Газета
3 сентября 2011

3 сентября 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть пятая

В полуфинале Кубка Европы в Марселе блистательная команда Гавриила Качалина разгромила сборную Чехословакии благодаря "дублю" Валентина Иванова и голу Виктора Понедельника.

ГОРЬКАЯ ПИЛЮЛЯ ЧЕХОСЛОВАКОВ

Околофутбольные страсти, бушевавшие в последних числах мая вокруг несостоявшегося матча сборной СССР с испанцами, прекратил вердикт УЕФА: команда Испании за неявку получила "баранку" - техническое поражение.

Страна Советов вздохнула с облегчением. Думаю, и футболисты, особенно высшие физкультурные и футбольные подразделения. Внешне это никак не проявлялось. Тревога перед поединком с ярким политическим окрасом, державшая около полугода в неослабном напряжении, непредсказуемость конечного результата двухраундового боя с очень сильным соперником и действий партаппарата (в случае неудачи) сменились всеобщим вздохом облегчения.

Напоследок, когда все успокоилось, еще раз лягнули испанского правителя. В.Грамов на страницах нового еженедельника увековечил свое имя четверостишием, художественные достоинства которого вы можете оценить:

"Мазнули Франко по усам,

От смазки долларом разило,

И Франко отличился сам,

Как жалкий футболист-мазила".

Содержание последней строки (вдохновило автора образное выражение Хрущева об автоголе генерала) я бы оспорил. Почему мазила? В ворота он, пусть и в свои, все же попал.

Итак, испанская страница счастливо перевернута. Мы - в полуфинале. Впереди - более месяца на подготовку к турниру четырех во Франции. Сейчас, наверное, мало кто знает, что был неплохой шанс провести заключительную часть Кубка Европы в Советском Союзе.

НЕТ, НЕТ И ЕЩЕ РАЗ НЕТ!

В течение февраля 1960 года УЕФА дважды обращался к Федерации футбола с лестным предложением. Первое письмо осталось безответным, содержание второго привожу дословно: "Господа, мы позволяем себе настоящим письмом просить Вас еще раз, будет ли в состоянии Ваша Ассоциация организовать финальный турнир в случае, если Ваша команда выйдет в финал?

Просим Вас дать ответ письмом или телеграммой не позднее 29 февраля 1960 года.

Заранее Вас благодарим и просим принять наилучшие наши пожелания" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 603).

Куда гоните, господа? Не запрягли еще. Созвать президиум, составить коллективное прошение в ЦК, дождаться ответа - и все это за шесть дней? Да что вам объяснять, не поймете ведь. И вправду не поняли. Не дождавшись в срок ответа, отбили 2 марта телеграмму. Через три дня М.Песляк (заведовал иностранным отделом) отослал в Берн, в резиденцию УЕФА, ответную, не приправив в целях экономии комфизкультовских средств знаками препинания: "ВАШЕ ПИСЬМО 23 ФЕВРАЛЯ ТЕЛЕГРАММУ 2 МАРТА СООБЩАЕМ СОЖАЛЕНИЮ ОРГАНИЗОВАТЬ ФИНАЛЬНЫЙ ТУРНИР КУБКА ЕВРОПЫ НЕ МОЖЕМ СВЯЗИ ПЕРЕГРУЖЕННОСТЬЮ ВНУТРЕННЕГО КАЛЕНДАРЯ ПРИВЕТ ФЕДЕРАЦИЯ ФУТБОЛА СССР" (ГАРФ. Там же).

На протяжении последних лет наши деятели неизменно отказывались как от участия, так и организации в стране евротурниров. Песляк, пусть неуклюже, все же мотивировал "невозможность" принять Кубок Европы. До этого мы неоднократно отвергали предложения включиться в Кубок чемпионов, Кубок кубков и первенство Европы среди юниоров без объяснения причин - не желаем и баста! Не очень вежливо? Зато откровенно.

СПЕШИЛИ НА "КОРРИДУ", ПОПАЛИ НА ФУТБОЛ

Не будем о грустном. Перед отъездом во Францию сборной Союза запланировали две репетиции с именитыми зарубежными клубами. Первая, с миланским "Интером", состоялась 21 июня. Итальянцы, ступив на нашу землю, сотворили оглушительную сенсацию: были раздавлены, уничтожены сборной Одессы, составленной из игроков "второго сорта" (класса "Б"), страшно произнести - 1:5!

Невнятная речь шокированных руководителей "Интера", нелепые объяснения учиненного в Одессе разгрома завершением трудного сезона, переутомлением, недооценкой соперника во внимание не приняли. Десятки тысяч москвичей спешили 21 июня в Лужники не на футбол - на "корриду", не сомневаясь, что наши "тореадоры" сделают с синьорами то же, что месяцем ранее с польскими панами, а их бездыханные тела отправят на историческую родину.

Ход матча иллюзии развеял. Итальянцы играли в свой футбол, медленный, тягучий. Многочисленная оборона успевала и фланги обезвредить (перед Метревели и Месхи, когда они получали мяч, мгновенно вырастали по два - три защитника), и центр укрепить. Великолепно технически оснащенные, подолгу разыгрывали мяч, искусно сбивая темп.

В редких контратаках гости нанесли две болезненные кровоточащие раны (к середине тайма мы проигрывали - 0:2), от которых оправились не сразу. Размочил счет Понедельник, уравновесил на последних секундах матча Иванов. Игроки и тренер "Интера" посчитали - после истечения времени. Претензии весьма бурно предъявили судье Николаю Латышеву.

На следующий день Федерация футбола СССР выступила с разъяснениями, попытавшись замять неприятный инцидент: "Гол был забит советскими футболистами за 28 секунд до окончания встречи. В этом убедились и тренер, и капитан, и вратарь итальянцев, когда арбитр матча Н.Латышев показал им секундомер, который продолжал отсчитывать заключительные секунды игры. По их истечении Латышев и остановил секундомер, который показывал ровно 45 минут сыгранного времени". Руководитель итальянской делегации извинился за поведение соотечественников и официально заявил: претензий к судейству не имеет.

СМИ РАЗОЧАРОВАНЫ

А у советской прессы претензий накопилось вдоволь - к команде и футболистам. Всегда активный Юрий Ваньят, начав с обороны ("наши защитные линии допустили ряд грубых промахов"), перешел на личности. Поругивал Яшина ("не обрел былую форму"), Кесарева ("допустил ряд ошибок"), Крутикова ("выступил заметно бледнее обычного"), Царева и Войнова ("выглядели на редкость неорганизованно"), Бубукина ("допустил удивительно много ошибок в передачах"). ("Труд" от 23.06)

Писатель Юрий Трифонов в "Известях" (от 22 июня) старался держать себя в руках. Немного побрюзжал: "Что-то повредилось в машине, которая недавно действовала столь безупречно". Лучшими в атаке назвал Метревели и Месхи: "Они создают острые ситуации, но... партнеры медлят или промахиваются, и это тягостное зрелище продолжается до конца матча".

Относительную неудачу объяснил фактором психологическим: "Возможно, если бы не было "одесской катастрофы" и разгрома поляков, игра была бы совсем иной". В концовке проявил педагогический такт: "Не следует предаваться унынию. Наша сборная - боеспособный и грозный коллектив. И у нас есть все шансы успешно выступить во Франции. Но для этого надо сделать хладнокровные выводы из вчерашней игры".

Последняя проба назначена на 28 июня. "Продегустировать" предстояло заокеанский "Фламенго". Не довелось. К испанским отказникам месяц спустя присоединились бразильские. Южноамериканцы совершали турне по Европе и согласно предварительной договоренности должны были прибыть в нашу страну 23 июня. Перед отлетом из Амстердама команда получила телеграмму от хозяев клуба и Конфедерации спорта Бразилии с категорическим запретом выезжать в СССР. Организатор турне Ари Лунд извинился перед нашей федерацией и подал жалобу в ФИФА на руководство "Фламенго", сорвавшего контракт. Пользуясь случаем, в ФИФА обратилась Федерация футбола СССР с требованием "принять меры в отношении руководства клуба "Фламенго" и Конфедерации спорта Бразилии в возмещении понесенных расходов".

28 июня встреча в Лужниках все же состоялась - первая сборная играла со второй. Разошлись миром - 1:1. Восторга у наблюдателей игра не вызвала. Журналисты посетовали на отсутствие старания и задора, предположили, что игроки берегут силы перед ответственными матчами во Франции, и понадеялись, что "у них все-таки проснется настоящая спортивная злость".

И мы надеемся.

ПЯТЕРЫХ ОСТАВИЛИ В МОСКВЕ

Организаторы турнира готовились к приему гостей. Состав делегаций строго лимитирован - не более 27 человек: 22 футболиста из переданного в УЕФА заявочного списка и 5 официальных лиц.

7 июня генсек УЕФА Анри Делоне отсылает телеграммы участникам турнира: "ПРОСЬБА СРОЧНО СООБЩИТЬ СПИСОК ЧЛЕНОВ ВАШЕЙ ДЕЛЕГАЦИИ ИМЯ ФАМИЛИЯ ДАТА РОЖДЕНИЯ АДРЕС ТЧК СООБЩИТЕ ВРЕМЯ ОТЪЕЗДА ТЧК ПРИВЕТ ДЕЛОНЕ".

Югославы и чехословаки задание выполнили в срок, нерадивые советские "ученики" с ответом, как обычно, тянули: список утверждали в ЦК партии, а члены делегации, хотя многие из них выезжали за рубеж неоднократно, проходили тщательную проверку в компетентных органах.

Через две недели, не дождавшись ответа, Делоне вновь телеграфирует в Москву: "УДИВЛЕНЫ ВАШИМ МОЛЧАНИЕМ НАСТОЙЧИВО ПРОСИМ СООБЩИТЬ СВЕДЕНИЯ ЧЛЕНАХ ВАШЕЙ ДЕЛЕГАЦИИ ТАКЖЕ СРОКИ ВАШЕГО ПРИЕЗДА ТЧК БЛАГОДАРИМ ДЕЛОНЕ". Ответная телеграмма вылетела из Москвы в тот же день с обещанием прибыть в Марсель 29 июня. Из заявочного списка отправили во Францию 17 футболистов вместо 22. За счет пятерых отчисленных увеличили представительство официальных лиц до десяти, куда попали несколько "блатных" (данные взяты из ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело, 603). Кроме того, просили дополнительно принять тренеров Якушина, Пинаичева, Симоняна, Маслова и Щербатенко. Все расходы - за счет советской стороны. Хозяева не возражали.

Дома и на чужбине случились два ЧП. За пару дней до вылета в подмосковном доме отдыха партаппарата "Озеры" приступ бронхиальной астмы свалил Виктора Понедельника. Врач сборной Николай Алексеев успокоил встревоженного Качалина: "Перемена климата должна пойти Виктору на пользу". Так и случилось.

А в Марселе накануне полуфинала острый приступ аппендицита настиг защитника Владимира Кесарева. Там же его прооперировал профессор Гамбарелли. Через день Владимир был на ногах и вместе с запасными смотрел финал. Защитника потрясло мастерство хирурга. Спустя годы он вспоминал: "Когда мы вернулись в Москву, известный спортивный врач Нина Даниловна Граевская возила меня по нашим клиникам как экспонат, демонстрируя практическое отсутствие на животе шва... Наши врачи не скрывали своего удивления и восхищения" (В.Кесарев. "Динамо" - на всю жизнь").

"У нас незаменимых нет", - утверждал товарищ Сталин. В данном случае оказался прав. Дебютант сборной Гиви Чохели успешно заменил Кесарева. Быстро обуздав предстартовое волнение, сыграл превосходно. Зарубежные обозреватели назвали его лучшим среди советских защитников. Даже прижимистый на похвалы Качалин отметил тбилисца: "Чохели выдержал экзамен с честью. Быстрый, техничный, он стал надежным бастионом в нашей обороне".

Жребий в 1/2 финала из трех кандидатов предложил нам самого, пожалуй, не скажу слабого, удобного - Чехословакию. Трижды до того сборная ее обыграла: в 52-м (под вывеской ЦДСА) - 2:1, через шесть лет с тем же счетом в Праге, в 59-м в Москве - 3:1. Не повод расслабляться, потому как матч на сей раз официальный, с турнирных позиций значимый, гарантировал в случае успеха как минимум европейское серебро. В мощи и боеспособности чехословаков футбольный мир убедится через два года на чемпионате мира в Чили. Уступив в финале бесподобным бразильцам, они стали лучшими среди европейцев. В той команде играли восемь футболистов - участников Кубка Европы. И во Франции явились к нам на свидание полные сил, радужных ожиданий и совершенно "сухие": в 60-м успели поколотить в товарищеской встрече австрийцев - 4:0 и дважды в четвертьфинале КЕ румын - 2:0 и 3:0.

За несколько дней до игры провели "культурное мероприятие", побывали на корриде в Арли. Пожарившись несколько часов под палящим южным солнцем, отправились на стадион для контрольной встречи с местной командой. Зная о присутствии на трибунах советской сборной, провели устрашающую акцию - разобрали аборигенов на запчасти (8:0). Наши ребята, похоже, не испугались, а Гавриил Дмитриевич приготовил чехословацкому коллеге Рудольфу Вытлачилу сюрприз. В сентябрьском матче 59-го в Москве блеснули крайние форварды, особенно Михаил Месхи. Главком Гавриил Качалин предполагал, что соперник, помня о печальных последствиях московского сражения, укрепит позиции на флангах, и главный удар подготовил на центральном направлении. Сработало.

ГОЛ ЖИЗНИ

Счет с подачи Понедельника открыл Иванов. Во втором тайме он же преимущество увеличил. Гол получился на загляденье: гол-красавец, гол-конфетка. Пусть сам создатель его и опишет: "Получив мяч в центре поля, я двинулся к воротам с места правого края. Обыграл по пути двух соперников и, дойдя до лицевой линии, хотел уже прострелить в штрафную, как на меня бросился еще один игрок. Обыгрываю его и проталкиваю мяч в штрафную. Навстречу вратарь. Одним движением оставляю его не у дел и бью по воротам. И хотя место в них заняли сразу три защитника, мяч оказался в сетке".

Через несколько минут, сыграв в "стенку" с Бубукиным, применил "табельное оружие" Понедельник. Тренерский замысел центральная тройка воплотила в жизнь.

Соперник имел возможность подсластить горькую пилюлю, но Войта, возможно, не веривший в то, что Яшину можно забить, не совладал с нервами и пробил с 11 метров мимо - 3:0.

Иванов был бесподобен. Отмерил поле вдоль и поперек, помогал защитникам, организовывал "карательные" акции, ассистировал, забивал. Колоссальная работоспособность, тонкое понимание игры, высочайшая техника выделяли его в составе обеих команд. "Валя сыграл свой лучший матч в жизни", - говорили после игры товарищи, съевшие с ним не один пуд соли.

По завершении карьеры футболиста Валентин Козьмич, вспоминая ту игру, признался: "…у меня есть свой "гол жизни". И его я не променял бы ни на что на свете". (В.Иванов. "Центральный круг")

"ДРАГОЦЕННАЯ" КЕПКА

С финальным свистком зрители высыпали на поле. Возбужденные марсельцы тискали победителей, что-то кричали, а Яшина подняли на руки. Лишь благодаря расторопности стражей порядка не разорвали на сувениры его вратарское обмундирование. Кепку все же кто-то успел стянуть. Почувствовав под ногами твердь земную, голкипер обратился к стоящему рядом полицаю с просьбой отыскать пропажу. Тот мигом растворился в толпе. Мыслимо ли найти иголку в стоге сена? Мало кто в это верил.

Развязка детективной истории наступила в раздевалке. Рассказывает сам пострадавший: "Я сижу и чуть не плачу. Финал играть, а у меня как на грех ни одной запасной кепки. Врач подбегает, Николай Николаевич Алексеев. Что, спрашивает, Лева, травма? И тут открывается дверь, и в раздевалку входит знакомый полицейский. В руках у него - представляете? - моя драгоценная кепка. Я ему на радостях, по-моему, на всю полицию Марселя автографов нарасписывал".

"Драгоценная" кепка представляла собой жалкое зрелище. Без слез сострадания смотреть на нее было невозможно. По словам хозяина, "кепка эта была старая-престарая, стираная-перестираная, доброго слова, что называется, не стоила". Зато "волшебная" - кепка-талисман. Счастье она приносила. И вратарю, и, естественно, команде. Не сотвори чуда французский Шерлок Холмс, сумел бы восстановить душевное равновесие вратарь? И как бы его состояние отразилось на игре сборной? Слава Создателю, обошлось. Полдела перед главным матчем турнира сделано.

СССР - ЧЕХОСЛОВАКИЯ - 3:0 (1:0)

Голы : Иванов, 35 (1:0). Иванов, 58 (2:0). Понедельник, 64 (3:0).

Нереализованный пенальти : Войта, 68 (мимо).

СССР : Яшин, Чохели, Масленкин, Крутиков, Войнов, Нетто (к), Метревели, Иванов, Понедельник, Бубукин, Месхи.

Чехословакия : Шройф, Шафранек, Поплухар, Л.Новак (к), Буберник, Войта, Масопуст, Моравчик, Квашняк, Бубник, Долински.

Судьи : Йонни, Гамбротта, Роверси (все - Италия).

6 июля. Марсель. Стадион "Велодром". 25 184 зрителя.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...