрович надеялся, что "даже в условиях цейтнота нужно найти лучший ход, чтобы на старт соревнования со сборной Италии выставить еще более боеспособный коллектив" (Там же).

Сергей Сальников в "Советском спорте" (от 24 сентября) сделал деловой, конструктивный анализ. Не посчитал нужным навешивать ярлыки и давать советы старшему тренеру.

ИТАЛЬЯНЦЫ ТРЕБУЮТ, ПРЕДЛАГАЮТ, СОВЕТУЮТ

Самым, пожалуй, заинтересованным лицом на трибуне был тренер итальянцев Эдмондо Фаббри. Явился он в Москву загодя. Осмотрел номера в гостинице, составил меню для своих парней и "случайно" оказался на игре.

Фаббри прибыл в Москву, чтобы увидеть соперников вживую и с огромным грузом поручений от итальянской ассоциации. Иными словами, синьор Эдмондо совершал инспекторскую поездку, дабы проверить исполнение советской стороной условий, я бы назвал их требованиями, выдвинутыми итальянцами.

Изложены они в письме из Рима (от 8 августа), подписанном секретарем ассоциации Франко Бертольди, и предназначались футбольному руководству СССР. С содержанием письма я ознакомился в Госархиве РФ (Фонд 9570, опись 1, дело 1015). Ограничусь кратким изложением основных пунктов (большого количества второстепенных касаться не буду).

Информативная часть:

а) делегация прибудет в Москву 10 октября в 17.30 самолетом "Эр Франс" рейсом 724 из Парижа. Домой отправится на следующий день после игры, 14 октября, в 11.00, самолетом той же авиакомпании рейсом Москва - Милан; б) в составе делегации - 30 человек во главе с президентом футбольной ассоциации Италии Джузеппе Паскуале. Возможно включение в группу сенаторов и членов правительства - не более 10 человек.

Поставив наших чиновников перед фактом, приступили к просьбам-требованиям:

а) на предоставленную им гостиницу "Ленинградская" милостиво согласились при условии, что забронируют 8 двухместных номеров и 24 одноместных обязательно с ванной и душем. В номерах повесить плотные темные занавески, способные защитить от дневного света. Выделить два зала - для собрания команды и приема пищи. Меню - из итальянской кухни;

б) стадион, где 11 и 12 октября намерены тренироваться, должен быть современно оборудован всем необходимым и находиться недалеко от гостиницы;

в) обеспечить на все дни пребывания в Москве автобусом не менее чем на 40 человек и двумя большими легковыми автомобилями для президента и официальных представителей;

г) выделить 80 бесплатных билетов;

д) журналистам, фотографам и кинооператорам отвести на стадионе удобные места.

Финансовые условия-предложения:

а) каждая сторона берет на себя все расходы по организации матча в своей стране;

б) каждая федерация оплачивает проезд делегации из своей страны до места встречи;

в) принимающая сторона оплачивает расходы по проживанию и пребыванию гостей в течение четырех дней. Если возникнет необходимость в карманных деньгах, не возражают. К примеру, из расчета 10 долларов в день на человека. (Наши футболисты, естественно, двумя руками "за", если бы их мнением поинтересовались.);

г) если советская сторона планирует послематчевый банкет, президент Джузеппе Паскуале преподнесет подарки персонально Валентину Гранаткину, членам федерации, игрокам советской сборной и техническому персоналу.

Узнав о намерении хозяев начать игру в 19.00 при электрическом освещении, итальянцы категорически возразили, напомнив о непременном условии УЕФА проводить матчи Кубка Европы только в дневное время. Мы вынуждены были подчиниться и сдвинули время на 14.00.

ФАББРИ УВИДЕННЫМ УДОВЛЕТВОРЕН

Фаббри перед игрой с венграми носился с этим списком по Москве. Побывал на стадионе, в гостинице. Увиденным остался удовлетворен. 3 октября телеграммой из Рима итальянская ассоциация поблагодарила нас за теплый прием и готовность выполнить все просьбы, изложенные в августовском послании. Темные занавески в номерах повесили, залы для заседаний и обеда выделили, покормить вкусно изысканными итальянскими блюдами обещали.

После завершения встречи он едва сдерживал улыбку. В общении с нашим журналистом был вежлив, дипломатичен, осторожен. Указав на некоторые недостатки советских игроков (слабоватую технику, низкую результативность), рассыпался в комплиментах. В первом тайме ему понравились форварды, во втором - оборона.

Об игроках: "Яшин был не в лучшей форме. Своей решительностью на меня произвел особое впечатление Иванов, очень опасен левый крайний" (Хусаинов. - Прим. А.В.). Был уверен - 13 октября Бесков выставит сильнейший состав и обязательно поменяет центрфорварда, то есть Малофеева. Как в воду глядел. Изображал он человека озабоченного предстоящим поединком, не скрывал тревоги и был уверен - проведет не одну бессонную ночь.

А с корреспондентом венгерской газеты "Непшав" Кальманом Шандором решился на оптимистичный, я бы назвал его самонадеянным, прогноз: "Мы способны сделать ничью в Москве и победить дома". Отправился синьор Эдмондо на родину довольный, умиротворенный.

Воспользуюсь оставшимся до первого матча временем, чтобы напомнить: в конце марта 1963 года в Амстердаме безбашенный жребий сделал нам "шикарный подарок" - подбросил сборную Италии. Терзаемый угрызениями совести, решил смягчить суровый вердикт - позволил первую игру провести на Апеннинах. Практика, подтвержденная статистикой, свидетельствует: в двухматчевых кубковых поединках примерно равных по силам соперников выгоднее начинать в гостях. Но в ходе затянувшихся переговоров мы лишились и этого преимущества. Нежные, теплолюбивые итальянцы, ссылаясь на суровый русский климат (ответный матч назначен на 10 ноября), слезно просили перенести первую игру в Москву. Наша делегация проявила добрую волю и по числу благородных поступков вышла вперед - 1:0. Этот счет остался неизменным.

Итальянцы в рекомендациях не нуждались. Команда титулованная, авторитетная, мастеровитая. Перед приездом в Москву "Скуадра" находилась в превосходном состоянии, одержала шесть побед подряд с общим счетом 16:1. Среди ее жертв и бразильцы с легендарным Пеле. Разнесли чемпионов мира в пух и прах - 3:0. Дважды обыграли в Вене австрийцев. В 1/16 финала КЕ не оставили шансов туркам - 6:0 и 1:0. В домашнем матче нападающий Орландо забил четыре гола - впервые в этом турнире.

СБОРНАЯ - КЛУБЫ - 1:0

Эдмондо Фаббри, приняв сборную после чилийского чемпионата мира, начал энергичную, последовательную борьбу за расширение прав тренера. Извечный поединок клубы - сборная во многих странах проходил с преимуществом клубов (в СССР - наоборот). Причина проста: клуб бьется за деньги, сборная защищает престиж страны. В неравном бою с деньгами престиж (да только ли он?) обречен.

Хозяева богатых клубов старались не отпускать своих звезд в национальную команду, когда же их вынуждали, угрожая серьезными санкциями, командировали с большим опозданием. В итоге тренер получал игроков всего на два-три дня. Фаббри жаловался: отправляясь на первый выездной матч, он познакомился с вызванными на игру футболистами... у трапа самолета.

Усилия тренера не пропали даром. Перед московской встречей он получил всех, кого хотел, за 11 дней, ибо (случай невероятный) добился переноса очередного тура чемпионата Италии.

ПРЕДМАТЧЕВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Вместе со "Скуадрой" в Москве высадился пятитысячный десант тифози из Рима, Милана, Турина, Генуи, Венеции... Доставляли их поэтапно советские лайнеры Ту-104 и Ту-114. Летную группу возглавлял известный ас А.Витковский. Вместе с другими иностранными авиакомпаниями совершили они 28 рейсов.

Помимо "Аэрофлота" многотысячная ватага нервных, экзальтированных молодых людей напрягала осажденное советское посольство в Риме с требованием скорейшего оформления виз. На нашей земле доставили немало хлопот спецслужбам, в чьи обязанности помимо прочих входило обеспечение безопасности существующего государственного строя и сохранение политической благонадежности граждан, проживающих на территории государства. Работники невидимого фронта сбились с ног: в фокусе их пристального внимания оказались 15 тысяч иностранцев, потенциальных шпионов, прибывших в советскую столицу. Им забронировали места на стадионе.

Итальянцы, как и планировали, провели две тренировки в Лужниках, сильно облегченные. Накануне игры, нагрузив днем тело, вечером оросили душу - посетили Большой театр. От "Лебединого озера" были в восторге.

Наши готовились в Подмосковье. Собрались 4 октября, утомленные зубодробильным темпом, заданным внутренним календарем. Мудрые руководители ради создания комфортных условий олимпийской сборной - ей на первом отборочном этапе предстояло преодолеть слабых финских любителей - остановили чемпионат. Ведущие клубы, отдавшие своих игроков в сборную, ушли в незапланированный отпуск продолжительностью до полутора месяца. После разгрома в двух раундах, учиненного северному соседу с общим счетом 11:0, включили календарь на максимальную мощность. На протяжении 40 дней, предшествовавших еврокубковому матчу, игроки национальной сборной выходили на поле дважды в неделю.

Бескову пришлось решать трудноразрешимую задачу: с одной стороны, снять накопившуюся усталость, с другой - держать ребят в тонусе. Как он с ней справился, покажет игра. Там же, на базе, познакомились с соперником - несколько раз просматривали комментируемую тренером кинопленку последнего товарищеского матча итальянцев в Вене.

Самую сложную проблему пытались решить болельщики. Для подавляющего большинства оказалась она неподъемной. Один из страдальцев рассказал в день матча печальную историю корреспонденту "Московского комсомольца": "Это была драма. Для начала я примитивно встал в очередь. В 10.00 6 октября уже стоял я в плотной группе таких же оптимистов примерно в 1500 метрах от касс Центрального стадиона. К 16.00 просвет сократился до 600 метров. Финиш состоялся у окошечка с табличкой: "Все билеты проданы".

ГДЕ ТОТ ЗРИТЕЛЬ? МЫ ПОТЕРЯЛИ ЕГО

Прогнозам несть числа. Итальянцы уповали (это у них в крови, в генах) на непробиваемую оборону. Ничья вроде бы в кармане, а там, глядишь, и забьем. Фаббри был честен: "Для нас ничья равна победе". Его соотечественники отвечали на вопросы, темпераментно жестикулируя, много, подробно, только успевай записывать.

Корреспонденту "Московской правды" В.Денисову повезло меньше. Избранный им объект - молчун. Имя его Чезаре Мальдини, один из лучших в мировом футболе либеро, капитан команды (непосредственно способствовал появлению на свет долго не гаснувшей звезды - Паоло Мальдини). По фамильной легенде кто-то из предков Чезаре, работая стражником на башне городской стены, целый день проводил с самим собой. Наследственность передалась далекому потомку. Отвечал на вопросы односложно. Когда журналист поинтересовался состоянием здоровья (недели за две до игры получил травму), буркнул: "Нормально". Из соперников, кого больше опасался, назвал Хусаинова. Опасения были связаны с тем, что Фаббри отвел ему непривычную роль правого защитника.

Пора самому матчу должное внимание уделить. Накануне руководитель итальянской делегации предупредил - игроки выйдут на поле с траурными повязками в связи с несчастьем, постигшим его страну: горный обвал и наводнение в провинции Беллуно унесли сотни жизней. И просил почтить их память минутой молчания. К его просьбе отнеслись с пониманием.

Итальянские журналисты были потрясены поведением московской публики, умной, тонко понимающей футбол, объективной, доброжелательной... "Сильное впечатление произвела минута траура, которую проявили москвичи... Спасибо за солидарность", - поблагодарил советских зрителей Марио Винчи. "Впервые в истории "Лужников" на переполненных трибунах царило такое безмолвие, при котором слышно было дыхание тепловозов на Октябрьской железной дороге", - писала 15 октября "Комсомолка".

Сто тысяч человек безмолвствовали и во время исполнения государственных гимнов двух стран. Где этот зритель? Мы потеряли его, мы скорбим. С некоторых пор не можем услышать на наших стадионах мелодию иностранных гимнов, заглушаемую свистом десятков тысяч людей. Естественный, патриотический клич "Россия, вперед!" сменился экзальтированным, устрашающим "Русские, вперед!"...

С удовольствием возвращаюсь в прежнюю страну (не отождествляю ее с господствующей в ней политической системой), в "Лужники" с совершенно иной аурой - без взрывов, дыма, гари, вырванных кресел, неконтролируемого и безнаказанного выплеска агрессии…

БЕСКОВ СНОВА УДИВИЛ

До начала осталось несколько минут. Мы успеем заглянуть в раздевалки. Советскую посетили космонавты Андриан Николаев, Валерий Быковский и Павел Попович, встреченные аплодисментами. Гости оставили ребятам автографы на программках и пожелали успеха.

В итальянской встревоженный, озабоченный Фаббри тянет время, ждет, когда объявит состав Бесков. Дождался и в последний момент сдал в судейскую свой. Наконец протокол заполнен - и польский арбитр Рышард Банасюк с помощниками направился к выходу. 36-летний Банасюк из местечка Семеновице (недалеко от Катовице) - инженер. В Москве впервые, матч Кубка Европы судит в первый раз, причем соперников, никогда до этого не встречавшихся. И вообще провел чуть больше десяти международных матчей. Маловато опыта. Справится? Мнения заинтересованных сторон после игры не совпадут.

Бесков снова удивил - место в воротах доверил не Яшину, с большим опытом международных матчей высшего уровня, а дебютанту сборной - Рамазу Урушадзе из кутаисского "Торпедо". Тренер объяснил выбор усталостью Яшина, напряженным внутренним календарем и желанием дать ему возможность спокойно готовиться к матчу Англия - ФИФА.

Доводы Константина Ивановича не кажутся убедительными. Во-первых, вратарь "Динамо" перед встречей с Италией имел в клубе меньшую нагрузку, нежели Урушадзе. Играл превосходно, в десяти матчах из 12 остался "сухим". Рамаз, как и большинство членов сборной, "пахал" без перерыва. Кутаисцы, находясь в зоне вылета, бились за выживание. Голкипер старался помочь - не очень получалось: в последних семи матчах до вызова на сборы пропустил 17 мячей.

Версия, связанная с подготовкой к матчу в Англии, тоже не убеждает. Яшин был в обойме сборной, интенсивно тренировался. Лучшего способа подготовиться к лондонской игре (неужто для нас была она важнее московской!) и изобретать не надо. Тем более матч с Италией состоялся десятью днями ранее лондонского. Возможно, на решение Бескова повлияла не совсем удачная игра Яшина с венграми и реакция прессы. Не знаю.

Наверняка обидело вратаря недоверие тренера, ударило по самолюбию, но вида не подал, вел себя безукоризненно. Из послематчевого интервью Урушадзе: "Известие о том, что тренеры остановили выбор на мне, было неожиданным. Признаюсь, в первые минуты я даже испугался предстоящей ответственности. И тут, видя мое состояние, на помощь пришел Лев Яшин: ни на минуту не оставлял меня одного, увел на рыбалку, а перед игрой дал много ценных советов" ("Заря Востока" от 15 октября).

ДВА ГОЛА И УДАЛЕНИЕ

С первым ударом по мячу трибуны взорвались. Пять тысяч экспансивных итальянских болельщиков, вооруженных трубами, барабанами, клаксонами, наделенные природой прекрасными вокальными данными, составили достойную конкуренцию численно превосходящим оппонентам. Очень скоро, однако, советская сборная вынудила поклонников "Скуадры" замолкнуть.

Тотальное давление на ворота Негри не ослабевало ни на минуту. Нащупав слабину, сместили акцент на левый фланг, где юркий, техничный Хусаинов раз за разом накручивал игравшего не на своей позиции Мальдини (худшие его опасения подтвердились). В своей премьере действовать персонально, по игроку, ему не доводилось.

Хусаинов с Ивановым трижды смертельные вердикты вратарю заменяли на помилование. Так долго продолжаться не могло. В середине тайма Хусаинов, легко оторвавшись от опекуна, пробил с угла штрафной площади. Негри отбил. Виктор Понедельник, стоял он спиной к воротам, мгновенно развернулся и из трудного положения, из-под Гуарнери, не успевшего накрыть центрфорварда, пробил сильно и точно - 1:0.

Через две минуты произошел инцидент, имевший плачевные последствия для одного из участников. Дубинский грубо сбил выходившего на оперативный простор Паскутти, итальянец в ответ ударил защитника в лицо. Банасюк, не раздумывая, оставил "Скуадру" в меньшинстве. Нечто подобное мы видели в недавнем матче ЦСКА с "Динамо", когда Уилкшир, методично, серией грязных приемов вывел из равновесия Дзагоева, обязанного держать себя в руках.

И Дубинский не подарок. Доставалось от него Паскутти не раз. Возьму в свидетели обозревателей "Известий" Э.Пасютина и Э.Церковера: "Впечатление от рыцарского поединка двух сильных претендентов было омрачено резкими действиями нескольких игроков. Наш защитник Э.Дубинский несколько раз выходил за рамки спортивных правил. Э.Паскутти пустил в ход кулаки, после чего польский судья Р.Банасюк удалил его с поля".

Фаббри по ходу, интенсивно жестикулируя, занялся перестройкой рядов. Растерзанный Мальдини перешел на привычное место либеро, где проявил себя отменно и получил массу комплиментов. К Хусаинову отрядили другую знаменитость, известную и нынешнему поколению, - Джованни Трапаттони. Натиск нашей команды не ослабевал, и вновь из нескольких благоприятных ситуаций использовали лишь одну. Понедельник, сместившийся на фланг, сделал отличную передачу на Хусаинова, тот отпасовал Иванову. Капитан, опередив бросившегося ему в ноги Негри, хладнокровно и своевременно отдал мяч Численко. Динамовцу, стоявшему перед пустыми воротами, грех было не забить - 2:0.

УСТАЛИ? УСПОКОИЛИСЬ? ИСПУГАЛИСЬ?

В победе мало кто сомневался. Волновал счет. Два мяча - маловато. В Рим надо бы ехать с более надежным запасом и превратить ответный матч в формальность. Судьба благоприятствовала. Деморализованный соперник - в меньшинстве, фактически вдевятером: Паскутти уже в душе, от травмированного до перерыва Сормани пользы немного, играл на морально-волевых. Когда стало невмоготу, поле покинул где-то минут за десять до конца.

Переполненный стадион и огромная телеаудитория ожидали продолжения банкета. Не дождались - оставила их сборная на хлебе с водой. Резко сбавила темп, исчезла острота, с ней и моменты. До ударов дело не доходило. Наши не хотели, итальянцы не могли. Пульнули наобум пару раз, один - в створ, этим и ограничились.

СССР - ИТАЛИЯ - 2:0 (2:0)

Голы : Понедельник, 22 (1:0). Численко, 42 (2:0).

СССР : Урушадзе, Дубинский, Шестернев, Крутиков, Воронин, Короленков, Метревели, Численко, Понедельник, Иванов (к), Хусаинов.

Италия : Негри, Мальдини (к), Факкетти, Гуарнери, Сальвадоре, Трапаттони, Булгарелли, Корсо, Сормани, Ривера, Паскутти.

Наказание : Паскутти, 24 (удаление).

Судьи : БАНАСЮК. Стороняк, Кочнер (все - Польша).

13 октября. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 102 358 зрителей.

Обозреватели, наши и иностранные, в недоумении: что случилось с советской сборной после перерыва? Устали? Успокоились? Бесков объяснил пассивность ребят переутомлением от бешеного темпа, заданного календарем. Но чем объяснить откровенную игру на удержание при солидном численном превосходстве. Почему всегда мобильный, острый, активный хавбек Воронин был отряжен в оборону, вряд ли по своей воле оказывал помощь вовсе в ней не нуждающимся защитникам? А лучший игрок матча Хусаинов вместе с Ивановым, плодотворно трудившиеся на переднем крае, оттянулись назад. В результате агрессивная поначалу схема 1-3-2-5 трансформировалась после перерыва в 1-4-3-3. Явно прослеживалась рука тренера.

"У НАПОЛЕОНА ШАНСА НЕ БЫЛО, У НАС - ЕСТЬ"

В оценке работы арбитра единодушия не наблюдалось. Советские СМИ хором выкрикнули предсказуемое "Одобрям-с!": "Банасюк и его помощники отлично справились со своими обязанностями". В итальянских - амплитуда широчайшая: от "почти идеальное судейство" до "Банасюк был 12-м игроком сборной СССР".

Хулиганская выходка Паскутти получила единодушное порицание. Наши оставались в рамках, итальянцы в выражениях себя не стесняли. Джанни Брера: "Паскутти допустил жест, который нельзя даже квалифицировать. И все это потому, что он с его истеричностью хочет быть примадонной во всем, даже в хулиганских приемах". Это не самая суровая характеристика.

Итальянская ассоциация дисквалифицировала его на три месяца. По возвращении в Болонью, где жил Паскутти, местные тифози так намяли ему бока, что он долго не выходил на улицу.

Преимущество в два мяча перед визитом в Рим вселяло умеренный оптимизм и в наших, и в итальянцев. Отделавшись легким испугом, они воспрянули духом. Президент ассоциации футбола Джузеппе Паскуале, поблагодарив хозяев на послематчевом банкете за радушие и гостеприимство, заявил: "Наша команда покидает Москву подобно Наполеону. Но у француза не было шанса взять реванш, а у нас он есть".

Вообще-то Бонапарт пытался реваншироваться и получил Ватерлоо. Как то у "Скуадры" получится? Оставалось ждать 28 дней. Научившись управлять (манипулировать) временем, мы, уважаемые читатели, так долго ждать вас не заставим - уже через неделю с трибун римского "Стадио Олимпико" понаблюдаем за ответной игрой.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...