Газета
30 апреля 2010

30 апреля 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1954 год. Часть пятая

В итоговой главе мы обычно отдаем накопившиеся долги. В обязательной программе - Кубок СССР и турнир дублеров, в произвольной - разное. С нее и начнем.

КОГДА ДОПИНГ БЫЛ ЛЕГАЛЬНЫМ

СУД НАД СУДЬЯМИ

Судейская тема - недремлющий вулкан с периодическими извержениями. Сила выброса в 54-м не уступала недавнему исландскому. Один за другим проходили судейские процессы над судьями. Высший арбитражный орган ВКС за неудовлетворительную работу показал "красную карточку" (дисквалифицировал) москвичу В. Барашкову, бакинцу Б. Зайонцу, ленинградцу В. Солдатенкову и еще нескольким судьям. И. Лукьянова (Москва) и Н. Думина (Куйбышев) предупредил: если не улучшат качество судейства, отправят вслед за штрафбатом.

Известным, авторитетным судьям Виктору Архипову (Москва), Эльмару Саару (Таллин) и Петру Белову (Ленинград) указано "на необходимость повышения ими качества судейства футбольных состязаний". Комитет физкультуры санкции ВКС утвердил.

Не успели просохнуть чернила на комитетовском приказе, как до конца сезона отстранили от работы ленинградца Одинцова. Необычные по масштабам репрессии подтвердили правоту возмущенных СМИ. То, что творил Одинцов в доверенном ему матче "Торпедо" с тбилисцами, живописал 27 июля "Московский комсомолец" в статье "Еще раз о судействе в спорте". По мнению анонимного автора, ошибки арбитра повлияли на итоговый результат ничейного (2:2) матча. Одинцов долго и жестоко "убивал" хозяев.

Сначала отменил законный гол Стрельцова, забитый, на его взгляд, из офсайда. Быть его не могло, потому как: а) Вацкевич, прорвав на фланге динамовскую оборону, отдал пас не вперед, а назад; б) Стрельцов в момент передачи находился за спиной защитника. Одинцов по известной только ему причине пренебрег азбучными истинами и игнорировал мнение своего помощника, не давшего отмашку.

Через несколько минут, цитирую, "москвич Иванов прорывается в штрафную площадь тбилисцев... Но Антадзе хватает Иванова за руку и задерживает его... Бесспорный 11-метровый. Одинцов умудрился, находясь в нескольких метрах от места нарушения, не заметить самого нарушения".

А когда двое тбилисцев завалили в штрафной Сенюкова, Одинцов свистнул, прибежал к месту нарушения, взял мяч в руки и назначил… спорный.

Дорезать хозяев не успел: незадолго до удара гонга Стрельцов счет сравнял. Этот гол судья отменить не решился.

КТО ВИНОВАТ?

17 августа действующий арбитр Сергей Руднев выступил в "Комсомольской правде" с большой основательной статьей "О судействе в футболе". По коллегам, особенно Одинцову, проехал катком: указал на немотивированные решения, повлиявшие на результат, обвинил в нерешительности при назначении пенальти и пресечении грубости, бросив в братьев по цеху, не назвав имен, тяжеленное обвинение: "Многие допускают такие "ошибки", которые невольно ставят под вопрос объективность судьи".

После чего направил жерло пушки на высший судейский орган - ВКС: плохо судейские кадры знает, способную молодежь не выдвигает, большие деньги впустую тратит. По просмотровым комиссиям прошелся, систему назначения судей раскритиковал. Принцип нейтральности себя не оправдал: раньше, мол, судили своих и все было нормально, а сейчас устраивают тщательную проверку, долго выясняют, в каком обществе и ведомстве состоит судья, не находится ли с кем из игроков и тренеров в родстве, в дружеских или приятельских отношениях.

Предана забвению политико-воспитательная работа: "Если бы ВКС внимательно прислушивался к сигналам об аморальном поведении некоторых судей, высокомерии, зазнайстве, нетерпимости к критике, излишнем пристрастии к спиртному и вовремя принял действенные меры, можно было бы предотвратить многие ошибки", - уверен автор.

Серьезнейший порок Коллегии судей - кастовость, оторванность от спортивной общественности: "Это не случайно, - пишет Руднев, - ибо не только председатель, но и члены президиума и работники отдельных комиссий никем не выбирались, а назначались. Многие серьезные вопросы судейского дела решаются в узком кругу за закрытой дверью. Критику не слышат и не принимают".

Руднев подробно ответил на один из двух бессмертных русских вопросов - кто виноват? Поиски ответа на второй - что делать? - затянулись. По сей день ищут.

ЗАЩИТА ДИССЕРТАЦИИ

Снаряды, направленные в судейскую коллегию, рикошетили в ее председателя - Николая Латышева: несколько раз его фамилия называлась в негативном контексте. Но дело в том, и Рудневу об этом было известно, что Николай Гаврилович по его личной просьбе был освобожден от председательской должности. Среди девяти членов судейской коллегии (председатель - В. Кузнецов, его зам - Н. Хлопотин) Латышев не значился.

Взял он академический отпуск для защиты кандидатской диссертации. Защитился в июне в 413-й аудитории Станкоинструментального института, где работал и не один уже год читал студентам лекции. Тему ("Влияние жесткости системы станок - инструмент - деталь на вибрации при точении") защищал около двух часов - время футбольного матча. Аудитория, как на кассовых играх, - битком: ученые, инженеры, конструкторы, футбольные судьи, друзья...

Члены ученого совета тайным голосованием присвоили судье всесоюзной и международной категории звание кандидата технических наук.

Матчи чемпионата и Кубка Латышев, несмотря на занятость, все же судил. Немного - всего восемь. Пять из них в Москве. Как только защитился, в Ленинград съездил, в августе - в Тбилиси. Еще три кубковые встречи обслужил, самые "вкусные": "Спартак" - "Динамо", полуфинал и финал. К нему и направимся.

НЕДЕТСКИЕ ЗАБАВЫ ЖРЕБИЯ

Кубковый турнир вновь продемонстрировал массовость советского футбола. По официальным данным, участвовали в нем (меня по сей день удивляет, как удавалось произвести точный подсчет) 16 649 команд. После массовой чистки на первом этапе компанию победителям Кубка союзных республик, Москвы и Ленинграда составили команды класса "Б".

В последних числах августа с 1/16 финала включились персонально приглашенные аристократы из высшего общества. Расположить 32 команды в турнирной сетке организаторы поручили жребию. Опьяненный данной ему властью, творил он, как некоторые начальники-самодуры, что хотел. 8 из 13 команд класса "А" поместил в верхнюю часть, в нижнюю - тбилисцев, аутсайдеров чемпионата-53 харьковчан и трех новичков: "Трудовые резервы", минский "Спартак" и горьковское "Торпедо".

В результате топ-клубы, достойные украсить финал, схлестнулись на дальних к нему подступах. Матч "Спартака" с "Динамо" получился нервным, а если называть вещи своими именами - скандальным. К лучшему нашему арбитру Николаю Латышеву по ходу встречи у динамовцев возникло немало серьезных претензий. Сначала - по поводу гола в их ворота. В середине первого тайма Паршин, по мнению защитников Родионова, Крижевского и вратаря Яшина, получил мяч в их владениях, находясь в офсайде. Поднятием рук и жестами они попытались обратить на это внимание судьи. Латышев то ли не заметил сигнала, то ли оценил ситуацию иначе. Игру не остановил, и Паршин, не встретив сопротивления, преспокойно закатил мяч в незащищенные ворота.

Минут через семь счет сравнялся. Вскоре после этого произошел инцидент между динамовцем Рыжкиным и его личным "телохранителем" Тищенко. Получил он широкий резонанс в прессе и стал предметом серьезных разбирательств во властных кабинетах. Давать ему оценку не возьмусь, а небольшой фрагмент из отчета в "Советском спорте" (от 31.08) приведу: "Трудно сказать, как бы кончился этот матч, если бы не наглая выходка Рыжкина. За несколько минут до перерыва он допустил хулиганский поступок, за что был совершенно справедливо удален с поля".

Оставшись в меньшинстве, динамовцы ни в чем сопернику не уступали, моментов создали не меньше, но мячи влетали в их ворота - 1:3.

"Динамо" встречу опротестовало. Ни о протесте, ни о сути его анонимный автор спортивной газеты читателей не оповестил. Лично я узнал подробности много лет спустя, когда ознакомился в ГАРФ с протоколом матча и разбором полетов, состоявшимся по горячим следам на следующий день после игры, в резиденции физкульткомитета. В протоколе рукой Латышева зафиксированы предупреждение капитану "Динамо" Крижевскому "за пререкания с судьей" и мотив удаления Рыжкина: "Плюнул в лицо Тищенко".

Спартаковский защитник тоже был не безгрешен (оттолкнул рукой Рыжкина, мешавшего произвести штрафной. Латышев увидел лишь финальную часть конфликта). Его поступок и стал основным мотивом апелляции руководства "Динамо", посчитавшего, что надо было удалять и Тищенко.

ПРОТЕСТ БЕЗОСНОВАТЕЛЕН

На чрезвычайном заседании в Скатертном переулке пришли к единодушному выводу: протест "Динамо" безоснователен, так как не было ни одного случая, повлиявшего на исход игры. Удаление Рыжкина справедливо, повода для удаления Тищенко не было. "В проигрыше целиком и полностью виновата как сама команда, так и ее руководство, которое стоит на неправильном пути, идет на поводу у некоторых зазнавшихся игроков. В команде плохо обстоит дело с политико-воспитательной работой и дисциплиной", - сказано в документе.

Раз уж собрались, заодно осудили и поведение трех спартаковцев. На лаконичном протокольном языке выглядело это так:

"Слушали: сообщение т. Гранаткина о нецензурном выражении т. Нетто по отношению к т. Дементьеву и о поведении т. Тищенко во время хулиганского поступка т.Рыжкина.

Постановили: вызвать обоих на очередное заседание президиума и разобраться…

Слушали: сообщение т.Антипенка о неправильном поведении т. Пираева по отношению к вратарю сборной команды Варшавы т. Стефанишину во время приема, устроенного в честь польских футболистов в г. Минске.

Постановили: данный вопрос вынести на рассмотрение Комитета".

(ГАРФ. Фонд 7576, опись 13, дело 133).

О прегрешении оправданного Тищенко и "неправильном поведении" Пираева (командированного в Минск на международный матч с поляками) ничего конкретно выступающие не сказали. О дисциплинарных мерах в отношении Рыжкина расскажу чуть позже. Кубковая тема неожиданно для меня самого вклинилась в весьма в нашей стране актуальную - судопроизводство.

ПО МЕТОДУ Антона МАКАРЕНКО

На поле штрафные санкции разной степени тяжести выносили арбитры. После чего "дело" передавалось в ДК (Дисциплинарную комиссию). Ее решения утверждал, смягчал или отменял Комитет физкультуры. Цели и задачи ДК, методы воздействия на проштрафившихся изложил ее председатель А. Попов в журнале "Физкультура и спорт" (№ 5, 1954): "Нельзя рассматривать Дисциплинарную комиссию только как некий карательный орган, призванный наказывать футболистов за проступки на поле...

Что значит, например, сейчас, когда футбольный календарь класса "А" так насыщен играми, лишить футболиста возможности выступать в одной-двух встречах?" - вопрошает председатель. Сам же и отвечает: "Это значит, дать нарушителю возможность отдохнуть и наказать... команду и зрителей. К таким мерам, нам кажется, в настоящее время допустимо прибегать только в самых крайних случаях..." (Любопытная мысль. Не перенять ли нынешним прокурорам опыт прошлого?)

В повседневной жизни задача ДК - ликвидировать изъяны, допущенные в семье и школе, воздействовать на заблудшего словом: "Главным в деятельности Дисциплинарной комиссии должна стать воспитательная работа... Члены ДК бывали на собраниях команд, где обсуждали проступки футболистов. Вместе с общественным активом завода, предприятия, с комсомольцами коллектив футболистов обсуждал происшедшее, стремясь не столько к наказанию провинившегося, сколько к предотвращению подобных эксцессов в будущем. Эти беседы по душам, иногда резкие, но всегда искренние, имели и имеют большое положительное значение".

Такие обсуждения, уверяет Попов, "приносят куда больше пользы, нежели вызов футболистов на специальное заседание ДК. Греха таить нечего, явившись на такое заседание, футболист, выслушав осуждающие речи, самокритично выступает в ответ, раскаивается и потом, тут же за дверью лихо заявляет товарищам, что в общем-то ему наплевать на все решения и что впредь надо действовать более осмотрительно, только и всего".

Являлся ли продекларированный Поповым гуманизм в отношении нарушителей внутренним его убеждением или обстоятельства вынудили выдавать себя за последователя Антона Макаренко? Ответ содержится в той же статье. В порыве откровенности автор признался: чаще всего (по сути своей все же карательный орган) ДК вынужден прощать нашкодивших ребятишек, когда за них "заступается влиятельный руководитель и, как это ни печально, Дисциплинарная комиссия отступает от своих принципиальных позиций".

Не скажу, что членов ДК и ее председателя связывали "влиятельные руководители" по рукам и ногам (какие-то санкции в пропорциях, несоизмеримых с числом нарушений, они выносили), но движения их были крайне стеснены.

"Абсолютно недопустимо и с точки зрения педагогики, и с точки зрения пользы для советского футбола отменять решения ДК, - негодовал Попов. - Уж коль скоро избран и утвержден этот общественный орган, то с его решениями нужно считаться, их необходимо выполнять". Ничего, кроме искреннего сочувствия, у многочисленной читательской аудитории слова председателя вызвать не могли.

Опубликованная в майском номере журнала статья была написана к началу нового сезона в надежде изменить положение вещей, ослабить пресс. Все осталось, как было. Физкультначальство унижало ДК, дискредитировало ее решения неоднократно. В сентябре общественный орган получил еще одну затрещину.

"ДОБРЫЕ ДЯДИ"

Дисциплинарная комиссия за "недостойный советского спортсмена проступок" дисквалифицировала Рыжкина до конца сезона, конкретно - на три оставшиеся игры. Комитет скостил срок до одного матча, что вызвало возмущение в прессе.

Юрий Ваньят при подведении итогов года в "Труде" (от 24 октября), ополчившись против динамовцев, кинул булыжник и в комитетовский огород: "До сих пор в спорте существуют "две дисциплины" - для молодежи, которая... наказывается обществами и комитетами, и для "маститых" мастеров, которым все прощается и лишь объявляют бесконечные выговоры и предупреждения. Такого ненормального положения больше быть не должно".

"МК" 30 октября, в отличие от Ваньята, фамилий "маститых мастеров" скрывать не стал:

"К сожалению, у недисциплинированных игроков находятся до сей поры "добрые дяди", которые, для видимости пошумев и погрозив, спускают дело на тормозах и прячут под сукно решения общественных организаций. Именно так поступили во Всесоюзном комитете по физкультуре и спорту с известным инцидентом с командой "Динамо" во время игры со "Спартаком" на Кубок СССР.

Дав отдохнуть Рыжкину одну игру и пожурив тов. Крижевского, руководители Комитета и Управления футбола на том дело и закончили, благо нашли разные предлоги для этого. Нет, не так надо воспитывать нарушителей дисциплины. На них в футболе свет клином не сошелся! Издавать же грозные реляции по командам класса "Б" и замалчивать неправильные поступки в некоторых командах класса "А" проще простого".

Думаете, мне нечего к сказанному добавить? Заблуждаетесь. Однако близость финиша вынуждает вернуться на кубковую стежку-дорожку.

ДО СВИДАНЬЯ, МОСКВА

Не без труда обыграв земляков, "Спартак" безвольно уступил Киеву с тем же счетом - 1:3. На гол Исаева киевляне ответили тремя. Возмущенный обозреватель "Советского спорта" В.Фролов не пытался сдерживать эмоций. Указал на стрелочников - полузащиту, добровольно (при счете 1:0) уступившую середину поля:

"Надо отметить полную безответственность Нетто и Парамонова. Они мало передвигались по полю, играли лишь в обороне… Проигрывая 1:3… Нетто и Парамонов продолжали не спеша прохаживаться возле своих ворот, покрикивая на партнеров.

Почему команда отказалась от борьбы? Ответ один. Спартаковцы потеряли чувство ответственности. Зрители увидели на поле футболистов, безразличных к исходу соревнования. Безответственность, порожденная зазнайством, не могла пройти безнаказанно".

Две лучшие советские команды из-за произвола жребия осиротили турнир. Управы на него не было. Междоусобицы элитных отрядов обескровили класс "А". "Спартак" выбил "Динамо", Киев - "Спартак", ЦДСА - "Торпедо", "Зенит" - "Локомотив. В четвертьфинале среди восьми участников представители высшего класса остались в меньшинстве. Уже в 1/2 финала стало ясно - кубок покинет Москву.

Впервые в финале встретились немосковские команды: киевское "Динамо" и ереванский "Спартак". Кубок решил погреть свои хрустальные косточки на юге.

"ИЗ ПРАКТИКИ СБОРНОЙ ВЕНГРИИ"

Сколь тяжелой, столь и плодотворной выдалась осень для украинцев. Мотало их по стране советской, а однажды за рубеж занесло. 26 сентября вторая сборная СССР, состоявшая в основном из киевлян, разгромила в Будапеште второй состав венгров - 3:0. 30 сентября по возвращении в Москву сыграли они календарный матч со "Спартаком", на третий день - повторную встречу, уже кубковую, с пока еще чемпионом. Возвратившись домой, 12 и 16 октября провели тяжелейшие бои с дополнительным временем в четвертьфинале и полуфинале с ЦДСА и "Зенитом". Обыграв их, быстро вернулись в Москву, где на 20 октября назначена была финальная встреча. По дороге к финалу Киев оставил вне игры троицу ("Спартак", ЦДСА, "Зенит"), в общей сложности владевшую Кубком девять раз. Сил было потрачено много, но киевские эскулапы нашли эффективный способ быстрейшей реабилитации игроков.

22 января 1955 года на всесоюзном совещании врачей команд мастеров врач киевского "Динамо" Безвиконный ошарашил откровенными признаниями аудиторию: "Команда успешно участвовала в играх на Кубок СССР, но трехдневный промежуток между играми был недостаточным для восстановления сил футболистов, и мы пошли на применение допингов. Игры с ЦДСА, "Зенитом", "Спартаком" Москвы и Еревана были проведены на допингах. Еще в начале сезона мы начали применять допинги из практики сборной Венгрии… Врачебные силы Киева решили, что ничего страшного не будет, если мы будем применять это у себя… В течение десяти минут футболист чувствовал себя свежее, бодрее и все игры проводил успешно".

О пикантных подробностях выступления Безвиконного я как-то рассказывал. Не для того, чтобы бросить тень на плетень, преуменьшить первую значимую победу киевских футболистов. Просто изложил факт, как мне казалось, любопытный. И ничего более. Сомневающимся советую, если получится, затребовать в Госархиве РФ из фонда 7576 дело 156 13-й описи. Немало интересного для себя почерпнут.

В "ГОРОХОВОМ СУПЕ"

Пару Киеву в финале составили армяне. Пока паны дрались, они незаметно, крадучись, огородами спешили к нему на свидание. Жребий их хранил, лишь раз столкнул со старшими по званию - минчанами. Когда добрались, удивили не столько самим фактом появления в финале: на пути к нему при 13 забитых мячах не пропустили ни одного. Журналисты стали лихорадочно вспоминать, когда им вообще в последний раз забивали. Оказалось, месяца три назад. Причем в 27 матчах подряд (весь предварительный турнир класса "Б" и пять кубковых встреч) ереванцы не проиграли ни разу.

Особенность заключительного матча не только в неожиданно сложившейся разношерстной паре, но и в нестандартных метеоусловиях, очень напоминавших ноябрьскую встречу 1945 года в Лондоне московского "Динамо" с "Арсеналом". Сравнить лондонский "гороховый суп" со спустившимся на поле динамовского стадиона в Москве туманом, сквозь толщу которого едва пробивался свет двух сотен мощных прожекторов, мог только один человек - Николай Латышев, судивший обе разделенные девятью годами встречи.

Зрители не видели противоположных трибун, вратари - центрального круга. В перерыве между таймами туман чуть отпустил, но дождь не прекращался, поливал вовсю, меняя ритм и силу.

Разведка боем с взаимными выпадами длилась примерно полчаса. Этого времени более опытным киевлянам хватило, чтобы нащупать в обороне противника слабину в лице правого защитника Папояна. Ему бы приклеиться, "сродниться" часа на полтора с лучшим киевским форвардом, кандидатом в сборную Фоминым. Но армянский бек, переоценив скромные свои возможности, опрометчиво рвался вперед. Где тонко, там рвется. Фомин раз за разом совершал пробежки по флангу. Одну из его передач успешно замкнул Терентьев. И второй гол (при счете 1:1), забитый Команом, организовал Фомин - 2:1. Победил сильнейший.

ДИНАМО Киев - СПАРТАК Ереван - 2:1 (1:0)

Голы : Терентьев, 35 (1:0). Меркулов, 49 (1:1). Коман, 69 (2:1).

"Динамо" (Киев) : Макаров, Ларионов, Голубев, Попович, Кольцов, Михалина, Богданович, Терентьев (Виньковатов), Зазроев (к), Коман, Фомин.

"Спартак" (Ереван) : Затикян, Папоян, Поладян, Семерджан, Асатрян (к), Э.Варданян, Караджан, К.Варданян (Дургарян), Кегян, Меркулов, Абрамян.

Судьи : Латышев, Хлопотин, Лукьянов (все - Москва).

20 октября. Москва. Стадион "Динамо". 65 000 зрителей.

Сразу после игры гости покинули Москву, разлетелись в разные стороны. Динамовцы завезли драгоценную чашу домой и тут же двинулись на Запад, в Польшу, на три товарищеские игры. Ереванцы отправились на юг, в угольную столицу страны Сталино на финальный турнир шести команд класса "Б". Выступили неудачно - остались пятыми. Победил "Шахтер", вернув утерянное в 52-м место в высшем классе.

ПРИКАЗ № 155

Среди дублеров вновь первенствовал "Спартак". В этих соревнованиях доминировали москвичи, занявшие в первой шестерке пять мест. Настойчиво стучалась в двери основы молодежь: Михаил Огоньков ("Спартак"), Анатолий Крутиков (ЦДСА), Герман Апухтин ("Локомотив"). Много талантливых ребят собралось в "Динамо" - Владимир Беляев, Дмитрий Шаповалов, Виктор Царев, Генрих Федосов, Алексей Мамыкин, Адамас Голодец... Все названные футболисты вскоре станут известны и популярны, получат медали разного достоинства, поиграют в первой, второй и олимпийской сборных, кое-кто на разных стадиях мирового и европейского турнира выступит, из отечественной хрустальной чаши напитка искристого отведает, а Крутиков даже из импортного кубка европейской пробы хлебнет.

Спортивное руководство всерьез взялось за подготовку резерва. Николай Романов распорядился (приказ Комитета физкультуры № 155) "организовать с 1 июля 1954 г. в г.г. Киеве, Минске, Тбилиси, Москве и Ленинграде на базе институтов физической культуры футбольные школы молодежи с контингентом обучающихся по 68 человек в каждой".

Работали школы плодотворно, "продукцию" выпускали качественную, о наиболее ярких выпускниках, наступит время, расскажу.

ЖИЗНЬ ПРЕКРАСНА!

Завершился долгий сезон глубокой осенью за рубежами родины: золотая динамовская команда с успехом сыграла во Франции и Швейцарии, серебряный "Спартак", разгромив в Бельгии "Андерлехт" (7:0) и "Льеж" (5:2), смазал концовку на островах. После волевой победы над лондонским "Арсеналом" (2:1) был съеден "волками" из Вулверхэмптона - 0:4. Последний блин, хотя и вышел комом, не очень подпортил превосходный международный баланс "Спартака" (+7=0-1, 30-11) и всего советского футбола: +50=7-9, 219-65.

Силу свою продемонстрировала сборная в матчах со шведами и венграми. Из клубных побед я бы выделил разгром динамовцами "Арсенала". Реванш за проигрыш девятилетней давности (3:4) родоначальникам не удался: подзалетели они в Москве крупно - 0:5. "Возили" их динамовцы безжалостно, будь точнее (незабитый пенальти, выстрелы в "молоко"), итоговый счет могли и удвоить. Английские джентльмены, потрясенные игрой "Динамо", перед входом в тоннель пропустили победителей вперед и проводили аплодисментами. Чему удивляться? Мы такое в каждом туре наблюдаем...

Сезон удался. Жизнь прекрасна. Будущее виделось в розовых тонах.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...