Газета
12 ноября 2010

12 ноября 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1957 год. Часть вторая

СКИНУЛ ПИДЖАК - И НА ВОРОТА

Продолжу начатую в предыдущей главе скандальную хронику с эпицентром взрыва в городе на Неве, галопом пронесусь по полям сражений и при непосредственном содействии авторитетных специалистов подобью итоги первого круга.

БАЛАКИН

Внимательно листаю протоколы заседания Всесоюзной коллегии судей (ВКС) за 1957 год, полученные в ГАРФ (Фонд 7576, опись 30, дело 118). Удивляет обилие судейских накладок в самом начале чемпионата. Троих из тех арбитров, которых склоняли на страницах СМИ, вызвали на ковер.

О работе одессита Михаила Шляпина 11 апреля в матче "Торпедо" с минчанами вы по прошлой публикации представление имеете. Тот же арбитр и его киевский коллега Николай Балакин стали главными фигурантами заседания ВКС 29 апреля.

"Слушали: материалы о неудовлетворительном судействе тов. Балакина Н.Н. в гор. Тбилиси 6 апреля 1957 г. команд "Динамо" (Тбилиси) - "Динамо" (Москва).

Постановили: рассмотрение этого вопроса перенести на заседание Президиума 15 мая 1957 г. с приглашением на него начальника Управления футбола тов. Антипенка В.П. и вызовом тов. Балакина Н.Н."

Что же натворил киевский арбитр в Тбилиси? Совершил он самый страшный грех: в течение полутора часов медленно "убивал" грузинскую команду и своего добился - "зарезал" ее на глазах 40 тысяч свидетелей. За кровавым процессом следили и описали его местные журналисты.

Передаю суть отчета Бичико Коркия в спортивной газете "Лело": нападающие тбилисцев технически и тактически переигрывали оборону москвичей - Кесарева, Крижевского, Кузнецова, Царева - и... оказывались на земле. Свисток судьи молчал, игра продолжалась. Жертвой охоты, помимо Хасая, Яманидзе, Гагнидзе и Чкуасели, стал капитан команды Гогоберидзе. "Благодаря их "тактическим" действиям он получил повреждение и был заменен", - сокрушался автор. Яманидзе и Гагнидзе, чтобы не оставлять команду в меньшинстве, доиграли встречу с травмами.

Подробно описаны два смертельных, не совместимых с жизнью жестоких удара киевского арбитра: "На 21-й минуте Шаповалов забил гол. После некоторых раздумий Балакин показал на центр, не обратив внимания на сигнал своего помощника Акобашвили о положении "вне игры"...

49-я минута. Гагнидзе сильнейшим ударом забил гол в ворота Яшина. Судья показал на центр поля, но, взглянув на другого помощника, бакинца Бахрамова, с поднятым флажком, уже не задумываясь, отменил свое решение и назначил свободный удар...

Ошибки судьи определили исход встречи".

Тбилисцы проиграли - 1:2.

О том же писали все грузинские и русскоязычные газеты. С.Попов ("Молодой сталинец") назвал работу Балакина необъективной и призвал в свидетели главу советского футбола: "Присутствующий на отчетном матче начальник Управления футбола т. Антипенок В.П. мог лично убедиться в нечетком судействе Н.Балакина и на этом примере сделать вывод, что и ранее высказанные претензии по поводу необъективности некоторых судей не были лишены оснований.

Надо же в конце концов положить конец безобразным фактам, вызывающим справедливое возмущение любителей спорта".

Может, тбилисские журналисты переусердствовали под наплывом болельщицких чувств? Ничего подобного. Свидетельствую как очевидец. Писали они резко, но по делу. И "Советский спорт" в отчете, озаглавленном "Судейство не на высоте", предъявил арбитру претензии по двум упомянутым эпизодам и упрекнул московских защитников "в излишне жесткой, силовой игре".

"Позже, - писал спецкор Г.Акопов, - когда страсти улеглись и напряжение после недавно проведенного матча прошло, Балакин в кругу коллег, в присутствии тренеров и футболистов признался, что он, возможно, допустил ошибку, доверившись в такой ответственный момент матча судье на линии".

ПРЕДЛОЖИЛИ БЫТЬ БОЛЕЕ ВНИМАТЕЛЬНЫМ

Не могу не сказать несколько добрых слов в адрес страстной, темпераментной и всегда доброжелательной, объективной тбилисской публики. Балакин сделал все, чтобы вывести ее из равновесия, невольно провоцировал на протяжении всего матча на противоправные действия. Зрители, естественно, бушевали, осыпали его и помощника словами всякими нехорошими, но, в отличие от некоторых (собираюсь уже сегодня о них рассказать), держали себя в руках: мест своих не покинули, самосуда не устроили, в рукопашные схватки с милицией не вступили.

15 мая слушания "по делу Балакина" продолжились. Многое зависело от позиции присутствовавшего на тбилисском матче Антипенка. Обычно начальник, особо не стесняясь в выражениях, честил подчиненных, метал молнии в слабохарактерных арбитров, не рвавшихся "выжигать каленым железом грубость с зеленых полей". А тут, судя по вердикту (речь его не запротоколирована), защитил Балакина.

В постановлении сказано: "а) предложить т. Балакину быть более внимательным во взаимоотношениях с помощниками при выполнении судейства по диагональной системе; б) предложить судье т. Бахрамову при судействе на линии по ходу игры не выходить в поле".

Упрек Бахрамову несправедлив. Правда, когда Балакин в начале второго тайма, находясь в непосредственной близости от места событий, зафиксировал гол Гагнидзе, Бахрамов, на которого главный не обратил внимания, ринулся к нему с поднятым флагом, а встретившись на значительном расстоянии от своего рабочего места, убедил не засчитывать гол. Вот тогда-то наэлектризованная публика обрушила гнев на бакинца и от слов перешла к делу. На поле полетели "посторонние предметы" - огрызки яблок, других даров природы и так - по мелочи. Жизни и здоровью Бахрамова они не угрожали. Но инстинкт самосохранения вынудил его, чтобы оказаться вне зоны обстрела, выдвинуться в поле. И пару раз он сорвал атаки хозяев, неизмеримо увеличив количество децибелов на трибунах.

Что же до Балакина, он продолжал благополучно работать на высшем уровне, а после завершения сезона, когда от ВКС потребовали список трех судей на предстоявший в Швеции чемпионат мира, оказался в числе пятерых кандидатов.

Кастинг провели 13 декабря. В первом туре единогласно избрали Николая Латышева, Петра Белова и отсеяли Николая Балакина. Во втором, в серии "послематчевых пенальти", москвич Иван Лукьянов обыграл своего земляка Николая Хлопотина - 4:2.

ШЛЯПИН

Не могу оставить без внимания прозвучавшую 15 мая фразу о диагональной системе судейства. Коснусь ее, как только расскажу еще об одном "подследственном" - одессите Михаиле Шляпине, знакомом вам по прошлой публикации. Через пять дней после игры "Торпедо" с минским "Спартаком" наломал он дров и в Кишиневе. Дело его слушалось на тех же заседаниях ВКС, что и балакинское.

Работал Шляпин на матче "Буревестника" с московским "Спартаком" (1:1) примерно при таком же, как в Тбилиси, шумовом сопровождении, вызванном в середине первого тайма, по утверждению "Советской Молдавии", назначением "без достаточных оснований" пенальти в ворота хозяев. Вратарь Еремеев удар Сальникова отразил. Шляпин, усмотрев нарушение правил, потребовал перебить. Вторая попытка олимпийского чемпиона оказалась успешной.

Автор заметки М.Резников предъявил претензии не только арбитру, но и ВКС: "Следует отметить плохое судейство М.Шляпина. Он допустил ряд грубых ошибок. Вызывает удивление, что Президиум Всесоюзной коллегии судей по футболу назначает на ответственные игры первенства страны среди команд класса "А" судей низкой квалификации". Карикатурист одной из молдавских газет выразил отношение к одесскому рефери, как мог, в художественной форме.

У ВКС к Шляпину по судейству в Кишиневе вопросов не возникло. Насторожило членов президиума его поведение в молдавской столице. Отправили туда для разбирательства московского судью Александра Табакова. Проверяющий разобрался и на заседании 15 мая заявил, что "т. Шляпин вел себя нетактично по отношению к представителям "Буревестника". В связи с чем ВКС, как сказано в постановлении, "воздержался от ранее принятого решения о присвоении т. Шляпину звания судьи всесоюзной категории и дальнейшего его назначения на игры класса "А".

Одну игру до конца сезона ему все же доверили.

ДИАГОНАЛЬ

Судейский комитет ФИФА неоднократно требовал от Секции футбола СССР соответствия мировым стандартам. От тщетности его усилий в отношении советской стороны, не желавшей отказаться от замен игроков в ходе матча, мы говорили в прошлый раз. Сегодня вновь вернемся к вопросу о диагональном методе судейства.

В "Летописи-56" я рассказывал о внедрении новинки. Возможно, судьи не почувствовали металла в голосе начальства, да и председатель ВКС Николай Латышев оставался сторонником прежней системы и не был настойчив. Потому и восприняли арбитры предсезонные наставления как рекомендацию. Поскрипев зубами, попытались поначалу освоить зарубежный метод, но вскоре взялись за старое.

В 57-м, в преддверии чемпионата мира, и Антипенок, и Латышев в приказном порядке потребовали перестроить работу. Перестраивались судьи неохотно и не сразу. К примеру, в Кишиневе "диагональ" опробовали только в пятой игре - до этого москвич Лукьянов, ленинградцы Одинцов и Белов, одессит Шляпин работали по старинке.

"Следует отметить, что кишиневцы впервые явились зрителями так называемого диагонального метода судейства, когда помощники судьи располагаются на обеих боковых сторонах, а сам судья перемещается по диагонали... К сожалению, первый блин вышел комом. Судья Рамишвили плохо выбирал место, а в определении положения "вне игры" целиком полагался на своих помощников, которые не всегда были на высоте", - писала 22 апреля "Молодежь Молдавии" в рецензии на игру "Буревестника" с московским "Динамо".

Балакину, разбирая его работу в Тбилиси, тоже сделали скидку, объяснив грубейшие его ошибки, повлиявшие на результат, "несогласованностью с помощниками". Времени, мол, на освоение забугорной новинки не хватило. Чем же весь предыдущий сезон занимались?

АРХИПОВ

Продолжаю листать дело 118-е. Протокол №8 от 24 июня. В этот день на заседании ВКС рассматривали жалобу четверых товарищей из Киева на московского судью Виктора Архипова. Либерализм арбитра стал причиной травм нескольких футболистов. Изучив письма и выслушав Архипова, ВКС пришла к выводу весьма противоречивому: "т. Архипов вполне справился со сложной игрой, проходившей под дождем". При этом признала: "Архипов допустил существенную ошибку, не приняв решительных мер к грубиянам. В результате отсутствия этого воспитательного момента в судействе часть зрителей бурно реагировала на нарушения правил игроками, особенно Голубевым (Киев) и Левкиным (Кишинев)".

Милая формулировка: грубиянов не наказывал, взрывоопасную ситуацию на трибунах создал, но с работой справился, судил хорошо. Либерализм судьи встретил понимание либеральных его коллег. Они, как сказано в протоколе заседания, "предложили Архипову впредь вести более решительную борьбу с нарушителями" и отпустили с миром.

Об обстановке на поле и на трибунах украинские СМИ умолчали. Только "Радянський спорт" выразил сожаление, что "состязание было испорчено излишне резкой игрой обеих сторон, вследствие чего получили травмы и покинули поле динамовцы Коман и Макаров и нападающий "Буревестника" Коротков".

Текст обращения ВКС к Комитету физкультуры, Управлению и Секции футбола подталкивает к определенному выводу: "Просим указать директору стадиона им. Н.С.Хрущева т. Махине Н.Б. на его ответственность за нарушение порядка на стадионе 24 мая с.г. во время футбольного соревнования...

Просить через соответствующие руководящие организации дать указание органам милиции об усилении охраны общественного порядка на стадионах во время футбольных соревнований, о привлечении нарушителей порядка к административным и более строгим мерам взыскания..."

Наделенные даром чтения между строк советской прессы и документов догадались: 24 мая, как и в начале сентября 56-го, вышедшие из берегов воды Днепра достигли стадиона имени Хрущева.

ЗАМЕНА ВРАТАРЯ

За десять дней до этого штормило в северной столице. Тому есть документальное подтверждение.

14 мая "Зенит" играл с "Торпедо". Матч рядовой, для гостей - проходной. На поле все предельно ясно, к арбитрам претензий нет, однако тряхнуло со страшной силой. Легкость, с какой Стрельцов, Иванов и К о разобрались с местными парнями, особенно счет (5:1), больно ударили по самолюбию части рассвирепевшей зрительской аудитории. Один из них незадолго до конца игры, находясь в состоянии обильного алкогольного наполнения, умудрился прорваться сквозь заградительные милицейские отряды к ленинградскому вратарю Фарыкину. Осыпая его словами, извлеченными из бездонных закромов великого и могучего, он снял пиджак, вытолкал Фарыкина за пределы поля и заполнил освободившуюся вакансию.

Куйбышевский арбитр Николай Крылов замены стражей зенитовских ворот не заметил. Игра продолжалась. Надо сказать, сменщик (его фамилия Каюков), если брать во внимание результат, сыграл удачнее Фарыкина - отстоял на "ноль". Сухую серию Каюкова прервали прозевавшие его прорыв защитники порядка. Когда самозваного вратаря, скрутив ему руки, повели вдоль трибун, толпы людей высыпали на поле. Благо игра к тому времени завершилась, и обе команды вместе с судьями мгновенно ретировались.

Участник матча, торпедовский капитан Валентин Иванов, вспоминал спустя сорок лет: "Когда в самом конце встречи на поле высыпали болельщики, мы бегом бросились в раздевалку. Но там было два ряда окон, и, едва мы очутились внутри, как в них со всех сторон полетели разные предметы. Пришлось всей команде ничком укладываться на пол между оконными проемами. Лежали довольно долго, пока наверху обстановка немного не остыла. Лишь после этого удалось кое-как переодеться и принять душ. Со стадиона уехали лишь часа через полтора после матча".

СУД СКОРЫЙ И НЕПРАВЫЙ

Что же происходило все это время на поле? Разъяренная толпа, вооружившись камнями, бутылками, разнообразными орудиями труда, добытыми из разграбленного хозяйственного склада стадиона, двинулась на милиционеров и вызванных им на помощь курсантов военных училищ и милицейских школ. В ходе продолжавшегося несколько часов побоища ранения и увечья разной степени тяжести получили более ста блюстителей порядка, не считая нападавших.

Пресса, ленинградская и центральная, молчала. Заслуженный мастер спорта П.Павлов, автор небольшого отчета в "Советском спорте", восторгался мастерской игрой гостей, особенно Стрельцовым, Ивановым и Метревели. Отметил неуверенные действия вратаря Фарыкина и назвал фамилии забивших голы футболистов.

В.Кусков в ленинградской "Смене" катком прошелся по "Зениту", отметив "бедность тактического арсенала, слабую физическую и техническую подготовку и волевые качества". Как только такую команду в классе "А" держали? О послематчевом побоище - ни слова. Остальные газеты объявили счет - и на этом свою миссию посчитали исполненной. Только "Комсомольская правда" 15 мая дала пищу для размышлений: "Следует отметить плохую организацию соревнования на стадионе и недисциплинированность зрителей". "Что-то там не так", - заподозрил проницательный читатель. Интуиция его не подвела.

2 июня "Ленинградская правда" поместила небольшую заметку:

"В ПРОКУРАТУРЕ ГОРОДА ЛЕНИНГРАДА

14 мая сего года на стадионе имени С.М.Кирова после футбольного матча между командами "Зенит" (Ленинград) - "Торпедо" (Москва) группа хулиганов, находившихся в нетрезвом виде, сначала на трибунах, а позже на поле стадиона устроила скандал.

Присутствовавшим на стадионе работникам милиции и ряду граждан, пытавшимся восстановить порядок, хулиганы оказали сопротивление, причинив некоторым из них телесные повреждения.

В связи с этим арестованы и привлекаются к ответственности... 16 человек. Дело для рассмотрения передано Прокуратурой в Ленинградский городской суд".

Суд скорый и неправый (среди арестованных оказались люди, к кровавым событиям не причастные) вынес обвинительный приговор - до 8 лет лишения свободы. Четырнадцати обвиненным запретили после отбытия срока проживать в Ленинграде и Москве в течение трех лет.

О вердикте суда 18 июня сообщила "Ленинградская правда", а через два дня - "Советский спорт".

"СПАРТАК"! КАК МНОГО В ЭТОМ ЗВУКЕ..."

Не скандалами едиными жил наш футбол. Пора бы и на турнирную таблицу взглянуть. К 1 мая после месячных боев на южном фронте на трех верхних строках с восемью очками обосновались динамовцы Киева, Москвы и Тбилиси. Грузины, не получив в двух стартовых матчах из-за проказ фортуны и стараний Балакина ни одного очка, одержали четыре победы кряду. Но всеобщее внимание привлек к себе чемпион, скромно обосновавшийся на средних этажах.

Объективные трудности спартаковцев в связи с поздним началом подготовки к первенству во внимание не принимались. От "Спартака", учитывая, что он составлял основу сборной, настоятельно требовали чемпионской игры и соответствующего высокому рангу футболистов места. Упреки касались не только качества игры, действительно весьма посредственного, но и подхваченного в Австралии вируса, распространенного среди преуспевающих спортсменов, - "звездняка".

Били "Спартак" и сверху (руководители, специалисты), и сбоку (журналисты), и снизу (рядовые болельщики). Один такой голос из глубинки, города Кимры Калининской области, проник 23 апреля на страницы "Советского спорта". Читатель И.Вяхирев в открытом письме капитану команды Игорю Нетто в лоб задал вопрос: "В чем причины неудач?" Видимо, не надеясь получить ответ из первых рук (он оказался прав), болельщик "Спартака" одну из причин назвал сам: "Кому проигрывали спартаковцы? Как правило - коллективам, замыкающим турнирную таблицу. Что это, случайность или невезение? Я думаю, ни то, ни другое. Спартаковцы в большей степени, чем любая другая команда, подвержены зазнайству чемпионов и пренебрежительному отношению к соперникам".

Мнение жителя Кимры разделил... мяч. Обыкновенный, кожаный, с резиновой камерой в утробе. Знал он о бедах чемпиона чуть больше Вяхирева и рассказал о них в доверительной беседе Льву Кассилю. Писатель откровения собеседника опубликовал 1 мая в "Комсомольской правде" ("Интервью с мячом").

Поведал он Льву Абрамовичу о стиле игры - неэффективном, мелком, кружевном: "Бывало, как попадешь к ним на бутсы, знаешь: сейчас раз, два - и в сетке. А в этом сезоне посылают тебя от одной ноги к другой, как посетителя в бюрократическом учреждении от стола к столу, а результата - ни-ни... Уж прямо сам рвешься в ворота, а тебя опять адресуют к центру: пусть, мол, там решают...

Да, кружева плетут на поле. Кружат, вяжут и сами заплетаются...

Недаром им золотые медали в Мельбурне достались. Ордена тоже по заслугам получили... Только вот успокоились некоторые чересчур, думают: уж нет сильнее их у нас... Это зря. Другие кичиться стали: ни тренера, ни судью... никого знать не хотят".

Известный журналист Мартын Мержанов, не скрывавший нежных чувств к "Спартаку", был беспощаден к своим любимцам: "Мельбурн. Сто тысяч человек приветствовали олимпийских чемпионов, в составе которых было много спартаковцев. Говорят, у игроков закружились головы...

Но почему закруженные прошлой осенью головы продолжали кружиться нынче, по весне? Это уже проявление длительной болезни, именуемой в футбольной медицине словом "зазнайство". Тяжелое заболевание. Оно проявляется во многом: в барском отношении к тренировкам, в вольном поведении на поле, а главное, в пренебрежительном отношении к сопернику" ("Юность", № 6, 1957).

Автор эпиграмм Евгений Ильин в первомайском номере "Советского спорта" был краток:

"Спартак"! Как много в этом звуке

От ликования до муки!"

ВПЕРВЫЕ В ЛУЖНИКАХ

На следующий день после пролетарского праздника состоялся праздник болельщиков: открытие футбольного сезона в столице. Праздник непростой - серебристо-золотой: встречались две сильнейшие команды страны - "Спартак" и "Динамо". Впервые на поле в составах обеих команд вышли 13 олимпийских чемпионов.

Впервые сезон открывался в Лужниках. Впервые за первой игрой в столице наблюдало свыше ста тысяч зрителей. Впервые большую их часть доставили к Лужникам работники метрополитена, удлинив красную ветку.

Торжественное открытие двух новых станций состоялось 1 мая в четыре часа дня. Поезд, ведомый машинистом А.Завьяловым, отошел от станции "Парк культуры" и, миновав "Фрунзенскую", достиг станции "Спортивная". Было обещано в дни аншлаговых матчей за счет интенсивности движения поездов доставлять к стадиону в течение часа более 50 тысяч человек.

Статистические прогнозы перед игрой с главным конкурентом - не в пользу чемпиона. "Спартак" в послевоенные годы сезон в Москве открывал неудачно: в пяти матчах +0=2-3, 3 - 7. "Динамо" - в плюсах: +4=0-1, 8 - 3.

На сей раз арифметические расчеты были опровергнуты. "Спартак" победил - 1:0. По счету, но не по игре. В отчете о матче с говорящим названием "И победителей судят" Алексей Леонтьев остался недоволен бывшими одноклубниками: "Спартаковцы победили. И все же игра чемпиона не удовлетворила многочисленных поклонников команды. Нет ничего удивительного, что и в метро, и в троллейбусе можно было слышать одни и те же слова: "Да, с такой игрой звание чемпиона не сохранить!" ("Советский спорт" от 4 мая).

ЛОВУШКА

Не стал бы он чемпионом и по более весомой причине. Помните, согласно открытому лучшим футбольным статистиком Константином Есениным закону "Спартак" выигрывал первенство в годы, когда завершал встречи с "Динамо" вничью.

В первом тайме все шло по плану - 0:0. Динамовцев, посвященных в тонкости есенинского гороскопа, такой расклад не устраивал. После перерыва они завлекли красно-белых в простенькую ловушку: кто-то из защитников небрежно отпасовал Яшину. Татушин угодил в расставленные сети. Перехватив мяч, он опрометчиво послал его мимо вратаря. Динамовцы, наученные горьким опытом прошлых лет, проявили благоразумие, отыграться и не пытались. Болельщикам все стало предельно ясно: "Динамо" - чемпион.

Если серьезно, с игрой, какую показывал "Спартак", рассчитывать на золото было нереально. Прежде, получив материальный перевес, он стремился его приумножить. Теперь все помыслы были связаны с тем, как бы не растерять нажитое. Удавалось не всегда.

Одиннадцати очков лишился чемпион из-за пропущенных на последних минутах мячей. На 89-й минуте потерял очко в Куйбышеве, через пять дней незадолго до конца - в Кишиневе. Еще через пять дней - уступил сразу два в Киеве: вел к 84-й минуте 1:0 и в течение трех минут пропустил два. Итог - 1:2. В концовке уступил "Зениту", "Локомотиву"... В домашней игре с "Буревестником", получив огромное преимущество к 18-й минуте - 4:0, позволил гостям отыграться. Впервые в отечественных чемпионатах упущена победа с разницей в четыре мяча.

Теряли очки и конкуренты. Чуть поправив дела, к концу мая спартаковцы подтянулись к солидной головной группе. Семь команд из двенадцати разделяло (по потерянным, реальные из-за разного количества игр считать не имеет смысла) всего четыре очка.

Турнирное напряжение постоянно поддерживали все пять московских команд да тбилисцы с киевлянами. Лидеры менялись с такой же интенсивностью, как генеральные секретари ЦК КПСС в трехлетнем промежутке в 80-е (с 1982 по 1985 годы): Брежнев - Андропов - Черненко - Горбачев.

После пятого тура впереди московское "Динамо", шестого - "Локомотив" и "Торпедо", седьмого - динамовские команды в полном составе... К концу мая "Спартак" с тбилисцами игры первого круга завершили, остальные - на подходе.

ЗАБУГОРНЫЙ ВИРУС

В беглых предварительных итогах на подступах к экватору специалисты выразили озабоченность в связи с падением результативности. Причину объясняли бедностью тактической мысли, защитными тенденциями и многим другим.

М.Мержанов: "Сейчас нельзя рассчитывать только на быстрый бег, хороший финт и физическую силу... Французский журналист Габриэль Ано, видевший несколько матчей с участием наших команд, образно заметил: "Когда играешь на органе, нельзя постоянно пользоваться звуками одного регистра".

Смена регистра, то есть смена тактических замыслов, является обязательной для футболистов, которые хотят побеждать интересной, изобретательной игрой.

Гибкая тактика предполагает меньшую затрату сил и более эффективные результаты. Таков закон спортивной борьбы. В ней должна чувствоваться мысль наставника" ("Огонек", № 20, 1957).

Корень зла видел Мартын Иванович в оборонительной тактике, вирусе, свалившем советский футбол в середине 50-х во время тесных контактов с иностранцами - "пуричеллевские цепочки", "замки", "бетоны". Едва ли не в каждом публичном выступлении он пытался оградить наш футбол от иноземной заразы, а "инфицированным" предлагал единственное эффективное средство, убивающее болезнь: "Большинство наших команд придерживается оборонительной тактики: как бы чего не вышло, - писал Мержанов в "Комсомолке". - Иногда боязнь потерять очко губительно влияет на тактику игры, сковывает действия игроков, диктует тренерам оборонительные планы...

Всякий коллектив, который будет придерживаться оборонительной тактики, рискует получить в руки красный фонарь, который обычно выдают на последний вагон поезда...

Жизнь показывает, что атакующая, маневренная, изобретательная темповая игра нападающих рвет "цепочки", рушит "бетон" и вскрывает "замки".

НИ НОГАМИ НЕ УМЕЮТ, НИ ГОЛОВОЙ...

Один из лучших советских голкиперов Анатолий Акимов, активно занявшийся журналистикой, подробно раскрыл тему, хорошо ему известную: вратарскую. В целом картина получилась мрачноватая. Слегка оживили ее три светлых мазка: Яшин, Разинский и дебютант Владимир Маслаченко. Воздал автор должное тренеру Борису Аркадьеву, "доверившему место в воротах "Локомотива" молодому способному вратарю В.Маслаченко, хорошо зарекомендовавшему себя в последних играх". Написаны эти строки в "Комсомольской правде" 1 июня. К тому времени "юное дарование" (по вратарским меркам - всего-то 21 год) сыграло в Москве три матча. Этого было достаточно, чтобы профессиональный, "рентгеновский" глаз Акимова разглядел в нем крупнокалиберный талант. Маслаченко рос как на дрожжах - не пройдет и года, как окажется в обойме сборной. Пока он в начале пути, и предметный о нем разговор впереди.

Акимов себя вратарской тематикой не ограничивал. В майском номере "Огонька" он поддержал Мержанова и на наглядном примере показал порочность оборонительной доктрины, объяснив появление киевлян в лидирующей группе отказом от навязанной прежним тренером Олегом Ошенковым оборонительной тактики (1+3+3+4), при которой нападающего Комана перевели в полузащиту. Новый наставник, Владимир Шиловский, проповедовавший привычную систему дубль-ве, вернул Комана на передовую, и тот, став самым результативным в команде, вместе с Фоминым образовал очень сильное левое крыло. Откат украинцев к концу сезона на шестую позицию остался без комментария.

В аналитическом материале в "Вечерней Москве" Акимов сделал акцент на хроническую болезнь наших игроков, особенно в международных встречах: "Вблизи и в самой штрафной площади они передают мяч друг другу, боятся ударить по воротам".

Не удовлетворяли тренеров и журналистов точность при обстреле ворот, техническая оснащенность футболистов, особенно игра головой...

Обеспокоенность специалистов понятна: стремительно надвигался дебют советской сборной в отборочном цикле ЧМ-58. До первой игры с поляками оставалось меньше месяца.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...