Выбрать дату:

20.08.2012
Поделиться на odnoklassniki.ru

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Через две с небольшим недели ведущие фигуристы сборной России соберутся в Новогорске на первые официальные прокаты своих программ. Александру Жулину предстоит вывести на лед сразу две танцевальные пары - вице-чемпионов Европы Екатерину Боброву/Дмитрия Соловьева и победителей юниорского первенства мира-2011 Ксению Монько/Кирилла Халявина.

Александр ЖУЛИН: "ТРЕНЕРСКУЮ ЧЕСТНОСТЬ СПОРТСМЕНЫ ЧУЮТ НЮХОМ"

Зная о постоянной занятости Жулина на катке, я совершенно не рассчитывала, что договориться об интервью нам удастся быстро. Договорились на конец августа. Я совсем было собиралась положить трубку, как вдруг тренер спросил: "Вы ведь живете неподалеку от "Олимпийского"? Я только что закончил тренировку. Могу заехать прямо сейчас. Говорите адрес".

Спустя 15 минут мы уже пили чай.

- Саша, когда к вам в группу пришли Халявин и Монько, они, подозреваю, хотели избавиться таким образом от статуса второй пары, который имели, тренируясь у Елены Кустаровой. И вдруг вслед за ними вы берете к себе ту самую пару, от которой они, по сути, уходили. Вас не пугало, что Ксения с Кириллом могут посчитать это предательством своих интересов?

- Когда мы провели первую совместную тренировку, я сразу сказал ребятам, что им придется каждый день доказывать мне, кто лучший.

- Но сам факт прихода в группу Бобровой и Соловьева не стал для Монько и Халявина шоком?

- Наверное, это тоже имело место. Брать к себе Катю с Димой я не собирался даже тогда, когда они об этом попросили. Было, честно говоря, страшновато: в паре уже произошел некоторый регресс. Не наблюдалось какого бы то ни было стиля, мне не нравились какие-то моменты в костюмах, в технике. Но потом я сам для себя решил, что стоит рискнуть. Как ни крути, Боброва и Соловьев номинально остаются первой парой страны - несмотря на то, что плохо выступили на чемпионате мира в Ницце. В них есть потенциал, он виден. В конце концов серебряными призерами чемпионата Европы никто просто так не становится.

Я сразу постарался объяснить всем четверым, что сам достиг своих лучших результатов в тот период, когда в нашей группе под началом Натальи Ильиничны Дубовой тренировались Марина Климова/Сергей Пономаренко, Оксана Грищук/Евгений Платов и мы с Майей Усовой. Дубова тогда приходила на тренировки, и я видел, что каждое занятие доставляет ей огромное удовольствие. Потому что все не только постоянно подстегивали друг друга, но и лезли из кожи вон, чтобы обратить внимание тренера именно на себя. Никто ни с кем не ругался, не было конфликтов.

Вот и сейчас мне хочется создать в своем коллективе такую же обстановку. Можно сколько угодно говорить о том, что в нашем виде спорта очень многое решают судьи, но, как любит повторять Татьяна Анатольевна Тарасова, умение кататься никто при этом не отменял. Я поражаюсь на своих тренировках тому, что во вторник лучшей может быть одна пара, а в среду - уже другая. Как это происходит - в силу мастерства или же в силу характера - я понять не могу. Но точно знаю, что здоровая конкуренция еще никогда никому не мешала. Разве плохо стать первой и второй парой мира, а уже на этом уровне вести разборки между собой?

- Когда оба ваших дуэта начали тренироваться вместе, в них чувствовалось ожидание того, что их начнут делить на первых и вторых?

- Конечно. Это всегда витает в воздухе. К тому же Катя с Димой - первая пара страны, а Ксюша с Кириллом пока лишь пятая. Потенциал огромен и у тех и у других. Его просто надо развивать. Бобровой - убегать от себя самой, смотреть не на тех, кто подпирает сзади, а вперед. Ксюше с Кириллом несколько проще: у них перед глазами постоянно есть ориентир. А ведь есть еще и Юля Злобина с Лешей Ситниковым; очень подтянулись, насмотревшись на старших, Лера Зенкова с Валерием Синицыным. И молодые парочки у нас катаются. Которые заканчивают свою тренировку и остаются на "взрослый" лед - смотреть.

- Когда тренер намечает себе какую-то цель, то, как правило, четко представляет, за счет чего намерен ее достичь. Свою цель вы уже отчасти озвучили, рассуждая о первой-второй паре мира. За счет чего, на ваш взгляд, можно обыгрывать действующих чемпионов?

- Определенные соображения на этот счет у меня есть, но я, разумеется, не буду сейчас о них рассказывать. Да и к чему много рассуждать? Вот выиграл на Олимпийских играх в Лондоне Дэвид Рудиша: он как вырвался со старта вперед в забеге на 800 метров, так первым и финишировал с мировым рекордом. В спорте все просто: паши на тренировках, делай больше, чем остальные, будь лучше других в зале, у хореографического станка, на льду - и результат никуда не денется. В чем всегда заключался секрет Игоря Шпильбанда? Его ученики ловили каждое его слово. И беспрекословно выполняли все требования. А Игорь - очень требовательный тренер. Вот и весь секрет. Когда в группу пришли те же Шибутани, они с первого дня видели, как пашут на льду Тесса Вирту/Скотт Моир и Мэрил Дэвис/Чарли Уайт. Думаю, что Майя и Алекс прекрасно понимали: подняться на этот уровень можно только тогда, когда работаешь еще больше. Результатом, как вы помните, стал чемпионат мира в Москве, где три пары Шпильбанда и Зуевой заняли весь пьедестал. Это по-настоящему круто! Такое удавалось только ученикам Дубовой.

- На Играх в Ванкувере, где первой и второй парой стали фигуристы Шпильбанда и Зуевой, самой ценной составляющей столь выдающегося результата стало то, что со спортивной точки зрения он был абсолютно справедлив. Другими словами, этим тренерам удалось не только опровергнуть множество догм и стереотипов, но и показать всему миру, что победа в танцах может быть чистой, независимо от того, кто именно сидит за судейскими пультами.

- Согласен полностью.

- А могли бы прокомментировать расставание Зуевой и Шпильбанда?

- Думаю, просто наступил момент, когда два человека поняли, что не могут или не хотят продолжать работать вместе. Причин я не знаю. В моем представлении Марина всегда очень дополняла Игоря, а Игорь - Марину. Это была сильная связка.

- Когда вы создавали свою тренерскую бригаду, действовали по примеру именно этого тренерского тандема?

- Нет. Для себя я решил, что женщин в нашей бригаде не будет. Достаточно того, что вместе с нами работает моя жена Наташа. Не могу сказать, что я прилагал к этому какие-то усилия, скорее все сложилось само по себе, но я счастлив. Полностью доверяю Олегу Волкову, с которым мы работаем уже четвертый год, он абсолютно доверяет мне. То же самое могу сказать про Сергея Петухова, который пришел к нам этой весной. Он совершенно выдающийся хореограф, прекрасный репетитор и очень интересный человек. Мне вообще повезло с интересными людьми. Это и Игорь Оршуляк, с которым нас свел ледовый телевизионный проект, и Макс Ставиский, которого я намерен серьезно привлекать к работе со своими фигуристами. Вот такое мужское сообщество, внутри которого всем очень комфортно. Кто бы ни приходил к нам на тренировки, все первым делом отмечают совершенно удивительную атмосферу. Да, идет тяжелая работа, с постоянным преодолением, на износ. Но все при этом улыбаются.

- Когда полтора года назад от вас ушли Елена Ильиных/Никита Кацалапов, а следом - Натали Пешала/Фабьен Бурза, не было ощущения, что тренерская жизнь потеряла всякий смысл?

- Я тогда похудел на четыре килограмма, Волков - на семь. Олег переживал ту ситуацию тяжелее. Но и для меня все это оказалось крайне непросто. Скажу честно: переживал я значительно сильнее, чем в процессе своего развода. Хотя сейчас с абсолютной уверенностью могу сказать, что все случилось к лучшему. С уникумами, какими были Лена и Никита, заниматься, конечно, приятно. Но гораздо приятнее иметь дело с теми, кто самоотверженно работает. Это ведь тоже громадный талант - уметь работать. А такова у меня сейчас вся группа. Какие бы задания я ребятам ни предлагал, все они выполняются беспрекословно. Когда на каждую тренировку идешь как на праздник, это дорогого стоит.

- Для Зуевой и Шпильбанда всегда было характерно начинать сезон с выступлений учеников на второразрядных турнирах, чего в России не делал никто из ведущих тренеров.

- Это очень плохо на самом деле. И говорит только о том, что у нас просто никогда не было спортсменов, которых не стыдно показывать уже в августе. А показывать надо. Потому что в этом случае есть время обкатать программы, что-то подправить до того, как начнутся основные турниры.

- Помнится, когда мы разговаривали с вами два года назад, вы убеждали меня, что Ильиных и Кацалапову совсем ни к чему рано начинать сезон. Потому что показывать результат им нужно только в январе - марте.

- Тогда я руководствовался тем, что пара только перешла из юниоров во взрослые. Боялся их сломать. Не только Лена, но и Никита казался мне чересчур хрупким для больших нагрузок. Можно было получить такую травму, после которой пришлось бы долго восстанавливаться. Я четко понимал, как и в каком виде я приведу ребят к Играм в Сочи. Форсировать нагрузки в первый год было совершенно ни к чему.

- Тем не менее было достаточно обидно видеть, как Ильиных и Кацалапова начинают обходить брат и сестра Шибутани, стартовавшие на взрослом льду в том же сезоне с гораздо менее выгодных позиций. И этот прогресс был чисто тактическим - заранее спланированным Шпильбандом и Зуевой.

- Так я ведь не случайно уже тогда говорил во всех своих интервью, что Марина с Игорем очень сильно оторвались от остальных тренеров. Что нам надо перестраивать методы подготовки, менять свой собственный взгляд на фигурное катание. Шпильбанд и Зуева гораздо раньше остальных подстроились под требования новой системы. Как только эта система появилась, в Америке стали проводить по ней всевозможные турниры. Поэтому у всех и возникло ощущение, что система изначально "заточена" под американцев. У нас же - конь не валялся. Помню, когда я сам, работая с Таней Навкой и Романом Костомаровым, увидел перечень новых требований, у меня на голове зашевелились остатки даже тех волос, которых давно уже нет. Я вообще не понимал с чего начинать, куда идти, как приспособиться...

- А сейчас?

- Сейчас понял. Самое сложное заключается в том, что в фигурном катании не осталось никаких мелочей. Важно абсолютно все. Соответственно нужны отдельные тренеры по физической и специальной подготовке, по технике, по поддержкам, по актерскому мастерству...

- Такие специалисты у вас есть?

- Конечно. В этом сезоне мы начали подготовку значительно раньше. Именно для того, чтобы к началу осени уже быть в форме. Монько и Халявин пропустили весь прошлый сезон, им нужно заново зарабатывать себе авторитет. Боброва и Соловьев должны выкарабкиваться с тех позиций, на которые рухнули на чемпионате мира.

- Вы внутренне готовы к тому, что столь высокая конкуренция между спортсменами может спровоцировать психологическую напряженность в группе?

- Безусловно. Пока такой опасности я не вижу. Ребята находятся не в той ситуации, когда появляется соблазн делить шкуру неубитого медведя. Если вдруг я почувствую, что какая-то из пар начинает "ломаться" или просто чувствовать себя менее комфортно, не исключаю, что привлеку к работе специалиста-психолога. Для тренера ведь тоже непроста ситуация, когда начинаешь работать с людьми, любить их, вкладывать душу, и вдруг взаимопонимание по каким-то причинам исчезает. Понятно, что спортсмены в нашем виде спорта уходили и будут уходить от тренеров, иногда эти уходы оправданы, иногда - нет, но я для себя решил: главное - стараться быть максимально честным. Тренерскую честность спортсмены чуют нюхом.

- Вы же и сами пережили в своей карьере период, когда ваш тренер была готова вывести в лидеры другую пару, несмотря на то, что вы с Майей Усовой были чемпионами мира.

- Не совсем так. Когда у Дубовой катались Марина Климова и Сергей Пономаренко, они на протяжении четырех лет были для нас с Майей реально недосягаемы. Потом мы подобрались вплотную, но Марина с Сергеем ушли к Тарасовой и выиграли Олимпиаду в Альбервилле. Нам с Майей тоже предлагали уйти от Дубовой после тех Игр. Но я не ушел и никогда после об этом не жалел.

- Почему?

- Дело в том, что Дубова подобрала меня в очень сложный период моей жизни. Мне было 17 лет, из всех секций меня тогда повыгоняли, и свободное время я порой убивал тем, что пил во дворе портвейн. Полгода не катался вообще. А Дубова снова привела меня на каток. Обещала найти партнершу и нашла ее. Старалась сделать все возможное, чтобы мы добились результата - и мы его добились. Такие вещи не забываются. Поэтому в глубине души я всегда понимал, что не предам Дубову ни при каких обстоятельствах.

- Но Олимпиаду в Лиллехаммере вы с Майей все-таки проиграли...

- Да. Не сложилось. Но ведь потом сложилось много чего другого.

- Чего вы не прощаете тем, кто работает вместе с вами?

- Не могу сказать, что чего-то не прощаю. Просто если человек вдруг меня подвел или обманул, я с такими очень легко расстаюсь. Зато когда вижу доверие и преданность делу со стороны тех, с кем работаю, то никому и никогда не позволю унижать их или оскорблять. Это мой тыл. Те, с кем я иду по жизни в одной связке. Олегу Волкову предлагали работу в другой стране за гораздо большие деньги. Он не уехал. И я точно знаю, что мы обязательно добьемся успеха. Если не на ближайшей Олимпиаде, то на следующей - точно.

- Свободное от тренировок время у вас бывает?

- Ну, вот нашлось - с вами сидим разговариваем. Ни в каких ледовых проектах я в этом году не участвую - их нет. Кстати, при всем том, что меня раньше постоянно клевали за то, что я в них участвовал, могу сказать: в этом году я использовал для постановки программ шесть музыкальных фрагментов из "Ледникового периода" и три придуманные в ходе проекта идеи.

- Когда мы встречались весной и я спросила, с чего вы собираетесь начать работу с Бобровой и Соловьевым, вы ответили: "Переодеть и поменять прически". Это оказалось сложным делом?

- Напротив, самым простым. Я вообще потрясен тем, насколько все мои ребята открыты для любых предложений и идей. Они просто классные!

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Код для блога
Предпросмотр
 





Loading...