Газета
3 сентября 2011

3 сентября 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть пятая

10 июля в Париже наша сборная стала чемпионом Европы - в первый и пока последний раз .

НИЗКИЙ ПОКЛОН ШЕСТИДЕСЯТНИКАМ!

Окончание. Начало - в № 198 от 2 сентября

Отправлялась советская сборная из Марселя в Париж как минимум серебряным медалистом. Аппетит приходит во время еды. Удастся ли на сей раз прожевать неудобоваримое югославское блюдо? Наша команда уже травилась им - на Олимпийских играх в Финляндии в 1952 году. Летального исхода избежать не удалось: в наказание за проигрыш подданным маршала Тито, кровного врага "отца народов", исключили из чемпионата и расформировали пятикратного советского чемпиона - ЦДСА.

Победу через четыре года в финале мельбурнской Олимпиады не решусь именовать реваншем. Если называть вещи своими именами, там со сборной СССР играл молодежный состав югославов. А их национальная команда с семью нашими обидчиками совершала в это время турне по Великобритании. 10 июля 1960 года в Париже судьба предоставила нам шанс взять полноценный реванш за проигрыш восьмилетней давности. Напряжение огромное. Реванш реваншем, но главная цель куда важнее. На кону - Кубок Европы.

ЖЕНЩИНА В АВТОБУСЕ

По некоторым, не касающимся футбола признакам, фортуна намеревалась вручить "Кубок Анри Делоне" нашему капитану. Чтобы стало яснее, приведу небольшой отрывок из моего интервью 27-летней давности с Гавриилом Качалиным. Заговорили о приметах, и тренер рассказал любопытную историю: "Футболисты - народ суеверный. Среди множества примет была одна, которую они неукоснительно соблюдали: женщина, сопровождающая команду на игру, приносит несчастье.

1960 год. Марсель. Отправляемся из гостиницы на игру с Чехословакией. В последний момент к нам подбегают хозяин гостиницы с супругой и просят подвезти на стадион. Несмотря на протестующие возгласы и жесты футболистов, любезно приглашаю их в машину. Надо было видеть, с какой ненавистью смотрели на меня ребята. Но выплеснуть злость они не решились. Зато выйдя на поле, обрушили ее на соперника. Милая дама даже не подозревала, какую добрую услугу оказала нам, тренерам, блестяще настроив футболистов на матч.

История имела продолжение. Надо же такому случиться - перед отъездом на финальную игру к нам подошел хозяин уже парижской гостиницы с женой и аналогичной просьбой. Не успел я рта раскрыть, как ребята наперебой стали приглашать их в автобус... Я был счастлив, что удалось наконец покончить с предрассудком".

Дискредитировав прежнюю примету, Качалин, сам того не подозревая, породил новую: женщина в автобусе приносит счастье. (Внесу небольшую поправку: наша команда отправилась на игру из гостиницы небольшого местечка Шантийи, расположенного в 50 км от Парижа.)

Оснований для беспокойства за исход поединка быть не должно: найденная чудесным образом кепка и сопровождавшая команду представительница прекрасного пола победу обеспечивали. По тому, как развивались события в первом тайме, в это трудно было поверить. Югославы имели довольно осязаемый перевес и не раз могли забить.

ПОНЕДЕЛЬНИК В ПОНЕДЕЛЬНИК

Не прекращавшийся в течение всего матча нудный моросящий дождь сделал поле скользким, заметно снизив преимущество советских игроков в скорости, особенно фланговых - Метревели и Месхи. соперник вполне заслуживал добытого до перерыва преимущества в счете. Однако забитый в концовке тайма гол выглядел нелепой случайностью. Анатолий Масленкин, вступив в единоборство с Ерковичем у бровки поля, на мгновение выключился из борьбы. Ему показалось, что мяч пересек боковую линию. Свистка не последовало. Еркович в одиночестве промчался по краю и прострелил вдоль ворот. На передачу первым поспел Галич. Мяч от его головы скользнул по бедру Игоря Нетто и юркнул в ворота.

Чтобы встряхнуть ребят, сбросить с ног тяжеленные оковы, в распоряжении руководства оставалось минут 10-12. С задачей превосходно справился начальник команды Андрей Старостин. Не исключено, что его громовой голос проникал из подземелья на трибуны. Длинная эмоциональная речь Андрея Петровича, исполненная в резких тонах и изобилующая крепкими русскими выражениями, дала нужный эффект. Качалин перед выходом на поле едва успел вставить пару фраз: "Ребята, поле мокрое. Чаще бейте по воротам".

Совет тренера Бубукин осуществил уже на 4-й минуте после возобновления игры. Овладев мячом в центре поля, он двинулся вперед и метров с 25 разрядил пушку. Видинич мяча не удержал, и легкий, словно перышко, Метревели, не касаясь травы (так по крайней мере казалось), подлетел к мячу и изящно переправил его в ворота - 1:1.

Напряжение не спадало ни на секунду. Незадолго до конца героем матча мог стать Валентин Иванов, не похожий на себя четырехдневной давности (игра ему не удалась). Откликнувшись на прострел справа, не сумел попасть в пустые ворота из пределов вратарской. Для выявления победителя потребовались дополнительные полчаса.

Вот тут-то и сказалось преимущество советских футболистов в физподготовке. Югославы заметно подсели, но продолжали биться неистово и дважды могли забить. Сначала при ничейном счете. Яшин нерасчетливо вышел на перехват - и кто-то из форвардов пробил головой метров с шести-семи мимо открытых настежь ворот. И в концовке, когда один к одному "срисовали" ляп Иванова. Уберегли нас от беды, в этом не может быть сомнений, счастливые приметы: найденная кепка Яшина и мадам в автобусе.

Решающий гол был забит после стремительной многоходовки. На заключительном этапе участвовали Бубукин, Войнов и Месхи, который сделал ювелирную передачу в штрафную площадь. Карусель советской атаки вертелась столь стремительно, что ни подуставшие защитники, ни Видинич не сумели помешать нашему центрфорварду поставить последнюю - нет, не точку - восклицательный знак. Мощный удар Виктора Понедельника головой в верхний угол ворот был неотразим - 2:1!

Озеровский возглас, мощный и продолжительный "Г-о-о-о-л!!!" многомиллионным эхом отозвался на шестой части планеты Земля, осчастливив огромную страну. Зафиксируем исторический момент. Матч, начавшийся в воскресенье, 10 июля, завершился по московскому времени на следующий день. Таким образом, в понедельник, 11 июля, 1960 года игрок советской команды по фамилии Понедельник забил самый нужный, самый важный гол в истории отечественного футбола. Сборная СССР - обладатель Кубка Европы!

Станет ли кто-либо утверждать, что понедельник - день тяжелый? Разве что югославы. Тут уж ничего не поделаешь. Таков спорт. Победа одних - поражение других. Радость и горе, триумф и падение всегда ходят рядом, рука об руку.

ПОДДЕРЖАЛИ МОРАЛЬНО

Безмерно счастливые победители заключают друг друга в объятия, поверженные - в трансе. От них уплыл не только кубок, но и огромные денежные суммы, земельные участки с коттеджами, обещанные в случае победы маршалом Иосипом Броз Тито.

Нашим никто ничего не обещал. По приезде в Москву оказалось, что слуги народные из Спорткомитета не предусмотрели в статье расходов премиальных. Перед ребятами извинились. Этим дело и кончилось. Между прочим, футболисты заработали тяжелым трудом, обильно орошенным соленым потом, приличные по тем временам деньги: УЕФА перечислил федерации футбола СССР 57 тысяч 613 швейцарских франков (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 739). (Есть другая версия: через какое-то время все же заплатили по двести или триста долларов.)

Зато не испытывали победители недостатка в поддержке моральной. На следующий день после матчей с Чехословакией и Югославией в советском посольстве расписывались в получении поздравительных телеграмм. Адресовал их руководителям футбола, команды и капитану Игорю Нетто главком физкультуры Николай Романов с пожеланиями здоровья и "новых успехов, прославляющих нашу великую родину".

Через десять дней вконец растроганный физкультначальник подписал приказ о присвоении звания ЗМС Владимиру Кесареву, Валентину Бубукину и Славе Метревели, а Виктора Маслова и Андро Жордания удостоил звания заслуженного тренера СССР "за подготовку футболистов в сборную команду страны".

ЭКСПЕРТИЗА

Огромная радость от достигнутой победы в эйфорию не переросла. Спортивная печать в описании финальной игры была объективна, признала неоспоримое преимущество югославов в первом тайме, упорный характер поединка со взаимными шансами после перерыва. В целом отклонений от увиденного на появившейся недавно записи финальной игры я не обнаружил. А в оценке футболистов дали небольшую слабину: старались выпятить плюсы и завуалировать недостатки. Интереснее послушать мнение известных в Европе специалистов. Имея возможность, в отличие от наших журналистов и тренеров, ежегодно просматривать десятки матчей ведущих европейских и южноамериканских сборных и клубов, они сравнивали советскую команду и ее футболистов с лучшими мировыми образцами.

Самый авторитетный эксперт - Габриэль Ано, инициатор учреждения Кубка европейских чемпионов, сказал об игре: "Нам, привыкшим к латинскому стилю, в этом матче чего-то не хватало… Каждый был строг и жесток по отношению к себе и другим. Воля к победе у русских оказалась очевидной. С нашей точки зрения, этому футболу не хватало изящества, цветов, огня и полета".

О сборной и ее игроках: "Русские, как мы ожидали, проявили свои естественные атлетические качества, которые нашли свое наиболее яркое выражение в космической скорости обоих крайних, в непрерывной и очень полезной деятельности Бубукина, а также в замечательном умении Яшина выбирать место в воротах и на подступах к ним и в его хладнокровии… В русском футболе больше дисциплины, нежели инициативы...

Я не забыл про Иванова, но не упомянул его, так как его не за что хвалить. В финальном матче он был явно не на высоте… Иванов вместе с великими футболистами прошлого Нетто и Войновым заслужил почетное место в пурпурном саркофаге, где почивают усопшие боги".

Журнал "Спортивные игры" живо отреагировал на не совсем тактичные высказывания француза: "Нам кажется несколько преувеличенной роль, которую он отводит В.Бубукину… Г.Ано, несомненно, слишком рано укладывает в саркофаг Валентина Иванова. Он судит только по финальному матчу, между тем как В.Иванов в Марселе продемонстрировал лучшую в своей жизни игру". За Войнова и Нетто редакция не вступилась.

Робер Вернь писал на страницах крупнейшего спортивного издания Франции "Экип": "В игре советских футболистов мы не нашли элементов импровизации и вдохновения. По пальцам можно пересчитать футболистов высокого класса. Это в первую очередь Яшин. Нетто постарел, Иванов выглядел утомленным. Однако отсутствие блеска они компенсировали прочностью и мощью игры и исключительной выносливостью. Метревели и Месхи показали, что они могут пробиться сквозь любую защиту. Бубукин продемонстрировал необычайную работоспособность. Яшин только подтвердил то, что мы подозревали и раньше, а именно, что он сильнейший вратарь в мире".

Итальянский журналист Дани Ребелло: "Если бы команда СССР смогла приспособить свою огромную мощь и выносливость к более гибкому в тактическом и более совершенному в техническом отношении футболу, можно было бы задать себе вопрос: кому на земном шаре могла бы проиграть такая команда?"

Сторонний непредвзятый взгляд нейтральных специалистов совпал (может, не на все сто) с тем, что показала сборная СССР и ее футболисты в финале.

Высокий профессионализм экспертов сказался в оценке игры Яшина, не совершившего за 120 минут ни единого эффектного броска, не снявшего "мертвого" мяча (один, по описанию советских СМИ, он вытащил в начале игры с верхнего угла ворот. На DVD этот момент не запечатлен: запись начинается с 12-й минуты). Было чем восторгаться.

Подкупала манера игры Яшина, внешне простая, исключительно надежная, за счет "считывания" игры на собственном "компьютере", интуиции, безошибочного выбора позиции. Яшин, как никто другой, умело руководил партнерами по обороне, вселял в них уверенность, подбадривал. Помог выстоять в первом тайме, когда югославы всерьез прижали наших. Он был максимально сконцентрирован, ни разу тяжелый, скользкий мяч не вырывался из его цепких рук - брал намертво. Точно на далекое расстояние вбрасывал его рукой, начиная контратаки.

Однако к вратарям требования особые. Им, будь они семи пядей во лбу, не прощают ни единого промаха, если решает он судьбу матча, а тем более турнира. А что если бы упомянутая здесь ошибка Яшина стала роковой? Что бы тогда писали журналисты? Как бы оценили его игру? Думаю, наши этой оплошности ему бы не простили. Через два года, на ЧМ-62, обвинив Яшина в двух пропущенных мячах в четвертьфинальной игре с Чили, подвергли его жесткой, уничижительной, не во всем объективной критике. Какое счастье, что югослав промахнулся. Мы победили - и никто о единственной промашке вратаря не заикнулся. Сыграл он великолепно, и вклад его в командный успех огромен.

СССР - ЮГОСЛАВИЯ - 2:1 (0:1, 1:0, 1:0)

Голы : Галич, 41 (0:1). Метревели, 49 (1:1). Понедельник, 113 (2:1).

СССР : Яшин, Чохели, Масленкин, Крутиков, Войнов, Нетто (к), Метревели, Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи.

Югославия : Видинич, Дуркович, Юсуфи, Жанетич, Миладинович, Перушич, Шекуларац, Еркович, Галич, Матуш, Костич (к).

Наказание : предупрежден Миладинович за грубость.

Судьи : Эллис, Финни, Астон (все - Англия).

10 июля. Париж. Стадион "Парк де Пренс". 17 966 зрителей.

ДВА КРУГА ПОЧЕТА

Сборная совершила два круга почета. Первый - сразу после игры. Измотанные двухчасовым сражением, мокрые от дождя, разбавленного слезами счастья, покорители Кубка Европы показали французам творение их соотечественника - серебряную амфору. 13 июля ее вместе с миниатюрной копией поместили в салон реактивного лайнера № 42469, взявшего курс на Москву. Сотни встречавших в московском аэропорту Шереметьево лицезрели Кубок Европы, бережно вынесенный Львом Яшиным. Вслед за ним на трапе появился Анатолий Масленкин с копией в руках.

Из аэропорта триумфаторов привезли в Лужники. Не успев переодеться, в спортивных костюмах совершили они второй круг почета и продемонстрировали ста тысячам москвичей завоеванный в Париже трофей.

Через несколько минут состоялся матч "Спартака" с "Локомотивом". Обладатели кубка, участники финала спартаковцы Масленкин, Крутиков и Нетто, и игрок "Локомотива" Бубукин в игре не участвовали. Только резервист Владимир Маслаченко, наскоро переодевшись, занял место в железнодорожных воротах, из которых не первый уже год рвался в противоположные, спартаковские. И каждый раз перед ним зажигали красный свет.

Со стадиона кубок отвезли для всеобщего обозрения на Выставку достижений народного хозяйства СССР и только после этого заключили в Музей спорта в Лужниках на три с половиной года. Отсидев положенный срок, серебряный крепыш в январе 1964 года, согласно Положению о розыгрыше, будет транспортирован в Швейцарию, в штаб-квартиру УЕФА. Желания вновь посетить Москву у него больше не возникало. Может, по-настоящему, всерьез, никто его и не домогался?

Как бы то ни было, парижская победа полувековой давности стала и остается самой значимой. Низкий поклон шестидесятникам, блестящим мастерам и истинным патриотам, сотворившим главный шедевр в истории отечественного футбола.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...