Газета
15 февраля 2010

15 февраля 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1953 год. Часть пятая

Начавшееся в июле нашествие иноземцев на наши футбольные поля продолжалось три месяца. Глубокой осенью советские команды перешли в контрнаступление и пересекли государственную границу СССР.

РАЗОРВАННЫЕ КРУЖЕВА

НАСЛЕДНИКИ "ВУНДЕР-ТИМ"

В сентябре, с окончанием чемпионата, стало полегче. Сосредоточились исключительно на иностранцах - сборных Румынии и Финляндии. С финнами разобрались легко, а вот с румынами проблемы возникли серьезные. Одолели они золотую и серебряную наши команды, "Спартак" и тбилисцев, с одинаковым счетом - 2:1. "Зенит" устоял (2:2), и только "Динамо" московское нашло на гостей управу - 3:1.

Большим событием в футбольной жизни стал визит в СССР одного из ведущих в Европе клубов - венского "Рапида", самой, пожалуй, сильной команды из всех посетивших нашу страну в 1953 году.

Это сейчас австрийский футбол влачит жалкое существование и никак не выберется из затянувшегося кризиса. В первой половине 50-х он, хотя и миновал свой пик (пришелся на 30-е годы, когда блистала "вундер-тим" - "чудо-команда", считавшаяся непобедимой сборная Австрии), был еще в силе. За две недели до приезда к нам австрийцы разгромили в отборочном матче ЧМ-54 португальцев - 9:1. Семь мячей забили игроки "Рапида", в том числе пять - Эрих Пробст.

"Рапид" прибыл в Москву в ранге лидера национального первенства, успев провести к началу октября много международных встреч и одержать в них 11 побед, причем внушительных. Разгромили венцы лондонский "Арсенал" и западногерманский "Шальке" - по 6:1, сборную Дании и марсельский "Олимпик" - по 5:1, обыграли бразильскую "Америку" - 6:4, венгерский "Вереш Лобого", главного оппонента "Гонведа", - 5:4... Самому "Гонведу", правда, уступил - 0:2, но кто тогда венгерскому чемпиону не проигрывал.

Послужной список впечатляющий, игра - глаз не оторвешь. Наследники "вундер-тим" плели ажурные венские кружева: не испытывая проблем в общении с мячом, точными мелкими перепасами разыгрывали многоходовки. А нащупав слабину в обороне соперника, мгновенно рвали там, где тонко. Кому-то стиль австрийцев показался неэффективным, даже примитивным? Еще раз взгляните на результаты: в шести победных матчах "Рапид" забил 33 мяча, сборная Австрии в официальном - девять!

Кстати, летом 54-го на чемпионате мира в Швейцарии Австрия (10 из 22 футболистов которой участвовали в двух московских матчах) в пяти играх забила 17 мячей, четырежды победила, а уступила только будущим чемпионам мира - западным немцам.

Вот с кем пришлось иметь дело нашим футболистам. Наконец вняли вверху многолетним настоятельным просьбам специалистов устроить встречи советских команд с сильными зарубежными клубами. Пригласив - струхнули. А ну как не выдюжим? Легкая паника переросла в серьезную тревогу. "Спартак" и "Динамо" доверия не внушали. Спартаковцы смазали концовку чемпионата, проиграли румынам, а за десять дней до игры с "Рапидом" выбыли из Кубка, уступив в 1/4 финала "Локомотиву". В довершение, будучи уже на сборах, проиграли в спарринге еще и "Зениту" (1:3).

КОНСИЛИУМ

Трехдневные сборы российской национальной команды перед отборочными матчами европейского и мирового первенств давно уже стали нормой, как и еврокубковые встречи наших клубов без отрыва от внутреннего календаря. Определение тактики, состава и прочих организационных вопросов - прерогатива тренера. Вход посторонним в тренерскую лабораторию строго воспрещен.

Так было не всегда. В 50-е годы перед товарищескими (часто называли их дружескими) межгосударственными встречами футболистов загоняли в лагеря дней на десять, а то и больше. Все вопросы, связанные с комплектованием состава, приглашением игроков из других клубов, планом на игру, выбором спарринг-партнеров и многим другим, решал большой здоровый коллектив. После игры - новые посиделки: для подробного разбирательства и в зависимости от результата - поощрения победителей или оргвыводов. Если вам интересно, как все это происходило, могу удовлетворить ваше любопытство благодаря сохранившимся в ГАРФ (фонд 7576, опись 13, дело 132) протоколам заседания Всесоюзного тренерского совета. Ограничусь небольшими выдержками.

9 октября, за четыре дня до встречи с австрийцами, срочно созвали консилиум - внеочередное заседание тренерского совета. Всем миром решали, как реанимировать обессилевший "Спартак", поставить его на ноги, вернуть боеспособность.

Сначала заслушали старшего тренера Василия Соколова. Он поведал собравшимся: подготовка началась 5 октября, сборы - в Мамонтовке, где и намеревались продержать футболистов до матча с венгерской "Дожей", назначенного на 18 октября. Первое собрание команды провели без тренеров. Дали возможность ребятам поговорить по душам, разобраться в причинах трех подряд проигрышей. На 10-е запланирован легкий спарринг с "Локомотивом" - два тайма по 30 минут. В последующие два дня - одноразовые трехчасовые тренировки, накануне матча разгрузочное занятие - физподготовка. Работали индивидуально, группами, звеньями. Большое внимание уделялось (без этого успеха не видать) политической подготовке, воспитанию морально-волевых качеств.

Беспокоили Соколова физическое состояние отдельных игроков (у Ильина растяжение паховых мышц, Нетто жаловался на боль в бедрах) и моральное - всей команды, особенно Симоняна. "Он очень близко к сердцу воспринимает поражения. Сейчас мы отвлекаем его от неприятных воспоминаний различными беседами и занятиями". Не уверен тренер и во вратаре Пираеве.

Советов множество. Высказалось более десяти человек - от тренеров до первых в футболе лиц.

Играть или не играть с "Локомотивом"? Не стоит, уверены одни. Играть, убеждены другие, и обязательно выиграть, чтобы вселить уверенность в футболистов. Настаивали даже, чтобы "Локомотив" специально поддался или судьи помогли (уж это они умели). Начальник Управления футбола Антипенок категорически этому воспротивился. Кто-то предложил оптимальный вариант: попросить Аркадьева, чтобы "Локомотив" сыграл со "Спартаком" в стиле "Рапида". Советовать легко. Ни тактических, ни тем более технических навыков, чтобы плести венские кружева, железнодорожные рабочие и служащие не имели.

По составу. Вратаря менять надо. Краше "зенитчика" Леонида Иванова у нас нет. Опоздали, однако, раньше надо было думать. За день до собрания "Зенит" укатил домой, оттуда собирался в Таллин. Тогда Вадима Кублицкого из "Локомотива". Не знали товарищи, что стараниями Михаила Якушина (он не ждал советов со стороны, действовал самостоятельно) Кублицкий уже готовился к международным матчам в составе "Динамо". Гавриил Качалин рекомендовал дублера Пираева - Бориса Разинского ("его игра не вызывает сомнений"). "Разинский сейчас хорош", - поддержали Качалина коллеги.

Серьезную озабоченность выразили в связи с моральным состоянием самого полезного игрока, лучшего бомбардира команды и чемпионата Никиты Симоняна. Кое-кто, в их числе Василий Соколов, подумывали на место центрфорварда пригласить куйбышевца Александра Гулевского. Качалин против: "Считаю, что в подготовке к этой встрече нужно особое внимание обратить на Симоняна. С него нужно снять возбуждение и поднять настроение, так как игроки команды говорят: если Симонян будет играть, то и все будут играть. Это нужно учесть и все время иметь в виду". Все же посоветовал перестраховаться: проверить Симоняна в игре с "Локомотивом". И уж если что не так, пригласить Гулевского.

Председатель Секции футбола Валентин Гранаткин против: "Вызывать Гулевского не рекомендую, так как это может травмировать команду и особенно Симоняна". После чего предостерег (его поддержал вице-президент ФИФА Сергей Савин): "При таком моральном состоянии команды ни в коем случае не подпускать к команде руководителей, так как это отрицательно сказывается на психологии игроков". И предложил: "По возможности отвлечь от предстоящей игры, посмотреть веселый фильм, как я в свое время успокаивался, просматривая комедию "Вратарь".

В заключительном слове Соколов заверил коллег: информацией об австрийском футболе и "Рапиде" владеет.

Подготовке "Динамо" времени уделили немного. Якушин был краток. "Все здоровы", - успокоил он аудиторию. Беспокойство вызывал только Яшин в связи с травмой в кубковом финале. Готовился к игре Кублицкий, кроме него вызвали из Киева защитника Лермана и нападающего Фомина. Якушину было чуть легче: на подготовку имел на два дня больше и увидеть австрийцев мог в отличие от Соколова вживую.

БЕНЕФИС СИМОНЯНА

Еще одно серьезное испытание выдержали "резиновые" трибуны стадиона "Динамо". Рассчитанные на 54 тысячи посадочных мест, приняли они 80 тысяч человек. За четверть часа до стартового свистка Николая Латышева зрители интенсивно разогревались вместе с обеими командами. Горячие аплодисменты, переходящие моментами в овацию, предназначались гостям.

Те удивили москвичей "прикидом": вышли на предматчевую разминку в домашнем виде - тренировочных костюмах и тапочках. Чуть позже - разнообразием технических приемов. Это было похоже на цирковое представление. Стоя на месте, ловко жонглировали мячом, разнообразя и усложняя трюки, к восторгу болельщиков.

Спартаковцы, как обычно, появились в парадной форме и на соседней половине поля, провели традиционную, классическую, стандартную для советских команд подготовку. Пятерка форвардов, расположившись в районе штрафной площади, настраивала прицел. Голкипер метался в попытке отразить хотя бы один-два летящих в ворота булыжника, но больше было похоже на то, что старался от них увернуться. На оставшемся пространстве вплоть до пограничной центральной линии беки и хавбеки упражнялись в точности передач.

Состав - оптимальный. Иванова из Ленинграда успели заполучить накануне матча. Остальные - свои, доморощенные. Болячки физические Ильина и Нетто залечили эскулапы, душевные, Симоняна, - "психологи". Тренер Василий Соколов не лукавил, заверяя несколькими днями ранее коллег в том, что знаком с манерой игры "Рапида". Вместе с Абрамом Дангуловым подготовили оптимальный план противодействия одному из ведущих в Европе клубов. Зная о размеренной, медлительной манере игры австрийцев, приверженности зонной обороне, они потребовали от форвардов атаковать широким фронтом на большой скорости, чаще меняться местами и при первой возможности бить по воротам. Защитникам наказали играть плотно, атаковать соперника в момент приема мяча.

Справившись на первых минутах с нервозностью, оборонцы задачу выполнили - не позволили венским "рукоделам" плести фирменные кружева, рвали их в зародыше. Коллективная, размашистая игра в высоком темпе сбила защиту "Рапида" с панталыку. Редкие вылазки нападающих к хозяйским воротам ликвидировала оборона, а когда мяч находил дорогу в створ, в кошачьих бросках выручал Леонид Иванов.

Работы у его визави Вальтера Земана (имевшего репутацию одного из сильнейших в Европе) было куда больше. Не всегда он с ней справлялся, а первый спартаковский гол сотворил в соавторстве с Ильиным. Левофланговый с лицевой линии прострелил в район вратарской, Земан вышел на перехват и неловким движением руки направил мяч в сетку.

"Спартак" раскрепостился. Особенно хорош капитан - Никита Симонян: посвежевший, как всегда, энергичный, мобильный, поспевал всюду. До перерыва организовал еще два гола, которые с его отменных передач забил Парамонов. Последний, четвертый, исполнил сам в слаломном стиле Всеволода Боброва. Изящно на одном дыхании миновал все "препятствия", включая вратаря, и закатил мяч в пустые ворота - 4:0.

НЕ ЗАБИВАЕШЬ ТЫ - ЗАБИВАЮТ ТЕБЕ

Через два дня, 15-го, выход "Динамо". Жизнь у динамовцев в октябре, особенно в первой его половине, складывалась непросто. Без устали трудились они на двух фронтах: внутреннем, в кубковом турнире, и международном. Первого, пятого и десятого успешно провели три заключительных матча Кубка СССР и завладели хрустальной чашей. Эти игры одновременно послужили контрольными перед ответственным, государственной важности, международным матчем.

На встречу с "Рапидом" вышли только динамовцы: девять московских, тбилисский вратарь Маргания и киевлянин Фомин на левом краю атаки.

Австрийцы игру в обороне перестроили, действовали плотнее, увеличили ряды численно, укрепив центральную зону двумя защитниками. Не помогло. В первом тайме хозяева имели возможность забить куда больше, чем "Спартак". Не использовали 99-процентных шансов Рыжкин, Сальников, Савдунин... Ограничились одним голом - сняли под копирку из матча двухдневной давности. Снова навес с лицевой линии левофлангового (Фомина) и оплошность Земана. Разница в том, что мяч за линию своих ворот он внес не рукой, а ногой. Тут же Рыжкин мог удвоить счет. Не судьба.

После перерыва - полная смена декораций. Игра проходила на той же половине поля, но уже динамовской. Итог - два пропущенных гола. 1:2. Между первым и вторым должен был забивать Бесков. Оставшись с глазу на глаз с вратарем, отпасовал Сальникову, а тот не попал. Обоим (не только им), особенно Бескову, этой оплошности не простят. Ругать их будут беспощадно, и слова разные нехорошие занесут в протокол. Случится это 20 октября. А 17-го итогу встречи "Спартака" с "Рапидом" тренерский совет посвятил очередное, 23-е по счету, заседание.

Настроение приподнятое, тренеры не скрывали удовлетворения не столько игрой, сколько результатом. Председатель совета Алексей Соколов (именно он настоял на вызове из Ленинграда вратаря Иванова и отстоял Симоняна) счастлив: его протеже сыграли отменно, о чем он не преминул поведать собравшимся: "Иванов, взяв несколько трудных мячей, вселил уверенность всей команде... Большую роль в успехе команды имела хорошая, полезная игра товарища Симоняна". Отметил и недостатки: ошибки и паническую игру защиты, особенно Башашкина.

Качалин указал на характерный недостаток советских команд в международных матчах - скованность, вызванную чрезмерным волнением: "И у "Спартака" она поначалу была, но как только футболисты избавились от нее, заиграли продуманно, технично".

Об игре "Динамо" с "Рапидом" из-за отсутствия Якушина особо не распространялись, разве что акцентировали внимание на ошибках в передачах: в первом тайме 15 (против 11 у "Рапида"), во втором, соответственно 21 (8). В игре головой - 8 (3).

СУД

Разбор полетов состоялся через три дня, 20 октября, на заседании тренерского совета № 24. Обстановка напоминала судебный процесс. На скамье подсудимых - старший тренер Якушин. На вопрос одного из прокуроров (в отличие от обычных судебных заседаний их было много): "Какими силами мобилизовалась команда к этой игре?" - Михаил Иосифович ответил с присущими ему прямотой и едкой иронией: "В команду приезжали Николай Николаевич Романов, работники Управления футбола (имел в виду Антипенка. - Прим. А.В.), сотрудники из ЦС "Динамо". Проводили беседы и собрания". Отсюда и результат, подразумевалось между строк. Не вняли словам Гранаткина, не оградили динамовцев от нашествия чиновников и бессмысленных, раздражающих игроков накачек.

Сослался Якушин на объективные причины: играли больными Бесков (с температурой) и Сальников (с травмированной в финале Кубка левой ногой, к которой основательно приложились и австрийцы). Замена Сальникова Коршуновым игру нападения расстроила. "Пропустив гол, - продолжал тренер, - р астерялись, подладились под тактику и медленную, вязкую игру австрийской команды. Желая сохранить ничейный счет, катали мяч". Свою вину (не смог перестроить игру во втором тайме) признал.

ПРИГОВОР

Приговор "суда", несмотря на смягчающие вину "подсудимого" обстоятельства, "сотрудничество со следствием" и частичное признание вины, был суров: " Заслушав сообщение старшего тренера футбольной команды мастеров московского "Динамо", заслуженного мастера спорта т. Якушина М.И., тренерский совет считает, что в его сообщении нет серьезного анализа и установления причин позорного провала команды... т.Якушин так же, как и политрук Воронец... беря под защиту проявление трусости в игре т. Бесковым (передача мяча Сальникову в первой половине из наивыгоднейшего положения для взятия ворот противника), не способствует изжитию вредных моментов в поведении игроков, не присущих советским спортсменам. Т.т. Якушин и Воронец, беря под защиту малодушие игроков, т.т. Сальникова и Бескова (пожелание одновременно покинуть поле в конце второй половины игры), пытались обосновать это явление в положительном смысле...

Политико-воспитательная работа в московском "Динамо" проводится формально. Игроки не были мобилизованы на активные действия, на большие волевые проявления, в результате чего у отдельных игроков в состязании имели место: трусость (т. Бесков), плохая переносимость болезненных ощущений (т. Сальников), неактивность (т.т. Савдунин, Фомин) и др. И, наконец, вся команда после пропущенного гола пала духом...

Активизация игры нападения команды могла быть достигнута решительными действиями старшего тренера в перерыве состязания, вводом молодых игроков, имевшихся в резерве".

Дуновение затхлых ветров недавнего прошлого еще ощущалось. Не изменилась, хотя и приобрела несколько смягченную форму, реакция начальства на проигрыш иностранцам. Тон текста постановления, отдельные его фрагменты и терминология отдаленно напоминали недоброй памяти приказы о расформировании команды ЦДСА, дисквалификации футболистов, тренера. Бескова, игравшего больным, как и в 52-м, обвинили в трусости.

И все же новые веяния в мрачном, сердитом постановлении заметны. Назвав проигрыш "Рапиду" позорным провалом, в "нанесении урона советскому государству" динамовцев не обвинили, от футбола никого из игроков не отлучили, даже спортивных званий не лишили. Не сняли с должности и Якушина. Беспочвенность, вздорность брошенных в его адрес обвинений Михаил Иосифович в скором времени опровергнет делом.

Австрийцев сменили венгры. Не все гладко складывалось с "Дожей". Даже у "Спартака". В первом тайме преимущество гостей было ощутимым, и если бы не выдающаяся игра Леонида Иванова, которому, принимая болезненные удары на себя, помогали обе штанги и перекладина, не избежать советскому чемпиону большой беды.

В перерыве "Спартак" вышел из состояния "грогги" и мощными ударами нокаутировал соперника - 5:0. Вконец разбушевавшийся Симонян сделал хет-трик и результативную передачу. В двух матчах с "Рапидом" и "Дожей" по системе "гол+пас" он набрал семь очков: 4+3! Венгры от потрясения оправились быстро и в оставшихся встречах - с динамовцами Тбилиси (3:2) и Москвы (1:1) - не проиграли.

На этом прием гостей завершился. Осенняя сессия продолжилась за рубежами родины. Загранкомандировкой премировали отличившуюся в чемпионате первую пятерку: "Спартак" отправили в дружественные Польшу и Болгарию, тбилисцев - в Румынию, московское "Динамо" - в Чехословакию и Данию, "Торпедо" - в ГДР, "Зенит" - в соседние Финляндию и Норвегию.

График у "Спартака" - авральный, играл он чуть ли не через день: в Польше три смены отработал в течение недели, в Болгарии - четыре за девять дней. Держался мужественно, но в последнем матче (после шести кряду побед) сил на болгарского чемпиона (ЦДНА) не хватило - 0:1.

Симонян, войдя во вкус в Москве, себя и за границей не сдерживал: всего в 14 матчах забил иностранцам 14 мячей - столько же, сколько в чемпионате.

Не проиграв, вернулось домой столичное "Динамо", а "Зенит" - и вовсе без потерь. Ленинградцев, похоже, отправили с инспекторской поездкой: проверить уровень футбола у финнов и норвежцев. Оказался он "ниже ватерлинии": общий счет шести победных матчей - 25:2.

"ЗРИТЕЛИ ПЫТАЛИСЬ НАМ ПОМЕШАТЬ"

А вот выступление "Торпедо" в ГДР (+2=1-1) функционеров не удовлетворило, особенно проигрыш команде низшего дивизиона "Форвертс" - 2:4.

По возвращении в Москву, не вдаваясь в детали, тренер Николай Морозов коротко рассказал корреспонденту заводской многотиражки "Сталинец" о главном итоге: "Все игры проходили при переполненных трибунах в исключительно теплой обстановке. Эти встречи способствовали укреплению дружеских связей между советскими и немецкими спортсменами".

Выступая 17 ноября на заседании тренерского совета, Николай Петрович о дружественной миссии и укреплении уз не обмолвился. Причину неудач в Восточном Берлине (2:4 и 1:1) объяснил нездоровой обстановкой на трибунах: "Зрители из Западного сектора Берлина пытались помешать нашим игрокам... А в матче со сборной Восточного Берлина мы забили четыре мяча, но немецкий судья (Райднер. - Прим. А.В.) засчитал только один". Я процитировал текст из стенограммы заседания. Поведал ли тренер не для протокола, что на самом деле творилось на трибунах и за ее пределами? Знать мне не дано.

Доподлинно известно, что эхо трагических событий в ГДР 17 июня 1953 года долго отдавалось по всей стране. Антиправительственные и антисоветские настроения во время визита "Торпедо" витали в еще бурлившей атмосфере восточной части Германии.

Рост цен на основные продукты питания с одновременным повышением норм выработки для рабочих всколыхнули народ. Сотни тысяч людей вышли на улицы, громили правительственные здания. Власти ГДР пошли на попятный, восстановили прежние цены и нормы, но утихомирить разбушевавшиеся массы не смогли. Пролилась кровь.

Военные коменданты американского, английского и французского секторов обвинили в случившемся военкома советской части Берлина. 22 июня газета "Правда" опубликовала "Письмо военного коменданта Восточного сектора Берлина генерал-майора Дибровы". Советский генерал обстоятельно объяснился с оппонентами. Небольшой из его письма фрагмент: "Я должен сообщить Вам, что принятые 17 июня военными властями в советском секторе Берлина меры были совершенно необходимы". Ответственность за беспорядки возложил он на "засланные сюда группы провокаторов и фашистских агентов из западных секторов Берлина".

Какими мерам восстанавливался порядок, генерал-майор уточнять не счел нужным. Да и нужды в том не было: весь мир уже об этом знал. Кроме советских людей.

"Демократию" в ГДР защитили советские танки и пулеметы ценой двух сотен жизней немецких граждан и более тысячи раненых. Можно лишь догадываться, в какой обстановке пришлось играть осенью 53-го торпедовцам.

КНУТ И ПРЯНИК

Из шести советских команд провалили международный цикл только тбилисцы. Не восстановились они от полученной под занавес чемпионата душевной травмы (см. "СЭ" от 1 февраля). Погасшие, не похожие на себя самих, дважды уступили дома румынам и венграм. И в Румынии из четырех встреч проиграли две при двух ничьих.

Разгневанное начальство лишило защитника Гоглидзе и нападающего Калоева законного права повысить статус. Только эти двое из вице-чемпионского состава ходили в перворазрядниках, и по Положению (сыграли более 50 процентов матчей) обоим должны были присвоить мастеров спорта. Этот пункт Положения не выполнили, "Отказать в присвоении звания мастеров спорта Калоеву и Гоглидзе ("Динамо" - Тбилиси) в связи с низкими спортивными результатами, показанными в международных встречах по футболу", - сказано в приказе.

Четких критериев для присвоения высшего в футболе "маршальского" звания (змс) тогда не было. Поощряли игроков в основном за успехи в матчах с иностранцами. Так поступили и на сей раз. Нетто, Симоняну, Парамонову (все - "Спартак"), Сальникову, Савдунину, Крижевскому (все - московское "Динамо"), Марютину ("Зенит") "за высокие спортивные показатели в международных встречах по футболу в 1953 г." присвоили звание "Заслуженный мастер спорта СССР". Чуть больше месяца прошло с тех пор, как Владимира Савдунина обвинили в "неактивности", а Сергея Сальникова - в "плохой переносимости болезненных ощущений". И тут же после удачно проведенного зарубежного турне сменили гнев на милость. Зависимость начальства от результата, порой случайного, неистребима, неизлечима.

СТАТИСТИКА - ЖЕНЩИНА ОПЫТНАЯ

Подведем некоторые итоги. Начнем с цифровых. Допустили к контактам с иноземцами первую пятерку. Только киевлянам сделали исключение, бросили "косточку" - скудно экипированных индийцев.

"Спартак"

14:+10=1-3, 39-16

"Динамо" М

13:+8=3-2, 38-11

"Зенит"

9:+8=1-0, 33-5

"Динамо" Тб

7:+1=2-4, 16-12

"Торпедо"

6:+3=2-1, 16-10

"Динамо" К

1:+1=0-0, 13-1

Всего:

50:=31=9-10, 155-55

Общий итог, не вникая в детали, в целом положительный, разве что проколов многовато. Впечатляет баланс мячей: "+100". С валом у нас во всех областях, судя по газетным отчетам, порядок был полный. Другое дело, что попадало в потребительскую корзину граждан, то есть на стол и в гардероб.

Относительное благополучие создалось в основном благодаря избиению представителей слаборазвитых футбольных окраин, к коим в то время относились Финляндия, Норвегия, Дания, Албания, не говоря уже об Индии. В 18 встречах с ними результат почти стопроцентный: +17=1-0, 83-10. Отняв эти цифры от итоговой суммы, получим картину не столь радостную: +14=8-10. А в 12 встречах с соперниками посильнее - сборными Чехословакии, Румынии, двумя венгерскими клубами и "Рапидом" - мы и вовсе в минусе: +4=2-6. Статистика, как опытная женщина, способна скрыть природные недостатки, выпятить или приукрасить достоинства.

Если отвлечься от цифр, польза получена несомненная. Накоплен кое-какой опыт встреч с разноплановыми командами высокого европейского уровня. Они-то высветили крупным планом наши недостатки, особенно в технике. Чехословаки, румыны, "Дожа", "Рапид", причислю к ним и шведский "Юргорден", проиграв у нас первые матчи с общим счетом 3:18, сумели перестроиться и в оставшихся восьми встречах не проиграли ни разу: +5=3-0, 15-10. У нас - наоборот.

На это обратили внимание на заседании тренерского совета, об этом же писал 17 октября обозреватель "Московского комсомольца": "Соперники учитывали свои ошибки и перестраивались, а наши команды не проявили творческой гибкости, изобретательности, относились, видимо, к противнику слишком самоуверенно, недостаточно ответственно".

Специалисты провели детальный, объективный анализ игр советских команд с зарубежными. О наших достоинствах говорили сдержанно, недостатки разобрали на мелкие части и разложили по полочкам. Путь избран верный. Расширение международных связей на уровне клубов и возрожденной в скором будущем сборной, увеличение количества встреч с командами европейского и мирового уровня неизбежно привели бы к повышению качества советского футбола. Основания для оптимизма были. Об этом говорил 26 декабря на итоговой Всесоюзной конференции по футболу Сергей Савин: "Тенденции советского футбола, его содержание, конечно, прогрессивные, и не надо выражать сомнений, что в ближайшие годы мы будем в передовых рядах мирового футбола".

Прогноз, по сути, оптимистичный сегодня показался бы расплывчатым, туманным. Нам уже достоверно известен (получили информацию из первых уст) год вошествия российской сборной на вершину мирового пьедестала. Савин полвека назад назвать точную дату не решился (не был уверен?), хотя советский футбол в 50-е годы по потенциалу имел на то куда больше оснований, чем нынешний. Предсказание Сергея Савина в целом сбылось. Мировых вершин сборная СССР не достигла, но Пик Европы через семь лет покорила, прихватив в 56-м по дороге к нему олимпийское золото.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...