Газета
26 марта 2010

26 марта 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1954 год. Часть вторая

На прошлой неделе я анонсировал дебют в большом футболе Эдуарда Стрельцова. Планетарный масштаб его дарования вынуждает уделить ему сегодня достойное место. Мы проследим за первыми его шагами, разберемся с забитыми мячами.

ХОДЫНКА В ТБИЛИСИ

ШАГ К ДЕМОКРАТИИ

Положение о чемпионате-54 и календарь подготовили в отличие от предыдущих лет необычайно рано, да еще и тренеров класса "А" с расписанием игр до наступления нового года ознакомили. И даже мнением их поинтересовались: что о календаре думаете, дорогие товарищи, что скажете, не изволите ли, если кому что не так, высказаться, поправки внести? Ничего подобного раньше не наблюдалось. Неужели первый шаг на пути от тоталитаризма к демократии, по крайней мере в футбольном ведомстве, был сделан? Похоже на то.

5 января 1954 года на первом заседании Всесоюзного тренерского совета обсуждалось Положение о чемпионате для классов "А" и "Б" и общем для них Кубке. Докладывал судья всесоюзной категории Виктор Архипов: "Проект календаря был разослан ведомствам и организациям заранее, чтобы они представили свои соображения и замечания, которые можно было бы учесть при окончательном составлении календаря. Календарь 1954 года составлен с учетом всех замечаний, полученных Управлением футбола" (Фонд 7576, опись 13, дело 133). Фантастика!

Премьера состоялась согласно намеченному графику - 4 апреля в южных регионах страны. В центре внимания - встреча в Тбилиси вице-чемпиона с чемпионом: "Динамо" со "Спартаком". Их дополнительным поединком за золото должен был завершиться чемпионат-53, если бы тбилисцев бесцеремонно не отодвинули на второй план. О драматических коллизиях на финише 15-го союзного первенства мы подробно рассказывали в "СЭ" от 01.02.10.

ПРИРОДА ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

В контексте прошлогодних событий матч приобретал особое, принципиальное значение. Ажиотаж - сумасшедший. Едва ли не все мужское население Грузии наводнило столицу. Количество заявок в разы превышало вместимость трибун. Числа назывались огромные - 200, 350 и совершенно неправдоподобные 500 тысяч.

Неожиданно с утра 2 апреля повалил снег. С чего бы? В Тбилиси его и зимой не каждый год увидишь. Может, природа, учуяв недоброе, пыталась подать знак, предотвратить беду, остановить от бесперспективных поисков билета, удержать в теплых квартирах, чтобы насладились радиорепортажем популярного актера Эроса Манджгаладзе… Да разве их удержишь! Поняв бесплодность своих усилий, стихия угомонилась. В канун игры в воздухе кружились снежинки, "сгоравшие" в нижних слоях атмосферы. В день матча уже светило солнце. Оно легко ликвидировало следы спонтанной кратковременной атаки проказницы-зимы, но поле высушить не успело.

ШТУРМ

С утра многочисленные отряды безбилетников приступили к осаде железных ограждений. Ближе к началу матча потянулись счастливые обладатели билетов, однако пробиться на территорию стадиона сквозь плотные ряды осаждавших удалось немногим. Примерно за полчаса до первой судейской трели на одном из участков несколько сот болельщиков прорвали хлипкие ряды контролеров и стражей порядка. Те в панике успели закрыть железные ворота, дабы избежать повторной атаки на месте прорыва, а заодно замуровали и остальные. Многотысячная толпа двинулась к единственному доступному центральному входу, и вскоре начался генеральный штурм. Усиленные наряды милиции противостоять людской стихии не смогли. Да что люди - не выдержали массивные железные перегородки, превратившиеся под напором тел в груду металлолома. В неимоверной давке погибло несколько десятков человек.

Места на трибунах и проходы были забиты задолго до начала игры. Подоспевшие "штурмовики" располагались кто где мог: на коленях сидящих, в густонаселенном пространстве между первым и вторым ярусами по всей окружности стадиона, пристраивались за живой стеной в четвертых-пятых рядах. Оттуда вид на поле открывался только "гулливерам". Остальные о происходящих на нем событиях судили по гулу трибун и репликам впереди стоящих. Жалоб не поступало - довольны были все: те, кто ничего не видел, вдыхали на протяжении полутора часов неповторимую атмосферу футбольного праздника. И вместе с остальными были безмерно счастливы: тбилисцы выиграли. Покидая трибуны, обсуждали ход игры, смаковали забитые мячи. Не все, наверное, обратили внимание на искореженные человеческими телами металлические турникеты.

ЗАГОВОР МОЛЧАНИЯ

Слух о трагедии распространился по городу сразу после окончания игры, обрастая подробностями, не всегда правдоподобными. Через несколько часов о случившемся советских граждан оповестили "вражеские голоса". Смаковали подробности, говорили о 60 или 70 погибших, высоко оценивали оперативную работу служб, смывших в течение часа следы крови… Молчали только власти и подконтрольная им пресса. Орган компартии Грузии "Комунисти" и его русскоязычная единомышленница "Заря Востока" добросовестно описали ход матча. И ничего более.

7 апреля спортивная газета "Лело" рядом с большим подробным репортажем поместила возмущенное письмо ("Надо установить порядок на стадионе") группы ученых республики, в резких тонах осудивших работу дирекции стадиона и милиции.

Днем ранее "Ленинское знамя" (издание Закавказского военного округа), завершая рассказ об игре, писало: "Следует отметить нераспорядительность дирекции тбилисского стадиона и безответственность городской милиции, не сумевших обеспечить элементарного порядка". На следующий день та же газета, поместив некролог, косвенно опровергла слух о якобы погибшем в давке известном генерале, Герое Советского Союза, прошедшем войну от Москвы до Берлина. В мясорубку действительно попал участник войны, орденоносец, командир танковой части, но чином меньше. "4 апреля 1954 года, - сказано в некрологе, - внезапно скончался гвардии полковник Соколов Анатолий Васильевич". О причине кончины знали достоверно родные, близкие и сослуживцы.

На грани фола, рискуя положить голову на плаху, "сыграла" русскоязычная молодежная газета: уделив игре всего несколько строк, поместила большой материал ("У ворот стадиона…") в жанре фельетона за подписью А.Буслаева. Автор подробно описал штурм железных ограждений, охраняемых беспомощными защитниками, безмозглые действия милиции, искусственно создавшей критическую массу у центральных ворот. Лишь о последствиях по понятным причинам умолчал. Но поведал о людях, которые по максимуму извлекли материальную выгоду из бешеного предматчевого ажиотажа.

ДЕНЬГИ ПАХНУТ - КРОВЬЮ

Администрация стадиона все продумала до мелочей. Всего за два дня до игры афиши не расклеены, кассы стадиона закрыты. Разнесся слух: билеты будут продаваться только по заявкам. А накануне матча… О том, что творилось 3 апреля, рассказывает А.Буслаев: "Кто это бежит сломя голову к раздевалкам стадиона? За кем с диким свистом, улюлюканьем и криком: "Держи его!" несется огромная толпа? Да никак это сам заместитель директора тбилисского стадиона тов. В. Гварджанадзе?

Добежал, успел захлопнуть дверь буквально перед носом преследователей. Почему же так неистовствуют люди, которые барабанят в нее? Кто они?

Оказывается, это представители учреждений, предприятий, учебных заведений. В руках у них заявки. Но мало иметь заявку, получить по ней билеты не так-то просто. Во-первых, нужна резолюция директора стадиона (который еще рано утром был атакован жаждущими получить билеты и исчез в неизвестном направлении) или его заместителя. Во-вторых, даже те немногие, которые имеют резолюцию на заявке, должны выдержать целую баталию у касс стадиона, где работники органов милиции безуспешно пытаются водворить порядок.

Теперь, кажется, понятно, что происходит на стадионе, к чему привела нераспорядительность руководства Грузсовета "Динамо" и дирекции стадиона, додумавшихся отложить продажу билетов по заявкам на последний день и, видимо, забывших, что существуют страстные любители футбола, которые не теряют надежду посмотреть интереснейший матч. Вот и взывайте теперь о помощи, тов. Гварджанадзе, когда толпа пытается выломать дверь, за которой вы скрылись. И знайте, плотное кольцо работников милиции, под защитой которого вы вновь появитесь через несколько минут у входа на стадион, не спасет вас от справедливого возмущения граждан города Тбилиси, к которым вы так бездушно относились и многие из которых вынуждены в день матча посетить черный рынок" ("Молодой сталинец" 06.04.54).

Там же - фотоснимок. В центре композиции - "работник" рынка в окружении солидной толпы, вокруг - островки поменьше. Ни одного милиционера в кадре. Стражи порядка обладали удивительной способностью нести службу вдали от "горячих точек".

Стало понятно, почему билеты в открытую продажу практически не поступили. Сколько удовлетворили заявок, проверить невозможно. Основную массу билетов приобрели через заднее крыльцо по завышенным ценам спекулянты (термин, рожденный при социализме. В переводе на современный русский - представители малого бизнеса).

Государству дирекция стадиона установленную законом сумму (по номиналу) выплатила. Разница осела в специального покроя просторных, глубоких ее карманах. И "бизнесмены" внакладе не остались: в течение суток пятирублевые билеты (после хрущевской реформы - 50-копеечные) с 15 рублей подорожали до 40 и отрывались с руками. Ненасытная алчность нечистых на руку дельцов стоила жизни десяткам людей. Говорят, деньги не пахнут. Не будьте наивны. Пахнут - кровью.

УПОРХНУВШАЯ СИНИЦА

Несколько слов о самой игре. Кто бы что ни говорил, для грузинских футболистов это был предотвращенный властями матч за чемпионское знамя 1953 года. Их шансы расценивались выше: запредельная мотивация, преимущество в спортивной форме (южные команды созревали к весне раньше), сильнодействующий допинг переполненных сверх меры трибун...

Ход первого тайма теоретические выкладки опроверг. После начальных нервных, суматошных минут игра как-то незаметно переместилась к тбилисской половине поля. Чемпион, осмелев, обнаглев, пренебрегая этикетом, повел себя в гостях, как дома. Дважды Ильин, отдадим ему должное, промахивался из ситуаций, когда сделать это было очень сложно. Не раз выручал вратарь Маргания, а когда и он потерял ворота, мяч с линии вынес защитник Сарджвеладзе.

Неотвратимый закон футбола проявил к спартаковцам гуманизм и мягкотелость, присущие нынешним законодателям: наказал за чрезмерную расточительность один только раз. Седов, предотвращая прорыв Гагнидзе, сыграл рукой. Гогоберидзе с "точки" не промахнулся.

"Спартак" отыгрался после перерыва. Симонян изящным пасом нашел сиротливо стоявшего в одиночестве Татушина. До ворот метров семь. Забивай - не хочу. Татушин хотел. И забил - от штанги в угол. Схватив за хвост синицу, гости отказались от попыток отловить парящего высоко в небе журавля. Судя по их поведению, были бы счастливы увезти пойманную птицу домой. К тому дело и шло. Двух минут не хватило. Потеряв бдительность, чемпион чуть ослабил хватку, чем синичка незамедлительно воспользовалась.

Новый голкипер "Спартака" Владас Тучкус, принимая без противодействия со стороны безобидный навес, положил мяч на блюдечке с голубой каемочкой к ногам Гогоберидзе. Капитан тбилисцев от неожиданности судорожно ткнул снаряд перед собой. Отраженный боковой стойкой, тот вернулся в поле. Повторный удар Калоева потонул в едином радостном порыве десятков тысяч болельщиков, эквивалентном огромной силы землетрясению. Трибуны выдержали и на этот раз. До чего же добротно строили!

Динамовцы и их поклонники вправе были считать себя моральными победителями прошлогоднего первенства. В новом набрали два первых очка - причем в единоборстве с непосредственным конкурентом: в этом мало кто тогда сомневался.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ПАРАДА

"Спартак" открыл парад московских команд в столице Грузии. Через четыре дня предстал перед тбилисским зрителем "Локомотив". Число болельщиков на трибунах на этот раз соответствовало количеству предназначенных для них мест. Городские власти во избежание неприятностей предприняли меры предосторожности. Задолго до начала матча на дальних подступах к стадиону соорудили живую цепь из плотно прижавшихся друг к другу солдат внутренних войск. Преодолеть первое препятствие, за ним через определенные интервалы еще два или три разрешали гражданам по предъявлении пропуска - билета на игру с указанием даты.

"Паровоз" поначалу упирался, повел даже - 2:1. Но, выпустив пар в первом тайме, во втором задохнулся. Грузины легко взяли его бездыханного - 4:2.

Следующий выход - "Торпедо". Эта игра для тбилисцев не менее принципиальная. Незаконно аннулированная победа над автозаводцами в концовке предыдущего сезона лишила их возможности побороться за золото. Сценарий повторился: весной 54-го, как и осенью 53-го, "Динамо" выиграло - 2:1. Забив до перерыва два гола, во втором тайме пропустило один. В сентябре в Москве гол отыграл Валентин Иванов, в апреле в Тбилиси - его новый партнер Эдуард Стрельцов.

СВЯТО МЕСТО НЕ ПУСТОВАЛО

В августе 53-го завершил карьеру футболиста выдающийся мастер - Всеволод Бобров. Свято место пустовало недолго. В апреле 54-го занял его 16-летний Эдуард Стрельцов. Оба по разным причинам недоиграли, колоссальный потенциал раскрыли разве что наполовину. Но и того, что сделали вполсилы, вполноги (Бобров из-за тяжелейшей травмы - буквально), хватило, чтобы возглавить колонну отечественных футбольных звезд.

Весть о новой, только что загоревшейся, распространилась по стране мгновенно. С вашего позволения передам свои впечатления от визуального знакомства с гениальным ровесником. Попутно расскажу о проблемном его голе, забитом то ли в Харькове, то ли в Тбилиси. В итоге добыл Стрельцов в чемпионатах столько, сколько Бобров: 99.

От истинного болельщика ничего не утаишь. Самые информированные, всезнайки, располагались в центре огромной толпы, собиравшейся ежедневно на тбилисском стадионе "Динамо" возле огромного стенда - турнирной таблицы. Повестка дня традиционная: а) последние известия с мельчайшими подробностями из жизни и быта команды и футболистов; б) обсуждение матчей предыдущего тура; в) прогнозы на тур грядущий; г) разное.

На очередном апрельском заседании, накануне прибытия в Тбилиси автозаводцев, новостной блок вопреки обыкновению начался с сообщения о торпедовском вундеркинде - то ли Стрелкове, то ли Стрельникове. До этого он сыграл в двух матчах в общей сложности менее тайма и к тому же вдали от Грузии. Как могли узнать о нем, да еще оценить его необыкновенный дар?

ОН ВЫШЕЛ К НАМ ИЗ СКАЗКИ

Желающих поглазеть на чудо-парня, несмотря на рабочее время (тренировка проходила, не помню точно, в 12 или час дня) и нудный, дождливый апрельский день, оказалось немало. Единственная трибуна запасного поля динамовского стадиона заполнена под завязку. Стрельцов сразу бросился в глаза: не по годам рослый, стройный, с длинными сильными ногами. Весь такой чистенький, светленький, кровь с молоком - красавец парень, глаз не отведешь. Публика приняла его сразу. На каждое удачное движение - финт, рывок, удар (бил он здорово) - отзывалась одобрительными возгласами. Помню, как побежал он за укатившимся к зрителям мячом и оказался в двух-трех шагах от примыкавшей к полю трибуне. Раздались аплодисменты. Эдуард зарделся, смущенно улыбнулся и словно в благодарность за радушный прием под невероятно острым углом ухнул в дальний верхний угол. Тут же раздался мощный, слившийся воедино многоголосый залп: так приветствовали только своих…

В этом робком юноше, будто вышедшем к нам из русской сказки, ничего еще не успевшем, ничего не сделавшем, таилась сила необъятная. Не разумом - нутром почувствовал: восходит светило.

Помню черный кошмарный июль 52-го. Разум и сердце отторгали весть о постигшей нашу сборную трагедии. Вокруг благодать, на одетых зеленью деревьях под лучами летнего солнца заливались птицы, а в душе - темно. А теперь, в нудный, слякотный, промозглый апрельский день душа запела: этот парень развеял мрак, возродил веру и надежду. С ним мы всех побьем, завоюем страну Футболию!

Грандиозная взбучка дома и в школе (за прогул) радужного настроения не омрачила. Даже под угрозой исключения (времена были суровые) не задумываясь предпочел бы я занятиям в школе торпедовскую тренировку.

ВЫ НЕ ПРАВЫ, ТОВАРИЩ КЛАВС

Дебютировал Стрельцов в большом футболе 4 апреля 1954 года в Харькове. Минут за 20 до конца - к тому времени "Торпедо" получило солидное преимущество в счете (3:1) - тренер Морозов ввел в игру 16-летнего юнца. С его появлением гости установили окончательный счет - 4:1. По версии "Советского спорта" и харьковских газет, четвертый гол забил Вацкевич, "Радянський спорт" назвал Гулевского. Будучи комсомольцем, ваш покорный слуга строго следовал принципу демократического централизма и по большинству голосов записал мяч на счет Вацкевича. Почти четверть века спустя, летом 87-го, получив доступ в Госархив, я изучал протоколы игр первенства и Кубка. Просматривая протокол харьковского матча, оторопел. Рижский арбитр Эдгарс Клавс в специально отведенном месте собственноручно вывел: "Стрельцов". Протокол, как мне тогда казалось, святое, документ неопровержимый (со временем, получив солидный опыт работы с документами, оценил совет товарища Сталина: "Доверяй, но проверяй"). С огромным удовольствием отнимаю гол у Вацкевича и приписываю своему кумиру - Стрельцову. Как же единичка преобразила его итоговую сумму - 100 забитых мячей. Красота неземная!

Позже, однако, сомнения возникли вновь. Зародил их сам Стрельцов. В книге незаурядного писателя и журналиста Александра Павловича Нилина "Вижу поле", посвященной Мастеру, главный герой рассказывал автору о первых матчах в составе "Торпедо". О дебюте в Харькове ограничился двумя словами - вышел на замену. В следующей игре, там же, в Харькове, с "Трудовыми резервами" кое-что путное сделал. Так энергично напирал на защитника, что тот с перепугу пробил по своим. И попал - 2:2.

Третий матч - в Тбилиси. Впервые вышел в основе и забил. Цитирую: "…Разыгрался. На себя стал игру брать - вижу, что даже двух защитников обыграть мне по силам.

В один из моментов пропихнул мяч у защитника между ног, развернулся и в верхний угол с левой ноги пробил...

Почему-то не мяч в сетке помню, а трибуны кричащие - ко мне публика в Тбилиси сразу как-то по-особенному отнеслась и всегда потом хорошо меня встречала.

А мяч после такого удара, как ребята шутили, из ворот надо было трактором вытаскивать" .

Кому верить, Клавсу или Стрельцову?

Сомнения окончательно развеяла автозаводская многотиражка "Сталинец" от 6 апреля. Редко ее сотрудники сопровождали команду в выездных матчах. На этот раз - возможно, в связи с началом сезона - редакция раскошелилась, командировала и корреспондента, и фотографа. Словно знала, какую неоценимую услугу окажет будущим историографам Стрельцова и всем, кто неровно дышит к цифрам.

Журналист о спорном последнем голе рассказал ("во второй половине состязания четвертый мяч в сетку "Локомотива" влетел от ноги Виталия Вацкевича"), фотокор показал. На снимке (в данном случае - вещественное доказательство) Вацкевич уже произвел удар с линии вратарской площадки, и мяч, миновав руки Уграицкого, летит в цель. Под ним текст: "...на снимке запечатлен момент у ворот "Локомотива", закончившийся четвертым голом в ворота железнодорожников". Сомнений не осталось - ошибся судья. Не исключаю, что, держа в уме фамилию вышедшего на замену футболиста (четвертый гол совпал по времени с появлением на поле Стрельцова), автоматически вписал ее в графу " забитые мячи". Или думал о чем-то своем, личном. Журналисты оказались правы, и форварда память не подвела.

Статистик №1, Константин Есенин, и газеты читал, и книгу Александра Нилина, и об ошибке в протоколе знал, но продолжал настаивать на сотне. Не исключаю конфликта на этой почве у Есенина-статистика с Есениным-лириком. Если и была борьба, то недолгая: романтически-поэтическая натура Есенина одержала чистую победу. Понять его, равно как и многих статистиков, продолжающих отстаивать число "100", можно. Для цифрофилов это помимо округлой внешней привлекательности сказочный дворец, шедевр архитектурного творчества. Достань кирпичик - рухнет, вмиг обратится в хибару.

Верить мне или не верить - дело ваше. Я на вашем месте, услышав эту историю, не поверил бы и даже источники названные проверять не стал. На своем - не могу. Повенчавшись с истиной, не имею морального права изменять ей даже ради обожаемого мною футболиста. Так и содрогаюсь каждый раз, когда вижу в цифровом досье Стрельцова две уродливые девятки.

Немного успокаивает то, что стал я непосредственным свидетелем первого гола Стрельцова, как оказалось, самого молодого в истории отечественных чемпионатов на то время. Сделал он это 14 апреля 1954 года - в 16 лет 8 месяцев и 24 дня.

В СТИЛЕ БОБРОВА

Забивать в Тбилиси, где ему благоволила публика, Стрельцову понравилось. Через четыре дня "Торпедо" встречалось на том же стадионе с одноклубниками из Горького. Посмотреть игру, вернее, Стрельцова народу собралось довольно много. Все места были заняты - только проходы остались свободными. Форвард отблагодарил публику голом - 3:1.

Первого мая увидела его в деле Москва: в стиле Всеволода Боброва забил он единственный в матче гол "Локомотиву". Пусть сам и расскажет, как это было: "Я с центра поля прошел, обыграл всех защитников и забил мяч Грачеву". Простим Стрельцову небольшую ошибку: расстроил он не Грачева, а Вадима Кублицкого, основного стража "Локомотива", который по совместительству "работал" в возрожденной через несколько месяцев сборной заместителем самого Яшина.

Последний, четвертый гол в дебютном первенстве, как и первый, оказался в тбилисских сетях. За семь минут до конца Стрельцов сберег своей команде очко - 2:2. В итоге 75 процентов мячей (три из четырех) забиты в Тбилиси или тбилисцам. Для начала неплохо, хотя маловато. Но не только голы красят футболиста. Юный форвард сразу обратил на себя внимание. Специалисты испепеляли юное дарование критическим взглядом и, похоже, увиденным остались довольны. А Гавриил Качалин по окончании сезона включил его в расширенный состав национальной команды и зимой 55-го повез через три моря на тренировочный сбор в Индию.

Не впечатлил Стрельцов только собственного клубного наставника Николая Морозова. Сочиняя на исходе года характеристики футболистов, он посвятил ему такие строки: "Общее физическое развитие хорошее. Технически еще подготовлен плохо. Не поставлен удар (особенно с левой ноги), плохо играет головой, нет экономной остановки мяча... Морально-волевые качества невысокие. Нет должного трудолюбия в работе..."

Спасибо, не списал за непригодностью. Доведись иностранным селекционерам вербовать игроков по составленным Морозовым характеристикам, растащили бы всю команду. Исключая Стрельцова.

Вслед за "Торпедо" нанесли визит динамовцам их московские одноклубники под началом плодотворно поработавшего в Тбилиси последние три года Михаила Якушина. Грузинская команда для Якушина - открытая книга. Надо полагать, научил он своих ребят, как в ней разобраться. Поначалу получалось не все, но серьезная взбучка в 15-минутном перерыве пошла на пользу: одержана волевая победа - 2:1.

ВОЛЕВАЯ НИЧЬЯ

Парад московских клубов на тбилисском стадионе "Динамо" завершил ЦДСА. Грузинский зритель не встречался с ним с 1951 года. Правда, с той звездной командой наспех сколоченный армейский коллектив не имел, за исключением красно-синей формы, ничего общего - ни по составу, ни по игре. Воспоминания о выигранном (2:0) матче трехлетней давности остались приятные. Сомнений в победе не возникало ни у зрителей, ни у футболистов, тем более что в Тбилиси армейцы прибыли налегке, имея в ручной клади после трех матчей жалкое очко.

Быстрый гол Гогоберидзе уверенность в благополучном исходе укрепил, а после удаления в первом тайме полузащитника гостей Белькова оставалось узнать, сколько еще мячей забьют Борису Разинскому. Представьте, ни одного. Его отчаянная игра, акробатические этюды стали откровением для грузинских болельщиков, впервые видевших в деле малоизвестного голкипера. Тонкие ценители футбола и красоты во всех ее проявлениях, они щедро награждали эффектные броски голкипера аплодисментами.

Вдохновенная игра вратаря сплотила малознакомых людей в красных футболках, объединенных общим названием. На мокром, грязном поле преимущество хозяев в технике и классе нивелировалось. На первый план вышли самоотверженность, воля, характер... Молодые бойцы сражались до конца на каждом участке поля, не уступали ни пяди земли. А ближе к концу, когда терять стало нечего, предприняли несколько вылазок к воротам совсем затосковавшего Маргания. Одну из них завершил Емышев - 1:1.

Пожалуй, это был лучший матч ЦДСА в дебюте чемпионата. Однако турнирного положения трудом и потом добытая ничья не улучшила. Армейцы продолжали бомжевать в турнирных трущобах в компании с харьковским "Локомотивом", горьковчанами и испытывавшим временные трудности "Зенитом".

А тбилисцы, несмотря на относительные неудачи, оставались реальными претендентами на первенство. На подходе к экватору они немного уступали "Динамо" и чуточку опережали два "Спартака" - московский и минский. Для тех, кто не расслышал, повторю: минский.

Главная задача выходцев из низшего класса - задержаться на новом месте, закрепиться, зацепиться, упираться, насколько сил хватит. Сил, похоже, у белорусов было в избытке, на отсутствие аппетита не жаловались. Не прочь были пообедать в высшем обществе, отведать изысканные блюда - первое, второе, как минимум третье. На пути к цели проглотили прошлогоднего чемпиона ("Спартак" - 2:1), нынешнего лидера ("Динамо" - 1:0). И не поперхнулись.

Блистал в воротах (особенно в двух названных матчах) Алексей Хомич по прозвищу Тигр. Не так давно уволенный из родного "Динамо" за "потерю прыгучести" (я вам об этом рассказывал), нашел он приют в Минске. И, возможно, старался в очном поединке вызвать у недавних коллег чувство сожаления о случившемся. Они не очень-то кручинились. Отпустив на все четыре стороны Тигра, отловили Льва - по фамилии Яшин. Очень скоро станет она широко известна за пределами страны.

Сформировавшаяся к концу первого круга большая четверка во втором трансформируется в большую тройку. На первый, второй, третий рассчитаются согласно закону детективного жанра в последней главе. В нашем случае - перед закрытием турнирного занавеса.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...