Газета
19 января 2011

19 января 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1958 год. Часть первая

ТРАВЛЯ СТРЕЛЬЦОВА ПРОДОЛЖИЛАСЬ С НОВОЙ СИЛОЙ

В прошлый раз мы прервали рассказ о Пленуме Секции футбола на выступлении начальника Управления футбола Антипенка.

Окончание. Начало - в № 7 от 17 января

ЦЕНА САЛАТА

Эстафету принял делегат от Ленинграда Васко. Его экспансивную речь прерывал, пренебрегая этикетом, не менее экспансивный автор повествования: "Мы говорим о Стрельцове. Где это видано, - возмущался оратор, - чтобы за пять-шесть забитых голов получали звание заслуженного мастера спорта? (Какая оценка по арифметике была у вас в школе? - Прим. А.В.).

Если говорить о публикации в печати об этом случае, то это очень тяжелый удар по всем нам, и мы должны сделать соответствующие выводы. Потому что таких Стрельцовых мы можем найти и в Ленинграде, и в других городах (не слишком ли затянулись поиски? - Прим. А.В.).

Корень зла в том, что мы создали привилегированные условия для таких футболистов. Известно, что была диспропорция в заработной плате между высококвалифицированными рабочими в промышленности и руководителями. Партия исправила это дело (побойтесь Бога, товарищ Васко! - Прим. А.В.). А тут Стрельцов выиграл в Мельбурне и ему дали десять тысяч рублей золотом, машину и т.д. Это вскружило ему голову. Надо поощрять, но не такими солидными кушами, которые дают возможность есть салат за 1200 рублей..."

Идея ясна, как бездымный летний день: причина всех бед - в нарушении святая святых, уравниловки. Стоит воздать кому-то по заслугам, хлопот не оберешься. Мне ничего не известно о денежных суммах в золоте, автомобиле, тем более - об "и т.д". Уровень жизни футболистов ведущих клубов действительно существенно превышал потребительскую корзину среднего советского труженика (сейчас диспропорция куда контрастнее). Стрельцов, живший в детстве впроголодь, не воровал и потому имел право распоряжаться добытыми потом и кровью средствами как заблагорассудится - мог есть где угодно и что угодно.

Что же до цены салата, имеются серьезные расхождения. Этот предмет живо интересовал и фельетониста. По его сведениям, салат обошелся Стрельцову в 87 рублей 50 копеек (после денежной реформы 1961 года - 8 рублей 75 копеек). Человеку, считающему себя культурным и образованным, не мешало бы знать: заглядывать в чужой кошелек и тарелку и цинично делиться своими соображениями на сей счет с многомиллионной страной - признак дурного тона.

"ПОВЕРНИТЕСЬ К ДЕТИЩУ ЛИЦОМ"

Палили на пленуме по отдельным футболистам и целым коллективам. Попов, долгое время возглавлявший Дисциплинарный комитет, покатил бочку на "народную команду": "Спартак" окружен вниманием, либеральностью прессы и судей. Футболисты "Спартака" допускают нецензурную ругань в игре (только "Спартака"? - Прим. А.В.), но в протоколе этого нет. Судью обругали, а в протоколе нет.

В матче "Спартак" - ЦСК МО в графу армейцев судья записал предупреждение, а "Спартаку" - нет. "Почему?" - спрашиваем. Говорит: "Забыл". Вы верите? Он просто струсил".

Отклика среди слушателей пламенная речь Попова не нашла.

Несколько делегатов исполнили старые песни о главном. Член Секции футбола Хавин: "Мы говорим о повышении роли общественного органа (Секции футбола СССР. - Прим. А.В.), а его сделали наблюдательным органом. Потому что его подменил аппарат, Управление футбола, Комитет физкультуры. Нужно, чтобы Комитет стоял к своему детищу не спиной, а повернулся лицом...

Идет празднование 60-летия футбола, и я думаю, что после Пленума нужно издать приказ, который поставит все точки над i. Пусть он определит, какими правами располагает Секция, тренерский совет, ВКС, а потом требует. Пусть кроме обязанностей дадут права, которых ни вы, ни мы не имеем". И этот вопль душевный, раздававшийся время от времени на различных собраниях и заседаниях, не достигнув председательского слуха, растворился в атмосфере.

"ДАЖЕ СПАСИБО НЕ ГОВОРЯТ"

Член президиума Московской коллегии судей Константин Демченко коснулся приказа Комитета об отмене платы арбитрам. "Разрешите покритиковать этот приказ", - обратился он к аудитории. Расценив молчание зала как согласие, продолжил: "Сначала сказали, что оплату отменили, но все же десять рублей (1 рубль в пореформенном исчислении. - Прим. А.В.) нам выдают. Что этот приказ дал нам, общественникам? Пропуска на стадион судье-общественнику не дали, по судейскому билету пройти нельзя. Форму напрокат в обществе нам не дают: говорят, откуда вы такие взялись? Чай в перерыве и после игры не дают. Я сказал Щербову: "Ты председатель Секции, дай указание, чтобы за три рубля чай дали, неужели этого нельзя добиться?" Жалеют. Я весь мокрый, замерз без формы. Отдаешь помимо всего остального время, покупаешь за свой счет форму, и абсолютно никто тебе спасибо не скажет. Хотя бы спасибо сказали. Даже спасибо не говорят...

В связи с отменой оплаты к нам не идут молодые кадры... Не все располагают средствами, чтобы поехать за свой счет и отсудить. Нужно узаконить, чтобы оплачивали дорогу и чаек давали, и спасибо сказали".

Жалобные слова исполненной московским арбитром песни не могли оставить равнодушными сочувствующих чужому горю людей, не разбередить сердца их и души. Председатель физкульткомитета обладал и тем и другим.

В подписанном Николаем Романовым "многоэтажном" приказе "О проведении первенства СССР и Кубка СССР по футболу в 1958 году" нашелся и такой пунктик: "Прием судей (обеспечение их гостиницей или общежитием, транспортом и железнодорожными билетами для проезда к месту очередной игры или к месту жительства) обеспечивает принимающая сторона". И размер суточных увеличил. Теперь можно было не только чаек попить. "Обеспечить судей в дни соревнований чаем, фруктовыми и минеральными напитками", - не справившись с острым приступом щедрости, утолил жажду арбитров Романов. Но "спасибо" все еще не говорили (в приказе об этом не сказано). Не говорят и поныне.

Что касается нынешних времен, не все, возможно, со мной согласятся. Сам я, занимаясь "раскопками", не успеваю внимательно следить за происходящим на земной поверхности и вовсе не имею понятия, что делается в закулисных потемках. И все же с большим недоверием отношусь к доходящим до слуха моего разговорам, будто российских арбитров, случается, благодарят. Говорят, видоизменились формы благодарности. Потому и чаек с сахарком или кофе со взбитыми сливками да белый хлеб с черной икрой позволить себе могут. И даже пошиковать в дорогих ресторанах. Если действительно так - на здоровье. В конце концов, каждое поколение должно жить лучше предыдущего.

"ГРУППА СМЕРТИ"

Нервозность делегатов пленума, особенно футбольного руководства, объяснялась импульсивной работой жребия в преддверии чемпионата мира. Был он беспощаден к советской сборной.

Жеребьевка состоялась незадолго до пленума, 8 февраля, в переполненном зале стокгольмского цирка в присутствии представителей команд-участниц, членов ФИФА, коронованных особ, видных общественных деятелей, прессы... Впервые церемония транслировалась по радио и телевидению на многие страны, исключая, разумеется, нашу.

Накануне, 7 февраля, в оргкомитете ломались копья вокруг принципов жеребьевки. Прошел венгерский вариант - территориальный. В одну корзину поместили сборные американского континента (Аргентина, Бразилия, Парагвай, Мексика), в другую - британцев (Англия, Шотландия, Уэльс, Северная Ирландия), в третью - соцстраны (СССР, Чехословакия, Венгрия, Югославия), в последнюю - капиталистов (ФРГ, Франция, Австрия, Швеция).

Дебютантам турнира, сборной СССР, достались сильнейшие из первых двух корзин - ужасные бразильцы, будущие чемпионы мира, и англичане. Из последней - третий призер ЧМ-54 Австрия. Так сформировалась, выражаясь современным языком, "группа смерти". А ведь был шанс оказаться в соседстве с Мексикой и Уэльсом. Угостили ими вкупе с обескровленными венграми хозяев турнира - шведов. Случай не единственный. Жребий частенько подыгрывает хозяевам.

Не имея возможности слышать и видеть процесс, советские люди узнали о результатах с двух-, а то и трехдневным опозданием из собственных СМИ.

МОГЛО БЫТЬ ЛУЧШЕ

Весть о матерых, видавших виды "сокамерниках, мотавших не один срок", настигла наших ребят в Китае. Мнения тренеров, Качалина и его помощника Якушина на этот предмет довести до сведения болельщиков не потрудились.

Центральные издания, включая спортивное, выдавали строго дозированную информацию и о встречах советских футболистов с китайскими. Поначалу сообщили радостную весть о крупных победах, побаловали составом и голеадоров персонально перечислили. Среди закатывавших мячи в гостеприимно распахнутую китайскую калитку несколько раз промелькнула неизвестная широкому кругу фамилия. Главное - редкая: Понедельник. Заметил небесталанного форварда зоркий тренерский глаз в одной из зон перенаселенного класса "Б" на берегах Дона - в "Ростсельмаше". Молодого парня с победоносным именем Виктор тут же пригласили в сборную. В 59-м его игру оценят на бескрайних советских просторах. В 60-м, когда пробьет звездный час, - в Европе, в следующие два года - в мире.

После двух ничьих (обе - 1:1) со сборной Пекина и сильнейшей командой Китая, "1 августа", составы и голы с газетных страниц исчезли. Раздосадованные двумя осечками, наши устроили хозяевам "темную" - 35:1 в четырех играх. Взяв на прощание реванш у двух названных команд, вернулись на родину с приятным для глаза багажом: +8=2-0, 51:4. Цифры эти, учитывая уровень китайского футбола, болельщиков-максималистов (как и больших начальников) удовлетворить не могли. Не желали они считаться со смягчающими обстоятельствами - временем года (в феврале наши футболисты тренировались еще в залах), втягивающим режимом занятий, целями и задачами сбора, не связанными напрямую с конечным результатом. И, не исключено, снисходительным отношением русских богатырей, только-только свесивших после зимней спячки ноги с печи, к младшим азиатским братьям.

ЭКСПЕРИМЕНТЫ В КИТАЙСКОЙ ЛАБОРАТОРИИ

Об этом в завуалированной форме, словно оправдываясь, докладывал Качалин в отчете об итогах тренировочного сбора в КНР: "Наша цель - повысить уровень физической подготовки, выработать взаимопонимание у игроков, определить возможности молодых футболистов и стабилизировать состав".

Игрой вратарей, обороны и полузащиты тренер остался доволен. К нападающим имелись претензии. Недоставало им мощи, слаженности, сыгранности. Оптимальный состав из-за серьезных травм у Татушина, Исаева и Иванова выставить не удалось. Вновь обострилась застарелая болезнь - неумение преодолевать насыщенную оборону. Об отсутствии Стрельцова, обезглавившего атаку, сказать Качалин не решился.

Варьировались тактические схемы. Наряду с привычной "дубль-вэ" в порядке эксперимента опробовали на китайцах подсмотренные в товарищеских матчах у южноамериканцев и европейцев мудреные 4-2-4 и 3-3-4. "Подопытных" тренер удостоил комплиментов за трудолюбие, стремление учиться, высокую организованность, дисциплину (черты, присущие нации) и "умелое ведение защиты ворот крупными силами".

В заключительных словах Качалин выразил благодарность гостеприимным хозяевам за теплый прием: "Китайские друзья сделали все для того, чтобы наше пребывание в их стране было не только полезным, но и приятным. Нам были созданы все условия. Советские и китайские футболисты совместно тренировались, проводили товарищеские матчи. И я должен сказать, что эти игры были самыми дружескими из всех, какие когда-либо проводила сборная СССР".

Команда тщательно готовилась к чемпионату мира. До поездки в Китай игроки зализывали раны, находились под неослабным контролем бригады врачей Центрального научно-исследовательского института физкультуры. После возвращения футболисты воссоединились (всего за пять дней до начала чемпионата) с родными клубами. С 4 мая протрубили последний сбор, через месяц плавно перешедший в чрезвычайно ответственный, доселе неведомый нам турнир высшего, планетарного уровня.

Около трех месяцев, два зимних и большую часть первого весеннего, участники союзного первенства вели кропотливую к нему подготовку. Ведущие клубы - без сильнейших игроков. Подробности - в следующей главе.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...