Газета
17 января 2011

17 января 2011 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1958 год. Часть первая

1958-й - год необычный: предстоял дебют советского футбола на первенстве мира. Огромная болельщицкая масса пребывала в чрезвычайном волнении и предвкушении добрых вестей из Швеции.

ТРАВЛЯ СТРЕЛЬЦОВА ПРОДОЛЖИЛАСЬ С НОВОЙ СИЛОЙ

Вряд ли руководителям советского футбола приходилось испытывать столь мощные нервные перегрузки, какие выпали на их долю в 58-м. Помимо обязательной программы (первенства и Кубка СССР), надлежало подготовить сборную к чемпионату мира, торжественно отметить 60-летие отечественного футбола (датой его рождения ошибочно считали 1898 год), своевременно отреагировать на участившиеся в сборной ЧП, дать оценку ее выступлению на мировом первенстве, сделать соответствующие выводы, извлечь уроки, провести, помимо запланированных, внеочередные пленумы и совещания. Предстояло устрашать, поощрять, награждать, карать, реформировать...

При изобилии событий, требующих хотя бы краткого упоминания, неизбежно возникает вопрос:

С ЧЕГО НАЧАТЬ?

Начну, нарушив хронологию, с приятного - юбилея. 60-летие занесенного в страну британцами вируса отметили 17 мая в Октябрьском зале Дома Союзов на Пленуме Секции футбола, ВКС и Управления футбола.

В торжествах приняло участие 600 человек. Если кому интересно, приведу цифровой расклад: 450 делегатов представляли Москву, 40 - РСФСР, 30 - Украину, 16 - Ленинград, 10 - Грузию, по 7 - Белоруссию, Азербайджан и Армению, 6 - Узбекистан, по 4 - три прибалтийские республики, Казахстан и Молдавию, 3 - Киргизию, по 2 - Туркмению и Таджикистан.

Критерий непонятен. Если брали в расчет территорию, то казахи - вторые, а Москва с Ленинградом - последние. Может, численность населения? Тогда Узбекистан с Казахстаном - третьи и четвертые вслед за РСФСР и Украиной. По уровню развития футбола Украина, вне сомнений, превосходила Российскую Федерацию (представленную в классе "А" низко парившими над землей куйбышевскими "Крыльями"), а Грузия - Ленинград. В итоге советская Россия с Москвой и Ленинградом получила 506 мест (83 процента), остальные 14 равноправных республик - 94.

Мероприятие обошлось государству рабочих и крестьян в копеечку. Если быть точным, в 272 тысячи рублей. Делегатов разместили в лучших гостиницах, обеспечили 25-рублевыми билетами на австрийский балет на льду, 15-рублевыми - на супераншлаговый товарищеский матч СССР - Англия. Об этом, не о балете, разумеется, расскажу подробнее в обзоре майских событий.

Докладчик, председатель Секции Валентин Гранаткин, прошелся по основным вехам развития футбола в стране, забросал аудиторию цифрами и фактами: в СССР в то время занимались футболом полтора миллиона человек, в их распоряжении - 300 тысяч полей, советские команды провели с зарубежными более тысячи встреч с превосходным балансом, и т.д. и т.п.

В заключение Гранаткин под бурные аплодисменты пожелал успеха сборной СССР на чемпионате мира. Получила она шанс достойно отметить еще один юбилей - 10 лет со дня исторического постановления ЦК ВКП(б), призвавшего советских спортсменов к покорению высочайших мировых вершин.

Команда у нас подобралась сильная, способная преуспеть в осуществлении хрустальной мечты миллионов болельщиков. И если бы не роковое стечение обстоятельств, стоять бы ей на пьедестале.

ЗРЯ СТАРАЛСЯ РОМАНОВ

Беды начались зимой, за неделю до поездки на тренировочный сбор в Китай. Травля Эдуарда Стрельцова, инициированная сверху весной 57-го, продолжилась с новой силой. Зная об этом, ему бы вести себя осторожнее...

Вечером 26 января Стрельцов беспечно дал в руки своим недоброжелателям крупную козырную карту: в состоянии нарушения режима вступил возле станции метро "Динамо" в конфликт с представителями правоохранительных органов, не пускавшими его в подземелье, и тут же угодил в их владения. Народный суд Ленинского района столицы квалифицировал действия ведущего форварда сборной как мелкое хулиганство.

Руку помощи арестованному протянул председатель Комитета физкультуры Николай Романов. На следующий день после заключения Стрельцова под стражу Романов просил освободить его в связи с отъездом в составе сборной СССР в Китай. Суд удовлетворил просьбу Комитета, о чем свидетельствуют заключительные слова приговора: "Принимая по внимание, что он (Стрельцов. - Прим. А.В.) уезжает с командой, суд считает возможным применить к нему минимальную меру наказания". Подсудимый ограничился тремя днями заключения и 29 января был отпущен на свободу.

Старания Николая Николаевича оказались напрасными. В одном из кабинетов, расположенном высоко над романовским, приняли решение: Стрельцова от сборной отлучить, в Китай не выпускать. Создали видимость, будто инициатива исходила из низов, и спешно организовали экстренное собрание сборной СССР. Состоялось оно 31 января в присутствии важного партийного сановника (дабы направить собрание в нужное русло и получить искомый результат) и зампреда Комитета физкультуры Постникова. Стенограмма хранится в Госархиве РФ.

ВОПРЕКИ ВОЛЕ КУКЛОВОДОВ

Начальник сборной Владимир Мошкаркин ввел собравшихся в курс дела и передал слово "подсудимому". Стрельцов сказал все, что принято говорить в таких случаях. После него выступили тренер Качалин и футболисты. Ограничусь заключительными словами выступавших. Гавриил Качалин: "Все мы виноваты в том, что не пресекли твоего поведения... Прошу принять предложение о снятии заслуженного мастера спорта, просить о понижении зарплаты и дать время для исправления".

Лев Яшин: "Поддерживаю предложение о снятии звания и о снижении зарплаты". Согласились с мнением тренера и вратаря еще 10 футболистов. Только двое в угоду представителю партаппарата настаивали на исключении Стрельцова из сборной.

Такой расклад Постникова не устроил, и перед голосованием он обратился к игрокам: "Мы умышленно не принимали решение, давая тем самым коллективу возможность вынести решение о его недостойном поведении... Мне понравились выступления некоторых товарищей (не тех ли двоих? - Прим. А.В.). Вопрос стоит вообще о дисквалификации и об отстранении от футбола. Большое сомнение в его исправлении".

Куда клонит начальник, футболисты понимали, но на поводу у него не пошли: товарища защитили. Вариант с выводом Стрельцова из сборной не прошел, а о дисквалификации, тем более об отстранении от футбола речи и вовсе не было. В этом нетрудно убедиться, ознакомившись с итогами голосования:

"Решение собрания сборной футбольной команды СССР:

1. Снять с т. Стрельцова звание заслуженного мастера спорта.

2. Снять стипендию.

Решение принято единогласно.

Председатель - Н. Симонян.

Секретарь - (подпись неразборчива)"

Таким образом, команда, находясь под жестким прессом партийного и физкультурного функционеров, в полном объеме их указаний не выполнила. Во избежание худшего из тяжеленного "пакета" санкций извлекла самые легкие. Звание "змс" сегодня сняли, завтра вернут. Таких случаев было немало. Лишение стипендии (выплачивали ее заслуженным мастерам спорта, членам сборной) серьезно на материальном положении Стрельцова не отражалось: в автозаводском коллективе ребят содержали неплохо.

На собрании обсуждалось поведение еще трех заслуженных мастеров спорта, чьи проступки тянули на суровые санкции. Ограничились (не по подсказке ли кукловодов?) последним предупреждением, не отраженным в протоколе.

ПОТОКИ ЛЖИ

Игнорируя решение коллектива, Стрельцова от команды все-таки отлучили. На следующий день, 1 февраля, ему не позволили участвовать во встрече сборной СССР с футбольной общественностью, а 2 февраля вылететь с ней в Китай.

Специалист по заказным фельетонам Семен Нариньяни среагировал мгновенно, опубликовав в центральной газете очередной опус под названием "Звездная болезнь". Главного героя, опального форварда, автор в подобострастном желании оправдать высокое доверие топтал с наслаждением.

4 февраля коллеги фельетониста Д.Синютин и А.Шифрин объясняли читателям "Московского комсомольца", за что наказали Стрельцова. Ложь лилась бурными потоками. В рассказе о собрании 31 января авторы вложили в уста Яшина слова, которых он не произносил: "Я считаю, что Стрельцов недостоин носить звание змс и быть членом сборной команды СССР". Перевернули с ног на голову и решение футболистов: "Мнение участников собрания было единодушным: просить Всесоюзный комитет по физкультуре и спорту лишить Э. Стрельцова звания заслуженного мастера спорта и вывести из состава сборной страны". Вы имеете возможность сравнить дезинформацию "МК" с подлинным текстом протокола собрания.

В тот же день, 4 февраля, в Комитет физкультуры обратился Президиум Секции футбола СССР. В документе, оформленном по канонам чиновничье-бюрократической системы, сказано: "Слушали: о недостойном поведении игрока футбольной команды "Торпедо" ЗИЛ Э. Стрельцова. (Докладчик В. Гранаткин).

Постановили: а) согласиться с решением общего собрания сборной команды Советского Союза о снятии с Э. Стрельцова звания заслуженного мастера спорта и решением общего собрания сборной команды СССР о выводе Стрельцова из состава сборной команды СССР за поведение, порочащее советского спортсмена;

б) просить Комитет по физической культуре и спорту при Совете Министров СССР снять с Э. Стрельцова звание заслуженного мастера спорта и вывести его из сборной команды СССР по футболу".

18 февраля в приказе под номером 53 Романов просьбу Секции удовлетворил.

НАКАЗЫВАЛИ ВЫБОРОЧНО

История странная. Впрочем, в духе времени. Мы-то с вами знаем, что Стрельцов был фактически отстранен от сборной на следующий день после собрания, 1 февраля. То есть за три дня до постановления Секции и за полмесяца до романовского приказа. Из этого следует: решение о суровом наказании Стрельцова принималось вопреки не только воле коллектива, но и желанию... самого Романова, добившегося в конце января досрочного освобождения Стрельцова для воссоединения его со сборной и поездки в Китай. Председателя физкульткомитета вынудили подписать угодный кому-то приказ, ссылаясь на несуществующую просьбу команды. Вопрос об истинном инициаторе исключения центрфорварда из сборной повисает в воздухе.

Жесткое наказание Стрельцова не соответствовало совершенному им проступку. Похожими историями (некоторые тянули на криминальные) полны биографии многих команд. Об одном ЧП стало известно осенью того же 1958 года из публикации в центральной спортивной газете.

Известный игрок очень популярной команды, находясь под высоким градусом, остановил такси и потребовал от шофера мчать к цели на не дозволенной правилами скорости. Водитель не подчинился. Спортсмен обрушил на него поток нецензурной брани и грозил расправой. Когда таксист, заметив милиционера, подъехал к нему и обратился за помощью, футболист обматерил стража, находившегося при исполнении, и сорвал с него погоны. Нарушителя доставили в милицию, но вскоре он был отпущен восвояси, хотя должен был схлопотать солидный срок, так как действия его подпадали под уголовно наказуемые.

Случай этот, несмотря на огласку, не заинтересовал ни футбольных, ни физкультурных руководителей. И читатели, всегда живо реагировавшие на малейшие телодвижения Стрельцова, на сей раз проявили неприсущую им пассивность. Финал истории таков: игрока вернули коллективу на перевоспитание, а Всесоюзный совет общества, которое он представлял, ограничился выговором с предупреждением. Услужливый фельетонист, постоянно находившийся в исходной позе спринтера, так и не дождался сигнала "стартера".

ВЫВИХИ

Фамилию исключенного волевым решением из сборной футболиста, соревнуясь в остроумии, склоняли журналисты, повышенное к нему внимание проявляли на собраниях и заседаниях футбольных и спортивных организаций, в частности, на Пленуме Секции футбола 20 февраля с повесткой дня: "Об итогах сезона 1957 года и задачах на 1958 год". Материалы пленума изучал в ГАРФ (Фонд 7576, опись 30, дело 122).

Когда дошла очередь до всегда активного начальника Управления футбола Валентина Антипенка, он с места в карьер обрушился на злостных нарушителей дисциплины, отделавшихся 31 января "строгачом". Цитирую дословно, старательно скрывая подлинные фамилии: "Вывихи у них бывают десятки раз. "Х" отказался от семьи. У "Z" почти аналогичное явление, неоднократные выпивки и неправильное поведение на футбольном поле. Куда смотрит комсомол? Нужно представителям райкома комсомола не только видеть их в игре с трибуны стадиона имени Ленина или "Динамо", а побывать в команде и выяснить, чем дышат товарищи, где проводят свободное время, с кем общаются..." И тут же на полном ходу ловко вскочил на любимого конька: " А пока мы имеем такие вывихи со Стрельцовым... Меня спрашивают: что он сейчас делает? Он выехал на сбор в составе команды "Торпедо".

Почти никакой надежды нет, чтобы Стрельцов принял участие в составе сборной команды. И те товарищи, которые вынашивают иллюзии, что все будет прощено, потому что это первенство мира, что все можно сделать, напрасно так думают. Времена другие, времена меняются...

На последнем заседании Комитета было ясно сказано: Стрельцова до сборной команды в 1958 году не допускать вообще. Вот как ставится вопрос.

И сейчас поставлена задача перед руководством команды, которая проводит сбор в Китае, чтобы она серьезно решила вопрос о составе команды, не рассчитывая на Стрельцова".

Не торопитесь, Валентин Панфилович. Прикажут - вы первый протянете ему "дружескую" начальственную руку.

Окончание - завтра

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...