Газета
12 августа 2011

12 августа 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1960 год. Часть вторая

"АРЕНДОВАЛИ ПЛОЩАДКУ В СРЕДНЕЙ ШКОЛЕ"

Предсезонных забот - полон рот. Тренеры планируют время и место сборов, руководители команд стараются укрепить ряды. Хватает работы у строителей, ведущих ремонт, реконструкцию и благоустройство стадионов. Расскажу обо всем по порядку и понемногу.

УКРЕПЛЕНИЕ ФУНДАМЕНТА

Методические рекомендации, обязательные для исполнения, спускались, как обычно, сверху, но и пространство для маневра тренерам оставляли. Это касалось сроков начала тренировочных сборов, выбора места дислокации, интенсивности и дозировки занятий. Одни, "Шахтер" к примеру, включились в 20-х числах декабря 59-го, другие - сразу после горячих объятий с Новым годом, третьи - ближе к середине января.

Схема обычная: зимой трудились дома, в основном в зале, ближе к весне и с ее наступлением улетали на юг. Кому подфартило - за рубеж. "Зенит" в январе из питерской сырости и морозов упорхнул в дышащие 50-градусным зноем и влагой Индонезию и Цейлон, где безжалостно громил аборигенов: +7=0-0, 38-7. Московский "Спартак" выбрался в марте в пока еще дружественный Китай. "Пахтакор", "Нефтяник", "Спартак" ереванский готовились дома. Кавказцы и контрольные матчи проводили в родных стенах.

Разным был тренировочный режим. Одни "пахали" по шесть дней в неделю, другие - от трех до пяти. Занятия, как правило, двухразовые с явным акцентом на ОФП: тренеры, по их словам, "закладывали фундамент" на весь сезон.

Исключение - тбилисцы. Фундаментом занимались, как же без него, - здание рухнет. И тактике время уделяли. Но, отдавая должное двум китам, обожествляли третьего - технику. Грузин хлебом не корми, дай с мячом повозиться. Вот они усердно и преумножали заложенные природой качества. Тренер Андро Жордания увлечению подопечных особо не препятствовал, проводил занятия с "техническим уклоном", организовывал двусторонние игры, оставлял время и для индивидуальной работы. "Малотехничный футболист не играет, а мучается сам и мучает других", - объяснял он журналистам. Главная забота "дирижера" - убедить "музыкантов", чтобы их сольные партии не нарушали стройности звучания оркестра.

Антипод Жордания - Эльмар Саар, один из лучших советских арбитров послевоенного времени. В 59-м он, выражаясь языком футболистов, "повесил свисток на гвоздь" и занялся тренерской деятельностью, возглавив рожденный к новому реформированному чемпионату "Калев". Слепили его наспех из того, что было - таллинского "Динамо", "Нормы" и еще двух или трех эстонских клубов.

Зимой Саар гонял ребят в спортзале "Юлемисте" по-черному: ежедневно, кроме воскресенья, по четыре часа занимались "физикой". В марте тот же предмет штудировали в Одессе под плеск черноморских волн. Результатом дел своих остался доволен, в будущее смотрел уверенно: "Мы настроены оптимистично", - заявил экс-арбитр перед началом сезона. Зная об отеческой заботе Положения, гарантировавшего новичкам неприкосновенность при любом раскладе, легко быть оптимистом.

Недалеко ушел от Саара новый тренер ташкентского "Пахтакора" Александр Келлер. После потогонных тренировок он выставлял игрокам оценки. С "двоечников" снимал если не все семь, то пару-другую шкур непременно, вынуждая работать сверхурочно.

"СТИМУЛЯТОРЫ"

Торпедовцы помимо специальных наук занимались трудом интеллектуальным, расширяя кругозор. Создали, по словам журналистов, нечто вроде университета культуры. Приглашали в гости композиторов, писателей, слушали лекции о новых произведениях советской и зарубежной литературы. Вопросы задавали не слушатели, а лекторы. На самый популярный - о задачах на сезон - старший тренер Виктор Маслов отвечал: "Ближайшая цель - войти в первую финальную шестерку. А что там? Сказать, что мы должны стать чемпионами, значит поднять большой шум. А шум, как сказал Марк Твен, еще не доказательство". Запомним слова Виктора Александровича.

В "Молдове", случалось, "стимуляторами" баловались. Как-то перед очередной тренировкой повезли команду на Подольскую улицу Кишинева. Здесь в неприметном одноэтажном домике помещалась в начале века подпольная типография ленинской "Искры", из которой возгорелось революционное пламя, десятки лет полыхавшее в стране (не покидает ощущение, что сбить его не удалось: все еще першит в горле и глаза слезятся). По дороге к находящейся в предместьях Кишинева базе ребята живо делились впечатлениями. Приняв "допинг", тренировались в охотку.

База прелестная, располагалась среди садов и виноградников. К услугам футболистов - стадион, игровые площадки, гаревая дорожка, плавательный бассейн, просторный спортивный зал...

Весной, оставив райский уголок, отправились в Одессу. Можно сказать, спустились с небес на грешную землю. Зато оказались в здоровом коллективе: тусовались с прибалтами, киевлянами и местными командами. На них и готовность свою проверяли.

Привез туда главный тренер Александр Севидов сына своего, 17-летнего Юру. Высокий (рост за 180 см), мощный, таранный форвард сразу обратил на себя внимание специалистов и... селекционеров. Поздновато положил на него глаз столичный "Спартак" - после того, как заявлен был добрый молодец за "Молдову". Однако, используя "административный ресурс", своего москвичи добились: разлучили-таки отца с сыном вопреки существовавшей инструкции о переходах (умыкнули Юрия из Кишинева в ходе чемпионата) и Положению, запрещавшему выступать в течение сезона за две команды.

Перспективный юноша в новом коллективе прижился, был фигурой заметной, много забивал и стал вторым бомбардиром "Спартака"-60 после Анатолия Ильина.

Вновь отказали тормоза: не успев нажать на педаль, вторгся в пределы соседней темы, требующей внимания. Раз уж так случилось, сей же час изложу ее в общих чертах.

ОЖИВЛЕНИЕ "ТРАНСФЕРНОГО РЫНКА"

Пока "строители" под бдительным оком прорабов готовили фундаменты (кто и что на них соорудит, узнаем позже), клубное начальство старалось заполучить квалифицированных специалистов из соседних организаций. Разбиралась в потоках заявлений просителей Спортивно-техническая комиссия (СТК) Федерации футбола СССР.

С расширением границ класса "А" значительно, в отличие от прошлых лет, оживился, выражаясь на современном русском, трансферный рынок. Такого понятия при советской власти не существовало: купли-продажи не было и за ушедшего в другую команду игрока клубы не получали ни копейки.

Руководители команд не брезговали ничем. Кто побогаче, переманивали ребят, обещая молочные реки с кисельными берегами. Малоимущие украдкой, опасливо озираясь, хватали, что плохо лежит. Когда в процесс вмешивались люди из властных кабинетов, переходы совершались в нарушение инструкции после закрытия "трансферного окна". История с Геннадием Красницким изложена в первой главе.

Армия действовала в рамках закона о всеобщей воинской повинности: призывала на службу понравившегося футболиста, если тот (опять-таки согласно закону) не был единственным в семье кормильцем, не обучался в вузе и т.д. Или (вопреки закону) не "откосят" его от армии влиятельные ведомства. "Спартаку", испытывавшему в связи со сменой поколений серьезные кадровые проблемы, не удалось удержать одаренного Вячеслава Амбарцумяна, и того "забрили в солдаты".

Разбегался народ из "Локомотива", серебряного призера прошлогоднего первенства. Переезду Игоря Зайцев и Юрия Ковалева из Москвы в Киев СТК не препятствовала, а очередную попытку Владимира Маслаченко перейти в "Спартак" пресекла.

Проблемы возникли и у другого стража ворот - тбилисца Анзора Кавазашвили, подавшего заявление в "Зенит". В Тбилиси место в основном составе получал он редко: в 59-м лишь в четырех матчах подменял травмированного Сергея Котрикадзе. Парень молодой, честолюбивый, талантливый, ему играть хотелось. Вот и откликнулся на предложение "Зенита", где гарантировали ему постоянное место в воротах.

20 января СТК в отношении обоих вратарей постановила: "Утвердить решение об отказе в переходе В.Маслаченко в "Спартак" (Москва).

Отложить рассмотрение заявления А.Кавазашвили в "Зенит" (Ленинград) до возвращения из-за границы" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2929).

Из увеселительной прогулки по Индонезии и Цейлону "зенитчики" вернулись в первых числах февраля, а заявление Кавазашвили рассмотрели только в конце месяца, 25 февраля. Повезло ему больше, нежели Маслаченко. 22 голосами против трех переход разрешили с условием: "Обязать т.Кавазашвили урегулировать и оформить свои отношения с командой "Динамо" - Тбилиси" (ГАРФ. Там же).

Отношения с бывшим клубом вратарь урегулировал и был включен в заявку "Зенита". Приняли его на берегах Невы радушно, обещание выполнили - Анзор Кавазашвили защищал ленинградские ворота во всех тридцати турнирных матчах.

На уже упомянутом заседании СТК 20 января утвердили переход Алекпера Мамедова и Юрия Кузнецова из московского "Динамо" в "Нефтяник". Коренные бакинцы в середине 50-х переехали в Москву. Оба форварда были в "Динамо" на ведущих ролях, получали драгметаллы - золото и серебро, доигрались до сборной и, обогащенные, вернулись в родной город помочь "нефтяникам". Вскоре к ним присоединился еще один экс-динамовец, Адамас Голодец, обитавший последние два года в Киеве. В его услугах тренер украинского "Динамо" Вячеслав Соловьев, строивший новую команду, не нуждался. По той же причине оказались в Минске списанные из "Торпедо" вратарь Альберт Денисенко, нападающие Виталий Арбутов и Владимир Терехов.

"Торпедо" внакладе не осталось. Из "Зенита" перебрались вратарь Геннадий Лазунов (правда, остался без работы) и вернувшийся в Москву после пятилетних странствий мобильный, работоспособный, с высоким КПД футболист "широкого профиля" Борис Батанов.

Тренировался с командой - сейчас, наверное, мало кто об этом знает или помнит - 18-летний голкипер Евгений Рудаков. Перспективу в нем не разглядели и вскоре расстались. Рожденный в Москве, пика славы Рудаков достигнет в Киеве, где выиграет с "Динамо" множество комплектов медалей, Кубок кубков, Суперкубок, со сборной станет вице-чемпионом Европы, неоднократно войдет в список "33-х лучших футболистов СССР", а в 1971 году будет признан игроком года.

"ЛЕТУНЫ" ФУТБОЛЬНЫЕ"

Интенсивное движение на футбольных трассах обеспокоило журналистов, более всего - спортивного обозревателя "Московской правды" В.Денисова. В статье "Летуны" футбольные", претендующей на научную, он использовал подзабытый термин и для освежения памяти читателей объяснил в популярной форме разницу между летунами двукрылыми и двуногими:

"Ежегодные регулярные массовые перемещения птиц называются перелетами. Издавна орнитологам известны два вида перелетов - осенние и весенние... Рискуя навлечь на себя гнев людей науки, мы попытаемся усомниться в последнем и доказать, что самые активные перелеты происходят зимой, в период декабрьских морозов и январских оттепелей...

Зимние "летуны" - существа особой породы. Они не вьют гнезд, предпочитая занимать просторные квартиры; не свои крылья несут этих птиц в воздушных пространствах, а плоскости мощных турбореактивных лайнеров; маршруты их перелетов фиксируются не на картах орнитологов, а в сухих протоколах Федерации футбола.

Речь идет о птицах футбольных. О тех, кого влечет в дальний путь не инстинкт природы, а жажда "теплого" места и щедрые посулы "меценатов" от кожаного мяча..."

Теоретическую часть автор статьи проиллюстрировал конкретными примерами. Ему доподлинно была известна причина "перелета" Зайцева и Ковалева из Москвы в Киев, и он не скрыл ее от читателей: "Квадратура. Да-да, жилой площади. Посулили "летунам" в Киеве на несколько метров жилья больше, пообещали всяческих благ - и они, забыв о родном коллективе, без разрешения команды, подхватив чемоданчики, устремились к берегам Днепра, хотя и в Москве у них жилье - не скворечник..."

Статья опубликована 19 января. Поторопился товарищ Денисов. Месяца через два-три интересующих его фактов наберется на добрый научный трактат.

"ЛУЧШЕ ТРЕНИРОВАТЬСЯ НА ТЕННИСНЫХ КОРТАХ"

Об условиях, в каких лучшие команды страны готовились к сезону, говорено не раз. Помимо разговоров и требований навести порядок, ничего не менялось. Чтобы лишний раз не расстраивать читателя, не собирался излагать известные ему из предыдущих публикаций факты, если бы не обратил внимание на небольшой отчет ответственного секретаря Федерации футбола Владимира Мошкаркина. Владимир Васильевич лично курировал весенние тренировочные сборы. Увиденным остался доволен, о чем заявил на апрельском заседании Президиума федерации: "Подготовка коллективов к сезону в отличие от прошлых лет в целом прошла успешно" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 2, дело 2929).

Я не мог оставить без внимания слова функционера, ибо входили они в противоречие со свидетельствами журналистов и тренеров. Приведу несколько примеров.

Небольшая выдержка из "Московской правды" от 18 марта: "Поля в Сочи и в Хосте в дождь похожи на бассейн для плавания. Потому московские торпедовцы, чтобы сыграть с "Адмиралтейцем", проехали в автобусе по серпантину горных дорог полтора часа из Сочи в Адлер и полтора часа обратно. А ведь стадионы в Сочи и в Хосте находятся рядом с речками, и дренажные работы здесь можно провести в течение нескольких дней. Но этим никто из руководителей не хочет заниматься...

Из-за неподготовленности спортивных сооружений, а вернее - из-за их отсутствия, пропадает половина драгоценного времени сборов".

Рассказывают тренеры.

Виктор Новиков ("Беларусь"): "Стадион в Сочи, на котором тренируемся, уменьшенных размеров и с глиняным покровом: в дождь - грязь, месиво, в жару - бетон".

Александр Келлер ("Пахтакор"): "На побережье ехать не имело смысла - там в грязи технику не поднимешь. Погода позволила тренироваться нам на свежем воздухе, но когда погода капризничала, загоняла в с позволения сказать "спортзал" - попросту ангар, пол которого покрыт мелкой лесовой пылью. После пробежек и ударов по мячу поднималась пыль, затрудняя дыхание. Есть гаревая площадка с железобетонной стенкой для обработки ударов на стадионе "Пахтакор", но в запущенном состоянии, а дирекция стадиона не торопится привести в порядок".

Василий Соколов (оформленный на должности начальника команды "Шахтер", фактически был старшим тренером): "В Сочи приехали позже всех, стадионы все заняты. Арендовали площадку в средней школе, но сейчас она в таком состоянии, что лучше тренироваться на теннисных кортах".

Для экономии места и времени всем стоящим в длинной очереди тренерам слово не дам.

Будучи футболистом, Владимир Мошкаркин "совершенствовал" технику и "физику" на тех же самых черноморских базах, в таких же условиях, по щиколотку в грязи. Что он при этом думал и ощущал, легко догадаться. Лет через десять, глядя на предсезонные страдания команд с высоты начальственного положения, остался увиденным удовлетворен. Поистине сытый голодного не разумеет.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...