Газета
26 августа 2011

26 августа 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть четвертая

ВСЕ НА БОРЬБУ С ИСПАНИЕЙ!

В четвертьфинале Кубка Европы сборную СССР ждал едва ли не самый грозный по тем временам - впрочем, как и по нынешним, - соперник.

ШОУ В ДУРДОМЕ

Вряд ли решение жребия, особо в те годы с нами не церемонившегося, воодушевило советскую команду и миллионы ее болельщиков. Подложил он нам в четвертьфинале Кубка Европы не свинью даже - свирепого "кабана", испанскую сборную с мастерами высочайшего международного класса Ди Стефано, Суаресом, Хенто... Из семи мячей, забитых испанцами в ворота сборной Польши (4:2, 3:0) в 1/8 финала, шесть - на "совести" этой троицы. Тренер - небезызвестный маг и волшебник Эленио Эррера, чрезмерно экспансивный и экстравагантный.

Бессмертную славу обретет он чуть позже. А тогда Эленио привлекал к себе внимание разнообразными причудами, экзотикой, необычными манерами в общении с журналистами и футболистами, методами тренировочного процесса, не умещавшимися в те годы в общепринятые рамки.

Известный французский журналист Жак Ферран, побывав на тренировке испанцев перед ответным матчем с поляками, был поражен увиденным и поделился впечатлениями с читателями. Можно было подумать, что наблюдал он не за занятиями футболистов, а за жизнью и бытом марсиан. Ознакомлю вас с небольшими отрывками из его откровений.

"На большом поле барселонского стадиона в присутствии нескольких тысяч болельщиков Эррера в течение полутора часов требовал от своих людей максимальных усилий. Все время варьируя упражнения, он заставлял каждого игрока полностью выложиться. И это за 24 часа до матча! Особое внимание он уделял физической нагрузке вратарей. Перед глазами у меня Рамальетс, с нахлобученной на лоб кепкой, падающий от усталости подобно боксеру в состоянии грогги... В день матча два часа были посвящены игровым установкам. После этого игроки в тренировочных костюмах последовали в зал. Здесь они начали разминку, состоявшую главным образом из физических упражнений - прыжков, приседаний и т.п. Затем последовали рывки, работа над дыханием. Под возгласы тренера "А! А! А!", ритм которых все учащался, вольные движения повторялись. Небольшой отдых, и начались упражнения с мячом: сначала удары головой, затем ногами. Мяч непрерывно летал по кругу. Это было похоже на пляску чертей в аду. И все время Эррера подхлестывал игроков возгласами: "Играть в полную силу! Тогда мы их обыграем! Этот матч нужно выиграть!"

Снова небольшой отдых. Эррера становится в центр круга, бросает мяч то одному, то другому - на голову, на грудь, в ноги - и одновременно, глядя игроку в глаза, отрывисто спрашивает: "Что ты думаешь о матче?" "Как мы будем играть?" Каждый обязан кратко и уверенно ответить...

После заключительной серии физических упражнений происходит коллективная клятва над мячом, которая начинается словами: "Это матч на Кубок Европы, и мы должны заполучить его..."

Возможно, подобные нагрузки накануне и в день игры мало кого сегодня удивят. Но речь-то о конце 50-х! Потогонная система Эрреры, приправленная изрядной долей шаманства, воспринималась в лучшем случае как шоу, устроенное в психиатрической лечебнице.

ЧЕЛОБИТНАЯ Валентина ГРАНАТКИНА

Проблема заключалась не только в силе и высочайшем классе испанской сборной. Предстоящий матч относился к категории политических. Между двумя странами не было дипломатических отношений из-за несовместимости коммунистического режима с правящей в Испании диктатурой Франко, называемой у нас фашистской. Зная о болезненной реакции партийного руководства на проигрыши советских спортсменов, тем паче представителям враждебных СССР стран, в колоссальном напряжении пребывали все ветви спортивной и футбольной власти.

Федерация футбола СССР, как только стал известен соперник, попыталась выторговать выгодные для себя условия. УЕФА наметила четвертьфинальные матчи на май, а финальный турнир - на лето 60-го. 4 декабря 1959 года Валентин Гранаткин отправил челобитную генсеку УЕФА Пьеру Делоне: "Федерация футбола СССР обращает Ваше внимание на необходимость изменения сроков проведения четвертьфинальных игр на Кубок Европы.

Принятые Вами сроки окончания этих игр ставят некоторые федерации, в том числе и нашу, в неравные условия по отношению к другим федерациям.

Как вам известно, футбольный сезон в СССР начинается в последние дни апреля. Поэтому наша команда не имеет возможности подготовиться к встречам с командой Испании, которая в эти сроки находится в лучшей форме. Мы просили бы Вас изыскать возможность провести встречи СССР - Испания в другие сроки. Наиболее приемлемым для нас был бы сентябрь, но мы готовы рассмотреть и другие сроки.

В ожидании положительного решения нашей просьбы примите наши наилучшие пожелания" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 489).

Месье Делоне склоняли в угоду СССР не только ущемить интересы испанцев (в сентябре их чемпионат - в начале пути, а мы в самом соку), но и сдвинуть время проведения финального турнира на несколько месяцев. Просьбы странноватые. Прокомментирую "оговорку" председателя: с середины 50-х союзные чемпионаты начинались в конце марта или в начале апреля. Гранаткин, в этом не может быть сомнений, пел с чужого голоса. Не первый раз физкультурные и партийные руководители вынуждали Валентина Александровича принимать решения, делать заявления и обращаться в международные организации вопреки его воле и убеждениям. Факты на страницах "Летописи" приводились.

УЕФА, естественно, просьбы нашего председателя не удовлетворил. Точные сроки путем нелегких переговоров установят позже. Все же послабления нам сделали: московскую встречу перенесли с 10 мая на 29-е, ответная должна была состояться в Мадриде 9 июня. Дополнительный матч, если бы в нем возникла необходимость, наметили на 16 июня в Риме (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 603). Время более для нас приемлемое: чемпионат набирал обороты, а испанцам пришлось после утомительного внутреннего первенства, Кубка и участия в евротурнирах поддерживать спортивную форму.

ТРЕНЕРСКАЯ ЧЕХАРДА

Напряжение огромное. В воздухе витал лозунг: "Все на борьбу с Испанией". 12 января состоялось первое заседание штаба командования - Президиума Федерации футбола. Утвердили тренерами сборной Михаила Якушина (старший), Георгия Глазкова и рекомендованный ими список кандидатов, состоявший из 28 человек.

Вынужден сделать небольшое отступление, дабы разобраться с тренерским составом. После катастрофического поражения советской сборной в Лондоне (0:5) в ноябре 58-го Гавриила Качалина от занимаемой должности отстранили. Осенью 59-го в контрольной встрече с Чехословакией перед игрой 1/8 финала с венграми руководил командой Георгий Глазков. А в Будапеште сменил его Михаил Якушин. Задачу успешно решили - и дальнейшие изменения в тренерском штабе не предполагались. Якушина утвердили, и через две недели он выступил на Президиуме с подробным планом подготовки к матчам с Испанией, единогласно одобренным.

Факты, изложенные в документах Федерации, не согласуются с воспоминаниями Якушина: "После поездки в Китай я сложил с себя временные полномочия старшего тренера сборной СССР и вновь сосредоточил свое внимание на делах своего клуба" (М.Якушин - "Вечная тайна футбола").

Напомню: из Китая команда вернулась в первых числах октября 1959 года, в середине января 60-го его утвердили, а в конце месяца он представил расширенный план тренировочных занятий. В него входила полуторамесячная поездка (февраль - март) в ГДР и Голландию. За несколько дней до выезда за рубеж Михаил Иосифович неожиданно от сборной отрекся. Об этом говорили на очередных посиделках в Федерации футбола 25 февраля: "В связи с невыездом в ГДР старшего тренера т.Якушина М.И. направить главных тренеров Федерации футбола СССР т.т.Гуляева Н. и Качалина Г. в ГДР для оказания практической помощи в подготовке сборной команды СССР на предсезонном учебно-тренировочном сборе" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2929). Таковы факты. Качалин с Гуляевым выполняли функции скорой помощи и являлись временно исполняющими тренерские обязанности.

Выступали за рубежом двумя составами. В ГДР - только со сборной страны. Первый наш состав выиграл обе встречи с одинаковым счетом 2:1, второй демократических немцев не потянул - 0:2 и 1:1. В Голландии играла главная команда и все три встречи выиграла: 1:0 у "Фейеноорда", 4:3 - у ГАВА и 3:1 - у ДОС.

По возвращении из загранкомандировки Гавриил Качалин отчитался о проделанной работе. Бытовыми условиями, спортивными базами, погодой остался доволен. "Команда вернулась в Москву спаянным, здоровым коллективом. Удалось в процессе тренировок и игр определить основной состав команды и добиться сплочения усилий на решении основной задачи - успешно выступить в матче против Испании", - завершил доклад и.о.

И о главном: "За все время пребывания за границей все члены коллектива вели себя дисциплинированно, в полном соответствии с нормами, предъявляемыми к высокому званию советского спортсмена" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2929).

Вернувшись на родину, игроки воссоединились со своими командами и добирали форму в начавшемся вскоре чемпионате. Тренеры все еще находились в подвешенном состоянии.

25 апреля на заседании Президиума о подготовке сборной СССР к матчу с Испанией докладывал Андрей Старостин. Тогда и решили: "Установить начало сбора игроков сборной команды Советского Союза с 14 мая с.г. в Доме отдыха "Озеры" (дом отдыха принадлежал ЦК партии. - Прим. А.В.) Московской области". К началу сборов и утвердят Гавриила Качалина главным тренером.

"О ВРЕДНОСТИ ПЕРЕОЦЕНКИ ИСПАНСКОЙ КОМАНДЫ"

Обращу ваше внимание и на второй пункт Постановления: "Поручить т.т. Мержанову и Старостину Ан. информировать представителей спортивной прессы о вредности переоценки игровых качеств испанской команды и даче хвалебных отзывов о стиле игры и силе испанских игроков" (ГАРФ. Там же).

Не думаю, что эта глупая инициатива исходила от людей футбольных. Андрей Петрович успел к тому времени себя "скомпрометировать". 9 апреля, в день открытия чемпионата, спортивная газета опубликовала пространное с ним интервью. Кто-то из читателей попросил Старостина сравнить игру чемпионов мира бразильцев со сборной Испании. Вот что он ответил: "Серия блестящих побед позволяет сделать вывод, что наш конкурент в борьбе за Кубок Европы вряд ли слабее того, с которым мы встречались в розыгрыше Кубка Жюля Римэ. Команда, где играют "центрфорвард всех времен" Ди Стефано, самый быстрый в мире футболист Хенто, изумительная "десятка" Суарес - 23-летний игрок, отлично действующий в обороне, блестяще затевающий комбинации и успевающий завершать многие из них, команда эта - опасный конкурент для любой сборной".

Влип Андрей Петрович по полной. Его точные, правдивые характеристики игроков и команды, как посчитали где-то вверху, не могли способствовать поднятию боевого духа советских футболистов. Оправдывает зампреда Федерации, что давал он показания за полмесяца до Постановления. Смягчающие обстоятельства учли и дали возможность исправиться. Отныне обязали его бдительно следить за тем, чтобы "крамола" на страницы спортивной печати не проникала. На другие издания постановление футбольного органа не распространялось, чем они и пользовались, расхваливая пиренейских мастеров по отдельности и команду в целом. Оставалось надеяться, что наши футболисты центральные газеты не читали.

МОШКАРКИН В МАДРИДЕ...

Соперник серьезный, в расцвете творческих сил, не раз в последние годы бил сильных мира футбольного. В марте 60-го уверенно обыграл итальянцев (3:1), а 15 мая, за две недели до назначенной встречи в Москве, разгромил англичан (3:0) на своем поле и при английской погоде, мокрой и зябкой. За ходом этого матча непосредственно наблюдал секретарь Федерации футбола Владимир Мошкаркин. В Москве он дал интервью корреспонденту "Вечерки". Газета городская, говорить правду о сопернике с ее страниц не возбранялось.

Потому и рассказал Мошкаркин, что видел: "Сборная Испании сильна, игроки быстрые, техничные, хорошо физически подготовленные, выносливые, сыгранные. Играли с начала и до конца в высоком темпе. Испанцы могут сыграть и сильнее, чем с англичанами". Видимо, почувствовал - перехвалил. Пусть не спортивная газета, и все же, надо бы смягчить впечатление. Смягчил в концовке: "И все же сборная Испании едва ли превосходит венгров середины 50-х годов, с которой мы играли на равных", - успокоил читателей ("Вечерняя Москва" от 18 мая). На следующий день, словно оправдываясь за оплошность, не моргнув, поведал корреспонденту "Правды" неправду, будто англичане играли в Мадриде молодежным составом. О том, что Эррера оставил в запасе трех ведущих игроков, включая Суареса, сказать не решился.

...ЭРРЕРА В МОСКВЕ

Вскоре последовал ответный визит. Приезд испанской делегации в составе 32 человек (по некоторым источникам - вдвое больше) намечался на 26 мая, а сам Эррера в сопровождении ответственного работника федерации футбола Косты примчался в Белокаменную 19-го. Главная цель - увидеть будущего соперника вживую в матче с Польшей, заодно ознакомиться с условиями быта и тренировок футболистов.

Остановился в гостинице "Украина". Весь день расписан по минутам. Из журналистов принял только корреспондента "Вечерней Москвы". Уделил ему немного времени. Сказал, что советских футболистов на поле не видел, но сведения о них собрал исчерпывающие. Наслышан об отменной физической подготовке игроков, выносливости, индивидуальной и командой скоростях. На вопрос об изменениях в составе после игры со сборной Англии ответил расплывчато: "Больших перемен не ожидается". О прогнозе на предстоящий матч: "Ди Стефано согласен на ничью. Я с ним солидарен".

Извинившись, помчался в гостиницу "Метрополь", где должна была расположиться его команда. Тщательно осмотрел номера, спустился в ресторан, детально изучил меню, лично продегустировал множество блюд, дал ценные указания поварам и попросил официанта принести оливкового масла. Получив заказ, погрузил в тарелку указательный палец, долго его обсасывал и, не скрывая удовлетворения, спешно покинул ресторан. Торопился в Лужники на игру СССР - Польша.

Мы спешить не будем, посмотрим ее завтра.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...