Газета
26 мая 2011

26 мая 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1959 год. Часть пятая

Все время и место мы отведем сегодня олимпийцам: подготовке и участию в отборочном турнире ОИ-60 в Риме.

"ВСЕ ЗАНИМАЮЩИЕСЯ ФУТБОЛОМ В СССР ЯВЛЯЮТСЯ ЛЮБИТЕЛЯМИ"

Год начался с добрых вестей. ФИФА по итогам сезона-58 поставила сборную СССР на шестое место в мировой квалификации: после трех призеров чемпионата мира (Бразилии, Швеции, Франции) и Венгрии с Югославией - по общему балансу международных матчей.

Характеристика, данная западными экспертами советской команде, существенно отличалась от той, что звучала на страницах газет и в раздраженных речах спортивных и футбольных сановников. Умиротворенные лестными отзывами и весьма высоким местом в мировой табели, функционеры и особенно журналисты взглянули на события минувшего года спокойнее и трезвее.

Впервые в спортивной печати дали внятную, приближенную к истине оценку выступлению сборной СССР в Швеции, объяснили относительные ее неудачи объективными причинами и несчастливым стечением обстоятельств. Выразили надежду, что неоценимый опыт, полученный на мировом первенстве, позволит советской сборной улучшить качество игры и как следствие спортивные показатели. Такая возможность была предоставлена: наши футболисты получили неплохой шанс выйти в 1/4 финала Кубка Европы и пробиться в финальный турнир ОИ-60 в Риме.

НИ ОДНИМ БОКОМ

В этом месте мне придется остановить плавный ход повествования, чтобы рассказать о проблемах, возникших после Второй мировой войны в двух антагонистических лагерях.

У Запада начались они в 52-м, в год дебюта спортсменов СССР на Олимпийских играх, куда путь профессионалам был заказан. Статус любителя четко регулировала Олимпийская хартия. Несколько основополагающих пунктов из новой, чуть смягченной редакции, подкорректированной в 1952 году:

"Любителем считается тот, кто:

- никогда не выступал за деньги...

- никогда сознательно не соревновался с профессионалом;

- не принимал возмещение за проезд на соревнования, питание и жилье сверх установленных пределов (один фунт стерлингов в день на питание и жилье...);

- не проводил на сборах при подготовке к Играм более 15 дней" . И т.д. и т.п.

Понятие "любитель" в советской интерпретации ни одним боком не соприкасалось с трактовкой МОК. Это вызвало законную обеспокоенность Запада и руководства Международного олимпийского комитета. Зная, что в СССР культивируется профессионализм, а участие советских спортсменов в международных соревнованиях преследует единственную цель - победу любой ценой во имя торжества системы (что несовместимо с идеалами Олимпийских игр), - благородные старцы из МОК наивно поверили клятвенным заверениям советских спортивных руководителей свято блюсти Олимпийскую хартию.

Советы, известное дело, слово не сдержали, а обманутые чиновники закрыли на это глаза, фактически признав два вида любительства: западный и восточный с ярко выраженным профессиональным уклоном. Олимпийские игры стали ареной соперничества любителей с профессионалами, чье преимущество с каждым разом возрастало, а в некоторых видах спорта, особенно в футболе, стало доминирующим.

В 50-е медали на футбольном турнире завоевывали представители Варшавского договора и стран социалистической ориентации. В 1952-м победили венгры, в 1956-м - СССР. Вторые места в обоих случаях заняли югославы, третьими в Мельбурне были болгары.

Двойные стандарты, принятые в 1952 году, раздражали мировую общественность. ФИФА и особенно МОК испытывали мощное давление. Понимая, что запретить участие восточных профи в Олимпиадах не смогут, решения приняли нелепые.

Обо всем по порядку.

БЕЗ УЧАСТНИКОВ ЧМ-58

3 октября 1958 года генсек ФИФА Курт Гассманн информировал членов организации о решении провести в Риме на Олимпийских играх 1960 года футбольный турнир и создании Оргкомитета в составе Лотси, Барасси, сэра Стэнли Роуза, Мауро и Андрейевича.

Уведомив о предполагаемой реформе турнира и прочих технических деталях, генсек сосредоточился на двух пунктах, касающихся статуса любительства:

"1. В турнире могут участвовать исключительно игроки-любители, которые отвечают условиям ФИФА об определении "любителя" (ст.37а Устава) в том виде, в каком оно было принято на конгрессе в Лиссабоне...

Предполагается, что игроки, выступавшие на Кубке мира 1958 года, не будут включены в состав команд, которые выступят на Олимпийских играх в Риме.

2. Футбольный турнир Олимпиады - состязание футболистов-любителей, которым предоставляется случай привлечь внимание миллионов игроков-любителей со всего мира" (ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 1392).

Ответ из Москвы последовал со скоростью, не присущей нашим неповоротливым деятелям, всего через 40 дней. Осчастливив ФИФА намерением участвовать в олимпийском турнире, просили отсрочки для ответа на два других вопроса: "В настоящее время нам не представляется возможным сообщить состав нашей команды. Однако, когда он будет определен, мы вам направим его незамедлительно.

Что касается пункта № 1 вашего письма о невключении в олимпийскую команду игроков, участвующих в Кубке мира 1958 года, то этот вопрос наша секция еще не обсуждала (сорока дней не хватило? - Прим. А.В.). Как только мы его рассмотрим, мы сообщим вам свое мнение.

С искренним уважением. Секция футбола СССР". (ГАРФ. Там же).

Лукавили товарищи. Вопросы, связанные с участием спортсменов СССР в международных соревнованиях, тем более крупнейших и престижнейших, решались наряду со многими другими на более высоком уровне. Поди объясни забугорным господам ситуацию и причину, по которой полутора месяцев для выработки единого мнения по первом пункту не хватило.

В затянувшейся паузе успели откликнуться на официальное предложение из Рима синьора Г.Андреотти, просившего подтвердить участие в отборочном турнире футболистов. Крайний срок подачи заявок - полночь 20 февраля 1959 года. Итальянец напомнил непонятливым: "Участники должны будут подчиниться Олимпийским правилам, в которых определяется статус любителя и требования к участникам, чтобы они имели право выступать за свою страну". Это к вопросу о гражданстве.

"ЗРЯЧИЙ" ЖРЕБИЙ

В апреле Валентин Гранаткин выразил в письме к Гассманну недовольство результатами состоявшейся в 20-х числах марта жеребьевки к отбору на ОИ-60. Сборная СССР оказалась в одной группе с румынами и болгарами: "До сих пор распределение на группы для выявления финалистов олимпийского турнира производилось по спортивному, географическому и экономическому признакам. В данном случае олимпийская комиссия учитывает в лучшем случае только географический признак и совершенно игнорирует признак спортивный.

Вряд ли можно считать правильным включение в одну группу сильных команд Европы - Австрия, Чехословакия, Венгрия. В другую группу - Румыния, Болгария, СССР.

Такое распределение по группам, на наш взгляд, не обеспечит участие в финале турнира действительно сильных команд".

Прав Валентин Александрович. Каждая из пяти названных сборных (кроме любителей из Австрии) распредели ее в другие группы, путевку в Рим получила бы без проблем. Сознавая правоту советского коллеги (вице-президента ФИФА), иностранные чиновники не смогли вразумительно объяснить ему истинные мотивы предвзятого отношения к участникам турнира. Да и нужды в том не было: Гранаткин все отлично понимал.

Таким вот "географическим принципом" господа хорошие предотвратили массовую экспансию "соцлагерников" на финальный турнир. Понять их можно. Дело не в политических пристрастиях, вернее, не столько в них. Сами виноваты. Раз уж сделали в 52-м вид, что поверили в стерильность любительского статуса советских спортсменов и допустили их на предыдущие две Олимпиады, надо было закрыть глаза на несоответствие и в этот раз. Коли Лев Яшин, Игорь Нетто и Валентин Иванов выступали в Мельбурне как любители, почему бы не сыграть им и в Риме? Разве участие в шведском чемпионате мира изменило их любительский статус?

ГРАНАТКИН ПРОТЕСТУЕТ

Теперь уже у сборной СССР возникли проблемы. Оказалась она в неравном положении с соперниками по группе. Болгария и Румыния, не попавшие на ЧМ-58, выставили сильнейшие составы, а наши вынуждены были собирать менее искушенную в делах международных молодую сборную.

На это и обратил внимание Гассманна в уже процитированном письме Валентин Гранаткин: "Мы полагаем, что основанием для квалификации игрока как любителя или профессионала может служить только официальное определение, изложенное в статье 37а ФИФА и утвержденное конгрессом, и никакие другие решения по этому вопросу не могут быть приняты. Так было до настоящего времени, и такую позицию в этом вопросе занимал и исполком ФИФА.

Нам казалось, что Олимпийская комиссия ФИФА должна была бы найти другие формы контроля за соблюдением статьи 37а Устава, а не принимать решение, которое не обеспечивает соблюдение этой статьи и ставит в неравное положение многие участвующие организации автоматическим исключением из составов команд лучших игроков, независимо от того, является ли он любителем или профессионалом.

Учитывая важность затронутых в настоящем письме вопросов, Секция футбола СССР полагает, что исполком ФИФА рассмотрит их на своем очередном заседании в Лондоне в связи с обсуждением пунктов повестки дня, касающихся проведения турнира на ХVII Олимпийских играх, и примет решения, которые будут отвечать интересам дела" (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 487).

"ПЕНАЛЬТИ" ПРОБИТ И ЗАБИТ

В советской спортивной печати отношение к решениям ФИФА было выражено в более агрессивной форме, с небольшим отклонением от норм дипломатической этики. В статье "Пенальти" явно несправедливое" автор, скрывшийся под псевдонимом "ОБОЗРЕВАТЕЛЬ" писал: "Так несправедливо, еще до Олимпийского турнира, в ворота советской и некоторых других команд назначено административное "пенальти"... Еще более нелепым является решение ввести так называемое правило "минус 22" в отношении социалистических стран.

Прежде всего необходимо отметить, что комиссия ФИФА превысила свои полномочия. В Олимпийской хартии определено, что комплектование национальных команд целиком входит в компетенцию самих стран, участников Олимпиады".

Автор не заслужил бы упрека, если бы не утаил от непосвященных читателей небольшую деталь: комплектовать национальные сборные согласно Олимпийской хартии следовало исключительно из футболистов, подпадающих под статус любителя, той же хартией сформулированный.

"Ошибки необходимо исправить, - продолжал аноним. - Хочется верить, что это будет сделано на заседании исполкома Международной федерации футбола, которая созывается на днях в Лондоне. Несправедливый "пенальти" должен быть отменен".

В последней фразе выражена не просьба, а настоятельное, не допускающее возражений требование. Пенальти отменяют в исключительных случаях. 28 апреля на Исполкоме ФИФА в Лондоне 11-метровый, несмотря на возражения советского делегата, был пробит и забит.

Через пять дней спортивное издание высказалось на этот счет, а заодно и в полемику с западными коллегами вступило: "Некоторые западные газеты вновь стали лить крокодиловы слезы о слабости нашего футбола. Они хотели бы доказать, что кроме 22 игроков - финалистов первенства мира, исключенных ФИФА из будущего розыгрыша, - им некого выставить на олимпийское поле.

Заблуждение, господа! Вряд ли в какой-либо другой стране есть такая массовая база футбола, как в нашей... Но речь идет о другом: никто не имеет права извне вмешиваться во внутренние дела и диктовать, кого можно включать в сборную, а кого нет. Именно поэтому решение ФИФА незаконно".

В истинно совковом духе. В 1975 году Советский Союз подпишет Хельсинкское соглашение, обязуясь гарантировать гражданам СССР политические права и свободы в полном объеме. На обвинения Запада в несоблюдении данного слова неизменно будут отвечать: вмешиваться в наши внутренние дела никому не позволим.

"ТРЕНИРУЕМСЯ ПОСЛЕ РАБОТЫ"

Вмешивались, однако. Раз за разом требовали внятного, членораздельного определения статуса "любитель" в советской стране. Гранаткин, исчерпав свои возможности, поручил провести разъяснительную работу среди непонятливых господ, на сей раз из УЕФА, ответственному секретарю федерации Владимиру Мошкаркину. Недолго думая, тот выдал "правду-матку", чтоб отстали раз и навсегда:

"Об определении статуса "любитель"

Федерация футбола СССР не имеет определения любителя, так как в этом нет необходимости. Все занимающиеся футболом в СССР являются любителями...

Как правило, игры в футбол проводятся по воскресным дням, а тренировки в другие дни - в свободное от работы время.

Футболистам, играющим в командах на первенство страны, иногда приходится выступать в соревнованиях и в рабочие дни. Предприятия, где работают эти футболисты, предоставляют им отпуска на это время. Заработная плата за время, которое футболист не работает, сохраняется и оплачивается ему полностью из средств коллектива физической культуры, при котором состоит команда.

Разрешение на освобождение футболиста с работы выдается при необходимости его участия в соревнованиях. Тренировочные занятия спортсмены проводят после работы. Сейчас в нашей стране введен 6- и 7-часовой рабочий день, что создало лучшие условия для участия спортсменов в тренировках команд после работы". (ГАРФ. Фонд 9570, опись 1, дело 606).

Мне стыдно было читать эти строки. Подобное чувство, уверен, испытывал и адресат - Пьер Делоне, прекрасно во всех деталях осведомленный, и сам автор, вынужденный петь с чужого голоса. Трактовка любительства в СССР определялась за пределами спорторганизаций. Занимались этим вопросом политики и идеологи. И отступать от спущенных сверху рекомендаций никому не позволялось.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...