Газета
12 октября 2012

12 октября 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1963 год. Часть пятая

Международные встречи и турниры проходили параллельно с союзными. Вот и приходится метаться. Сегодня сосредоточимся на делах внутренних. Начнем со скоротечного - "хрустального" турнира.

"УГОЛОВНИК" САБО

ОТКАЗНИКИ

Команды высшего подразделения вступили в кубковые соревнования с 1/16 финала. Когда подсчитали жертвы, среди убиенных оказалось более половины состава элитных частей - 11 из 20. Четыре сложили головы в междоусобных схватках с одноклассниками, семь - от подготовишек из класса "Б". На непосвященный взгляд попахивало сенсацией. На самом деле - ставшая уже обыденной кубковая проза. Я не о том, что в этом турнире до первого смертельного укола всяко случается, в одном отдельном матче может произойти что угодно. Взглянешь на соперника свысока, чуть расслабишься, и преимущество в мастерстве будет бито волей, напором, полной самоотдачей конкурента. Я о другом - о нежелании фаворитов биться на двух фронтах - легко, не раздумывая, приносили они в жертву главному турниру кубковый.

Ростовский СКА, "Нефтяник", "Зенит", харьковский "Авангард", кутаисцы (контингент в основном сложный, в подвальных этажах обитающий) в поединках с младшими по рангу выставляли облегченные, а то и вовсе дублирующие составы. Пробьются - хорошо, нет - какой с них спрос. Похожая ситуация не первый уже год наблюдалась. Болельщики (интуиция их не подводила) до таких матчей не охочи, посещаемость, равно как и авторитет турнира, снижались, журналисты ворчали.

Мартын Мержанов со страниц "Советской России" обвинял "отказников" в неспортивном поведении. Констатировал широко известный факт "Московский комсомолец" (от 18.06): "Очевидно, корни "сенсаций" уходят в нежелание отдельных команд класса "А" утруждать себя играми на Кубок СССР. Причем эта тенденция имеет место уже не первый год". А я, уважаемые читатели, не в первый раз об этом рассказываю. Полагаю, наиболее яркие примеры живы в вашей памяти. В недавней телепередаче, посвященной кубковым играм, в коих многие российские клубы премьер-лиги выходили на матчи в ослабленных составах, известный в прошлом футболист убеждал ведущего, будто в советском футболе ничего подобного не было. Меня его убежденность немало удивила.

ДЕЛИКАТЕС С ПЕРЧИКОМ

Среди выживших интерес к хрустальной крюшоннице возрастал по мере приближения к ней. Старшие съедали братьев меньших, после чего поэтапно поедали друг друга. Из восьмой финала рекомендую матч "Спартака" с киевлянами. Классные ребята, друг друга стоящие: Макаров и Маслаченко, Турянчик и Логофет, Биба и Нетто, Базилевич с Лобановским и Севидов с Хусаиновым, Серебряников и Амбарцумян… Блюдо приготовили с перчиком, такое и финал бы украсило. Жаль, рано судьба их свела.

Не имея возможности передать запахи и вкусы изготовленного в Лужниках яства, взгляну на него глазами очевидца: "…мы увидели матч, где было почти все, что может порадовать сердце и глаз любителя футбола - напряженную борьбу равных по классу соперников, отличное владение мячом, точный розыгрыш накоротке, сочетаемый с неожиданными длинными передачами, искусные индивидуальные проходы и искорки комбинационных хитростей, словом, было много захватывающих моментов и много ударов по воротам…" ("Советский спорт" от 30.06).

Ход матча определил ранний гол, уже на 8-й минуте, Галимзяна Хусаинова. В стремлении отыграться киевляне надолго оттеснили хозяев на их территорию. Создать что-то угрожающее не удалось, а молниеносные атаки "Спартака", широкие, скоростные, с точными перепасами, будь они столь же эффективны в завершающей стадии, решили бы исход поединка уже в первом тайме. Зато интрига сохранялась до самого конца. После перерыва лишь мастерство Владимира Маслаченко не позволило Лобановскому и Базилевичу сравнять счет. Его визави, Олег Макаров, работал в тесном сотрудничестве со штангой не покладая рук: характер игры не изменился, остался неизменным и счет.

Гол достоин описания. Пользуюсь тем же источником: "Хусаинов, неожиданно появившийся на правом фланге, накоротке разыграл комбинацию с Севидовым, вырвался вперед, обвел двух защитников, сделал ложное движение в центр, неожиданно сменил направление бега, вышел один на один с Макаровым и с четырех метров послал мяч в сетку". Это вам на десерт.

"НУ ПРОШЕЛ, НУ УДАРИЛ, НУ И ЧТО?"

Корреспондент "Недели" (№ 26) провел после матча экспресс-опрос. Попросил высказаться о хусаиновском шедевре лиц заинтересованных. Вот как он воспринимался изнутри и со стороны.

Тренер киевлян Виктор Терентьев взвалил вину на Турянчика и Сабо. Наставник "Спартака" Никита Симонян уверен: сработал тактический план на игру, а гол стал следствием форсированной, как в шахматах, комбинации с неизбежным матом королю. Олег Макаров, воздав должное сопернику, уверен - такой мяч не взял бы и легендарный чех Планичка.

Венец беседы - болельщики Киева и "Спартака". Киевского, Андрея Сачука, инженера-электрика, занесло на футбол из Полтавы: "Добре играли наши хлопцы, но разве с такими грубиянами, как спартаковцы (игра, подчеркивали обозреватели, проходила исключительно корректно. - Прим. А.В.), справишься? И гол этот был так себе, ничего особенного. Ну прошел, ну ударил, ну и что?.. А все равно Лобановского у них нет. И Базилевича нет. И Бибы…"

Спартаковского, Алексея Шумилова, слесаря из Подольска, захлестнули эмоции: "Гениальный гол! Невероятно! Уму непостижимо! Только наши могут так забивать. Вот увидите, и Кубок будет наш, и первенство возьмем, и дублеры займут первое место, и приз лучшему бомбардиру получим, и за самую корректную игру... Ах, какой это был гол!.."

Что одного понесло, что другого. Спасибо корреспонденту, не позволил электрику всю киевскую команду перечислить, а слесарю - призы (кое-что из названного Шумиловым, "Спартаку" перепадет).

ЧЕМПИОН ПРОТИВ ЛИДЕРА

Еще один аншлаговый матч - полуфинал: "Спартак" - "Динамо", на сей раз московское. Говорить банальности типа "игра извечных соперников, какое бы место не занимали в таблице, всегда интересна" или что-то в этом роде, не стану. Факт неоспоримый, в представлениях и рекламе главное московское дерби не нуждается.

Динамовцы в тот момент лидировали в первенстве, значительно опережая чемпиона-62. Характер матча разницу в рейтинге подтвердил. В первые четверть часа красно-белые, прижатые к своим воротам, беспорядочно отбивались. Атакующие из огромного территориального превосходства материальных выгод не извлекли. Их фланговые, Численко и Фадеев, создававшие обычно остроту, на сей раз не могли оторваться от прилипших к ним Солдатова и Крутикова. Попытки пройти по центру, изрядно насыщенному, бесполезны.

Ослабив на мгновение хватку, лидер пропустил результативную контратаку. Корнеев тонким расчетливым пасом бросил в прорыв Амбарцумяна. Тот резко сместился в центр и сделал то, что должен делать мастер, оставшись с глазу на глаз с вратарем, будь им сам Лев Яшин.

До конца игры рисунок не изменился: "Динамо" бесплодно атаковало, "Спартак" редко, но довольно остро контратаковал. Второй гол получился из ничего. Крутиков отбил мяч куда подальше. Из своих дальше всех коротал время в центре поля Валерий Рейнгольд. Слова поэта "а он бежал быстрее лани" - о нем. Рывок, выход на Яшина. Вратарь спринтера остановил, по мнению судьи Сергея Алимова, не по правилам. Пенальти четко реализовал Логофет - 2:0. "Спартак" в финале. Имя оппонента узнал в раздевалке, после того как "Шахтер" отмучился с "Кайратом" в двухчасовом поединке - 2:1.

ВСЕСОЮЗНЫЕ РЕКОРДЫ ФИНАЛИСТОВ

Опять "Шахтер", стяжавший славу кубкового бойца. Выйдя в третий раз подряд в финал, "углекопы" повторили всесоюзный рекорд "Спартака". Первые два завершились кругом почета под овации Лужников. Не прочь были, показав кубок москвичам, вновь увезти его в Донецк.

"Спартак", естественно, защищал репутацию главного по кубку специалиста (на тот момент являлся рекордсменом Союза по общему числу участий в финалах - девять и побед - шесть) и Москвы. Защитил, надо сказать, не без труда. Пришлось мастерство показать и волю проявить.

Пропустив в дебюте, отыгрался быстро, через три минуты. Гол получился курьезный. Угловой подавал Хусаинов. Гости расположились по всем канонам: оборонцы разобрали "своих", Владимир Сальков нежно обнял ближнюю штангу, вратарь Леонид Клюев - за ним. Галимзян исполнил "а-ля Лобановский". Сильно закрученный мяч, приближаясь к цели, стал заворачивать на Салькова. Защитник неожиданно нагнулся, а кожаный шар, потеряв скорость, словно сдулся, и, обессиленный, упал в ворота.

И второй гол москвичи забили после "стандарта": Севидов пробил штрафной, отскочивший от "стенки" мяч, не дав ему опуститься, Фалин мощно и неотразимо вогнал в ворота - 2:1. На том и остановились. Десятый выход в финал и седьмое попадание в "яблочко" - завидная результативность.

Посочувствовав проигравшим, утешу их статистическими выкладками - великолепной победной серией: "Шахтер" за три года участия (1961-1963) в кубковых баталиях выиграл 15 матчей кряду, финал-63 победную поступь прервал. Прежний рекорд принадлежал "Спартаку" - 14 непрерывных побед. Достижение "шахтеров" так и остались непревзойденным до скончания советской власти.

СПАРТАК - ШАХТЕР - 2:1 (1:1)

Голы : Родин, 6 (0:1). Хусаинов, 9 (1:1). Фалин, 62 (2:1).

"Спартак" (Москва) : Маслаченко, Солдатов, Дикарев, Корнеев, Крутиков, Нетто (к), Логофет, Фалин, Амбарцумян, Севидов, Хусаинов (Рейнгольд, 80).

"Шахтер" (Донецк) : Клюев, Сальков, Снегирев (к), Носов, Алябьев, Сорокин, Мизерный, Колосов, Родин, Ананченко, Сапронов (Хмельницкий, 46).

Судьи : Ходин (Минск), Хярмс (Таллин), Бахрамов (Баку).

10 августа. Москва. Стадион им. В.И. Ленина. 104 000 зрителей.

ПРОЙДУСЬ ПО ПОЛУВЕКОВОЙ ДАВНОСТИ МОСТИКУ

После игры счастливый Никита Симонян отвечал на вопросы корреспондента "Футбола". Тренер был в меру самокритичен и предельно объективен: "Борьба за Кубок входила в планы команды, но уверенности поначалу не было из-за неудовлетворительного состояния на старте чемпионата и ряда возникших трудностей. В игре команды было немало недостатков".

- Когда вы почувствовали, что можете реально рассчитывать на успех? - поинтересовался журналист.

- После игры в Ярославле с лидером второй подгруппы класса "А", - был ответ. - Именно после этого матча команда почувствовала себя уверенно. После ряда неудач в чемпионате в Ярославле был сломан психологический барьер. У команды пошла игра. И в этом убедили нас последовавшие затем выступления в чемпионате страны.

Никита Павлович, когда произносил эти слова, не предполагал, какую услугу через полвека окажет человеку, о ком не имел ни малейшего представления. Пройду по любезно выстроенному тренером мостику, чтобы, завершив с Кубком, эскизно, в штрихах, изобразить ситуацию в первенстве.

Главный союзный турнир, поставив на рельсы, мы с места сдвинули. Пока он катился, вынуждены были прерваться, дабы обозреть международную панораму, посочувствовать юниорам, сборной, остававшейся на какое-то время бесхозной, проследить за калейдоскопической сменой тренеров, возрадоваться ее успехам на заключительном этапе подготовки к поединку КЕ с итальянцами. Наконец, успели скоротечную кубковую дистанцию одолеть и победителя поздравить. А чемпионат все это время катился, время от времени останавливаясь: не вписывался в график из-за незапланированных стоянок.

Покинули мы его в период обычного стартового брожения, со столпотворением на первых метрах длинного пути. Московское "Динамо", захватив "бровку", лениво отмахивалось от наступавших ей на пятки преследователей как от назойливых мух. Состав их менялся в каждом туре, но позиция лидера оставалась неизменной.

Непривычно было видеть в нижней части таблицы автозаводскую команду-конфетку начала 60-х и прошлогоднего чемпиона - "Спартак". Разграбленное, разворованное "Торпедо" нуждалось в серьезном ремонте. На крепком фундаменте воздвигалось новое здание: небольшая группа лидеров обучала вчерашних дублеров уму-разуму без отрыва от производства. Поначалу получалось не очень. Играла команда неровно, отдельные проблески чередовались затяжными спадами. И вдруг, нежданно-негаданно, создала шедевр.

ВОСЕМЬ ГОЛОВ И ТРИ УДАЛЕНИЯ

13 июля торпедовцы провели лучший в сезоне матч, устроили праздничное пиршество своим поклонникам, разгромив очень сильную киевскую дружину. Вот только омрачено было зрелище происшествием чрезвычайным. В тот день вдобавок ко всем бедам, что обрушились на торпедовцев в начале сезона, лишились они еще одного футболиста, юного, перспективного, талантливого - Владимира Сидорова.

Киевляне на тот момент объективно сильнее. Вышли на игру, по словам Льва Филатова, "в состоянии самоуверенной меланхолии". Овладев большой территорией, вынудили противника отступить. Хозяева средствами самообороны не гнушались: били по чему попало - по мячу и по ногам. В стремлении немедленно наказать нарушителей (кишиневский судья Илья Катэнсус долгое время держал себя в руках, ограничивался свистками) киевляне переступили разумную грань, оголили тылы, чем немедленно воспользовались торпедовские ветераны. К 12-й минуте - 2:0. Сначала Батанов мастерски использовал предоставленную партнерами возможность. Затем с блеском проведенную молниеносную контратаку Cергеев - Батанов - Иванов завершил капитан.

Новый вал обрушился на автозаводскую оборону. Атаки велись преимущественно левым крылом, где Лобановский легко справлялся с Мещеряковым. Не зная (и не имея возможностей), как остановить "белокурую фурию", защитник откровенно шел на таран. На исходе тайма терпение арбитра истощилось. Исключительно из гуманных соображений, опасаясь за здоровье форварда, он удалил Мещерякова.

После перерыва торпедовцы и в меньшинстве продолжали гнуть свою линию. Лучший игрок матча Валентин Иванов, зачинатель, продолжатель и завершатель наступательных акций, сделал счет крупным - 3:0.

Реакция униженных, бессильных изменить течение и исход поединка была предсказуема: в ход пошли приемы из других видов спорта. Осмелевший арбитр на 61-й минуте удалил защитника Маркевича. В оставшиеся полчаса на поле хозяйничала одна команда - торпедовская.

Прорыв бесподобного Валерия Воронина (работал "челноком", беспрерывно колесил по маршрутам "оборона - атака" в оба конца) прервал в штрафной площади ударом сзади по ногам защитник Заболотный. Сергеев с пенальти счет, и без того крупный, увеличил - 4:0. Куда уж больше. Не скажите. Порох в пороховницах оставался. Извели его хозяева в последние десять минут. Делали все, что заблагорассудится, стреляли без промаха в ворота, охраняемые ни в чем не повинным Олегом Макаровым.

В концовке показательную программу продемонстрировал Валентин Иванов: изящный слалом под бурные рукоплескания многочисленной аудитории завершил "трюком со шляпой". Если кто не в курсе - хет-триком. Единственное, что удалось гостям, плеснуть водички в жаждущий влаги сухой счет - 7:1. После игры Катэнсус, оформляя протокол, в графу "Удаления" вписал три фамилии. Двоих я назвал, о третьем разговор особый.

Я видел матч вживую, отдельные фрагменты помню смутно (восстанавливал по газетам), а эпизод, о котором собираюсь поведать, четко отпечатался в памяти - 50 минувших лет "картинку" не исказили.

В середине второго тайма (время уточнил по отчетам) к мячу на большой скорости неслись Сабо и Сидоров. Торпедовец успел на долю секунды раньше, отбросил мяч партнерам и упал при столкновении с соперником. Игра продолжалась. Сабо она уже не интересовала. Он неожиданно для продолжавшего лежать на траве торпедовца прыгнул двумя ногами, обутыми в тяжеленные, не в пример нынешним, бутсы с убийственными шипами, на ногу беспомощного юноши. Нечеловеческий крик несчастного парня до сих пор звучит в моих ушах.

СОЮЗНЫЕ СМИ ВО ГНЕВЕ

Реакция журналистов напомнила речи известного советского прокурора на процессах второй половины 30-х.

"Комсомольская правда" (14.07): "Сабо сломал ногу молодому торпедовцу Сидорову… Он уже снискал себе печальную популярность грубияна… Вчерашний поступок Сабо переполняет чашу терпения. Таким не место в нашем футболе".

Борис Федосов (известный журналист, спортивный обозреватель "Труда", затем, до конца 80-х, - "Известий". По его инициативе проводился "Приз "Известий" с участием сильнейших сборных мирового хоккея. В 70-е возглавлял Федерацию футбола СССР): "Сабо, несмотря на неоднократные предупреждения судьи, продолжал откровенно грубить. Его поведение можно квалифицировать как хулиганское. Однако с поля он был удален лишь тогда, когда сломал ногу (!) автозаводцу, игроку молодежной сборной СССР В.Сидорову…

Все любители футбола и спортивная общественность глубоко возмущены этим вопиющим случаем. Вывод может быть только один: хулиганам не должно быть места в советском футболе" ("Московский автозаводец" от 16 июля).

Лев Филатов: "Тут совершенно излишни душеспасительные беседы. Этот футболист давно имеет репутацию опасного грубияна, подтвержденную множеством судейских протоколов и газетных статей. Непонятно только, как могли его тренеры и партнеры так долго быть добренькими, почему им не была дорога честь клуба, которую Сабо бессовестно марал?" ("Футбол" № 29, 21.07).

РЕСПУБЛИКАНСКИЕ - КРИМИНАЛА НЕ ЗАМЕТИЛИ

У киевских журналистов не хватило духа назвать вещи своими именами. Некоторые издания вовсе проигнорировали встречу, вдребезги проигранную. А "Вечерний Киев" поместил 15 июля отчет своего корреспондента М. Стора из Москвы. Раздосадованный шокирующим результатом (отчет озаглавил - "7:1. Такого еще не было!". Было 0:7 от "Динамо" и ЦДКА до и после войны), в непотребном поведении обвинил хозяев: "Спасая свои ворота, торпедовцы начинают открыто грубить, заменяя технику подножками. С этого момента игра потеряла спортивный интерес". О художествах своих гарных хлопцев умолчал. Бесчеловечный поступок Сабо не комментировал, ограничился констатацией случившегося: "В азартной борьбе за мяч (? - Прим. А.В.) Сабо нанес Сидорову травму…" Беспокоило его другое: "Жаль, что динамовцы, по сути, отказались от борьбы, не смогли перестроить игру в зависимости от тактики соперника. Жаль, что в команде не борются с нарушителями ИГРОВОЙ ДИСЦИПЛИНЫ". Под выделенными мною словами подразумевалось не поведение игроков, а невыполнение указаний тренера.

Местные журналисты, не сумев подняться над схваткой и объективно оценить произошедшее, уподобились киевскому болельщику, электрику из Полтавы. Справедливости ради отмечу позицию "Радянського спорта" от 16 июля, где проступку полузащитника посвящены невинные в сравнении с прочитанными вами чуть ранее строками: "Сабо уже не раз в нынешнем сезоне и предыдущих подводил свой коллектив. Очень грубым приемом он нанес серьезную травму молодому нападающему "Торпедо" Сидорову".

Формулировка расплывчатая: грубые приемы случаются в борьбе за мяч. А то, что сделал Сабо, квалифицируется как преднамеренное членовредительство, подпадающее под уголовную статью. К сожалению, на территории спортивных площадок они не действуют. Я упустил небольшую деталь: только что процитированная строка вышла из-под пера московского журналиста Владимира Дворцова, которому спортивная газета заказала отчет. У своих корреспондентов не хватило сил описать все, что происходило 13 июля в Лужниках, прямо и откровенно.

Реакция президиума федерации футбола последовала незамедлительно. Через четыре дня после ЧП провозглашается приговор: "Дисквалифицировать И. Сабо до 1 августа 1964 года с тем, чтобы через год вновь вернуться к этому вопросу и в зависимости от его поведения и трудовой деятельности решить, может ли он выступать в команде мастеров".

Намек прозрачный, федерация не исключала возможности отлучить киевского полузащитника от футбола до конца жизни. Поклонников "Динамо" прошу сохранять спокойствие. С их любимцем все будет в порядке. Футбольная карьера Сабо прервется ненадолго. Мир не без добрых людей, тем более если люди эти не рядовые болельщики, готовые в поисках билета ночи у касс простаивать. В свое время расскажу об амнистии подробнее. А жертва амнистированного, Владимир Сидоров, следующий матч за "Торпедо" сыграет только 11 сентября 1964 года. От последствий травмы он оправиться так и не смог и уже в 65-м распростился с большим футболом. В 20 лет. Доигрывал в провинциальных клубах.

ГДЕ-ТО ТЕРЯЕШЬ, ГДЕ-ТО НАХОДИШЬ

Лишившись хава, динамовцы уже в следующей игре включили в состав дисквалифицированного защитника, участника ЧМ-62.

В советском футболе (в спорте и не только) существовала народная примета: если провинившийся кается, значит, его простили. В Киеве не согласились с принятым Федерацией футбола СССР и утвержденным высшим физкультурным органом решением о годичной дисквалификации Леонида Островского, самовольно перебравшегося из "Торпедо" в киевское "Динамо". Так долго ждать появления на поле московского гостя, которому успели улучшить жилищные условия и материальное благосостояние, в Киеве не желали.

Апелляцию в спортивную инстанцию посылать, понятное дело, смысла не имело. Оставалось задействовать иные структуры, более надежные, повыше спортивных стоящие. Официально ни к физкультуре и спорту вообще, ни к футболу в частности прямого касательства не имели, но реально вмешивались во все и вся. Вопрос, по всей вероятности, там и решался. Как только решился, составили "осужденному" текст покаянного письма. Завизировав, то есть поставив автограф, Островский отправил его в редакцию еженедельника "Футбол" (№ 29 от 21 июля).

Публикую в полном объеме, потому как имеет историческую ценность, являясь образцом, наглядным пособием, иллюстрацией специфических отношений, бытующих в определенной системе координат на шестой части земной тверди.

"Уважаемый тов. редактор!

В ряде материалов, опубликованных в разных газетах, справедливо подвергли меня самой суровой критике. Уходя из московской футбольной команды "Торпедо", я забыл о том, что я не только спортсмен, а и комсомолец, для которого честь коллектива превыше всего. Свои интересы я противопоставил интересам клуба, за который выступал семь лет и который помог мне, по существу начинающему футболисту, стать игроком сборной СССР.

Если бы я знал, что мое заявление вызовет своеобразную цепную реакцию и повлечет массовый уход футболистов из "Торпедо", поставивший команду в критическое положение, то, конечно, задумался бы, прежде чем уезжать в Киев. Но я не проявил рассудительности и не предвидел, какой общественный резонанс получит мой поступок".

Небольшой перерыв необходим сентиментальным, сердобольным читателям, чтобы осушить увлажненные глаза, восстановить прерывистое дыхание. Продолжу.

"Однако сейчас говорить об этом уже поздно. Прошу только поверить, что выводы, сделанные мной из критики в печати, послужат мне уроком на всю жизнь.

Я дисквалифицирован на сезон Центральным советом Союза спортобществ и организаций СССР и согласен с мерой наказания. Вместе с тем прошу спортивную общественность учесть мое положение. Тяжело оказаться за бортом большого футбола. Лишь тот, кто не является спортсменом, не знает, какая это большая беда.

Через "Футбол" я обращаюсь к Президиуму Союза спортивных обществ и организаций СССР с просьбой еще раз рассмотреть мой вопрос.

Если дисквалификация будет снята и мне разрешат выступать за избранный мною клуб, обязуюсь сделать все, чтобы своей игрой и поведением исправить совершенный проступок и оправдать доверие.

Л. ОСТРОВСКИЙ, мастер спорта".

Через несколько дней обнародовали, как мне кажется, давно готовое решение: "Дисквалификацию Л. Островского принято считать условной до конца 1963 года. Л. Островскому разрешено выступать за команду "Динамо" Киев".

Ритуал исполнен в лучших традициях того времени. В том же постановлении разрешили переход из "Торпедо" в московское "Динамо" Геннадию Гусарову. Жестким санкциям его в свое время не подвергли, потому и каяться ему не в чем.

"ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ЧЕМПИОНОМ?"

Начинал "Спартак" обычно, вразвалочку. На сей раз держался неплохо. После шести туров входил в "группу поддержки" возглавлявших забег динамовцев с очковым отставанием. Назначение Никиты Симоняна тренером сборной турнирное положение "Спартака" пошатнуло. Новая работа отнимала у Никиты Павловича много времени, на своих не всегда хватало, в поездках сопровождать команду не мог. Вот и стал скатываться "Спартак" по турнирной лестнице. К 16 июня с 14 очками в 14 играх обосновался на линии экватора - 10-й позиции.

Многочисленная спартаковская "торсида" требовала ответа - что случилось с чемпионом? "Комсомолка" попросила руководителей "Спартака" объясниться с народом. Николай Старостин и Никита Симонян акцентировали внимание на причине, помимо нами отмеченных, основной: "Уверенность, которую приобрели игроки (после победы в чемпионате-62. - Прим. А.В.), к великому нашему сожалению, в этом сезоне переросла в самоуверенность. Те, у кого прошлогоднее золото было первым в жизни, видимо, подзазнались" ("КП" от 02.07).

Заключительные слова ( "Надеемся устранить недостатки и наверстать упущенное") вряд ли вселили веру в возможность повторения прошлогоднего успеха. Турнирная ситуация к оптимистическим прогнозам не располагала. Восьмиочковое отставание от "Динамо" (при двухочковом поощрении за победу) - дистанция огромного размера. Сегодня теоретически преодолевается за три тура. В 63-м, чтобы опередить "Динамо", пришлось бы выигрывать пять встреч при условии, что конкурент все пять проиграет. Видя, как уверенно движется лидер к цели, гнаться за ним, казалось, смысла не имело.

"Спартак", однако, погнался. Веру в успешный исход предприятия, по словам Симоняна, вселила кубковая победа в Ярославле. Спустя четыре дня чемпион рванул, одержав в 14 календарных матчах 13 побед при одной ничьей и с разностью мячей 32-6 (!). С учетом пяти кубковых побед арифметика получилась фантастическая: +17=1-0, 44-8.

Но мы о чемпионате. Этот невероятный рывок вознес "Спартак" на самую верхотуру. 28 сентября он первый с 41 очком после 28 игр. У "Динамо" - 40, но две игры в запасе и тремя потерянными очками меньше. Их надо еще заработать. Что самое интересное, через четыре дня, 2 октября, гвоздь сезона - очный поединок конкурентов. Выиграет "Спартак", разница в реальных очках увеличится до трех, потерянных сократится до минимума. А до конца еще пахать и пахать. Вот как все повернулось.

О ходе и исходе анонсированной игры расскажу не скоро. Не только потому, что полоса газетная кончается. Нас в конец сентября занесло. А 22-го того же месяца - последний контрольный матч сборной с венграми перед еврокубковым со "Скуадрой" в Москве. После - ответная в Италии. Между ними - матч Англия - ФИФА с участием Яшина. Голова кругом. Как только разберемся с итальянцами (или они с нами), вернемся в родные края и, уже не отвлекаясь, приберемся в собственном доме, расставим все по полочкам, построим всех по ранжиру.

Схему Кубка СССР-1963 смотрите в формате PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...