Газета
21 июля 2010

21 июля 2010 | ЛЕТНИЕ – ПЯТИБОРЬЕ

СОВРЕМЕННОЕ ПЯТИБОРЬЕ

Андрей МОИСЕЕВ: "КОГДА-ТО Я ПАНИЧЕСКИ БОЯЛСЯ ЛОШАДЕЙ"

На своем девятом чемпионате Европы двукратный олимпийский чемпион занял пятое место и рассказал в интервью, почему он почти не расстроен результатом.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

из Дебрецена

ПРОШЛЫЙ СЕЗОН ПОШЕЛ НАСМАРКУ

- А знаете, мне не кажется, что на Играх в Лондоне будет возможна ситуация, когда кто-то из пятиборцев будет способен выскочить вперед из второго десятка благодаря одному только бегу со стрельбой, - вдруг сказал мне Андрей Моисеев, когда мы вместе возвращались в гостиницу со стадиона. - Думаю, что к этому времени все, кто выступает сейчас, сильно подтянутся друг к другу. А победит тот, у кого окажутся крепче нервы.

Об интервью мы договорились сразу после того, как Андрей закончил выступления в личном финале. На лице спортсмена не было ни малейшего расстройства.

- Я же лишь недавно начал серьезно тренироваться, - сказал он. - После Игр в Пекине и всевозможных чествований уехал на целый месяц в отпуск. Потом, когда вернулся, стал приходить в зал, в бассейн - занимался по часу в день только для того, чтобы поддержать форму. Так продолжалось несколько месяцев. И только на следующий год мы вернулись к двухразовым тренировкам. Поехали на сбор в Колорадо-Спрингс и там, как вы, наверное, уже знаете, я попал под машину.

Виноваты в той аварии были, как говорится, обе стороны. Я выскочил на дорогу так неожиданно, что водитель до последних секунд не мог меня видеть. Поэтому никаких претензий я не предъявлял. Когда очнулся на газончике и увидел людей из службы спасения, был уверен, что сломана нога. Перепугался сильно. Тем не менее встал и пошел.

По-настоящему тяжело стало через пару дней, когда проявился внешний и внутренний отек. Нам пришлось еще лететь из Колорадо на этап Кубка мира в Мексику, в самолете нога отекла до такой степени, что я вообще не понимал, как буду ходить. В общем, пока вылечился, уже было ясно, что сезон пошел насмарку.

- Когда спортсмен становится олимпийским чемпионом, он обычно начинает осознавать это спустя полгода-год. А что меняется в сознании при второй олимпийской победе?

- Я до сих пор этого не осознаю на самом деле. С одной стороны, Игры - это действительно самое важное, что может быть в карьере спортсмена. А с другой - это всего лишь один старт. Ну да, я выиграл Олимпиаду второй раз. Самое важное заключается для меня, пожалуй, в том, что я сам себе доказал: могу!

В ПЕКИНЕ ПОВЕЗЛО В СТРЕЛЬБЕ

- Помню, как сказала вам на пресс-конференции в Пекине, что вы победили очень легко, а вы довольно резко ответили, что не согласны с этим.

- На самом деле там было чудовищно тяжело. Во-первых, меня уже считали немолодым спортсменом. Фаворитом по ходу всего сезона был тоже не я, а Илья Фролов. Он стал чемпионом мира, да и вообще выглядел реально сильнее. Угнетала мысль, что я - олимпийский чемпион и должен, несмотря ни на что, выступить достойно. Плюс - давление со стороны тренеров. Плюс - соперники. После того, как я показал неожиданно высокий результат в стрельбе, и началось фехтование, я физически чувствовал, что соперники совершенно по-особому стали на меня настраиваться.

- Момент везения в ваших олимпийских победах присутствовал?

- Скорее всего, да, хотя вряд ли смогу сформулировать, в чем именно. Наверное, в Пекине повезло в стрельбе - так хорошо я в том сезоне ни разу не стрелял.

- Получается, чем сложнее ситуация, тем лучше вам удается сконцентрироваться и показать максимум того, на что способны?

- Наверное. Про меня многие говорят: мол, чем хуже все складывается, тем лучше Моисеев выступает.

- Видимо, в Дебрецене ситуация оказалась для вас недостаточно сложной, раз вы не сумели удержаться в тройке?

- Если честно, да. Я ведь после Пекина достаточно надолго выпал из обоймы. Плюс - появились новые молодые ребята, да и Фролов по-прежнему хорошо выступает. То есть со мной вроде считаются, но это как бы дань прежним заслугам. Поэтому в какой-то степени я рад, что снова слегка о себе заявил, но в целом скорее недоволен этим стартом. Недобрал "своих" очков на фехтовании, проплыл по лучшему результату, но мог лучше. Ну и бег подкачал. Хотя это объяснимо: в нынешнем сезоне мы пока не делали специальной скоростной работы, не набрали нужный объем нагрузок.

- Да и тяжело, наверное, воспринимать чемпионат Европы как большой стимул?

- Точно. Для меня это, скорее, просто публичная тренировка в соревновательной обстановке.

НАЧИНАЮ ПЕРЕУЧИВАТЬСЯ

- Вы неоднократно говорили о том, что стрельба не является вашей сильной стороной. Когда проблемы были серьезнее - когда вы только начинали выступать в пятиборье, или сейчас, с введением "комбайна"?

- Сейчас я как бы начинаю переучиваться. А тогда просто не умел - шел к результату шаг за шагом. Иногда думаю, что лучше бы и сейчас вообще не умел стрелять. Стоит хоть чуточку отвлечься, потерять концентрацию, тут же включаются прежние и уже совершенно ненужные навыки.

- Какое чувство доминирует в процессе стрелковых тренировок - интерес или раздражение?

- По-разному бывает. Безусловно, интерес присутствует. Но когда долго работаешь, а стрельба не идет и не идет, бывает тяжело удержаться от негативных реакций.

- А что, собственно, изменилось? Задача-то прежняя - поразить цель.

- Изменилось все. Раньше стрельба была всегда первым видом, все выходили полусонные, спокойные, ты спокойно поднимал пистолет, прицеливался, никуда не спешил при этом. Сейчас мало того, что к заключительному виду адреналин уже зашкаливает, так еще и пульс высокий. Выцеливать мишень нельзя: вскинул руку и тут же стреляешь. Иначе рука начинает ходить ходуном, и ни о каком попадании в цель не может быть речи.

По своей сути такая стрельба очень простая. Раньше ведь как было? Я, допустим, попадаю в "десятку", а соперник выбивает 7. Тем самым он сразу проигрывает мне три "габарита", а это 36 очков. Или 8 секунд бега. То есть требования к качеству стрельбы снизились. Но появились другие раздражители: лампочки зажигаются, сосед убегает, трибуны кричат... В Дебрецене меня еще на камеру постоянно снимали на рубежах - объектив пихали чуть ли не в лицо. Все это сильно отвлекает.

- На соревнованиях по биатлону болельщики кричат значительно громче.

- Думаю, что и в пятиборье скоро не хуже кричать научатся. Надо к этому привыкать.

- Вас не раздражает, что за счет "комбайна" стало возможно выбираться в призеры из второго, а то и третьего десятка?

- Есть немного. Изменилось ведь не только это. Раньше в полуфиналах можно было ровно выступить в первых видах и достаточно вольготно чувствовать себя в беге. Не тратить лишних сил, настраивать себя на выступление в финале. Сейчас же на предварительном этапе приходится выкладываться значительно сильнее. Расходуется больше нервов, больше эмоций. Понимаю, что появляется дополнительная интрига, но для спортсменов это очень сложно на самом деле.

Что касается результатов, то я уже сказал: не верю, что появятся спортсмены, способные выскакивать наверх только за счет "комбайна". Умения соревноваться в очной борьбе никто не отменял. Возьмите выступление в Дебрецене Адама Мароши: весь сезон он показывал очень ровные результаты. Стабильно стрелял, прекрасно бежал. А тут вдруг улетел в заключительном виде с третьего места на 17-е. Что это, если не нервы?

КВАРТИРУ ПОДАРИЛИ ЕЩЕ РАЗ

- Как изменилась ваша жизнь в бытовом плане после пекинских Игр?

- Не особенно изменилась. Живу я по-прежнему в Ростове-на-Дону. После того как выиграл Олимпиаду в Афинах, мне подарили квартиру, но через какое-то время выяснилось, что она служебная и оформить на себя я ее не могу. Долго шли какие-то согласования, и после Пекина получилось так, что эту же квартиру мне подарили еще раз. Уже с документами. Условий для тренировок в Ростове по большому счету нет. Зарплата мизерная. Поэтому я и решил перебраться в Москву, в "Северный". Живу, соответственно, на базе, когда мы тренируемся в Москве. Зимой, как правило, уезжаем на сборы за границу. На "Северном" нет зимнего конного манежа, а мотаться оттуда на тренировки на Планерную слишком тяжело из-за пробок. Иногда на дорогу в один конец уходит четыре часа.

- Кстати, о лошадях. Глядя на ваши нынешние выступления трудно заподозрить, что у вас когда-либо были проблемы с этим видом пятиборья. Но ведь были?

- Конечно. Поначалу я панически боялся садиться на лошадь. Мне казалось, что в этом животном заведомо сосредоточены все мои неприятности. Сейчас же вообще нет разницы, на какой лошади ехать. Это как на велосипеде: если однажды научился, то навык остается на всю жизнь. Мне достаточно провести с лошадью 15 - 20 минут, чтобы понять, что она собой представляет. Как прыгает, как реагирует на команды. Опыт ведь уже огромный накоплен. Самое неприятное, что может случиться с лошадью, это когда она идет на препятствие и неожиданно перед ним останавливается. Я совсем недавно именно в такой ситуации вылетел из седла. Но тут надо помнить простую вещь: все, что происходит в конкуре, всегда зависит от всадника. Хотя чем моложе спортсмен, тем больше ему свойственно винить во всех своих бедах животное.

- Какое значение для вас в этом сезоне имеет чемпионат мира?

- Во-первых, никто не отменял необходимости зарабатывать гранты на следующий сезон. А они начисляются либо по результатам европейского первенства, либо мирового. Думаю, уже по этой причине все наши спортсмены будут стремиться показать в Китае максимальный результат. И готовиться к нему будут соответствующим образом. Но я не думаю об этих соревнованиях, как о возможности завоевать очередной титул. После двух олимпийских побед как-то не получается мечтать о золоте чемпионата мира до такой степени, чтобы эта мечта заслоняла все остальное. Хотя чемпионом мира я не был ни разу. В какой-то степени выступление в Китае станет для меня просто еще одной возможностью понять, на что я способен.

* * *

В заключительный день чемпионата Европы венгерская эстафетная сборная завоевала еще одну золотую медаль. Александр Лесун, Максим Кузнецов и Семен Бурцев заняли шестое место, квалифицировавшись на чемпионат мира.

Российская тройка с самого начала сделала все возможное, чтобы максимально осложнить себе жизнь: в фехтовании результат россиян оказался самым слабым из девяти участников (636 очков). Наиболее сильно "провалились" Кузнецов и Бурцев: видимо, тренеры допустили ошибку, включив в эстафету сразу двух новичков. По сумме первых двух видов Лесун имел лучший личный результат, но поправить командную ситуацию не смог даже этот факт.

Первый шаг для собственной реабилитации был сделан спортсменами в конкуре: этот вид Россия выиграла. В "комбайне", где Кузнецов стартовал с седьмой позиции, удалось еще немного поправить дела: на втором этапе после второй стрельбы Лесун даже вышел на четвертое место. Однако финиш был безнадежно испорчен: все шло к тому, что Бурцев финиширует пятым, однако фактически в створе ворот его обошел украинец Павел Тимощенко.

Чемпионат Европы. Дебрецен. 20 июля. Эстафета. Мужчины. 1. Венгрия (Мароши, Кажа, Немет). 2. Польша. 3. Литва. 4. Чехия. 5. Украина (Д. Кирпулянский, Тимощенко, П. Кирпулянский). 6. РОССИЯ (Лесун, Бурцев, Кузнецов).

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ