Газета
21 октября 2011

21 октября 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1961 год. Часть первая

ШАГОМ МАРШ В ЦСКА!

Окончание. Начало - в № 239 за четверг

Сегодня мы продолжим рассказ о трансферной кампании 1961 года, по масштабам и размаху не имевшей к тому времени аналогов: только в классе "А" из команды в команду переметнулось более 40 человек.

ДЕЗИНФОРМАЦИЯ

Нешуточные страсти разыгрались в связи с переводом из Северокавказского военного округа в Москву Виктора Понедельника. Бушевали они в "параллельных мирах", не видимых взору простого советского человека. Болельщикам еще в январе сообщили о переходе Понедельника в ЦСКА, и находились они во власти этой информации вплоть до открытия сезона. Но вот чемпионат начался. Один тур следовал за другим, а Понедельник на поле не появлялся. Надо было что-то объяснить людям. Только через месяц после начала турнира, 8 мая, в одном из кабинетов футбольной федерации родился документ, через неделю преданный гласности. Привожу его с небольшими сокращениями:

"В ФЕДЕРАЦИИ ФУТБОЛА СССР

Об игроке команды ЦСКА В.Понедельнике.

Решением Президиума Центрального совета Союза спортивных обществ и организаций СССР от 13 января 1961 года В.Понедельник с его согласия был переведен из команды СКА (Ростов-на-Дону) в команду ЦСКА...

Однако с 23 марта тов. Понедельник прекратил посещать тренировочные занятия сборной команды и коллектива ЦСКА и, не получив согласия организаций, самовольно по мотивам личного порядка уехал в г.Ростов. Таким образом, он нарушил план подготовки к участию в составе сборной СССР и в течение одного месяца фактически не тренировался.

Кроме того, самовольный уход тов.Понедельника поставил коллектив ЦСКА в трудное положение, так как приход его потребовал определенных мероприятий по переукомплектованию команды, в связи с чем из команды были отпущены в другие коллективы тт.Беляев, Дубровский, Мустыгин и Стрешний.

Тов. Понедельник ради своих личных целей пренебрег решением руководящих организаций, а также интересами сборной команды страны, проявил нетоварищеское отношение к футболистам команды ЦСКА.

Президиум Федерации футбола СССР постановил.

1. За нетоварищеское поведение по отношению к коллективу ЦСКА, пренебрежение интересами сборной команды страны объявить тов. Понедельнику выговор.

2. Поручить совету тренеров сборной команды СССР рассмотреть вопрос о возможности использования тов. Понедельника в коллективе сборной команды.

3. Разрешить тов.Понедельнику выступать за команду СКА (Ростов-на-Дону)".

Тема эта волновала и Николая Романова. В уже цитированной записке в ЦК КПСС, больше похожей на донос, он писал: "Нам до сих пор не удается заставить игрока СКА-Ростов В.Понедельника приступить к тренировочной работе в коллективе ЦСКА - Москва… Пользуясь заступничеством и чрезмерным вниманием со стороны местных организаций, Понедельник, ранее согласившийся на переход в коллектив ЦСКА, самовольно оставил команду. Ростовские товарищи вместо того, чтобы воздействовать на Понедельника, встают на путь его защиты".

Оба документа требуют комментария, ибо содержат, мягко говоря, неточности.

Начну с того, что после 23 марта Понедельник даже при огромном желании не мог тренироваться со сборной, так как в это время все ее игроки по возвращении из Голландии отправились в свои клубы, где и продолжили подготовку к чемпионату Союза. Так что обвинения в пренебрежении им интересами сборной беспочвенны.

Трудно поверить и в то, что тренер ЦСКА, рассчитывая на одного, пусть очень сильного, талантливого, форварда, освободил сразу четырех нападающих, если те отвечали его требованиям по всем компонентам футбольной науки. Если же они тренера не устраивали, то Понедельник тут вовсе ни при чем.

Недоумение вызывает и другой вопрос: какой смысл футболисту, якобы согласившемуся играть за новый клуб, вдруг без всякой на то причины отказываться от принятого решения и ставить под удар свой авторитет, вызывать ненужный гнев начальства и лишать себя возможности выступать за сборную. Значит, или возникла веская причина, о которой ничего не было известно, или же вопреки утверждению спортивных сановников Понедельник переходить в ЦСКА не желал.

Чтобы прояснить ситуацию, я обратился к "первоисточнику". Виктор Владимирович был любезен и красочно, в мельчайших деталях описал эту поистине детективную историю. К сожалению, передать ее полностью не имею возможности. Суть ее такова.

КЛЮЧИ ОТ КВАРТИРЫ

Понедельник, в чьи планы изменение места жительства не входило, весть о переводе в ЦСКА воспринял без энтузиазма и согласия своего не дал. Тревогу футболиста быстро погасил командующий Северокавказским военным округом, заверив, что с министерством обороны заключено джентльменское соглашение: Понедельника не трогать. Потому-то ростовский форвард после возвращения сборной из Голландии и отправился в свой клуб. Не тут-то было. Через некоторое время в Ростове появились "гонцы" из военного ведомства, чуть ли не силком увезли его в Москву и доставили прямехонько в кабинет первого секретаря ЦК ВЛКСМ Сергея Павлова, где уже находились руководитель отечественного спорта Николай Романов и несколько крупных чинов из министерства обороны, включая замминистра. Однако ни всевозможные посулы (ключи от квартиры в престижном генеральском доме в районе Сокола вручили "не отходя от кассы", высшее спортивное звание, ЗМС, обещали в скором времени), ни проникновенные патриотические речи о необходимости укрепления команды Советской армии, призванной защищать честь страны в сражениях с иноземцами, ни скрытые угрозы не поколебали решимости форварда. Начальники дали ему сутки на размышление. Вариант ответа предполагался один.

Оказавшись в критической ситуации, Понедельник прибег к выдающемуся достижению современной цивилизации - телефону. Стремительная, в "одно касание" разыгранная комбинация Москва - Ростов - Вешенки - Москва завершилась "голом" в ворота чиновников. Начал ее центрфорвард, позвонив в Ростов отцу, корреспонденту "Известий" по Северокавказскому региону. Как оказалось, в это время Ростов-батюшка, возмущенный похищением ведущего игрока, выражал негодование в уличных демонстрациях. Посыпались угрозы семье.

Понедельник-старший тут же обратился за помощью к Михаилу Шолохову. Автор "Судьбы человека" принял участие и в судьбе известного футболиста. "С Дона выдачи нет!" - бросил он в сердцах. Связавшись из своего имения в Вешенках с министром культуры Екатериной Фурцевой, писатель просил оказать содействие популярному спортсмену.

"СЕРЕЖЕНЬКА, ПРИМИ ЕГО"

Фурцева милостиво согласилась принять футболиста. И время назначила - десять часов утра. Московские родственники, у которых остановился форвард, настояли, чтобы явился к министру культуры при полном параде - в костюме, сорочке и галстуке. Галстук и сорочку взял у родственников "напрокат", костюм надел свой и минут за десять до назначенного часа явился в приемную. Здесь его предупредили: Екатерина Алексеевна приболела.

Вступив за порог кабинета, Понедельник увидел женщину, кутавшуюся в пуховый платок:

- Не подходите ко мне близко, Витенька, - проявив материнскую заботу, обратилась она к просителю и честно призналась: - В футболе я не разбираюсь, но помочь постараюсь.

Из нестройного ряда телефонных аппаратов безошибочно определила нужный: "Сереженька, вчера у тебя был Витенька. Почему?" Выслушав ответ, дала "совет", не терпящий возражений: "Так ты прими его". После чего сказала посетителю:

- Вы от меня к Павлову сразу не ходите, погуляйте часа два-три.

Понедельник отправился к журналистам из спортивной газеты, что на улице Архипова. Сидит, слушает анекдоты. И вдруг врывается ответственный секретарь, взволнованный, весь в мыле: "Вас по всей Москве ищут!"

Форвард немедля явился к Павлову. В этот раз хозяин кабинета был один. Комсомольский вожак оказался учеником способным, понятливым, задание Фурцевой выполнил на "отлично". Преобразился за сутки неузнаваемо. Принял Понедельника как дорогого гостя, пожал руку, обнял. Выражение лица доброжелательное, тон речи дружественный, слова произносил разумные:

- Почему бы вам в Ростов не вернуться? Не все же таланты в Москву собирать. Поезжайте к себе. Так будет лучше, - словно сына родного благословил он футболиста и отпустил с миром.

Из кабинета вышел наш герой радостный. Даже поджидавший в "предбаннике" полковник, что накануне ключи от квартиры дал, а теперь попросил их вернуть, настроения не испортил.

В многоходовой комбинации была поставлена победная точка. Успех в "дворцовых" интригах зависел исключительно от местоположения Кресла. В данном случае оно способствовало восстановлению справедливости. Так случалось не всегда.

РАДОСТЬ БЫЛА ПРЕЖДЕВРЕМЕННОЙ

В любимый город наш герой въехал на белом коне победителем (не зря ведь Виктором нарекли). На перроне ростовского вокзала его встречала огромная армия болельщиков, невесть откуда вызнавшая о времени прибытия кумира. "Увидев из окна вагона множество людей, подумал, что иностранную делегацию или гостя знатного встречают", - рассказывал мой собеседник. Но стоило ступить на перрон, как восторженная толпа бросилась к нему, подхватила сумку и подняла на руки. Донесли Понедельника до привокзальной площади, поставили на землю, и в наступившей тишине прозвучал вопрос: "Где будете играть?" Услышав ответ, ликующая толпа возвратила любимца на прежнее место и весело, с торжествующими возгласами донесла до дома.

Радость была преждевременной. Центрфорвард сборной повис в воздухе. Из заявочного списка ЦСКА его исключили, в СКА не включили. Товарищи из влиятельного военного ведомства чинили препятствия. К тренировкам команды он приступил, но играть, даже в контрольном матче, ему не разрешали.

Газеты "Молот" и "Вечерний Ростов" за все это время не проронили о его местопребывании ни слова. Только "Комсомолец" дымовую завесу чуть развеял и болельщиков обнадежил. Отчет о последнем спарринге СКА с харьковским "Авангардом" (2:1), опубликованный 2 апреля, написал Виктор Понедельник, предупредив читателей: "В этой встрече мне пришлось выступать в несколько необычной роли... Роли зрителя". Об игре рассказал толково, подробно, разложил ее по минутам. Через три дня "Комсомолец" информировал о тренировке СКА на стадионе в Батайске, первой после возвращения с юга, сопроводив двумя снимками. На одном - Виктор Понедельник в единоборстве с защитником Виктором Медведевым.

Еще через три дня - открытие сезона. Понедельника в составе нет. Не вышел он на поле и в следующих играх. Напряжение в городе нарастало. Чтобы успокоить общественность, организовали товарищеский матч "Ростсельмаша" со СКА. Опальный форвард сыграл по тайму за ту и другую команды.

ЮБИЛЕЙНЫЙ ГОЛ ПОНЕДЕЛЬНИКА

Официальное разрешение было получено федерацией лишь 8 мая. И только 19-го, пропустив семь календарных встреч, Понедельник вышел на игру с "Шахтером". Стадион встретил любимого футболиста овациями и по ходу игры не раз награждал аплодисментами. Было за что: организовал первый гол, с тонкого, своевременного его паса забили второй, а третий (СКА выиграл - 3:0) исполнил сам герой в присущем ему блестящем стиле: "Левченко успел откинуть мяч влево, и Понедельник, отлично выбрав место, в падении сильно послал мяч в ворота донбасцев" ("Комсомолец" от 21 мая).

В тот же день в спортивной газете восторгался голом большой ценитель и знаток футбола, эстет Лев Филатов: "Понедельник, падая, бьет по летящему мячу. Неотразимый, эффектный гол!"

Достойно отметил возвращение Виктор Понедельник: это был юбилейный, сотый гол ростовских армейцев в высшем классе. И первый, дебютный мяч "донских казаков" забил 19 апреля 1959 года все он же. Между прочим, в ворота так и не состоявшейся своей команды - ЦСКА (тогда она именовалась иначе - ЦСК МО). Завершилась остросюжетная "лента", как в голливудских фильмах, хеппи-эндом.

ФЕДЕРАЦИЯ НАЧИНАЕТ И ВЫИГРЫВАЕТ

Серьезные изменения произошли в "Спартаке".

Завершил выступления Сергей Сальников, вскоре после начала сезона вернулся в Минск Иван Мозер. Из нового пополнения закрепились в основе защитник из Баку Валерий Дикарев и нападающий "Торпедо" Юрий Фалин. После долгих мытарств разрешили наконец вернуться в отчий дом Михаилу Огонькову и Борису Татушину. Трехлетнее отлучение от большого футбола не могло не сказаться. Татушин, хотя и сыграл в ряде матчей, но уже без присущего некогда блеска. Огоньков получил в игре дублеров тяжелейшую травму, после которой с футболом пришлось проститься.

Самое ценное приобретение - нападающий куйбышевских "Крыльев" и сборной СССР Галимзян Хусаинов. Сначала федерация дала ему путевку в армейский клуб, затем, возможно, из-за перебора в ЦСКА сильных и именитых форвардов направила в "Спартак", оформив переход 27 января. Через четыре дня "Комсомольская правда", не разобравшись толком что к чему, поспешила опубликовать фельетон под заголовком "Хусаинов мечется". Скромный, порядочный парень обвинялся в меркантильных настроениях. 8 февраля федерация футбола, обсудив статью, взяла под защиту ни в чем не повинного футболиста и направила в редакцию газеты разъяснительное письмо, подписанное Валентином Гранаткиным.

Как оказалось, Хусаинов и прежде получал от известных клубов весьма заманчивые предложения и каждый раз оставлял их без внимания. Не собирался он и на этот раз уходить из команды, покинувшей класс "А". Только после многочисленных бесед с работниками федерации, убеждавшими, что перевод в Москву вызван интересами сборной и самого футболиста, Хусаинов заколебался. Решение принимал долго, мучительно - сильное давление на него оказывали куйбышевские власти.

Фельетон в "КП" волжских болельщиков взбудоражил. В течение месяца они с тревогой ожидали разрешения конфликта. Успокоил их свой, областной "Комсомолец", принес 3 марта на своих страницах добрую весть: "Его (Хусаинова. - Прим. А.В.) поступок, о котором рассказывалось в "Комсомольской правде", не остался безнаказанным. Собрание команды разобрало поведение Хусаинова и осудило его неправильные уходы и возвращения. Галимзян чистосердечно признал свои ошибки и дал твердое слово остаться в родном коллективе. Собрание вынесло ему строгий выговор и предупредило, что в случае проявления малейшего колебания он будет исключен из "Крыльев Советов" и будет поставлен вопрос о его дисквалификации. Надо полагать, Хусаинов все отлично понял и не допустит в дальнейшем подобных поступков".

Гранаткин уверен: Хусаинов согласился играть за "Спартак". Куйбышевская газета не сомневалась: остается в "Крыльях". Угроза дисквалификации - мера серьезная. По существовавшему положению изгнанного из команды футболиста не имели права трудоустраивать в другой коллектив. Затеявшая перевод Хусаинова в Москву федерация футбола, спасовав перед украинскими деятелями (в истории с переездом Щеголькова из Одессы в Киев), реваншировалась в поединке с куйбышевскими функционерами. Хусаинов стал спартаковцем надолго, до конца славной футбольной карьеры.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...