Газета
21 сентября 2012

21 сентября 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1963 год. Часть третья

К сезону готовились все подразделения большого футбольного хозяйства, в том числе стадионы.

КТО ЖЕ ТОРГУЕТ КОНЬЯКОМ У РАЗДЕВАЛОК?

Интенсивная подготовка к сезону велась на всех фронтах обширного футбольного хозяйства. О состоянии тренировочных баз и полей, на которых команды готовились к сезону, вы в общих чертах знаете. А как обстояли дела с рабочими местами футболистов, где им предстояло проводить матчи первенства, Кубка и принимать зарубежных гостей? Способна была дирекция стадионов создать комфортные условия для тренировок, обеспечить необходимым инвентарем, оборудовать подтрибунные помещения, комнаты для судей, раздевалки для своих и приезжих, душевые с горячей водой, позаботиться о зрителях и журналистах?

В поисках ответа на эти вопросы редакции союзных, республиканских и областных газет создавали спецбригады, совершавшие рейды по спортивным объектам. Их впечатления, в массе своей критические, выносились на суд общественности. Администрация стадионов, вынужденная признать отдельные недостатки, обещала к открытию сезона их ликвидировать.

В 63-м "Советский спорт" и другие издания от рейдов отказались - возможно, в связи с чрезмерной занятостью корреспондентов более важными делами. Предпочли (выборочно) получить информацию из первых рук. Окрашена она была в отличие от прошлых лет преимущественно в мажорные тона.

РОСТОВ

Директор стадиона "Ростсельмаш" А.Аздариди, вникая в технологию процесса, грузил читателей специальными терминами: "Поле дважды было засеяно. Семена дали дружные всходы и обещают неплохой травостой. Выполнены другие рекомендации специалистов по уходу за полями - прокалывание, землевание, прикатывание... В ближайшие дни в почву добавим необходимые для нормального роста травы микроэлементы и вновь подсеем семена мятлика" ("Советский спорт" от 26 марта).

Привлек директор науку. Помощь оказывал Ростовский научно-исследовательский институт Академии коммунального хозяйства РСФСР, практические работы велись под непосредственным наблюдением научного сотрудника П.С.Новых.

К открытию сезона (до первого матча в Ростове оставалось всего пять дней) директор обещал подготовить и запасные поля в четырех экземплярах: два травяных, по одному земляному и гаревому. Последнее предназначалось для тренировок в ненастную погоду. Стадион полностью обеспечен необходимым инвентарем, ремонт и переоборудование подсобных помещений близки к завершению. Полный ажур.

У любителей могли возникнуть вопросы: состоится ли в оставшиеся до первой игры считаные дни обещанный директором травостой и успеют ли созреть семена мятлика?

ТБИЛИСИ

30 марта, за день до начала первенства, в ту же газету поступила информация от администрации еще двух южных стадионов. У директора тбилисского, товарища Кипиани, настроение не столь бодрое. Подсел грунт, появились неровности. Пришлось кое-где подсыпать песок и поднимать дерн. Зато на территории скоро начнет действовать фонтан, появятся фотостенды и таблицы. В радиоузел завезли новое, более мощное оборудование, что не могло не радовать. И под трибунами кипела работа: благоустраивались раздевалки, расширялись душевые. К сожалению, играть в первом круге вынуждены будут в дневное время, в мае-июне - в жаркую погоду. В источниках света недостатка стадион не испытывал. Рассматривались два варианта: прожектора и мощные лампы "Сириус". Споры затянулись.

Головная боль - запасное поле, выделенное для занятий дублеров и футболистов "Юного динамовца". Заниматься на нем оказалось невозможно: усердными тренировками метателей молота оно было испещрено лунками. Тренер юниоров Григорий Гагуа понес потери - двое его воспитанников получили тяжелые травмы. "На такой площадке, - жаловался он, - сам черт ногу сломает. Перед тренировками буквально шапками носим песок и засыпаем грехи молотобойцев. Да и дают нам заниматься всего полтора часа в день. Плохо и с инвентарем".

ЕРЕВАН

Директор ереванского Республиканского стадиона Арутюн Кегян, в прошлом игрок армянского и московского "Спартака", подобной заботы был лишен - в связи с отсутствием запасного поля. Есть поле - есть проблемы, нет поля - нет проблем. Зря, однако, радовался экс-футболист. Вопрос о запасном поле городские власти обещали решить в ближайшие месяцы.

В остальном Кегян источал оптимизм. Стадион освещен, радиоузел монтируется, световое табло устанавливается, новые раздевалки и душевые оборудуются. Все это в ближайшем будущем. Зато котельная уже реконструирована. Предмет особой гордости - установленные по периметру стадиона колонки с родниковой водой. Если верить колоритному персонажу фильма "Мимино" Рубику Хачикяну, вода в его родном Дилижане занимала второе место в мире по вкусовым и целебным качествам. На первом в этой номинации, если кто не знает, - Сан-Франциско. О том, где в мировой табели о рангах расположилась вода ереванская, герой Фрунзика Мкртчяна умолчал.

А в каком состоянии поле? "Агротехническая обработка его ведется с учетом микроклимата и особенностей грунта, - без запинки, как хорошо выученный урок, ответил директор, добавив, хотя никто не спрашивал: - Кое-какая механизация уже введена, есть машины для стрижки газона, легкий каток, разметочная машина". В общем, все хорошо, прекрасная маркиза, за исключеньем пустяка - нехватки рабочих рук. И когда вся эта распрекрасная техника их дождется, знает один господь.

АЛМА-АТА

Директор Центрального стадиона В.Анисимов 26 марта отчитывался перед читателями местной газеты "Спорт". Заголовок ("Мы ждем вас, друзья") сомнений не оставлял - все в лучшем виде, стадион готов к приему зрителей, футболистов и судей. Готовил его товарищ Анисимов исключительно с учетом пожеланий трудящихся.

По их совету, изложенному в многочисленных письмах, обещал как только позволит погода, выкрасить секторы под цвет билетов, чтобы посетителям легче было ориентироваться (плагиат - в 61-м трибуны в карнавальные цвета раскрасил директор рижского стадиона "Даугава" А.Годес). Жаловались люди на огромные усилители, мешавшие обзору. Просьбу директор выполнил частично: парные усилители сократил наполовину, при одиночных обзор улучшился. Частично (самое популярное слово в небольшом тексте) решена проблема электронного табло - отражать оно будет только счет. Зато полностью завершено "цифровое обозначение мест путем выжигания. Это удобно, экономно и навечно", - самонадеянно, словно забыв о бренности всего сущего, заявил директор.

Позаботился он и о футболистах: в жаркую летнюю пору перед окнами раздевалок планировал установить зонты, а в перерыве между таймами дать игрокам возможность отдыхать в удобных шезлонгах. Обещал создать комфортные условия и арбитрам.

Об удобствах корреспондентов Анисимов даже не заикнулся - нечем было похвастать. После первого календарного матча пробел восполнили сами журналисты: "Условий для работы не было. Места, отведенные прессе, оказались занятыми посторонними, обозреваемость поля была плохой, отсутствовали пюпитр и телефон" ("Спорт" от 2 апреля).

В тот же день несколько критических стрел выпустил в том же направлении и главный партийный орган республики "Казахстанская правда": "...у зрителей, побывавших на Центральном стадионе, остался неприятный осадок. Виной тому непорядки на трибунах и на ближних и дальних подступах к ним. Понятны благие порывы, которыми руководствовалась дирекция стадиона, продав большое количество входных билетов. Но расквартировать зрителей в проходах и на лестничных маршах - дело недопустимое. Ведь не случайно многие так и не смогли до конца состязания протиснуться к своим местам. А сколько возникло перебранок между зрителями, мешавшими друг другу следить за игрой футболистов". Вряд ли болельщики ограничивались перебранками.

Переизбыток отпечатанных билетов на матчи аншлаговые с превышающим предложение спросом широко практиковался администрацией многих советских стадионов еще с довоенной поры. Причина очевидна: дирекция, пользуясь предматчевым ажиотажем, включала на полную мощность печатный станок и наживалась на левых билетах. Не помню случая, чтобы кого-то за очевидные, лежавшие на поверхности махинации наказали. Вот и "Казахстанская правда", признав нарушение, лишь слегка пожурила жуликов, переквалифицировав злоупотребление служебным положением с целью наживы в "благие порывы".

ЛУЖНИКИ

Московские стадионы, особенно динамовский, считались образцово-показательными, и мы не раз и не без удовольствия расточали им комплименты. Первые матчи чемпионата состоялись в Москве в последней декаде апреля. Информация о готовности Большой спортивной арены поступила в печать накануне игры.

Корреспонденты "МК" С.Асланян и А.Шифрин беседовали с директором БСА Николаем Разумовским, столкнувшимся из-за обильных снегопадов с серьезными проблемами. В течение восьми дней 1400 самосвалов вывезли более пяти тысяч кубометров снега, сотни рабочих вскрыли лед и промыли огромный овал трибун горячей водой. Только после этого приступили к сельскохозяйственным работам: внесли минеральные удобрения, посеяли траву... "Пока поле не совсем ровное, - признал Разумовский, сохраняя, однако, оптимизм. - Ничего, сегодня прокатаем четыре-пять раз тем валом, видите, что у Западной трибуны, и хоть в бильярд играй".

Вал - новинка года, чудо техники: длинный, вдоль всего зеленого прямоугольника. На нем тонкая синтетическая пленка. Прокатили из конца в конец, и поле надежно защищено от стихий.

Хрустальная мечта Николая Сергеевича - заменить деревянные скамейки ("уж слишком много краски ежегодно сжирают вместе с деньгами") на пластмассовые. Мечта директора сбылась через несколько десятков лет. Думать он не думал и знать не знал, сколько хлопот доставят вандалы его "потомкам" и сколько денег придется выложить на замену вырванных с корнем, сломанных и сожженных кресел.

"ДИНАМО"

Сведений о готовности динамовского стадиона не поступало. Там, как всегда, был полный порядок. Так по крайней мере казалось, если бы не жалоба, изложенная в спортивной газете после первой игры журналистом, не пожелавшим себя назвать. Претензий к директору стадиона товарищу Лукатину от пишущей братии набралось немало. Недостаточное количество выданных пропусков, отсутствие условий для нормальной работы. Корреспондентам запретили доступ в судейскую комнату для сверки составов, не пропускали в помещения, где находились телефоны, лишив их возможности передавать отчеты в редакции газет. Но больше всего возмутило тружеников пера... Пусть сами расскажут: "Когда журналисты все же добились разрешения пройти в помещение под трибунами, они с удивлением увидели, что как раз напротив раздевалок для футболистов открыт буфет с продажей коньяка. Вызывает недоумение, кому пришло в голову организовать продажу спиртных напитков на стадионе" ("Советский спорт" от 28 апреля).

СЛОВА И ДЕЛА

Как обычно, серьезно, основательно, с чувством повышенной ответственности готовились к сезону на южных сборах служители Фемиды. Подтягивали "физику", избавлялись от налипших за зиму лишних килограммов, штудировали правила, разбирали сложные, нестандартные случаи, проводили семинары, читали доклады, делились опытом. Укрепив тело и теоретическую базу, приступили к практическим занятиям - обслуживанию контрольных матчей. В заключение торжественно обещали (иногда обращаясь к народу в печати) работать честно, строго соблюдать букву и дух закона, проявлять психологическую устойчивость, не поддаваться воздействию трибун, быть принципиальными, последовательными, беспощадными к злостным нарушителям дисциплины. Карать, невзирая на лица и место проведения матча.

Слова правильные, неоспоримые, произносились из года в год. Допускаю - арбитры искренне верили тому, что говорили, и были полны решимости претворить слова в дела. Но с наступлением сезона сначала как-то незаметно, затем более зримо слова с делами начинали расходиться, куда-то девались решимость и принципиальность, жесткие санкции хулиганам подменялись увещеваниями и отеческими беседами, при одних и тех же нарушениях, особенно в штрафной площади, чаще наказывали гостей…

В СССР было немало высококвалифицированных судей, принципиальных, объективных. И они порой ошибались, без ошибок футбол не обходится. Но я не о них.

Работали в судейском цехе и люди неустойчивые, слабовольные, легко поддающиеся настроению трибун, а то и давлению влиятельных особ. Случалось, и предматчевая работа с людьми в черном приносила плоды. В результате - "невынужденные" ошибки. Пресса, наблюдавшая за работой арбитров посредством мощных оптических приборов, била тревогу, обличала, прозрачно намекая на нечистоплотность, предвзятость. Карательные органы вынуждены были иной раз и власть употребить: отстраняли проштрафившихся на разные сроки, в исключительных случаях - навсегда. Со временем, смягчившись, меняли гнев на милость.

В общем, все, как обычно. Стандартно, словно под копирку, оценили работу судей в прошедшем сезоне в последний день работы Всесоюзного методического совещания в Москве.

Особое внимание помимо вопросов профессиональных было уделено личности, трудовой деятельности и моральному облику судей в свете решений XXII съезда партии, мобилизовавшего советский народ на завершение строительства коммунизма в ближайшее двадцатилетие.

На совещании поименно назвали судей, находившихся при деле. Что необычно - перечисляя, начали с научной и творческой интеллигенции, завершили представителями рабочего класса. Харьковчанин Андрей Пинский и москвич Николай Латышев - доценты, кандидаты технических наук; Кестутис Андзюлис (Каунас) и Владимир Толчинский (Алма-Ата) - журналисты; москвичи Николай Хлопотин, Иван Лукьянов и Павел Казаков - преподаватели института физкультуры; ленинградцы Евгений Одинцов, Петр Белов и Константин Осипов - пролетарии, работали на одном заводе. Первый - слесарь, второй - токарь, третий - фрезеровщик.

Основную задачу, стоявшую перед строителями новой жизни, сформулировал председатель харьковской коллегии судей Лев Иоселевич: "От арбитра требуется не только квалифицированное толкование правил. Если низок его культурный уровень, он судить не может. Если он неопрятен, небрежен, неряшлив, он судить не может. Если его внутренний облик не отвечает требованиям, предъявленным моральным кодексом советского человека, он судить не может".

Сходство между провозглашенным Никитой Хрущевым "Моральным кодексом строителя коммунизма" и "Кодексом чести", составленным экс-президентом РФС, - в их бесславном конце. Кристальной чистоты, девственный, с ангельским ликом, "Кодекс чести" безропотно принял смерть, столкнувшись с реалиями суровой, жестокой, безнравственной нашей жизни. Прах его развеян над футбольными полями и их окрестностями по всей стране. Еще раньше покинул грешный мир "Моральный кодекс строителя коммунизма".

Что же до арбитров, то и полвека тому назад, и ныне судили и судят все, включая тех, кто обделен перечисленными Иоселевичем качествами.

ДОРОГА ДЛИНОЙ В 244 ДНЯ

31 марта отправился в долгую дорогу поезд дальнего следования. Пробыл он в пути восемь месяцев - 244 дня. Особенность первого тура: все десять матчей состоялись в один день. Таковых из 38 туров было еще три: 10 и 20 апреля, последний - 22 августа.

В последний момент две встречи перенесли в нейтральные города. В Харькове из-за ненастья не смогли привести поле в удобоваримый вид, и игра "Авангарда" с чемпионом, "Спартаком", состоялась в Ужгороде. По той же причине динамовцы Киева и Минска сыграли в Краснодаре. Что любопытно, в обоих перенесенных матчах фавориты выиграли с одинаковым счетом 4:1.

Крупный проигрыш своей команды минская пресса восприняла, что бывает крайне редко, с пониманием: ничего не поделаешь, Киев силен, в его составе игроки первой и олимпийской сборных Союза... "Поражение, конечно, огорчает. Но вряд ли стоит падать духом. Впереди - 37 матчей, и мы верим, что придут победы, что команда сможет бороться за хорошее место", - поддержала динамовцев и им сочувствующих газета "Знамя юности" (02.04.63).

Какое место разумели под хорошим для 19-й команды прошлогоднего первенства? Наверное, любое, не ниже 15-го, автоматически продлевающего жизнь "в раю" как минимум на год. И руководство клуба не скрывало: основная задача - остаться в классе "А". Не знали тогда милые, добрые, доброжелательные белорусы, чем все обернется. Я знаю, но промолчу.

Через месяц (2 мая) после ничьей на своем поле с ЦСКА та же газета восторгов не скрывала и, расхрабрившись, завершила отчет самонадеянным прогнозом: "Эта встреча еще раз укрепила наше мнение, что минские динамовцы способны победить любую команду". А ведь правы оказались ребята. Так уж и быть, чуть приоткрою завесу: минчане и в самом деле обыграли всех прошлогодних призеров, включая чемпионов - прежнего и будущего.

ШУТКИ ПРИРОДЫ

Героические усилия предприняли в Донецке, чтобы подготовить поле для первой встречи любимой команды со своими зрителями. "Шахтер" после долгой разлуки (к сезону готовился в Средней Азии) вернулся домой в хорошем расположении духа, обыграв в первом туре в Ташкенте "Пахтакор". Настроение подпортила неуместная апрельская шутка природы, заботливо укрывшей поле местного стадиона снежным одеялом. Десятки рабочих с добровольцами, убрав снег, побросали сухие мешки, способные, по утверждению специалистов, быстро, как губка, впитать влагу. Впитали не очень, коли призвали на помощь еще и вертолеты. Вроде высушили - и добились разрешения сыграть дома.

25 тысяч билетов, согласно протоколу (на самом деле больше), разошлись вмиг. Но в день матча, 5 апреля, природа вновь неудачно пошутила. Это было уже не смешно. Сгустились тучи, нулевая температура с падающей сверху снежной крошкой не справлялась. Стало темно, и с 39-й минуты, чтобы мяч не исчезал из поля зрения игроков и болельщиков, включили мощные прожектора. Неожиданные падения игроков создавали остроту, добавляли зрелищности. Один из лучших в Союзе журналистов Аркадий Галинский остался доволен. "Интересно, боевито, остро", - озаглавил он отчет в "Советском спорте" (от 6 апреля). Обе команды, несмотря на нулевой счет, произвели на мэтра приятное впечатление: "И "Динамо", и "Шахтер" находятся в хорошей, боевой форме. Игроки быстры, сообразительны, знают свой маневр".

Лучшим в рядах обеих команд признали Льва Яшина, похоже, залечившего полученные в Чили моральные травмы. Хозяева высоко оценили его мастерскую, самоотверженную игру и наградили призом, приобретенным вскладчину шахтой № 8 по имени "Вятка" и редакцией "Последних известий" областного радио.

"В ХОДЕ МАТЧА ОБДУМЫВАЛ СТАТЬЮ"

В Тбилиси погода вела себя пристойно (+16), праздничного настроения 40 тысячам зрителей и двум десяткам футболистов не испортила. Да ей и самой было интересно понаблюдать за дебютом в составе тбилисцев бесподобного Славы Метревели. Изменив за короткий срок игровой облик, подкорректированный "кистью художника" Михаила Якушина, динамовцы в сезоне-62 до последнего тура реально претендовали на золото. С приходом Метревели многолетняя мечта болельщиков вполне могла воплотиться в реальность.

Сюрпризов в тот день было немало. До игры - появление на поле чемпионки мира по шахматам Нонны Гаприндашвили. Она произвела первый удар по мячу. Во время ожидавшегося с большим интересом действа - великолепная, не характерная для столь ранней поры, зрелая, мастерская игра хозяев, распотрошивших на глазах своих поклонников и к большому их удовольствию гостей из северной столицы - "Зенит". Счет (4:0) не в полной мере отразил подавляющее преимущество грузин.

Метревели был старателен, но не более. Чувствовалось, не освоился еще в новой команде, не нашел общего языка с партнерами. Зато блистал другой краек - левый, Михаил Месхи. Сам забил и друзьям помогал, замотал защитников Ленинграда вусмерть. Отметили его журналисты, а сразу после игры - Борис Пайчадзе.

Еще один сюрприз, необычный, до игры анонсированный. С финальным свистком ни один из 40 тысяч зрителей с места не сдвинулся. Выступление Пайчадзе, блестящего в прошлом футболиста, превосходного и, что немаловажно, объективного эксперта, слушали с вниманием. Убедительную, разгромную победу Борис Соломонович воспринял спокойно, просил аудиторию не делать по первому матчу скороспелых выводов. По его мнению, сыграли неплохо, грамотно. Помимо Месхи похвалил Шота Яманидзе не только за два забитых гола - за конструктивную игру связующего игрока двух линий. Отметил защиту, "выключившую" из игры своего вратаря Серго Котрикадзе. Пару центральных защитников - Муртаза Хурцилаву и Гиви Чохели - назвал лучшей в стране. О Метревели (почему-то назвал его, как и многие газеты, Зауром - позже исправились) сказал коротко: еще не в форме.

Вслед за Мастером выступили народные артисты Союза и Грузии, член редколлегии еженедельника "Литературная Россия" Олег Михайлов. Отчего-то ударился он в воспоминания, рассказал об игре 1939 года тбилисцев с ЦДКА, перепутав факты и окончательный счет. мало кто, наверное, обратил на это внимание.

Отчет об игре составил вратарь Котрикадзе (опубликован 2 апреля в "Молодежи Грузии"). Отчет грамотный, профессиональный. Пребывая в прекрасном расположении духа, Серго острил. Рассказал, как перед установкой на игру попросил у Якушина разрешения выйти на поле в рейтузах, так как в контрольных матчах из-за отличной игры защиты часто замерзал. Опроверг выступление народного артиста республики Эммануила Апхаидзе, сказавшего зрителям: "Только Котрикадзе весь матч оставался без работы". "Это не совсем верно, - возразил вратарь. - В ходе матча мне приходилось обдумывать эту статью".

РОМАНОВ ПРОСИТ, ГРЕЧКО ОТКАЗЫВАЕТ

"Торпедо" вступило в юбилейный чемпионат отнюдь не в праздничном настроении - без шестерых основных игроков. Троих, призванных на службу в ряды Советской армии, то есть в ЦСКА, пытались вернуть профсоюзы. Николай Романов, полтора десятка лет с небольшим перерывом возглавлявший Комитет физкультуры, занимал в это время должность секретаря ВЦСПС. Он-то и подписал письмо члену ЦК КПСС Леониду Федоровичу Ильичеву с просьбой вернуть ребят в заводскую команду, заодно и за двух спартаковцев слово молвил:

"В Советскую армию и Военно-морской флот призывается большая группа футболистов команд мастеров добровольных спортивных обществ профсоюзов... В их числе игроки основных составов команды "Спартак" (Москва) тт.Фролов И.Б. и Петров Б.Н. (Дзержинский РВК г. Москвы), а также команды "Торпедо" автозавода имени Лихачева тт. Глухотко А.К., Маношин Н.А. и Денисов В.В. (Пролетарский РВК г. Москвы).

Уход в армию указанных игроков в настоящее время крайне отрицательно повлиял бы на состояние и уровень класса игры этих команд, а следовательно, и всей ведущей группы коллективов советского футбола.

Учитывая это обстоятельство, а также ходатайства профсоюзной и спортивной общественности г.Москвы и автозавода им. Лихачева, ВЦСПС просит в порядке исключения решить вопрос об оставлении призывников тт.Фролова И.Б., Петрова Б.Н., Глухотко А.К., Маношина Н.А. и Денисова В.В. в футбольных командах "Спартак" и "Торпедо".

Секретарь ВЦСПС (Н. Романов)".

На пути к адресату романовское прошение сделало остановку в идеологическом отделе ЦК КПСС. Заместитель заведующего отдела И.Удальцов и завсектором физкультуры и спорта того же отдела И.Зубков, чтобы не напрягать чрезмерно занятого государственными делами Ильичева, пересказали ему в сжатом виде содержание попавшей в их владения записки: "Секретарь ВЦСПС т. Романов Н.Н. просит рассмотреть вопрос об освобождении от призыва в Советскую армию ряда футболистов класса "А", родившихся в 1938 году.

Зам. министра обороны СССР т. Гречко А.А. сообщил, что освобождение от призыва спортсменов 1938 года рождения нецелесообразно в связи с тем, что этот год рождения является последним годом для призыва в Советскую армию.

С мнением т. Гречко А.А. согласны".

Оба документа обнаружил в РГАНИ (бывший партархив ЦК КПСС, что на Старой площади) в 55-й описи, фонда 5.

Леонид Федорович с мнением Гречко тоже согласился, о чем идеологи незамедлительно сообщили просителю.

Вели себя военачальники подобно собаке на сене: соседей разорили, а сами награбленным не шибко пользовались. Только Маношин с Денисовым закрепились в основе. Фролов за весь чемпионат лишь однажды появился на поле на несколько минут, Петров участвовал в семи матчах из 38, причем в пяти выходил на замену, Глухотко побольше - в десяти.

Турнир торпедовцы начали и без старшего тренера. После увольнения Георгия Жаркова в начале подготовительного этапа помощь команде оказал Гавриил Качалин. В первых турах рулил второй тренер, коренной автозаводец Юрий Золотов, а на исходе апреля бразды правления перешли к Николаю Морозову.

Все это не могло не отразиться на игре и соответственно турнирном положении экс-чемпионов. Поначалу держались молодцом - выиграли в Ереване. Имея преимущество и неплохие шансы удвоить очковый багаж, все же уступили тбилисцам. Существенные изменения в составе пагубно сказались на стабильности: хорошие игры чередовались с блеклыми, порой провальными.

Но не все было так мрачно. Хребет оставался крепким. Во всех линиях - классные футболисты: вратарь Анзор Кавазашвили, защитник Виктор Шустиков, полузащитник Валерий Воронин, нападающие Валентин Иванов и Борис Батанов. Были бы кости, мясо нарастет. Постепенно нарастало.

"ЗА НАРУШЕНИЕ СПОРТИВНОГО РЕЖИМА"

Потери не столь существенные, как у "Торпедо", но довольно болезненные понесли еще несколько команд. В юбилейном чемпионате карающий меч федерации работал с огромной нагрузкой. До начала сезона на год отлучили от футбола ставшего киевлянином Леонида Островского, армейцев Бориса Орешникова и Германа Апухтина. Правда, последнего, по словам одного журналиста, "срочно и странным образом восстановили". Пропустил он два месяца турнирных боев. Островский, тоже странным образом восстановленный, - вдвое больше. Простаивал Геннадий Гусаров: за "Динамо" играть не разрешили, возвращаться в "Торпедо" отказался.

Весь второй круг ЦСКА обходился без своего капитана Николая Линяева, СКА - без Виктора Медведева, "Шахтер" - без Олега Колосова и Анатолия Родина. Мотив - "нарушение спортивного режима". Под этой формулировкой чиновники стыдливо прикрывали тесную дружбу наказанных с зеленым змием.

В середине мая тренер "Торпедо" Морозов по той же причине посадил на лавку защитника Александра Медакина, в недалеком прошлом капитана команды и игрока сборной, и поставил вопрос перед руководством автозавода о его отчислении. Ходатайство было удовлетворено и позже утверждено федерацией. В ходе турнира отчислят из "Пахтакора" Олега Моторина. Диагноз тот же. Мелкие дисциплинарные санкции (до пяти матчей) перечислять долго, утомлять вас не стану.

Еще одна дисквалификация, чрезвычайно на наших просторах не популярная, а потому редкая - пожизненная (правильнее - прижизненная), - известного в стране костолома случится в середине июля. Тогда и опишу сам проступок (был тому свидетелем), жесткую санкцию, реакцию СМИ и федерации.

ПО СЦЕНАРИЮ МАРАФОНСКОГО БЕГА

Итак, в последний день марта стартовал футбольный марафон. Сравнение чемпионатов с марафонским бегом грешит изрядной долей преувеличения. Применительно к описываемому - близко к истине. Он стал рекордным по количеству игр (380) и туров: каждому участнику пришлось провести по 38 матчей. Столь длинную дистанцию нашим командам предстоит "пробежать" еще в 68-м.

Нынешний забег проходил по всем канонам марафонского маршрута: необычайная давка на первых километрах и все удлиняющаяся цепочка по мере приближения к финишу. Где-то с пятого тура-километра вышли вперед, и надолго, динамовцы Москвы. Скучать лидеру не давали, но постоянства в ближайшем его окружении не наблюдалось. Оппоненты менялись беспрерывно: ЦСКА, "Зенит", Тбилиси, Ростов, Баку, Минск… Кому-то удавалось вступить с ним в более длительный диалог, кто-то успевал переброситься парой-другой фраз.

А где же чемпион? О нем мы и словом не обмолвились - повода не давал. "Спартак" долго отходил то ли от блистательного прошлогоднего рывка, принесшего золотые медали, то ли от торжеств по случаю получения этих самых медалей. Во всяком случае, участие в послестартовой толкотне в головной группе он счел ниже своего достоинства и преспокойно загорал на экваторе. Похоже, солидное восьмиочковое отставание от "заклятого друга" мало его заботило. Надеялся чемпион на свою феноменальную скорость. Придет время - рванет. Да как! Однако время описывать фирменный спартаковский спурт еще не настало.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...