Газета
22 апреля 2011

22 апреля 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1959 год. Часть первая

"ВСЕ КАК ОДИН БРОСИТЬ КУРИТЬ"

Окончание. Начало - в № 85 от 21 апреля

РОМАНОВ ПОВЕЛЕВАЕТ

7 февраля Николай Романов издал постановление из одиннадцати пунктов о футбольном первенстве и Кубке страны. Первый касался класса "А". Схема та же: 12 команд, два круга, при равенстве очков за первое место - переигровка, за остальные решало лучшее соотношение мячей. Выбывает последняя команда, предпоследней (единственное новшество), чтобы продлить пребывание в сильнейшей группе, необходимо в финальном турнире соискателей среди команд класса "Б" занять место не ниже второго.

Все пункты перечислять не буду, обращу ваше внимание на некоторые. Пятый, к примеру: "Разрешить командам класса "А" проводить весенние учебно-тренировочные сборы не более месяца. Для команд класса "Б" весенние сборы проводить на месте постоянного нахождения". То есть по месту жительства.

Контора пишет. Никто и не думал подчиняться изначально невыполнимому распоряжению. Через месяц, еще чернила не успели просохнуть на постановлении нового спорторгана, Черноморское побережье наводнили команды низшей группы - Воронежа, Ярославля... О результатах их встреч между собой и со "старшеклассниками" писали, не таясь, центральные, республиканские, областные и городские газеты.

Следующий пункт - шестой:

"Обеспечить подготовку спортивных баз для проведения учебно-тренировочных занятий".

Разбежались. Мусолить в очередной раз эту тему как-то неловко. Проблему, оказавшуюся неразрешимой, наивно пытались разрулить (просьбами, увещеваниями, постановлениями со строгими в случае невыполнения санкциями) на протяжении десятков лет, вплоть до скончания Союза.

По завершении сезона-58 Константин Бесков писал: "Всем ясно, как важны весенние тренировки на юге. Много лет констатируется, что условия там никудышные. Нельзя же признать нормальным, что на примитивном поле с утра до вечера занимается десяток команд мастеров. Естественно, что такая "поляна", еще не успевшая как следует высохнуть, быстро превращается в трясину. Не правда ли, странно видеть вратаря, мастера, играющего между бамбуковых удочек? Да, и это бывает там, на юге. Проектировалось соорудить несколько тренировочных полей в районе Сухуми. До сих пор ничего не сделано".

Так и к новому сезону готовились. Живописать детали, пугать страшилками, дабы не расшатывать нервную систему читателей, не намерен.

Восьмой пункт гласил: "Союзом спортивных обществ и организаций союзных республик, ЦС обществ и физкультурных организаций ведомств обеспечить подготовку стадионов команд классов "А" и "Б" к 10 апреля. В случае отсутствия хорошего травяного покрова на футбольном поле, учебно-тренировочного оборудования, душа с горячей водой, раздевалок и судейских комнат игры на первенство СССР, назначенные на этих стадионах, подлежат переносу по указанию Секции футбола СССР на подготовленные стадионы других городов.

Городским секциям произвести приемку стадионов, акт о готовности стадионов представить Секции футбола к 15 апреля".

Давненько мы с вами не совершали рейдов по футбольным объектам, не проверяли их боеготовность к сезону. Поблагодарим Николая Николаевича за своевременное напоминание и полюбопытствуем, как исполняли его распоряжение на местах.

КУЙБЫШЕВ

11 апреля (на следующий день после обозначенного Романовым срока) рейдовая бригада "Волжского комсомольца" радостно докладывала: "Матч состоится!" Хотя оснований для оптимизма не было. К началу апреля на поле динамовского стадиона еще чернела продрогшая под снежным покровом земля. Около тысячи машин в авральном темпе вывозили со стадиона снег. От плотной ледяной корки избавлялись пещерным способом: скалывали лед и разбрасывали по территории, дабы быстрее таял.

А над продрогшим, посиневшим, пардон, почерневшим от холода полем колдовал ОДИН работник. Не верите? Извольте: "Рабочий стадиона Ф.Кондратьев трудится даже по выходным. Он старательно готовит футбольное поле". Плотники ремонтировали трибуны, радисты обязались в скором времени закончить установку десяти динамиков. Только маляры успели освежить раздевалки и судейскую комнату.

Директор стадиона А.Баранов твердо обещал проверяющим, а заодно и читателям газеты: "Стадион скоро будет готов к приему спортсменов и зрителей". Скоро - это когда? Не поздновато ли? Установленные союзным начальником контрольные числа уже просрочены.

19 апреля, на следующий день после первой календарной игры с "Локомотивом", та же газета возмущалась: "Скамейки с прошлого года не крашены". Что тут скажешь? Краски не хватило или выделенные на нее деньги использовали, как сейчас выражаются, "нецелевым образом"?

Способов пополнить семейный бюджет (поди проживи на одну совковую зарплату) у директоров стадионов (и всяких прочих объектов) - уйма.

В конце 50-х в Куйбышеве проживало 880 тысяч человек. Стадион "Динамо", на котором проходили матчи первенства, вмещал 20 тысяч. Предположим, что каждый десятый житель города пытался попасть на игру: конкурс получается солидный. Способы обогащения использовались в связке.

1. Пускали в продажу часть билетов, остальная на взаимовыгодных условиях предоставлялась перекупщикам - спекулянтам. Болельщикам после кратковременных боев у билетных касс перепадали крохи. Долго из огромной толпы раздавались возмущенные голоса: "Почему так мало билетов пустили в продажу?" Подобные стоны звучали не только с берегов Волги. Доносились они с побережья Днепра, Дона, Куры, Невы и даже Москвы-реки.

2. Администрация по "забывчивости" или "невнимательности" не успевала вовремя остановить печатный станок. Куда девать билетный излишек? Не выбрасывать же добро. Тысячи неучтенных, а стало быть, не облагаемых налогом билетов проделывали тот же путь на тех же условиях: дирекция - спекулянты - страждущие любители, готовые отовариться втридорога. В результате конкурс возникал и среди обладателей билетов: приблизительно полтора человека на место. 21 апреля в "Волжской коммуне" автор отчета о первом матче, судья всесоюзной категории Александр Тавельский писал: "Трибуны были уже полны, а народ все шел и шел..." Кто первый успел, тот и сел. Остальные, имея на руках билеты с указанием трибуны, ряда и места, устраивались как могли. "В тесноте, да не в обиде", - бесстрастно комментировал несусветную давку Тавельский.

КИШИНЕВ

Химичили не только в Куйбышеве. 23 февраля "Вечерний Кишинев" поместил объявление спорторганизации Молдавии, обещавшей распространять билеты и абонементы на предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях по составленным ими спискам. Дали слово заблаговременно уведомить о времени получения, количестве и цене. По прошествии месяца выяснилось, что абонементы успели тайно распространить. Встревоженные граждане завалили редакцию газеты жалобными письмами.

Одураченным жалобщикам ответили: обнадежил вас, многоуважаемые товарищи, старый состав Союза спортивных обществ республики. Вновь избранный был не в курсе. Как только разберется, доложит. При этом заверили: "примут строгие меры к лицам, которые будут продавать билеты и абонементы по завышенным ценам". Для верности, видимо не надеясь (или не желая) навести в этом деле порядок, обратились с пламенным призывом к населению: "На борьбу с такими фактами должна встать вся общественность".

Что мы все о "провинциалах"? Измывались над людьми и в самом сердце страны.

ЛУЖНИКИ

Продажа билетов на матч открытия сезона в Москве ("Спартак" - "Динамо"), назначенный на 26 апреля, началась за неделю - 19-го. На следующий день, 20 апреля, "Правда" опубликовала письмо большой группы пострадавших. Короткий из него отрывок: "19 апреля утром… собравшимся было объявлено, что в продажу поступит 40 тысяч билетов. Однако в действительности их было продано в три раза меньше. Администрация стадиона оставила без ответа просьбы многочисленных любителей спорта объяснить причину такого резкого сокращения количества проданных билетов. В результате… был испорчен выходной день у тысяч любителей футбола, бесполезно простоявших в очереди".

Вместимость БСА, по официальным данным, - 104 тысячи. В продажу намеревались пустить 40 тысяч билетов. Предположим, более 60 тысяч распространили в трудовых коллективах и организациях. Куда же 27 тысяч из обещанных 40 подевались? Должно быть, туда же.

РОСТОВ

Энтузиазм народных масс запредельный. Спустя 21 год Ростов во второй раз получил представителя в высшей группе - армейскую команду СКВО. Не надеясь на помощь областных и городских властей, рабочие кузнечного, комбайнового, инструментального и других цехов завода "Ростсельмаш" ранней весной по собственной инициативе взялись приводить в чувство одноименный стадион, крупнейший в городе. Не то чтобы находился он в полуобморочном состоянии, но физические изъяны были, как говорится, "на лице" - недоставало Южной трибуны. С нее-то и начали: рыли ямы, траншеи для фундамента, устанавливали и крепили массивные каркасы... Фронт работ постепенно расширялся: придавали благообразный вид судейской комнате, радио- и телебудкам, подтрибунным помещениям, асфальтировали тротуары, дорожки...

В будни работали сразу после трудового дня, выходили "на вахту" и в выходные по составленному администрацией (директор завода - один из старейших футболистов "Ростова" Александр Аздариди) графику. Областные власти удовлетворенно взирали на происходящее с высоты своего положения (бесплатный труд в стране был распространен не только в ГУЛАГе) и пальцем не шевелили, чтобы оказать материальную помощь. Средства (полтора миллиона рублей) выделил профсоюз завода.

Со временем обнаружилась нехватка рабочих рук и стройматериалов. В середине марта газета "Молот" бросила клич: "Нужна помощь общественных организаций города и комсомольских организаций в строительстве, нужно изыскать недостающие стройматериалы".

Народ откликнулся. Через месяц, 16 апреля, "Вечерний Ростов" отрапортовал: "Растет, расширяется стадион "Ростсельмаш"... В строительстве его активное участие принимает общественность. Почти ежедневно по 200-300 комсомольцев завода "Ростсельмаш" и других предприятий города приходят сюда, чтобы вложить и свой труд в общее дело".

Сделано было благодаря самоотверженному труду людей немало. Вместимость трибун увеличилась на пять тысяч мест. Но судя по сообщению газеты, в установленные Романовым сроки не уложились. За три дня до первого матча работы на стадионе кипели. Хочется верить, что Николай Николаевич "провинциальную" прессу не читал. Иначе сильно бы расстроился, узнав, что на местах ни во что не ставят его распоряжения даже под угрозой переноса игр в другие города.

ЛЕНИНГРАД

Позже всех пришел футбол в Северную столицу - 2 мая. За две недели до матча "Зенита" со "Спартаком" у касс стадиона имени Кирова висела надпись крупными буквами, чтобы издали видна была: "Все билеты проданы".

Когда и как люди "доставали" (распространенный при товарно-денежных отношениях победившего социализма термин) билеты, не знаю. Наверное, по обычной схеме. Судя по протоколу, на трибунах разместилось сто тысяч человек. А проблемы с проникновением на стадион возникли немалые. Помимо хронической - отдаленности стотысячника от центра города, - искусственно создавали и другие.

Основоположник утопической теории своего же имени на вопрос дочери о счастье ответил: "Борьба". Апологеты всепобеждающего учения на шестой части суши восприняли ответ буквально, строго ему следовали и создавали людям препятствия на ровном месте, чтобы жизнь их стала осмысленной.

Небольшой отрывочек из "Вечернего Ленинграда": "На стадион ведут хорошие асфальтированные дороги, но движение по ним запрещено. Автобусы и троллейбусы могли бы подходить к самому стадиону. Для этого его не нужно даже ограждать специальной решеткой. Достаточно поставить контролеров у входов на секторы... Но, к сожалению, в Исполкоме Ленгорсовета об их (людей. - Прим. А.В.) интересах часто забывают".

ТБИЛИСИ

Луч света. К первому матчу со "Спартаком" - полный ажур. (Кстати, чемпион установил необычный командный и личный рекорды. "Спартак" трижды открывал сезон: 18 апреля - в Тбилиси, 26-го - в Москве, 2 мая - в Ленинграде. А недавно избранный капитаном Никита Симонян три раза участвовал в этих городах в торжественном подъеме флага.)

Готовили стадион "Динамо" к празднику основательно. К имеющимся 149 прожекторам добавили 80, чтобы в будни и в жару можно было играть с наступлением темноты. Дирекция приобрела две современные механические газонокосилки. Если в прошлые годы косили траву шесть рабочих в течение 12-14 часов, то теперь один легко справлялся с трудоемкой работой за два часа.

Провели капитальный ремонт футбольного поля. К концу марта успели заменить около двух тысяч квадратных метров зеленого покрова. Выглядел он, могу засвидетельствовать лично, вполне пристойно. Дня за два до игры мы с однокурсником прошлись по нему. К тому времени и ворота съемные установили. Перед тем, как покинуть поле, мой товарищ остановился в штрафной, где-то в районе белой точки, и предрек: отсюда наши (имел в виду тбилисцев) забьют. А ведь забили - примерно с того места. Не раз, а два: в первом тайме - Калоев, головой перебросивший мяч через Ивакина, во втором отсюда же - Нетто!

МОСКВА

Вернемся ненадолго в столицу. Раз уж заговорил о стадионах, расскажу еще о двух событиях, прямого отношения к теме не имеющих.

Долгостроям, незавершенным (спартаковскому и в Измайлове) и завершенному (в Ленинграде), места в "Летописи" мы уделяли немало. Еще один, в 50-е, возник в Москве - торпедовский.

Распоряжение построить заводской стадион возле Дворца культуры поступило от Совета Министров СССР еще при жизни Сталина, в первых числах января 1953 года. Указан был и срок окончания строительства - 1955 год.

Шло время, тратились щедро выделенные деньги, менялись строительные организации, а воз с места так и не сдвинулся. К октябрю 56-го вдруг выяснилось - проект сооружения еще не утвержден! Продолжать грустную, типичную для многих строительных объектов историю с периодическими простоями в связи с преждевременным исчезновением средств не стану - удовольствия вам это не доставит.

В заключение о "прожекте" более грандиозном и столь же успешно погребенном.

В 1956 году в советской прессе промелькнула информация об основательной реконструкции стадиона "Динамо". Изменить его внешний облик, соорудить над трибунами и полем крышу поручили коллективу конструкторов, инженеров и архитекторов первой мастерской института "Моспроект", возглавляемого известным советским архитектором Виктором Семеновичем Андреевым.

"Скажем откровенно, многим это предложение казалось несбыточным, даже фантастическим, - писала в августе 59-го "Комсомолка". - А сегодня достоверно известно: к концу 1961 года динамовский гигант изменит свой внешний и внутренний вид и станет одним из крупнейших крытых стадионов мира".

Не срослось. К судьбе неосуществленного проекта, надеюсь, вернемся.

В следующий раз мы с вами займем лучшие места на трибунах и проследим за ходом событий на футбольных полях.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...