Газета
14 мая 2010

14 мая 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1955 год. Часть вторая

10 апреля 1955 года 17-й союзный двинулся в путь. Сопроводим его сегодня до промежуточной станции.

ДИНАМОВСКИЙ ДЖАЗ, КИЕВСКАЯ ПЬЯНКА И СЕРЖАНТЫ ВМЕСТО ЛЕЙТЕНАНТОВ

РЕКОРД ЧИНОВНИКОВ

Задолго до начала чемпионата был установлен всесоюзный рекорд. Руку к нему приложили чиновники - организаторы первенства. Случай на то время небывалый: за месяц до открытия болельщиков через прессу оповестили о структуре турнира, его составе, Положении и даже календарь игр на первый круг обнародовали! И прежние, прошлогодние, обещания исполнили: показали на дверь двум "неуспевающим" и зачислили в штат старого знакомого, победителя класса "Б" - "Шахтер".

После нескончаемых пертурбаций численность высшего класса установилась на отметке "12" и оставалась неизменной на протяжении пяти лет. Срок, в условиях стабильной нестабильности казавшийся вечностью.

Преподнесли, однако, начальники сюрпризы иного рода. Во всяком случае, тренерам оптимизма они не добавили. Первый в советском футболе человек, Валентин Антипенок, рекомендовал в грядущем сезоне ограничиться только заменой вратаря. Единодушной поддержки идея не получила: выдвигались доводы "за" (чиновниками) и "против" (тренерами).

Победили, разумеется, функционеры: закон в нашей стране подвластен власти. Мне часто приходится бросать в чиновничий огород все, что под руку подвернется - то мелкие камешки, то огромные булыжники. Есть за что. Однако в данном случае Антипенок ни при чем: действовал он "по указке Запада".

Не так давно я обнаружил в ГАРФ (фонд 7576, опись 2, дело 1018) письмо ФИФА от 14 марта 1955 года, разосланное всем членам многочисленной "семьи" с требованием неукоснительно выполнять "родительские наказы": "Каждая ассоциация, член ФИФА, обязана в соответствии со статьей 4, абзац 2, пункт "В" соблюдать правила игры, действующие в настоящее время (статья 31 Устава ФИФА)...

Из этого следует, что ни одна национальная присоединенная ассоциация не может изменять количество игроков в команде, разрешать замену поврежденных игроков в матче, проводимом в соревнованиях, или изменять правила игры...

Нарушающие это положение рискуют быть подвергнутыми наказанию на основании статьи 41, абзац 1, пункт "В" Устава ФИФА".

У нас статью 31 нарушали ежегодно. Нарушили и на сей раз - замену вратаря, рискуя схлопотать от "родителя", все же разрешили. Гранаткин был вынужден объясняться по этому поводу с генсеком ФИФА Куртом Гассманном:

"В СССР играют по правилам, утвержденным ФИФА. Однако на основании многолетнего опыта проведения соревнований Секция футбола СССР разрешила в сезоне 1955 года производить в процессе игры замену вратаря. Это отклонение вызвано желанием проверить на практике введение такого правила, так как, по мнению Секции, выход из игры вратаря, единственного игрока команды со специфическими функциями, отрицательно влияет на ход матча, упрощает игру нападения и снижает интерес к соревнованию.

В настоящее время Секция футбола СССР разрабатывает ряд предложений по изменению и уточнению отдельных положений правил игры ФИФА, в частности, по вышеизложенному вопросу, которые своевременно направит в секретариат ФИФА".

Советские деятели приложили немало усилий, чтобы достучаться до закостенелого, оккупированного британцами Комитета по правилам в надежде изменить давно изживший себя закон о запрете замен. Благодаря их стараниям и поддержке других национальных федераций лед через какое-то время тронулся, а спустя полтора десятка лет разрешили менять игроков в ходе матча и на чемпионатах мира.

БАСТУЮТ ФУТБОЛИСТЫ

Еще один "подарок" в связи с наступлением нового футбольного года получили московские болельщики. Сезон в столице открывался в мае, а составители календаря по совершенно непонятной причине четыре столичных "междусобойчика" назначили на апрель, скрыв их от взоров московских болельщиков. Встречи "Локомотива" с "Динамо" и армейцами, "Торпедо" с ЦДСА и "Спартаком" состоялись в Баку, Харькове, Ереване и Киеве.

По официальной, государственной версии, забастовки в СССР исключались. В апреле 55-го "забастовали" рабочие автозавода имени Сталина. Их поддержали спартаковские промкооператоры и небольшое армейское подразделение. "Торпедо" с ЦДСА в Ереване и со "Спартаком" в Киеве на поле вышли, но забивать наотрез отказались - объявили голодовку: обе встречи закончились нулевыми ничьими. Во втором круге в Москве, забив друг другу 14 мячей, наелись они досыта и многочисленных зрителей (было их вдвое больше, чем в первом круге) накормили. Одним махом диспетчеры нанесли ущерб моральный (московским любителям и футболистам) и материальный - государству и тем же футболистам: размер премиальных находился в прямой зависимости не только от результата, но и от заполняемости трибун.

Наблюдая за художествами нескольких поколений футбольных диспетчеров, приходишь к выводу: пользовались они одним пособием. Хорошо, к составлению графика движения поездов их не привлекали.

ДЕБЮТ МИРОВЫХ ЗВЕЗД

Предсезонные прогнозы оригинальностью не отличались. Первые два места прочили столичным "Динамо" и "Спартаку". Среди наиболее вероятных претендентов на бронзу называли "Торпедо", ЦДСА и киевлян. Прошлогодних медалистов, минчан, в расчет не брал никто, кроме них самих. Тренер белорусского "Спартака" Михаил Бозененков 10 апреля, в день открытия первенства, доверительно поведал корреспонденту "Комсомолки": "Надеемся выступить не хуже, чем в прошлом году". Короче, бронза в кармане, а там, глядишь,...

Тбилисцев, оказавшихся в 54-м восьмыми, не замечали. Всерьез заговорили о них по окончании весеннего сбора, объявив чемпионами Черноморского побережья: шесть побед в шести товарищеских матчах, в том числе над одноклубниками из Москвы и Киева - чемпионами и обладателями Кубка. Их акции заметно поднялись, кто-то даже место на пьедестале обещал. Очень скоро, однако, оракулы языки прикусили. В первых пяти играх на своем поле преимущества над гостями в отличие от прошлых лет грузины не получили. Время коротали в турнирной гуще, а к концу и вовсе сползли на не соответствующее их классу и потенциалу 9-е место.

Середнячков и аутсайдеров вниманием мы особо не балуем. Уделить несколько слов тбилисцам вынуждают обстоятельства, оставшиеся в то время незамеченными. Дебютировали в 55-м два 18-летних паренька, сыграли всего ничего, по два матча. Кто мог знать тогда, что ждет их мировая слава?

Один, Михаил Месхи, проторит к ней дорогу блестящей, виртуозной, артистичной игрой, неповторимыми финтами на полях футбольных (аргентинские боссы, увидев Месхи в деле осенью 61-го, готовы были выложить за него баснословные деньги). Другой, Зураб Соткилава, получит всемирное признание на ином поприще. Футбольный дебют будущей оперной звезды прошел весьма успешно. Играя на позиции левого защитника, он наглухо "закрыл" нападающего "Шахтера" Ивана Бобошко (того уже в сборную привлекали) и получил лестные отзывы от корреспондента спортивной газеты "Лело".

ОБЫКНОВЕННАЯ ИСТОРИЯ

Не сбылся прогноз и в отношении киевлян. Что стряслось с командой, полгода тому назад умыкнувшей из Москвы Кубок и убедительно обыгравшей в составе второй сборной ближайший резерв вице-чемпионов мира венгров? Мог бы ответить коротко: у ребят небесталанных, способных прибавить еще, "протекла крыша". И закрыть тему. Но зачем, коли есть возможность развернуть ее шире, копнуть глубже, фактов пикантных в тлеющий костер подбросить? Обращусь к первоисточникам.

12 апреля "Советский спорт" предоставил слово капитанам ряда команд класса "А". Киевлянин Андро Зазроев, оценивая итоги весеннего сбора, рубил правду-матку: "Мы очень плохо провели товарищеские встречи... После прошлогодней победы в играх на Кубок надо прямо сказать, наши некоторые игроки зазнались и, как всегда бывает в таких случаях, команда поплатилась за это.

Неудачи должны отрезвить некоторых игроков, да и команду в целом".

Прошмыгнувшее в последнюю фразу слово "отрезвить" непосвященные воспримут иносказательно. Точки над i расставил старший тренер Олег Ошенков. Главным фигурантом годового отчета, посланного по окончании сезона в Управление футбола при Комитете физкультуры, был не кто иной, как киевский капитан. Несколько фрагментов: "Весь первый круг команду лихорадило. Она выступала неровно, неуверенно из-за отсутствия дружбы в коллективе, в результате зазнайства, премьерства и недисциплинированности ряда игроков".

Общие слова подкреплены конкретными примерами. Забузили гарны хлопцы уже на тренировочном сборе в Хосте: "Срывали занятия неустойчивая погода, плохое состояние поля, отсутствие подсобных площадок и нарушения режима. Имели место коллективные пьянки, в них неоднократно участвовали Зазроев, Фомин, Терентьев, Граматикопуло и Кольцов", - жаловался тренер.

Чем же еще заниматься в непогоду в унылых гостиничных номерах? Не краткий же курс истории партии и биографию классиков марксизма в... надцатый раз изучать. И в коллективных возлияниях напрасно тренер игроков упрекал. Что же им, в одиночку из горла принимать? Садились, как порядочные люди, за стол, разливали по стаканам, выпивали, закусывали, тосты произносили, анекдоты травили, об убедительных, ярких победах на личном фронте рассказывали... Все как у настоящих мужиков.

Если и было в чем их упрекать, возможно, в объеме выпитого, в превышении литража и частоте застолий, значительно превышавших количество красных дней календаря. Насколько? Этого и тренер не знал. Читаем дальше: "Многие случаи пьянок остались безнаказанными, а отдельные стали известны лишь в последнее время", - честно признался Ошенков.

БУНТ НА КОРАБЛЕ

Так же честно рассказал он об одном случае, доподлинно ему известном: "14 июля в Москве после игры с ЦДСА (1:1) Зазроев, Фомин и Граматикопуло устроили коллективную пьянку и в нетрезвом состоянии попытались развалить команду, предъявляя требования заменить руководство команды так называемым "тренерским советом", ввести свои порядки...

Моральному состоянию команды был нанесен значительный урон недостойным поведением капитана команды и ее игроков, что сказалось в дальнейшем до конца сезона, т.к. решительных мер по отношению к нарушителям дисциплины и режима не было принято, а полумеры не привели к желаемому результату" (ГАРФ. Фонд 7576, опись 13, дело 74).

Без хирургического вмешательства не обошлось. После закрытия занавеса, в середине декабря, "за систематическое нарушение спортивного режима и зазнайство" Зазроева отчислили. Та же участь постигла группу игроков (с иными формулировками), не попадавших в основу. Расстались с ними без сожаления. Сообщников Зазроева не тронули: чья-то меценатствующая рука работу "хирурга" остановила.

Наказывали дифференцированно. Приговоры напрямую зависели от личного отношения "судей" к обвиняемым, полезности последних для команды, уровня мастерства. За одинаковые прегрешения вердикты выносили разные: выговоры с довеском - предупреждениями обычными, строгими и последними. Кое-кого по карману хлопнули: понизили зарплату, лишили премиальных. На материальном положении киевской "звезды", зазроевского соратника Виктора Фомина (со сборной по Индии катался, к ответственным международным матчам с ней готовился), его разрушительная деятельность не отразилась. Принимали, как писал Ошенков, полумеры. Иными словами - постращали и "дело" закрыли. Будь воля тренера, полкоманды бы разогнал.

ГОЛОВОКРУЖЕНИЕ ОТ УСПЕХА

Объективности ради послушаем другую сторону - голкипера Олега Макарова. В мемуарах ("Вратарь"), изданных в 1963 году, он не отрицает правомерности претензий Ошенкова к бунтовщикам, но и тренера безупречным не считает:

"В команде разладилась дисциплина. Очевидно, завоеванный Кубок кое-кому вскружил голову...

Ошенков злился. Он с каждым днем становился все суровей с нами. Постепенно исчезли остатки взаимопонимания. Ведущим игрокам, вынесшим на своих плечах тяжесть прошлых сезонов, это казалось обидным. И недовольство Зазроева все чаще находило поддержку у остальных. Вскоре получилось так, что против тренера начала открыто высказываться целая группа футболистов. К ней присоединился и я, еще не понимая, как глубоко мы заблуждаемся и какой неблагодарностью платим Ошенкову за все то хорошее, что он сделал для команды.

Я не хочу этим сказать, что Ошенков во всем был прав. Ему бы следовало меньше увлекаться администрированием".

С киевским "Динамо" после первой крупной в его биографии победы (выигрыш Кубка) произошло то, что в разгар коллективизации товарищ Сталин назвал "головокружением от успехов". С минским "Спартаком" случилась похожая история. Когда, взобравшись на неведомую им дотоле высоту, взглянули ребята вниз, голова закружилась. И рухнули в бездну. Вынос тела состоялся осенью.

Нет больше сил моих обозревать с поднебесья подножие (и ваш покорный слуга подвержен боязни высоты). Куда приятнее, а главное безопаснее взирать снизу вверх на величественные контуры горной вершины, окутанной на фоне ясного голубого неба легкой дымкой... Лепота! Но почему, вопреки предсказаниям ясновидцев, не видим мы даже на ближних к вершине подступах "Спартака" московского? Да потому, что вернулся домой с юга всего с двумя очками и без единого забитого гола. Самая результативная команда предыдущих трех чемпионатов открыла счет мячам только в четвертом матче.

В ПОИСКАХ ЦЕНТРФОРВАРДА

Судя по вялому старту и невразумительной игре на протяжении большей части первого круга, экс-чемпион взял самоотвод. После пяти игр отставание от чемпиона, московского "Динамо", составляло пять очков. Просвет этот сохранялся вплоть до очной их встречи в последнем туре первого круга.

Новый тренер Николай Гуляев не отчаивался, делал что мог, а причины медленного продвижения изложил в докладе физкультначальству. Их две: 1. Игроки, вернувшиеся из сборной (чуть ли не весь состав "Спартака"), не достигли нужных физических кондиций. 2. В апреле-мае шестеро ведущих футболистов получили серьезные травмы и пропустили много игр. Не успев как следует познакомиться с командой, тренер вынужден был на ходу проводить ремонт, латая дыры.

Остро ощущалось отсутствие на огневом рубеже Никиты Симоняна (провел в чемпионате всего пять игр) и Анатолия Ильина. Образовавшуюся в центре атаки вакансию сначала заполнил новичок из Еревана Арутюн Кегян. По-русски говорил он ненамного лучше, чем его партнеры по-армянски, из-за чего общего языка с ними найти так и не смог.

Перед игрой с тбилисцами Гуляев продолжил эксперимент: неожиданно на почетную и ответственную должность центрфорварда назначил полузащитника Николая Паршина. Как, наверное, сожалел, что не сделал этого раньше. В новой роли Паршин не потерялся, забил гол ("Спартак" выиграл 5:0). Отличился в следующем матче, в третьем и так далее. Всего в девяти играх кряду забил 13 мячей и стал вторым бомбардиром турнира. Паршин сотворил рекордную серию результативности "Спартака". Это было самое серьезное покушение на всесоюзный рекорд Всеволода Боброва: в потрясающей по протяженности серии из 14 игр забил он 23 гола!

С возвращением в строй Ильина спартаковская атака и вовсе разгулялась: если в первых девяти матчах забила 9 мячей, то в оставшихся тринадцати - 46! "Спартак" вновь подтвердил репутацию самой забивающей команды советского футбола. Но с ликвидацией очкового дефицита проблемы оставались. В этом направлении работа велась серьезная.

Еще раз реально ощутил силу инерции. Мячи и очки подсчитаю позже. Надо бы и других претендентов на медали отправить в путь. Чемпиона прежде всего.

СОЛО НА УДАРНЫХ

Начали динамовцы мощно, забили в двух матчах десять мячей! В ответ получили один. Первые четыре отправили 10 апреля в Баку в ворота "Локомотива". Дата и город названы не случайно. В тот день на Республиканском стадионе имени Сталина произошло событие незаурядное - в статистике и для статистиков. Через три минуты после первого безголевого тайма забил "Локомотив". Гол оставался безответным четыре минуты. Вслед за тем в течение получаса Алекпер Мамедов положил четыре мяча в ворота Вадима Кублицкого. Не случайно именно Мамедов, в недавнем прошлом игрок "Нефтяника", стал героем матча. Это для двух московских команд газон бакинского стадиона был нейтральным, а Мамедов играл в своем городе, на знакомом поле, перед своим зрителем, болевшим в тот вечер, не сомневаюсь, за "Динамо". Мамедов стал единственным в отечественной истории, кому удалось в день открытия чемпионата сыграть в "покер".

Через неделю над волжским городом Куйбышевым и его окрестностями долго летали выщипанные чемпионом из "Крылышек" перья - 6:0. Играл динамовский "джаз-банд" слаженно. По законам традиционного классического джаза во время исполнения композиции оркестр затихает, позволяя показать себя отдельным музыкантам. В Баку соло на ударных с блеском исполнил Мамедов, куйбышевской публике "трюк со шляпой" (хет-трик) показал Генрих Федосов.

В последующих турах чемпион палил не столь интенсивно, но очки набирал исправно и, воспользовавшись замешательством на старте главного конкурента, "Спартака", ушел от него в отрыв. Однако побыть в одиночестве, отвлечься от суеты турнирной, поразмыслить о вечном не давал ритмичный топот кирзовых сапог шагавших рядом красноармейцев, раздражал резкий запах пропитанных потом гимнастерок. Пролили его футболисты ЦДСА в зимне-весенний тренировочный период цистерны.

ТЯЖЕЛО В УЧЕНИИ - ЛЕГКО В БОЮ

Из недельной давности публикации вы должны помнить о распоряжении начальника Управления футбола Валентина Антипенка: командам класса "А" приступить к тренировкам не позднее 5 января. Армейское руководство переусердствовало, протрубило первый сбор на три недели раньше - 15 декабря. Начальник ЦДСА Тихомиров уведомил главкома советского футбола, в отличие от своих коллег, лично на специальном бланке с изображением красной звезды:

"т.Антипенок В.П.

Согласно Вашего указания предоставляю годовой отчет о работе футбольной команды ЦДСА".

Из отчета следует: осваивали бойцы науку побеждать шесть раз в неделю. Зимой - в зале, на заснеженных полях, лыжных трассах и ледовых катках. Весной пахали, как учил товарищ Антипенок, по два раза в день в аджарских болотах в общей сложности по шесть-семь часов! "С 8 марта по 5 апреля в Батуми ежедневно работали по шесть-семь часов в крайне неблагоприятных климатических условиях, - докладывал Тихомиров. - Подавляющее большинство футболистов на протяжении всего сезона не имело нарушений воинской дисциплины, строго соблюдали спортивный режим, добросовестно и старательно относились к учебным занятиям".

Усердие личного состава руководство оценило высоко: всем футболистам объявило благодарность, восьмерым присвоило звание "Мастер спорта", одиннадцати - звание сержанта. Новое поколение армейских футболистов, в отличие от "команды лейтенантов", мы вправе называть "командой сержантов". Но только со следующего года: пока это в большинстве своем рядовые. Труды их не пропали втуне. Следуя завету великого русского полководца ("тяжело в учении - легко в бою"), успешно сражались на полях футбольных и ни на шаг не отпускали чемпиона, промаршировав с ним нога в ногу вплоть до экватора. Только в предпоследней игре у "салаг" сбился шаг: ничья с "Трудовыми резервами", и динамовцы, разгромив "шахтеров" (6:0), остались, наконец, в одиночестве.

В 1955 году страна отмечала первый значимый юбилей - 10-летие Великой Победы. В победном 45-м ЦДКА впервые бросил динамовцам перчатку и часто выходил из дуэлей с ними победителем. По случаю юбилея новый набор армейцев вновь бросил вызов "Динамо". Символично, что 9 мая 55-го, за несколько часов до официального салюта, ЦДСА отсалютовал на динамовском стадионе тремя залпами, убедительно переиграв "Спартак" - 3:1.

Остановлю ненадолго турнирное движение. Строки эти пишутся в святой для всех нас праздник - 9 мая. Вечная память миллионам, погибшим в жестокой схватке с коричневой нечистью, низкий поклон живущим поныне. Многие на протяжении десятков лет были преданы забвению, обречены на жалкое существование. Остается надеяться, что вспоминать о них, проявлять хоть какую-то заботу будут впредь не только в юбилейные годы. Через пять лет их станет меньше.

Перед заключительной игрой первого круга у "Динамо" 17 очков, у ЦДСА - 16. За ними с 14 очками "Торпедо", о котором я словом не успел обмолвиться. Обмолвлюсь, как только случай подвернется.

45 УДАРОВ ЗА 90 МИНУТ!

Лидеры играли в один день - 18 июня. ЦДСА - в Киеве, "Торпедо" - в Тбилиси, "Динамо" со "Спартаком" - в Москве. Спартаковцы прибежали на рандеву с чемпионом с полупустой "авоськой" - 12 очками и бросились на соперника, как бык на красную тряпку. Дважды больно боднув, повели к перерыву 2:1. В это время на башнях тбилисского стадиона в полный рост вытянулись две стройные единицы, в Киеве впереди армейцы - 2:0. Во втором тайме вернувшийся после долгого перерыва Анатолий Ильин забил Яшину на 51-й минуте метров с 30, на 61-й добавил еще - 4:1.

Летом Комитет физкультуры сделал любителям спорта и специалистам шикарный подарок - ежемесячный журнал "Спортивные игры". Во втором номере гостренер Алексей Соколов посвятил игре "Динамо" со "Спартаком" две полосы. Сконцентрировав внимание на ударах по цели, снабдил материал четырьмя диаграммами и статистикой. Вот какая нарисовалась картина.

С

Д

Всего ударов

30

15

Мимо ворот

17

10

Отражено вратарями

9

4

Забито

4

1

Удары с площади ворот

3

1

Из штрафной площади

18

1

Из-за пределов штрафной

9

13

С - "Спартак", Д - "Динамо".

Потрясают три показателя: общее количество выстрелов, огромное преимущество "Спартака" в ударах, особенно из пределов штрафной. За счет чего удалось проникать в штрафную сквозь строй лучшей в стране динамовской обороны, Соколов объяснил: "В единоборстве с противником спартаковцы имели преимущество в скорости. Играя маневренно, широким фронтом, проявляя большое желание победить, спартаковцы завладели серединой поля, разорвали тактические связи динамовской полузащиты с защитой".

МИСТИКА

Обильно лил воду "Спартак" на свою, заодно на армейскую мельницу. Тренеру ЦДСА Пинаичеву, имей он возможность следить за событиями в Москве, порадоваться бы. Не до того ему было. В том же десятиминутном промежутке (второй гол на той самой 61-й минуте) такую же работу, что и Яшин, выполнял его дублер по сборной Борис Разинский. В Киеве стало 2:2. Армейцы вновь догнали "Динамо"? Коман не позволил, забил гостям третий гол. ЦДСА проиграл - 2:3, "Торпедо" - 1:3.

Я не случайно указал минуты забитых мячей. Кстати, "Динамо" в Москве и "Торпедо" в Тбилиси первые голы тоже пропустили одновременно - на 27-й минуте.

Итак, три лидера впервые проиграли в чемпионате в один день и несколько мячей пропустили на одних минутах. Чертовщина какая-то. Что на это скажете, товарищи материалисты и атеисты? Зря спрашиваю, ответ у вас на все один - совпадение. А оппоненты ваши, уверенные во влиянии небесных сил на судьбы людские и все на Земле происходящее, еще раз укрепились в своем убеждении.

Лидеры остались на своих местах, только "Спартак" присоединился к автозаводцам. После завершения чемпионата состав первой четверки не изменится, но кое-кому придется поменяться местами.

У ПОДНОЖИЯ ПЬЕДЕСТАЛА

Вот и до "Торпедо" очередь дошла. Приятно удивили автозаводцы приличным результатом, беспроигрышной десятиматчевой серией, позволившей обозначить серьезные медальные намерения, и, что важно, игрой: всего ансамбля и особенно солистов - молодого, но уже опытного "великого комбинатора" Валентина Иванова и совсем юного, 17-летнего (18 исполнится в июле) "ударника" Эдуарда Стрельцова. Исполненные ими дуэты и сольные номера юного дарования аудитория принимала восторженно, чуть сдержаннее (возможно, из педагогических соображений) - пресса.

Проигрыш в Тбилиси и последовавшие за ним события практически лишили торпедовцев места на пьедестале. Набрав в пяти играх второго круга три очка из десяти возможных, они далеко отпустили конкурентов. В причинах провала пытались разобраться работники автозавода, начальник депо железнодорожного цеха Л.Мантель и наладчик цеха "Шасси" С.Буховцев. Изложили их в статье "Повысим класс игры заводских мастеров футбола", опубликованной 20 августа в многотиражке "Сталинец".

Глубокого анализа не было и быть не могло. Авторы, пользуясь случаем, выплеснули эмоции, понятное дело, отрицательные. Большая их часть предназначалась тренеру Николаю Морозову. Ни сама статья, ни ее создатели не были бы мной упомянуты, если бы не возможность взглянуть их глазами на фрагмент тренировки торпедовцев. Состоялась она на третий день после безвольно проигранного матча "Локомотиву" (1:4) и за три дня до очередной календарной встречи с "Шахтером":

"24 июля большая группа автозаводцев наблюдала на заводском стадионе за тренировкой мастеров. Слегка побегав, они по воротам каждый по нескольку раз ударили, а Архипов в это время делал пробежки по гаревой дорожке в медленном темпе, в то время как ему нужно отрабатывать резкий рывок, так как в умении набирать скорость он уступает своим партнерам...

Не вид ели мы на тренировках и каких-либо индивидуальных указаний тренера..."

Купюры сделаны для экономии места. В таком же щадящем режиме прошло непродолжительное по времени занятие. Не случайно проигран и следующий матч, домашний, "Шахтеру" - 1:3. Стал он последним в провальной серии. После серьезного разговора рабочего коллектива с командой и ее тренером нажали на газ. Стрелку спидометра зашкалило. В оставшихся шести турах "Торпедо" берет 11 очков из 12 возможных. Финишный рывок позволил восстановить утерянное четвертое место и немного подсократить расстояние от скрывшегося в осеннем тумане пьедестала. Разместятся на нем ЦДСА, "Динамо" и "Спартак". В каком порядке? Об этом в следующий раз. Единственное, что могу к сказанному добавить: медали найдут своих хозяев в последних трех играх чемпионата. Торпедовцы же, оставшись у подножия пьедестала, примут активное участие в окончательном распределении мест на всех его ступеньках. Чтобы не сболтнуть лишнего, ставлю точку.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...