Газета
30 декабря 2010

30 декабря 2010 | Хроника

ХРОНИКА

ЛУЧШИЙ СПОРТСМЕН РОССИИ-2010. Версия "СЭ"

"СЭ" в 13-й раз провел опрос своих обозревателей и корреспондентов, которые определили лучшего спортсмена России по итогам года. Как всегда, в голосовании приняли участие 100 журналистов.

Екатерина ГАМОВА: "ПОСЛЕ ОЛИМПИАДЫ ВЕРНУСЬ НА ЖУРФАК"

Жозе Моуринью, который от скромности точно не умрет, за уходящий год выставил себе 11 по 10-балльной шкале. Чемпионка мира, да еще отгрузившая в финале Бразилии невероятные 35 очков, MVP турнира и лучшая спортсменка России-2010 по версии "СЭ" Екатерина Гамова к собственным успехам отнеслась спокойнее. Год, дескать, отличный, но самым-самым назвать его нельзя. Были и прежде - не хуже.

Потом вспомнили прием в Кремле. От волейболисток перед президентом выступала капитан команды Мария Бородакова. Я спросил Катю: "Могли бы вы оказаться на ее месте?" - "Сказали бы - пошла, - пожала плечами Гамова. - Просто Маша - капитан и лицо сборной, поэтому говорила она".

Я хотел возразить, что с лицом сборной - при всей симпатии к Марии - давным-давно ассоциируется совсем другая волейболистка. Но в последний момент удержался.

Гамова таких речей наверняка не одобрила бы.

* * *

- Если б выбрать спортсмена России-2010 предложили вам, кому отдали бы свой голос?

- В олимпийский год, как мне кажется, сложно выделить кого-то, кроме участников Игр. Мое самое яркое воспоминание о Ванкувере связано с финалом лыжной гонки в спринте, когда Крюков на финише обошел Панжинского. Очень драматично. Так что Крюкова бы и назвала.

- Насколько вам интересны другие виды спорта? Вот на последней встрече с президентом России в Кремле, где собралось около сотни человек, многих знали в лицо?

- Нет. Я не слежу за спортивной гимнастикой, греблей, многоборьем…

- Точнее, современным пятиборьем.

- Ну да. Зато смотрю теннис, баскетбол, биатлон, иногда - футбол. К сожалению, из этих видов спорта на приеме в Кремле никого не было. Еще, когда закончу карьеру, мечтаю прокатиться на горных лыжах. Пока не рискую.

- Возвращаясь к Олимпиаде - кто вас там особенно восхитил?

- Меня давно восхищает Оле Эйнар Бьорндален. Уникум. Уже после Игр услышала о словенской лыжнице Петре Майдич, которая завоевала бронзу с четырьмя сломанными ребрами. С финиша ее унесли без сознания. Тогда эта история прошла мимо меня. Я же играла за "Фенербахче", на трансляции из Ванкувера попадала не всегда. Да и было их в Турции маловато. Там зимняя Олимпиада - событие не настолько масштабное, как в России.

- Вы понимаете Майдич?

- Каждый сам для себя определяет грань, которую лучше не переступать. Я бы, наверное, так не смогла. Перелом - не шутка.

- Но ведь и вам сколько раз приходилось играть через не могу?

- Сразу вспоминаю отбор на Олимпиаду-2008. В решающем матче с Польшей натерла огромную кровяную мозоль. Последние две партии было очень больно.

- Даже мысли не возникло попросить замену?

- Какая замена, когда на кону Олимпиада?! На фоне подвига Майдич кто-то, допускаю, скажет - подумаешь, мозоль. Хотя потом несколько дней ковыляла на одной ноге.

- Почему натерли-то?

- Загадка. Обычно это в новых кроссовках случается. Но в них никогда на игру не выйду.

- Кто-то из спортсменов сказал: "Невозможно себя заставить тренироваться после больших побед. Ты пустой, как барабан…" Знакомые ощущения?

- Конечно. К этому сейчас была готова. И не в том дело, что не в силах заставить себя тренироваться. Я заставляю. Только результата нет. Эмоциональное опустошение, физический спад. С Татьяной Кошелевой обсуждали эту тему. Она переживает: "Игра не клеится, себя не узнаю…"

- А вы?

- Успокаиваю: "Таня, так бывает. Надо переждать - и все наладится". Когда сам через это проходил, реагируешь проще.

- После чемпионата мира-2006 вам дали четыре дня отдыха. А теперь?

- Полтора. За это время успела дать интервью, разобрать вещи, посетить господина президента и присоединиться в аэропорту к своему новому клубу - казанскому "Динамо", с которым улетела на матч первого тура в Челябинск. Какой уж тут отдых...

- За победу, кажется, вам обещали автомобили?

- Впервые слышу. Федерация выделила призовой фонд.

- Как и четыре года назад - миллион долларов на всех?

- Да. Плюс в Кремле подарили iPhone 4G.

- У вас же такой был?

- Ну и что? И этот пригодился. У меня два телефона. Один iPhone - для московского номера, второй - для казанского… Знаете, меня постоянно спрашивают: мол, почему хоккеисты за победу на чемпионате мира получили "мерседесы", а мы - нет? Но этот вопрос нужно задавать не нам, правильно? Если кто-то захотел хоккейную сборную отблагодарить машинами, остается порадоваться за ребят. С нашей сборной вышло иначе. Но я вам честно скажу: звание двукратной чемпионки мира для меня важнее любого автомобиля.

- В Кремль вас приглашают не впервой. Эти визиты хоть чем-то отличаются?

- Приятно, что сейчас предоставили слово нашему капитану Марии Бородаковой. На таких приемах игровиков обычно к микрофону не подпускают. Когда Маша говорила, мы с девчонками так за нее волновались, что у всех ладони вспотели. Запомнился еще поход к президенту в 2006-м. Правда, было это не в Кремле.

- А где?

- В аэропорту "Внуково-3". Чтобы лично поздравить сборную с победой, Путин задержал свой рейс. Из Японии прилетели в Шереметьево, нас быстро усадили в автобус и повезли к президенту. Подарить ему решили мяч с волейбольным буклетом - так охрана просвечивала их чуть ли не микроскопом. Чемпионский кубок тоже проверяли тщательно.

* * *

- Владимир Кузюткин, вернувшись в Москву, предвкушал: "Приеду домой, возьму пивка, усядусь перед телевизором и буду наслаждаться финалом, покуда не надоест". Вам бы так хотелось?

- С пивом? Нет. Финал посмотрела раза три. Мне достаточно.

- Что-то новое открыли для себя?

- Игры вообще не помнила. Так, отдельные фрагменты. Но глядя на экран, все начинает всплывать в памяти. Думаешь: "А ведь и впрямь было…" Во время трансляции меня поразил Зе Роберту, главный тренер сборной Бразилии. Похоже, во второй партии у него сдали нервы. Как орал на своих игроков! Зе Роберту - эмоциональный, но таким никогда его не видела.

- В зале не слышали, как он голосил?

- Нет. Была вся в игре и не обращала внимания на то, что творится на бразильской скамейке. А здесь, понаблюдав за ним, поняла: в эти минуты сдалась не только команда, но и тренер.

- По-вашему, такая реакция тренера - показатель слабости?

- Именно в той ситуации - да. Зе Роберту, кажется, было уже ясно, чем все может кончиться.

- Прежние тренеры нашей сборной эмоции тоже не всегда контролировали.

- Но делали это по-разному. Если Карполь срывался на крик, то Капрара швырял на пол папку. А вот Кузюткин, наоборот, все держит в себе, голос почти не повышает.

- Давайте о Капраре. Елена Година считает, что у итальянца в сборной порядки были как в казарме. Не преувеличивает?

- Порой он действительно перегибал палку. Например, запрещал выходить за пределы базы.

- В нем внезапно просыпался Карполь?

- Не Карполь. А мания держать нас в очень жестких рамках. Я не спорю, без дисциплины в спорте никуда. Но все хорошо в меру. Впрочем, мы и сейчас на сборах не гуляем день и ночь. Особенно, если сидим на базе в Звенигороде. Полсотни километров от Москвы, кругом лес. Куда там пойдешь? При этом Капрара говорил странные вещи. На всю жизнь запомнила его фразу: "Бег для волейболиста - смерть".

- Глупость?

- Как повышать выносливость, развивать дыхалку, если не бегаешь? Кроссы Капрара не признавал. У нас даже легких пробежек не было. Физически чувствовали себя неважно.

- Тем не менее с Капрарой сборная выиграла чемпионат мира.

- К турниру готовились долго. Возможно, его методика рассчитана на длительный период. А на короткий, как перед Олимпиадой, уже не сработала.

- Вас шокировало, что после поражения в олимпийском четвертьфинале он не пришел в раздевалку?

- Нет. Такие к тому времени сложились у него отношения с командой. Если ждешь каких-то слов, а тренер не появился в раздевалке - это шок. Другое дело, когда ничего не ждешь. Не зашел, так не зашел. Что мог сказать Капрара? Вы вспомните его интервью по ходу Олимпиады. С себя всячески вину снимал, во всем обвинял игроков.

- Вы как-то обмолвились: "Общение в стиле Карполя свойственно тренерам женских команд. Пару раз я еле сдерживалась, а то бы отвесила тренеру затрещину за площадную брань". Последний случай, когда было трудно сдержаться?

- О господи, где вы это вычитали? Я такого не говорила. Да и не было в моей карьере подобных эпизодов. Ни один тренер не орал на меня матом.

- Ну и слава богу. Между прочим, сам Карполь утверждал, что мата от него никто не слышал.

- Так и есть. Ни-ког-да Николай Васильевич не матерился на девчонок, никого не оскорблял. Вот крик был. С его помощью Карполь пытался донести до нас свои мысли.

- Что он за человек? Если в трех словах.

- Умный, эрудированный, начитанный.

- Карполь не скрывал, что у него с волейболистками уговор: до 20 лет они замуж не выходят. Вас тоже коснулось?

- Мне Николай Васильевич ничего не говорил. Но это негласное правило бродило по закоулкам нашего клуба. Что, впрочем, не мешало людям встречаться и жить вместе. Просто не расписывались.

- Еще Карполь настаивал, чтоб игроки "Уралочки" приводили женихов в его кабинет - знакомиться. С вашим мужем Виталием беседовал?

- Нет. В мое время таких требований уже не было.

- Самый жесткий поступок Карполя на вашей памяти?

- Когда по личным мотивам перед Олимпиадой или чемпионатом мира отцеплял игроков от сборной.

- Не прощал ухода из "Уралочки"?

- В том числе.

* * *

- В футболе для многих образец трудолюбия - Виктор Онопко. А в женском волейболе?

- Наталья Морозова (пятикратная чемпионка Европы, призер двух Олимпиад. - Прим. "СЭ"). Я и прозвала ее - трудяжка. На каждой тренировке в любом состоянии выкладывалась на сто процентов. Пусть молодежь берет пример.

- Михаил Жванецкий после триумфа сборной в Японии восторженно заметил: "Катя Гамова с виду такая хрупкая. Но бьет со страшной силой. Удары напоминают пощечину. Ощущение, будто голова мерзавца летит со скоростью сто километров в час и врезается в пол. Кого она себе в этот миг представляет?.." Так кого же, Катя?

- Никого. Я не поднимаю руку на людей. А в момент удара думаю исключительно о том, как правильно его исполнить и смотрю, где находятся блок с защитой.

- Кстати, футболисты говорят, что в сборной России по мощности удара равных нет Игорю Акинфееву. А в вашей команде?

- Кроме пасующих и либеро - хорошенько врезать может кто угодно.

- Жванецкий вам интересен?

- Не скажу, что ловлю все передачи с его участием. Если попадаю на "Дежурного по стране" - смотрю с удовольствием. По настроению. Я вот раньше любила КВН. А теперь - не выношу. Сразу переключаю канал.

- В волейболе вас еще способно что-то удивить?

- Конечно. Удивлялась в полуфинале чемпионата мира Япония - Бразилия.

- Чему?

- Как вели себя бразильянки на площадке, с каким настроем вышли на матч. Бросилось в глаза, что соперника ни в грош не ставят. Некрасиво. Если ты звезда, доказывай это в игре. Потому и болела за японок. Играли они здорово - до победы совсем чуть-чуть не дотянули.

- Особенно тяжелый на ощупь приз, который побывал в ваших руках?

- Кубок Ельцина. В этом смысле конкурентов у него и близко нет. Кубок сделан из малахита, поднять его над головой стоит немалых трудов.

- Некоторые футболисты после обидных поражений могут выкинуть бутсы в мусорный ящик. Что выкидывали вы?

- С досады - ничего. Но когда завершается турнир, избавляемся от старых кроссовок, наколенников, налокотников. Это уже что-то вроде ритуала, которого все ждут с нетерпением. Новые кроссовки, естественно, не выбрасываем. А потрепанные, в которых со сборов играешь, - зачем тащить домой? Оставляем в раздевалке. Так было и на чемпионате мира. Японцы за нами бежали: "Вы забыли обувь!" Насилу успокоили.

- А майки куда деваете?

- Маек у меня много. Но людей, которые их хотят, - еще больше. Вот и раздариваю. Себе оставляю одну.

- Чемпионскую?

- Любую. Главное - майка с турнира. А играла в ней в финале или нет - без разницы.

- Из всех волейболисток - самое духовно тонкое существо?

- Наташа Сафронова. Добрая, но немножко странная. Ее взгляды на жизнь не всегда мне близки и понятны. Постоянно читала книги по психологии, которые потом нам пересказывала.

- Навещаете ее в больнице?

- Стараюсь. Была у Наташи перед чемпионатом мира. Хотела и после заглянуть - к сожалению, не получилось. По телефону общаюсь с Таней Грачевой, которая часто у нее бывает. Сама Наташе не звоню. Мне легче к ней приехать и поговорить.

- А вы какую книгу возили с собой в Японию?

- Электронную. Выбрала "Похороните меня за плинтусом". Тяжелая история, но читается на одном дыхании.

- Многие говорят, что для них существуют только бумажные книги. Не ваш случай?

- Абсолютно. Электронная удобнее. Закачал сотню книжек - что-то показалось нудным, мгновенно переключаешься на другую. Бывает, все книгу нахваливают. Но если с первых страниц не захватила, не буду себя заставлять. Закрою и к ней не возвращаюсь. Так было с Достоевским. Не мой писатель.

- Лет десять назад на вопрос волейболистке: "Как коротаете время на сборах?" - нередко звучал ответ: "Вышиваю крестиком". Сегодня уже неактуально?

- В московском "Динамо" вышивали почти все. У меня до сих пор где-то дома лежит незаконченный рисунок. А в "Уралочке" любили вязать. Когда садились в самолет, полкоманды тут же доставали спицы. Нынче со спицами, нитками и иголками никого не встретишь. Скорее с компьютером.

- Видел вас на фотографии в очках. Испортилось зрение?

- У меня астигматизм. Играть это не мешает. А читать врачи рекомендуют в очках.

* * *

- Что с вашей учебой на факультете журналистики РГСУ?

- Я в академическом отпуске.

- Давно?

- Четыре года. Оформила его практически сразу, как поступила. Думала, смогу совмещать учебу и волейбол, но вскоре убедилась - нереально. Мне нужны знания. Я же не за корочкой на журфак пошла. Учиться там буду точно - наверное, после Олимпиады в Лондоне. А вот желание работать по специальности угасает с каждым годом.

- Что так?

- Есть моменты, которые разочаровывают. Ложь, передергивание фактов. Я не раз с этим сталкивалась. В Турции желтая пресса обо мне несусветные глупости писала. И люди верили. Даже те, кто играл со мной в команде.

- А вы?

- Сначала злилась. Потом смеялась. Под конец стало любопытно - на что еще у турок хватит фантазии? То мой муж работает в охране президента России. То у меня поклонник-миллионер. То я отказалась сниматься в "Плейбое" за 500 тысяч евро… Девочки из команды начитаются и давай изводить: "Правда? Нет?" Устав опровергать этот бред, начала над ними подшучивать. "Да, - говорю. - "Плейбою" за 500 тысяч отказала". - "Почему?" - "Просила 550. Не дали".

- В Москве вы, кажется, писали в газету, которую выпускал волейбольный клуб "Динамо"?

- Обычно мне задавали вопросы и публиковали текст за моей подписью. Но две заметки о наших матчах сама сочинила.

- В муках?

- Нет. Когда пишешь о том, в чем хорошо разбираешься, разве это сложно?

- По-всякому бывает.

- А в Турции получила первый телевизионный опыт - для канала "Фенербахче-ТВ" брала интервью у Роберто Карлоса. Приехала на базу футбольного "Фенербахче", там и пообщались.

- Каким вопросом бразильца озадачили?

- Поинтересовалась, как он в Стамбуле проводит свободное время. Роберто Карлос рассмеялся и уточнил: "Все рассказывать?" Напоследок сфотографировались, обменялись майками. Хотя не представляю, что он будет делать с моей.

- Если б вам дали на выбор любого героя, к кому отправились бы на интервью?

- Раньше хотела поговорить с дзюдоистом Дмитрием Носовым. Меня потрясла схватка на Олимпиаде в Афинах, где он с жуткой травмой выиграл бронзу. Сейчас с удовольствием взяла бы интервью у Бьорндалена. И как ему удается столько лет оставаться наверху в этом тяжелейшем виде спорта? Спросила бы еще, как пережил недавнее падение на этапе Кубке мира. Бьорндален тогда рухнул на крутом повороте незадолго до финиша и упустил победу.

- Чем запомнилась Турция - кроме интервью с Роберто Карлосом да нелепых слухов?

- Отелем Kempinski и сумасшедшими таксистами.

- Начнем с гостиницы.

- У меня там была встреча с журналистами. Когда приехали с Инессой Коркмаз, нас узнала охрана и устроила экскурсию по отелю. Это дворец, в котором жили султаны Османской империи. Показали хамам, отделанный уникальным кружевным мрамором. Для парилки он уже непригоден, зато сохранился в первозданном виде. Затем провели в самый роскошный номер, где останавливаются президенты, премьер-министры, шейхи. Сказали, жил там и Путин.

- Номер действительно роскошный?

- Что-то невообразимое - около 400 квадратных метров с видом на Босфор. Антикварная мебель, хрустальные люстры, расшитые золотом ковры. Я и не предполагала, что такие гостиницы бывают.

- Теперь о таксистах. Всадники без головы?

- Просто безумцы. Про них сами турки это говорят. В Стамбуле с таксистами натерпелась страху. Как-то водитель надумал объехать пробку по встречной, разогнался и лишь в последнюю секунду успел вырулить на свою полосу - а то мы в лоб столкнулись бы с другой машиной. Я перепугалась, а таксисту хоть бы что. Сидит и улыбается.

- У телеведущего Михаила Осокина однажды в кафе украли бумажник. С вами случались ЧП?

- Год назад вытащили телефон и кошелек. Я готовилась к ремонту квартиры, приехала в салон выбирать мебель. Был вечер, народу мало. Как я ничего не почувствовала? Когда уже собралась домой, решила позвонить - и не обнаружила в сумке мобильного. А потом и кошелька.

- Много там было?

- Нет. Деньги, которые планировала потратить на мебель, лежали в сумке, прикрытые сверху бумагой. Вор их не заметил. Слава богу, не тронул и документы с ключами от машины, которая стояла возле магазина.

- Легко отделались.

- Да уж. А до этого в Москве обворовали нашу съемную квартиру. Виталий прилетел из Екатеринбурга и не смог открыть дверь. Вызвал спасателей, которые сказали, что она заперта изнутри на щеколду. Мы жили на втором этаже. Воры влезли в окно - через него и ушли. Хорошо, что я была на сборе. Не видела погрома, который они устроили.

- Вы, наверное, быстро переехали?

- Я боялась оставаться там одна. Ночью спала с включенным светом. И просила руководство "Динамо" поменять квартиру. Но вопрос откладывали, откладывали… Пока наконец у нас не появилось собственное жилье.

- А милиция?

- Воров не нашли. Через окно много не унесешь. Да и не было дома особых ценностей. Жалко колечко и несколько украшений, которые покупала после турниров. Дороги были как память. У меня традиция: если выступили успешно, делаю себе подарок.

- На чемпионате мира тоже каких-нибудь традиций придерживались?

- Не уверена, можно ли это назвать традицией… После победных матчей телевизионщики брали у Кузюткина интервью, которое целиком шло в прямом эфире. А мы в это время шалили за его спиной - прыгали на камеру, размахивали руками. И получали эсэмэски: "Тренер был суров. Но девочки на заднем плане - веселые".

* * *

- Игорь Бутман рассказывал мне, как на Олимпиаде в Афинах после эпохальной победы в полуфинале над Бразилией горланил с вами и Любой Соколовой песни. Помните?

- Конечно! Там еще был Валерий Сюткин. Мы всё просили "Врагу не сдается наш гордый "Варяг". Ее и затянули вчетвером на весь "Русский дом". Я люблю петь. В машине часто включаю музыку погромче и пою.

- В "Русском доме" ярких персонажей хватает.

- Охотно верю. В Афинах там больше не была. На такие мероприятия в разгар соревнований не ездим. Вот если что-то выиграли - пожалуйста. А в Пекине повода посетить "Русский дом" не нашлось.

- Когда вы последний раз были в состоянии, которое можно назвать словом "бешенство"?

- На сборах перед чемпионатом мира. Если ты под серьезными нагрузками, иногда нападает психоз. Приходится с этим бороться.

- Как?

- Для меня лучшее средство - глубокий вздох и досчитать до десяти. Отличный способ, проверенный. Если не сработало - второй раз считаешь, третий. И точно успокоишься.

- Что хотите сказать людям, которые полагают, что у вас железный характер?

- Да какой он железный? Я и погрустить могу, и поплакать. Трудности преодолеваю не только силой характера.

- А чем?

- Поддержкой близких.

- Видели волейболисток с железным характером?

- Нет. Это мужская черта. Спорт его, конечно, закаляет. Но девушки остаются девушками. Со своими слабостями и недостатками.

- Алла Пугачева призналась, что не может простить себе аборт, который сделала в молодости. Что не простите себе вы?

- Есть одна вещь… (После паузы.) В какой-то момент необходимо было приехать домой, в Екатеринбург. Я думала, ничего не изменится, если сделаю это позже. Однако со временем выяснилось, что ехать нужно было именно тогда.

- Простите, Катя, это связано с мамой, которая умерла пять лет назад?

- Да. Я понятия не имела, как развивается ситуация. Маме поставили диагноз - рак. Ни я, ни тетя, мамина сестра, не знали, что она пошла на операцию. Вообще никому не сказала. Не хотела волновать, надеялась, врачи помогут - и все будет в порядке. Но вскоре после операции мама умерла. Ей было 52 года.

- Об отце вам хоть что-то известно?

- Родители не были женаты и расстались до моего рождения. Я не в курсе, общался ли в дальнейшем этот человек с мамой, со мной - ни разу. Мне даже неинтересно, как сложилась его судьба, жив ли он.

- Почему?

- Потому что моя семья - это мама, тетя и бабушка. Они меня вырастили. Сейчас остались только мы с тетей. Любовь Борисовна - волейбольный тренер. Работает в Челябинске с детьми.

- Вы, когда наиграетесь, жить будете в Москве?

- Да. Мне комфортно в этом городе.

- А Новый год где встречаете?

- В Казани. В клубе обещают три выходных: с 31 декабря по 2 января. Это не "Уралочка", где на вечер 1 января неизменно назначали тренировку.

- Ваш самый необычный Новый год?

- Мы готовились к отбору на Олимпиаду-2004. В первых числах января должны были улетать в Баку, поэтому по домам никого не отпустили. Руководство предложило отметить Новый год в ресторане гостиницы "Россия". Все обрадовались.

- Напрасно?

- Да. Унылая обстановка, вокруг посторонние люди, которые стремительно напились и жаждали с нами общения. Еле высидели до двух часов ночи - и назад, в Новогорск. По дороге сошлись с девчонками на том, что надо было оставаться на базе. Свежий воздух, живая елка, снег, шашлыки - отпраздновали бы гораздо веселее.

- Неожиданные подарки в вашей жизни были?

- В детстве подарили одноглазого хомячка.

- Кто?

- Подружка. Она покупала двух хомяков - и мне отдала одноглазого. Но я все равно была рада. Правда, когда завели кошку, которая норовила сожрать бедного хомячка, пришлось отдать его знакомым.

- Что неожиданное дарили вы?

- Марине Шешениной на день рождения вручила кубок с выгравированной надписью: "Лучшей пасующей вселенной". По-моему, прикольно.

- Согласен. Какая ваша мечта еще не сбывалась, но обязательно сбудется?

- Я стану мамой. Причем после этого вернусь в волейбол. Сборную в таком режиме уже едва ли потяну, а в клубе поиграю. Мне очень хочется, чтоб было так - матч заканчивается, ребенок выбегает на площадку, обнимает меня и говорит: "Мама, пойдем домой".

Александр КРУЖКОВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...