Газета
20 января 2012

20 января 2012 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1962 год. Часть первая

СТРЕЛЬБА БЕЗ ГИЛЬЗ

Окончание. Начало - в №10 от 19 января.

НОВЫЕ ИМЕНА

В перечне участников чемпионата, опубликованных в преддверии открытия сезона, замелькали новые имена, исчезли привычные названия клубов и городов.

О решении городских организаций Ленинграда со смехотворной мотивировкой перевести в высший класс "Динамо" вместо "Адмиралтейца" мы вскользь упомянули в "Летописи-61". Остается сожалеть, что футбольная федерация Союза равнодушно взирала со стороны на произвол ленинградских чиновников, и пальцем не шевельнув, чтобы защитить команду, в нелегкой нервной борьбе отстоявшую законное право пребывать среди лучших. На жилплощадь прежнего "квартиросъемщика" вселили ютившихся в тесной "общаге" одной из шести зон РСФСР класса "Б" динамовцев. На том лишь основании, что им создали более благоприятные условия для тренировочного процесса и подготовки резерва.

Собирали, точнее, укрепляли команду в авральном режиме. К небольшой группе аборигенов добавили "адмиралтейцев", игроков "Молдовы", ивановского "Текстильщика", кировского "Динамо"... Людей безвестных, исключая ленинградского полузащитника Юрия Морозова и Владимира Перетурина из Кирова. Перетурин со временем получит всесоюзную известность на ином поприще - радио- и телекомментатора. Его высокопрофессиональные репортажи (как и газетно-журнальные публикации) выделялись глубоким знанием предмета. Он просвещал телеаудиторию, расширял ее познания, помогал вникать в тонкости игры. Задолго до объявленной в стране гласности говорил то, что думал, не обходил острые углы.

Команда, за которую выступал Перетурин, благоприятными условиями, на какие ссылались ее покровители, распорядилась бездарно. В 62-м с превеликим трудом затормозила в шаге от пропасти, в следующем сезоне в нее-таки канула. Безвозвратно.

Во второй половине апреля сменил вывеску вильнюсский "Спартак": по воле спортивного руководства Литвы объединили два ведущих спортобщества республики. Теперь команду следовало величать "Жальгирисом". А осенью 61-го, на девятый день после завершения партсъезда, по настоятельному требованию главы КПСС шахтерский город Сталино переименовали в Донецк.

БОЙ С ТЕНЬЮ

Первый мощный удар по имени и, как сейчас выражаются, имиджу Сталина (безжизненное его тело покоилось рядом с Ильичом) Никита Хрущев нанес в феврале 56-го. Через пять лет последовал второй, более увесистый. Переименовали все шесть городов Советского Союза, носивших его имя, в их числе угольный центр Сталино. Постановление с подачи Кремля оформили в столице Украины, ссылаясь, как обычно, на пожелания трудящихся. Вот полный текст документа:

"УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА УКРАИНСКОЙ ССР.

О переименовании Сталинской области и города Сталино.

Принимая во внимание пожелания коллективов промышленных предприятий, шахт, строек, совхозов, колхозов, научных учреждений и учебных заведений, а также ходатайства общественных организаций Сталинской области, Президиум Верховного Совета Украинской ССР постановляет: переименовать Сталинскую область в Донецкую область и город Сталино - в город Донецк.

Председатель Президиума Верховного Совета Украинской ССР Д.КОРОТЧЕНКО

Секретарь Президиума Верховного Совета Украинской ССР А.ЗЛЕНКО

г.Киев

9 ноября 1961 года".

Слуги народные волю "господ" своих исполнили незамедлительно.

Имя "мудрейшего" подверглось тотальному уничтожению. Вопрос решался крайне просто: всем или почти всем поселкам, колхозам, совхозам, предприятиям, улицам, носившим имя уже мертвого, растоптанного Сталина, заменили вечно живым вождем и учителем, с кем восемь последних лет делил он кров в Мавзолее. Острословы утверждали, что в правительстве всерьез обсуждается вопрос о переименовании ветхого жилища, в котором увидел свет Иосиф Виссарионович. У входа в покои должны были вывесить табличку: "Дом-музей И.В.Сталина имени В.И.Ленина". До этого не дошло.

Смели десятки тысяч памятников экс-вождю, натыканных на огромной территории. Только на перроне вокзала города Гори, родине Иосифа Джугашвили, по-прежнему высилась его бронзовая фигура. Что же до бренного тела, то сразу по завершении съезда (в ночь с 31 октября на 1 ноября) его вынесли из "коммуналки" и захоронили в кремлевской стене рядом с соратниками как простого революционера. А мятежная душа недоучившегося семинариста все еще бродит по стране, собирая под кровавым знаменем огромные толпы фанатов.

НИКОГО НЕ ВЫПУСКАТЬ!

Итоги предыдущего первенства больно ударили по престижу московского футбола. С точки зрения спортивных организаций столицы и футбольной общественности случилось невероятное: впервые союзный чемпионат выиграла иногородняя команда - киевское "Динамо". Оправившись от шока, журналисты принялись объяснять причины провала московского футбола, а чиновники - разрабатывать меры для предотвращения подобных катаклизмов в будущем. В последний месяц года центральные газеты запестрели заголовками: "Причины неудач московского футбола", "ЧП на Олимпе"...

Выступлению столичных клубов было посвящено состоявшееся в середине декабря заседание президиума Московского городского совета спортобществ и организаций с повесткой дня: "Причины проигрышей московскими футбольными командами всесоюзных соревнований 1961 года и меры по их устранению". Анализ положения дел в ведущих московских командах, сделанный чиновниками, мало чем отличался от выводов журналистов. Слов, сотканных в непомерно распространенные предложения, сказано было много, а выжмешь воду - ничего путного. Выжимки вам и приведу.

"Торпедо": "Серьезные ошибки, допущенные руководством команды в постановке воспитательной работы, особенно на заключительной части чемпионата. Нарушение игровой дисциплины, зазнайство, самоуверенность отдельных игроков".

У ЦСКА и "Спартака" обнаружили общую болезнь - "лихорадочный поиск основного состава".

Наиболее объективно обрисовали ситуацию в "Локомотиве": "Класс многих игроков ниже среднего общемосковского. Нет полноценного резерва". Констатация факта и ничего более. Скорее диагноз, какой ставят безнадежному больному. Потому и курс лечения не прописан. Что толку? Сильные средства, какими пользовалось армейское ведомство (брали со стороны многих из тех, на кого тренеры укажут), железнодорожному не предложишь. Так и оставили "умирать" на больничной койке. Болезнь быстро прогрессировала: с пятой позиции в 61-м команда опустилась на 13-ю, а в 63-м наступил летальный исход.

И о "Динамо". Славный орденоносный клуб впервые оказался за пределами первой десятки. Вывод: "Не было элементарного спортивного порядка. Разлагающе действовали на коллектив морально неустойчивые элементы типа Шаповалова и Фадеева. Жаль, что слишком долго терпели их динамовцы в своей среде".

Как все просто! Два человека сумели за короткий срок подорвать боеспособность, навыки и умения большого здорового коллектива с людьми заслуженными, авторитетными - Яшиным, Царевым, Беляевым... Кстати, один из "разлагателей", Валерий Фадеев, в команде остался. В новом сезоне прочно занял место в основе, сыграл в 29 матчах из 32 и внес посильный вклад в восхождение из турнирных дебрей.

Любое собрание, заседание, будь то местного, республиканского, областного или союзного масштаба, в советском царстве-государстве завершалось постановительной частью. Из пышного букета изыму для всеобщего обозрения один пункт: "Просить Федерацию футбола СССР: ...б) без ведома и согласия футбольных организаций Москвы не включать в 1962 году игроков столицы в команды других городов и республик".

А из других городов и республик в столицу можно? Желательно, читалось между строк.

"ДЕЛО" СТАДНИКА

Союзная федерация просьбу московской проигнорировала. Переходы игроков вопреки строгим наставлениям действующей инструкции (мы не устаем об этом повторять), многочисленные пункты которой в меру сил и возможностей пытались защитить ее создатели, деятели футбола, в реальной, повседневной жизни нередко курировали "бойцы невидимого фронта", в совершенстве владевшие мощным, во всяком случае на территории СССР, оружием - телефонным аппаратом: стреляло на поражение без промаха, следов в виде разбросанных тут и там гильз не оставляло.

Наглядный пример - перевод из "Пахтакора" в московское "Динамо" Станислава Стадника. Кто мог покрыть карту коммунистического туза Узбекистана, вырвать из его цепких, могущественных рук ведущего футболиста республики? Наверное, союзный джокер. Не обязательно кремлевский - из какого-нибудь силового ведомства, к примеру. Утверждать, не имея конкретных фактов (выпавших "гильз" не обнаружил), права не имею.

Вопрос о переводе Стадника из Ташкента в московское "Динамо" разбирался на заседании президиума Федерации футбола 22 декабря 1961 года. К тому времени Спортивно-техническая комиссия успела переход игрока одобрить и утвердить. Узбекская федерация решению СТК воспротивилась. Ее председатель, товарищ Исмаилов, заявил: "Я поддерживаю протест Федерации футбола Узбекистана и считаю решение СТК по переходу Стадника в московское "Динамо" ошибочным. Во-первых, надо укреплять команды национальных республик (хотя бы не разорять их, дополню председателя. - Прим. А.В.); во-вторых, Стадник нарушил установленный порядок для оформления переходов из команды в команду" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2942).

Он еще и Положение нарушил! Выслушав Исмаилова, высокое собрание постановило: "Учитывая просьбу узбекской федерации футбола, рассмотрение протеста на переход футболиста Стадника в команду "Динамо" (Москва) отложить и поручить аппарату федерации совместно с представителями узбекской федерации футбола уточнить обстоятельства дела" (ГАРФ. Там же).

Из предложенного вашему вниманию документа следует: а) решить вопрос на уровне клубного руководства командам не удалось; б) футбольная федерация Узбекистана категорически против; в) инструкция по переходу игроков нарушена. Этого достаточно, чтобы СТК немедленно отклонила просьбу футболиста. Во всяком случае, на заседании президиума, где факты нарушения инструкции обнаружились, следовало закрывать дело и дать Стаднику отлуп. Отчего не поставили точку в простом, как ясный день, деле? Никак взяли тайм-аут для решения вопроса в иных, стоящих над конфликтующими сторонами сферах?

Через 18 дней, 9 января 1962 года, на заседании президиума, первом в наступившем году, объявили окончательный вердикт: "Подтвердить решение СТК о разрешении футболисту Стаднику перехода в команду "Динамо", Москва, предложив т.Стаднику рассчитаться с командой "Пахтакор" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2966).

Итожим: инструкция нарушена, клуб против, республиканская федерация возражает, а игрок переведен. Вопрос на засыпку: по чьей воле?

В новом клубе Стадник не прижился. Сезон потянул, в следующем перестал попадать в состав. Провел шесть неполных матчей и прочно обосновался на лавке. В ходе чемпионата его вернули в "Пахтакор" - вновь в нарушение инструкции: в течение одного турнира выступать за две команды строго возбранялось.

В АРМИИ НЕ ЗАБАЛУЕШЬ

Сенсационных, так называемых громких переселений замечено не было. Больше удивило возвращение в родные коллективы мобилизованных в 61-м в ряды Советской армии: Валентина Бубукина - в "Локомотив", Саркиса Овивяна - в Ереван и однофамильца Владимира Федотова, Анатолия, - в Алма-Ату. Отслужили они меньше положенного срока - всего год. Причина мне не известна. Не по состоянию здоровья списали точно: за прежние клубы продолжали играть. Наверное, не проявили рвения в повышении военно-политической подготовки.

В преддверии нового сезона армия аппетиты поумерила: ограничилась литовским стражем Йонасом Баужей и защитником "Нефтяника" Виталием Семиглазовым. В прошлом году бакинцы лишились другого оборонца, Валерия Дикарева, ушедшего в московский "Спартак". Не берегли в стране национальные кадры.

В ЦСКА обосновался Игорь Греков, спартаковский воспитанник, весьма перспективный. Исключенный в 60-м из своего клуба за разные шалости, он целый год не мог трудоустроиться. Не то чтобы не приглашали - спрос был велик, с руками и ногами готовы были оторвать, - да "батька" не велел: Федерация футбола тщательно защищала ею же принятый закон и не разрешила дисквалифицированному футболисту выступать за другие клубы. Не скажу, что во всех случаях закон соблюдался. Исключения случались, когда за дело брались "крутые мужики". Вот и с Грековым похожая история приключилась.

Призвали парня в армию по осеннему набору 1961 года. Тут уж ничего не попишешь: закон о всеобщей воинской обязанности с какой-то там футбольной инструкцией не считался. Греков успел тогда провести три матча. В 62-м играл чаще, иногда забивал. Армия воспитывала, исправляла, закаляла, там не забалуешь. Во всяком случае, в те годы так и было.

НА ВОЛЮ С ЧИСТОЙ СОВЕСТЬЮ

Вернул заблудшего сына, весьма способного полузащитника Анатолия Дергачева, "Зенит". О его участии в криминальной истории (пьяной драке, за которую он в 1960-м получил три года лишения свободы) мы рассказывали. 8 мая 1962 года на очередном заседании президиума Федерации футбола ленинградцы били челом. Небольшой отрывок из "челобитной": "Ленинградские общественные организации ходатайствуют о разрешении Дергачеву играть за "Зенит"... Дергачев был осужден на три года лишения свободы, но своей работой в заключении загладил свою вину и был досрочно освобожден" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2966).

Члены президиума с пониманием отнеслись к просьбе ленинградцев, поверили в искренность покаявшегося футболиста и ходатайство уважили. Не только в армии у нас перевоспитывали, но и в тюрьмах и лагерях.

Решение, не сходя с места, оформили в постановительной части: "Поддержать ходатайство, снять дисквалификацию с Дергачева и разрешить играть за "Зенит". Просить ЦС Совета спортобщества утвердить настоящее решение". За этим дело не стало - утвердили вмиг.

На поле после полуторагодичного перерыва вышел Анатолий не сразу - в последний день июля. Время на реакклиматизацию требовалось. Привыкал к прежнему, более комфортному быту, удобоваримой еде, свободе передвижения (не столь ограниченной, как на зоне). Кондиции подтягивал, былые отношения с мячом восстанавливал...

Оклемался, заиграл. В финальной части - без пауз. Смотрелся неплохо, к прежнему своему уровню подошел близко. Говорят, талант не пропьешь. Видимо, и не "просидишь". Великий Эдуард Стрельцов убедительно это докажет. Он, в отличие от ленинградца, "мотал срок" много дольше и в условиях непотребных. Об этом, позволит Господь, со временем поведаю.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...