Газета
25 января 2010

25 января 2010 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1953 год. Часть вторая

Похоже, смерть генералиссимуса послужила сигналом для облавы на спортивные воинские формирования. Ликвидировав ВВС, взялись за коллективы морских и сухопутных сил.

КАК СБОРНАЯ СССР НЕ ПОПАЛА НА ЧЕМПИОНАТ МИРА

ТОТАЛЬНАЯ ДЕМОБИЛИЗАЦИЯ

В последних числах мая приказом министра обороны СССР Николая Булганина расформировали коллективы класса "Б" - ВМС, ДО Тбилиси, Киева и Ташкента. Не пощадили и единственную в классе "А" армейскую команду МВО города Калинина. С созиданием в социалистическом государстве проблемы возникали постоянно, зато работа по разрушению и уничтожению проводилась тщательно и всегда доводилась до конца.

Нешуточные страсти вокруг калининской команды, касавшиеся ее названия и местоположения, полыхали еще в 52-м. 22 августа два генерал-лейтенанта Московского военного округа - и.о. командующего войсками МВО Смирнов и член Военного совета МВО Пронин - отправили письмо Николаю Романову: "Футбольная команда Московского военного округа в течение ряда лет успешно выступает в розыгрыше первенства по футболу. В 1952 году также успешно выступает в группе мастеров класса "А". В прошлом и этом году выступает как команда города Калинина.

Личный состав Московского военного округа заинтересован, чтобы его команда носила действительное наименование.

В связи с расформированием футбольной команды ЦДСА - футбольная команда МВО имеет возможность усилиться за счет мастеров из команды ЦДСА, достойных быть принятыми в нашу команду.

Военный совет Московского военного округа вновь просит Комитет по делам физкультуры и спорта СССР именовать нашу команду действительным и полным наименованием "Футбольная команда Московского военного округа гор. Москва".

Письмо полетело со скоростью телеграммы и в тот же день впорхнуло в служебный кабинет Николая Николаевича. Он без промедления поставил на нем резолюцию красным карандашом: "Ознакомить заместителей. т. Андрианову - прошу внести предложения".

"Пасы" начальников подчиненным на высших этажах власти, включая партийные, явление обычное. Почему не "берут игру на себя"? Как мне кажется, возможны три варианта:

1 (маловероятный). Демократизм сановников, искреннее желание руководить коллективно.

2. Боязнь ответственности за принятое решение.

3. Неспособность из-за некомпетентности или по иной причине самостоятельно решить вопрос.

Ничего, по крайней мере внешне, не изменилось. И после зачисления в состав семи игроков ЦДСА в прессе продолжали относить команду к городу Калинин. А в протоколах нет-нет да и появлялась выведенная судьями компромиссная запись: "МВО г.Калинин".

Слухи о закулисной возне достигли жителей небольшого города. Укрепление команды золотыми медалистами породило нешуточную тревогу. В сентябре группа рабочих и служащих Калининского вагоностроительного завода отвлекла от государственных дел Климента Ворошилова. Трудящиеся были возмущены тем, что влившиеся в команду игроки ЦДСА вытеснили местных футболистов. Спустив пар, обратились к маршалу с просьбой: "Мало того, мы слышали, будто бы наша команда теперь не будет играть, как команда г. Калинина, а будет играть просто МВО за г. Москву.

Мы убедительно просим Вас войти с ходатайством во Всесоюзный комитет по делам физкультуры, чтобы команда играла и в будущем, и во все годы за г. Калинин".

Оба документа извлек на поверхность из архивных закромов (ГАРФ. Фонд 7576, опись 1, дело 895).

Зря волновался народ. Не прошло и года, как проблема рассосалась сама собой.

ПЕРЕКОВАЛИ МЕЧИ НА ОРАЛА

Ранней весной армейские футболисты проводили на юге плановую подготовку к сезону. Капитаном избрали самого опытного, титулованного, старшего по званию Валентина Николаева. Кто-то из начальников, не забывший о его промахе в матче с Югославией, был недоволен. "И вот перед чемпионатом, - рассказывает Николаев, - точнее, накануне стартового матча, приходит распоряжение политоргана о невозможности моего пребывания на посту капитана команды. Вот оно, эхо хельсинкской Олимпиады!

Команда, не согласившись с этим, взбунтовалась, и ее начальнику В.С.Зайцеву пришлось долго разъяснять ребятам, что со мной вопрос решен и надо избрать нового капитана. Но футболисты не сдавались, и тогда я сам во избежание неприятностей попросил товарищей сделать так, как им велят" (В.Николаев - "Я - из ЦДКА!").

Валентин Александрович, видимо, запамятовал. На первую календарную игру команду на поле вывел все же он: его подпись стоит в протоколе матча. После этого капитанскую повязку получил Юрий Нырков. Вот как далеко распространялась власть политических и всяких прочих деятелей.

До ликвидации команда МВО успела провести шесть календарных матчей. Все они, понятное дело, были аннулированы и в итоговую таблицу (опубликую ее в заключительной главе) не вошли. Вам, уважаемые читатели, полный список представлю. В скобках - забитые армейцами голы.

19.04. Куйбышев. "Крылья Советов" - МВО - 1:1 (Ильин).

25.06. Киев. МВО - "Торпедо" - 1:0 (Фомин).

03.05. Москва. МВО - "Динамо" (Киев) - 0:1.

09.05. Москва. МВО - "Спартак" - 0:1.

18.05. Москва. МВО - "Динамо" (Тбилиси) - 4:3 (Коршунов - 2, Демин, Николаев).

21.05. Москва. МВО - "Локомотив" (Харьков) - 0:0.

Чем объяснить массовое сокращение команд Вооруженных сил? Неужто стремлением продемонстрировать Западу мирные намерения Страны Советов? Если так, то в результате миролюбивой политики государства из рядов Советской армии "демобилизовались" 120 солдат и офицеров.

Перековав мечи на орала, занялись они мирным созидательным трудом. Малов, Федоров, Анисимов, Ильин, Соловьев, Сенюков, Архипов подались на Московский автозавод имени Сталина. Горянский, Бубукин, Кублицкий, Родин, Крушенок, Порхунов, Виктор и Евгений Роговы - на Московскую окружную железную дорогу. Пираева, Разинского, Боброва, Исаева, Башашкина трудоустроили в "Спартаке", Добрикова и Володина - в "Зените". Коршунов, Рыжкин, Крижевский, Кузнецов, Водягин, Бузунов, Родионов, оказавшись в "Динамо", встали на стражу общественного порядка...

Еще четыре игрока легендарной аркадьевской "команды лейтенантов" покинули "сцену". Алексей Гринин - после ликвидации ВВС, Владимир Никаноров и Валентин Николаев - с расформированием МВО. Владимир Демин и Юрий Нырков сезон-53 пропустили, а распрощались с большим футболом в следующем году.

Таким образом, разгон участников 15-го чемпионата СССР, начавшийся до его открытия, продолжился в ходе турнира. Вновь число команд на старте и финише не совпало. Хорошо, после ареста в июле Лаврентия Берия, стремившегося "поставить Министерство внутренних дел над партией и правительством" (так мотивировали арест ниспровергатели), не устроили гонений на динамовские коллективы. В противном случае класс "А" сократился бы до состояния весны 1936 года.

ПОПРАВКА В СЦЕНАРИИ

19 апреля 15-й всесоюзный в заметно усеченном виде отправился в путь. Из четырех результатов первого игрового дня наибольшее впечатление произвела победа дебютанта, вильнюсского "Спартака", над обладателем Кубка "Торпедо" - 3:1. Если автозаводцам все же удалось забить гол новичку, то в последующих четырех турах ни столичный "Локомотив", ни "Крылышки", ни призеры первенства-52, динамовцы Москвы и Киева, взять ворота литовского вратаря Владаса Тучкуса не смогли, и его команда после пяти туров оказалась в группе лидеров. Недолго музыка играла. Восемь поражений подряд отбросили спартаковцев на дно. Выбраться оттуда литовцы не смогли.

В начале пути в головной группе было тесновато. Немного потолкавшись, посыпались, как переспелые осенние яблоки, "Торпедо", волжские "Крылья", "Зенит", московский "Локомотив"... Настоящий мужской разговор произошел между "Спартаком" и тбилисцами. Не стихал он до самого конца. Развязка - неожиданная, драматичная, скандальная, не без вмешательства извне - произошла уже перед финишной чертой. Подробный о ней рассказ - впереди.

Именно эти коллективы открыли 19 апреля в Тбилиси футбольный сезон. Никто не знал тогда, что на поле встречались две лучшие команды только что начавшегося турнира и в их составе находились два самых метких бомбардира чемпионата-53. Правда, в матче открытия ни им, ни их товарищам прицельно пробить не довелось - 0:0.

Обе команды остались довольны. Хозяева разделили очки с чемпионом, гости покинули Тбилиси не с пустыми руками, что во все времена было не просто, а в 53-м, кроме спартаковцев, увезти оттуда очко не удалось никому: как ни парадоксально, гостеприимную грузинскую столицу все покидали в чем мать родила.

Тбилисцы неукоснительно придерживались написанного еще в 30-е годы сценария: победы на своем поле (в данном случае над "Зенитом" и харьковчанами) чередовались с потерями на чужом (ничья в Ленинграде с "Динамо" и два прокола в Москве с "Локомотивом" и МВО). Но после снятия с турнира армейцев последний проигрыш аннулировали. Это обстоятельство воодушевило грузин настолько, что они внесли существенные поправки в привычный сценарий, набрав в трех выездных матчах пять очков. Приплюсовав еще четыре после двух домашних игр, динамовцы Тбилиси с 15 очками стали победителями первого круга.

В ЭНДШПИЛЬ С ПРЕИМУЩЕСТВОМ

"Спартак" отстал на два очка. Но уже в первой игре второго круга лидерам предстоял очный поединок в Москве. В таких встречах разыгрываются четыре очка. Успех чемпиона очковый дефицит ликвидировал, победа гостей увеличивала их перевес до четырех очков. На короткой дистанции - отрыв существенный, возможно, решающий, если учесть, что больше половины оставшихся матчей - домашние, а выезд - несложный.

Однако в ключевой игре южане (в который раз!) дрогнули. На исходе получаса интрига скончалась: "Спартак" забил три безответных гола и без особых усилий перевес в счете сохранил - 4:1.

Впрочем, впадать в панику не стоило: шансы лишь уравнялись. Забыть бы эту игру как кошмарный сон и делать что умели - играть в свой, ни на кого не похожий красивый, техничный футбол. Куда там... Память у впечатлительных, эмоциональных грузин - будь здоров. Трясло их после чувствительных неудач долго. Так бывало не раз, так случилось и теперь. Проиграли в Ленинграде "Зениту", а из Харькова привезли домой очко. Итог - пять потерянных очков из шести.

Как не воспользоваться таким поистине царским подарком? "Спартак" незамедлительно вышел вперед. Чем хорош непредсказуемый (вы понимаете, о чем это я) футбол, так это своей непредсказуемостью. Терять тбилисцам нечего, завоевать золото они, возможно, уже не надеялись, но психологически раскрепостились настолько, что вериги с ног спали: пять побед в пяти матчах, 16 забито, 3 пропущено.

За четыре тура до конца "Спартак" перешел в эндшпиль с двухочковым материальным преимуществом и неплохими шансами на победу. Но в этот ответственный момент ему предложили, а если быть абсолютно точным - вынудили (выбора-то не было), продолжая шахматную терминологию, без отрыва от главного союзного турнира провести "сеанс одновременной игры" с иностранцами. Перед принципиальной и очень важной календарной встречей с земляками-динамовцами лидера командируют в Будапешт на матч с сильнейшей венгерской командой "Гонвед".

Потеряв на мгновение бдительность, я пересек границу, отделявшую внутреннюю футбольную жизнь от международной. В данном конкретном случае нарушение границы (грех по тем временем тяжелейший) осталось для автора без серьезных последствий, ибо определил он их сам и вправе был нарушить. К тому же ситуация подталкивает: так уж сложился сезон, что начиная с июля встречи с иностранцами чередовались с играми первенства и Кубка, дестабилизируя и без того болезненный, с тяжелыми хроническими отклонениями календарь.

ПЕРВАЯ ПОПЫТКА

Пользуясь случаем, копну глубже. Чуть расширив хронологические рамки, верну вас в осень 52-го, когда советскому футболу был дан шанс, подкрепленный официальным приглашением ФИФА, дебютировать на мировом чемпионате. В случае положительного решения вопроса сборная СССР впервые вступила бы в 1953 году в отборочный цикл. За многомесячной бестолковой закулисной возней помогут проследить архивные документы, благодаря которым мы попытаемся ответить на вопрос: почему при согласии футбольных, физкультурных и партийных инстанций наш футбол вновь оказался "вне игры"?

Реваншистские настроения после чувствительного поражения на ОИ-52 витали на верхних этажах спортивной и политической власти. Выражалось высокое мнение воссоздать и подготовить сборную команду СССР к ЧМ-54 и ОИ-56.

Место проведения очередного мирового первенства утвердил конгресс ФИФА летом 1950 года в Бразилии. Большинство делегатов проголосовали за Швейцарию. В сентябре 1952 года исполком Международной федерации футбола собрался в Португалии для выработки регламента и решения организационных вопросов предстоящего чемпионата.

Вице-президент ФИФА от СССР Сергей Савин получил приглашение прибыть к началу работы исполкома, 8 сентября, в Лиссабон. Сам он горел желанием и даже был обязан участвовать в его работе. Будь Савин гражданином демократического государства, и долг свой исполнил бы, и желание удовлетворил без малейших проблем. Получил бы без особых проблем билет в оба конца - транспортные расходы, проживание в гостинице в заранее зарезервированном комфортабельном номере оплачивала контора Жюля Римэ. И суточными обеспечивала. Жил, однако, Сергей Александрович в необычном царстве-государстве и по принятым там неписаным законам (более весомым и действенным, нежели писаные), а потому был вынужден для оформления служебной командировки и разрешения на выезд за пределы страны обивать высокие пороги.

НИКОЛАЮ РОМАНОВУ

11 августа, поняв, что в Лиссабон, не приложив собственных усилий, не попадает, Савин обращается с просьбой к Николаю Романову, никакого отношения к ФИФА и ее деятельности не имевшему: "В первых числах сентября месяца 1952 г. в г. Лиссабоне (Португалия) состоится очередное заседание Исполкома Международной федерации футбола. Исполком будет рассматривать и утверждать систему розыгрыша и Положение первенства мира по футболу, которое будет проведено в 1954 г. в Швейцарии. В связи с возможным участием советских футболистов на первенство мира весьма важно принять участие в разработке указанного документа...

Все это диктует необходимость моего присутствия на очередном заседании Исполкома ФИФА, несмотря на сложность дипломатической обстановки.

Прошу Ваших указаний".

На следующий день адресат оставляет на письме помету, обращаясь к своему заму: "т. Песляк. Прошу срочно проконсультироваться и внести предложение". Реакция, вялая, заторможенная, последовала через одиннадцать дней: "По решению замов 21/VIII решено не направлять нашего представителя на заседание Исполкома в Португалию. М. Песляк 22/VIII" (ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 736).

НИКИТЕ ХРУЩЕВУ

Накопившуюся обиду "злопамятный" Савин выплеснул через восемь месяцев в письме к Никите Хрущеву: "Я, как советский представитель, вхожу в Исполнительный комитет Международной федерации футбола, где занимаю пост вице-президента.

Работа в Международной федерации имеет крайне важное значение для демократизации ее деятельности, для авторитета советского спорта и завоевания ведущей роли советского футбола в мире".

Перечислив многочисленные заслуги прежнего вице-президента (Гранаткина) и свои собственные в демократизации ФИФА, Савин "настучал" на Романова: "Чтобы довести до конца успешно начатое дело... необходимо было выехать советскому представителю на заседание Исполкома федерации в Лиссабон в сентябре 1952 г.... Однако руководство Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта не обеспечило командирования нашего представителя... Таким образом, совершенно необъяснимо наша деятельность в федерации крайне осложнилась и дискредитирована. Это может послужить поводом для реакционных деятелей федерации о выводе нашего представителя из Исполкома федерации за недостаточную активность, о чем уже однажды вопрос ставился (1951 г.)...

В связи с серьезностью вопроса считаю своим долгом поставить Вас в известность о вышеизложенном.

Член КПСС С.А. Савин, партбилет № 3893682".

Из-за постоянных неявок на конгрессы и исполкомы ФИФА мы действительно могли лишиться почетной и важной вице-президентской должности, введенной в 1946 году дополнительно для СССР в знак особого уважения к стране и ее заслуг в разгроме фашизма во Второй мировой войне.

Через пять дней, 29 апреля, Никита Хрущев отфутболил письмо Михаилу Суслову. Тот потребовал объяснений от Романова. Николай Николаевич попытался было свалить с больной комитетовской головы на здоровую - генсека ФИФА Курта Гассманна, якобы поздно приславшего приглашение. Неубедительно. Романов, и сам это почувствовав, рассказал о главной причине: "Ввиду того, что это заседание созывалось в Португалии, с которой Советский Союз не имеет дипломатических отношений, Комитет не считал возможным направлять советскую делегацию на Исполком ФИФА в Лиссабоне и не входил в инстанцию с предложениями по этому вопросу".

"Входить в инстанцию" означало спрашивать разрешения у ЦК партии. Бесполезно. СССР не мог иметь дипотношений со страной, где более четверти века правила фашистская диктатура, которая, как писали газеты и объясняли гражданам лекторы, "угнетала трудящихся, подавляла деятельность прогрессивных организаций, подчиняла интересы страны иностранному капиталу, вела колониальную войну в Африке". Ужас!

Разве можно посылать в страну с чумным режимом советского человека, да еще коммуниста? Никак нет. Лучше Николая Романова знали об этом и Никита Хрущев, и Михаил Суслов. Тем более непонятна бессмысленная переписка, затеянная троицей в поисках очевидной для них истины.

За вынужденный прогул еще одного заседания исполкома Сергей Савин принес извинения шефу, Жюлю Римэ, и вновь был прощен.

"СЕРДЕЧНЫЕ ПРИГЛАШЕНИЯ"

25 октября 1952 года генсек ФИФА Курт Гассманн разослал письма всем членам этой организации. Одно из них, адресованное Секции футбола СССР, что в доме № 4 в Скатертном переулке, через несколько дней благополучно прибыло в Москву. Небольшие из него отрывки: "Мы имеем честь послать всем присоединенным к ФИФА ассоциациям СЕРДЕЧНОЕ ПРИГЛАШЕНИЕ принять участие в первенстве мира - Кубке Жюля Римэ 1954 года в Швейцарии и до 1 ФЕВРАЛЯ 1953 ГОДА прислать заявки Генеральному Секретарю ФИФА по адресу: почтовый ящик 2349, Цюрих 23.

Обращаем ваше внимание на то, что заявки обязательно должны присылаться на прилагаемых бланках и сопровождаться взносом в сумме 500 швейцарских франков на счет ФИФА в Швейцарском союзном банке в Цюрихе.

Просим вас сделать рисунки маек, трусов и гетр, раскрашенные в цвета вашей национальной команды в специально отведенном для этого месте на бланке заявки" (ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 816).

К письму прилагались бланк заявки и два экземпляра Положения о чемпионате, принятого на исполкоме в Лиссабоне. Из него следовало, что все сборные, приславшие до 1 февраля заявки, будут в середине месяца рассеяны жребием по группам, победители которых вместе с чемпионом мира сборной Уругвая и хозяевами первенства примут участие в финальной части мирового турнира в июне - июле 1954 года.

Только через три недели, 18 ноября, после того как штатный работник Отдела футбола Смирнов справился с текстом гассманновского послания, перевел с непонятного забугрового языка на доступный русский, наши спортивные чиновники ознакомились с его содержанием.

29 ноября непосредственно к председателю футбольной секции Валентину Гранаткину письменно обратились хозяева предстоящего чемпионата: "Пользуясь случаем, мы присоединяемся к сердечному приглашению, которое вы получили от ФИФА, и очень надеемся, что Ваша федерация подаст заявку на участие в первенстве мира в Швейцарии…

Наша маленькая страна сочтет за счастье и с удовольствием будет приветствовать Вашу команду во время первенства мира. Примите, господин президент, выражение наших наилучших чувств.

Президент Ассоциации футбола Швейцарии Э.Томмен, Генеральный секретарь Хельмут Кайзер".

Объяснять, почему письмо миновало Валентина Гранаткина и опустилось прямехонько на рабочий стол функционера масштабом покрупнее, начальника Отдела международных спортивных связей Петра Соболева, нет надобности. Но если кто запамятовал, напомню: Секция футбола (с ней на протяжении многих лет безуспешно пыталась вести диалог ФИФА) - организация общественная, бессильная, бесправная, безропотная, ничего практически не решавшая. Стоящие над ней спортивные и прочие органы совсем ее не уважали, ни во что не ставили.

КРАСНЫЙ СВЕТ

Соболев, получив перевод приглашения швейцарцев значительно быстрее, на девятый день, написал на конверте: "Передано в Отдел футбола для предложений".

Не дождавшись ответа от нового начальника Отдела футбола при физкультурном Комитете Антипенка, Соболев занервничал и 15 января потревожил его лично. Напомнил о приближающемся сроке подачи заявки, попенял за нерасторопность и попросил "ускорить представление руководству Комитета предложений о возможности участия советской футбольной команды в первенстве мира 1954 года" (ГАРФ. Там же).

На следующий день письмо аналогичного содержания адресовал он заместителю Романова Песляку, потребовав "представить предложения" в трехдневный срок.

Романов, посовещавшись с подчиненными, готов был принять приглашение ФИФА, но только с одобрения партаппарата. Туда и обратился, конкретно - к не раз уже нами в последнее время упомянутому Николаю Михайлову. Секретарь ЦК по обыкновению поинтересовался мнением работников Отдела пропаганды и агитации В. Степанова и П. Романова. Задание партийного сановника агитаторы выполнили "на флажке", 27 января, всего за четыре дня до истечения срока подачи заявки!

Они ввели Михайлова в курс дела, рассказали о структуре предстоящего чемпионата мира, двух этапах, предварительном и финальном, поддержали мнение Комитета и... поплыли.

"Всесоюзный комитет считает, - докладывали агитаторы, - что к началу розыгрыша советская футбольная команда может быть подготовлена для успешного выступления на предстоящих соревнованиях. Окончательно решить вопрос об участии нашей футбольной команды в розыгрыше первенства мира можно будет в начале 1954 года, в зависимости от подготовки команды.

Полагали бы возможным поддержать предложение Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта о направлении в Международную футбольную федерацию предварительной заявки на участие советской футбольной команды в розыгрыше первенства мира по футболу в 1954 году" (РГАНИ. Фонд 5, опись 16, дело 649).

Ничегошеньки не поняли товарищи идеологи. Не догадывались даже, что после подачи заявки ни Комитет физкультуры, ни Отдел пропаганды и агитации, ни Михайлов, ни даже Политбюро ЦК КПСС в полном составе влиять на ход событий не смогут. Их власть, воля и желание были бессильны перед жесткими, но справедливыми законами спортивной борьбы, установленными ФИФА: выиграет советская сборная предварительный групповой турнир - отправится летом 54-го в Швейцарию, нет - зажгут перед ней красный свет.

Эрудиты в курсе, остальные уже догадались: в последний момент красный свет зажгли свои - родной ЦК партии. Потому как не получил от физкультначальства гарантий обеспечить сборной СССР место в первой тройке. Об этом мы только через десятки лет узнали. А в 53-м толкового, внятного объяснения не дали даже на Всесоюзной конференции по футболу, проходившей в Москве 26 декабря.

"ВСЕ ДЕРЖИТЕ В ТАЙНЕ"

Открыто возмущался на декабрьском заседании еще один Романов, делегат от Одессы, однофамилец Романовых физкультурного и партийного. Человек нервничал, говорил сбивчиво. Оставлю фрагмент его выступления без ретуши: "Был у нас представитель Москвы, говорил, что будем участвовать на чемпионате мира 1954 года в Швейцарии. В 1950 году не участвовали, потому что разыгрывали в Бразилии, там антисоветские настроения... А теперь о чемпионате мира в Швейцарии нам говорят: отборочные игры уже начались, потому не участвуем. А потом сказали: мы не подготовлены.

Правильно, согласны. Тогда, товарищи из Отдела футбола, исправьте книгу, которую вы выпустили. Там написано: "Наш футбол - самый передовой в мире!" Так ли это? В шахматах, баскетболе, волейболе, классической борьбе - так. Но не в футболе. Мы неумеренно хвалим наших мастеров. Перехвалили, считали, что звезды с неба хватают. Но это не так.

Все держите в тайне. Мы знаем, что недавно советская делегация выезжала в Англию на празднование 90-летия футбола. Нам ничего об этом не рассказали. Обычно отвечают: "Кое-что у нас строго засекречено" (ГАРФ. Фонд 7576, опись 13, дело 172).

Им не рассказали, а я вам, коль уж заинтригованы, расскажу со слов руководителя небольшой делегации Владимира Мошкаркина на тренерском совете 30 октября (ГАРФ. Фонд 7576, опись 13, дело 132).

В общем, ничего особенного. Провели они в Лондоне три дня. В первый день, 19 октября, вместе с многочисленными зарубежными гостями посетили художественную выставку (на наших товарищей впечатления не произвела), вручили на банкете подарки руководству английской футбольной ассоциации.

20 октября были на игре сборных Англии и мира (ФИФА) - 4:4. По мнению Мошкаркина, арбитр Гриффитс из Уэльса помог англичанам отыграться с пенальти за 25 секунд до прощального свистка.

На третий день посетили клуб "Арсенал", стали свидетелями его победы над "Чарльтон Атлетик" (5:1) и пригласили "канониров" приехать в 1954 году в Москву на матч-реванш с "Динамо".

Эту игру без внимания не оставлю, но уже в "Летописи-54". А пока у нас год 53-й. Будет на что посмотреть.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...