Газета
17 декабря 2009

17 декабря 2009 | Шахматы

ШАХМАТЫ

Борис ГЕЛЬФАНД: "ВСЕГДА ПОМНЮ СОВЕТ ПЕТРОСЯНА"

С победителем Кубка мира ФИДЕ 2009 года Борисом Гельфандом я познакомился 30 лет назад на сессии шахматной школы 9-го чемпиона мира Тиграна Петросяна.

Навсегда врезалась в память эта картина. Петросян, его помощник мастер Александр Никитин и автор этих строк стоят у шахматного столика, где 11-летний мальчик Боря Гельфанд из Минска играет в блиц с каким-то мастером, гораздо старше его. Мальчик из Минска ведет себя необычно. Смотрит на доску вполглаза, жонглирует какой-то фигурой, порою подбрасывая ее довольно высоко, одновременно умудряется зачем-то включать и выключать торшер, стоящий рядом, глазеет с неподдельным интересом по сторонам, но самое удивительное, при этом его сопернику приходится очень туго!

Спустя 30 лет после описываемых событий в Ханты-Мансийске в финале Кубка мира Борис Гельфанд играл в блиц с Русланом Пономаревым. Руслан, чемпион мира ФИДЕ 2002 года, моложе Бориса на 15 лет и в блиц играет очень сильно. Достаточно сказать, что на чемпионате мира по блицу, проходившем перед самым началом Кубка мира, Пономарев был 6-м, а Гельфанд - 17-м.

Вероятно, это был один из самых дорогих блицев в истории шахмат. На кону стоял не только почетный трофей, но и весьма солидные по шахматным меркам призовые: 120 000 долларов - победителю и 80 000 долларов - побежденному. И самое главное: победитель получал пропуск в турнир претендентов следующего цикла, где ставки гораздо выше - борьба за право сразиться в матче с чемпионом мира.

Борису Гельфанду катастрофически не хватало времени, были моменты, когда на часах Пономарева его было вдвое больше. Несмотря на это, на "падающем флажке" Борис успевал создавать сопернику проблемы, которые молодой соперник не смог решить и проиграл со счетом 1:3.

В час ночи по ханты-мансийскому времени я позвонил в гостиницу "Тарей", в которой Борис Гельфанд жил во время чемпионата. Он, как я понял, и не собирался ложиться.

- Борис, многие думали, что в блице шансы Пономарева выше, ведь, судя по результатам чемпионата мира, он очень сильный блицор, не так ли?

- Да, да! Пономарев здорово играет в блиц! Он и на прошлом Мемориале Таля в этом виде программы тоже занял очень высокое место. Но в круговом турнире ты ведь играешь со многими соперниками, а тут - один на один. И вопрос стоит так: или ты, или он. Совсем другое нервное напряжение.

- Вы матчевый боец и у вас крепче нервы?

- Просто с 1997-го, с первого чемпионата мира по нокаут-системе в Гронингене, постоянно играю во всех "нокаутах" и уже накопил огромный опыт, который сказывается особенно в тай-брейке.

- Но прошлый Кубок мира, где в финале играли Гата Камский и Магнус Карлсен, вы пропустили. Почему?

- Да, тогда я не поехал в Ханты-Мансийск, потому что после тяжелейшего чемпионата мира в Мексике не чувствовал в себе силы выиграть турнир. Все смеялись, говорили, не выпендривайся, поезжай, пару этапов пройдешь, как все, и вернешься домой. Но я не шутил.

- А в этот раз были ведь тоже сверхнагрузки: Мемориал Таля, чемпионат мира по блицу разделяли всего дня три. Удалось сохранить силы?

- Знал заранее, на что иду, думал об этом, старался, чтобы хватило и сил, и идей на два турнира.

- Хватило?

- Не всегда. Был ведь матч с Амонатовым, когда в выигранной позиции и в его большом цейтноте я что-то напутал и прошел через проигрыш. Мог три недели назад уже дома сидеть! И был очень тяжелым матч с Вашье-Лагравом. Но, конечно, матч с Пономаревым стоит особняком.

- После относительно спокойных четырех ничьих в "классике" вы сыграли четыре "быстрых". Вы вели в счете после 3-й партии, и получили выигранную позицию в 4-й, но что-то произошло… Что?

- Играл 4-ю "быструю" хорошо, получил выигранную позицию, но лишь чуть-чуть сбилась концентрация, допустил перестановку ходов и вместо элементарного выигрыша дал сопернику шансы, которые он блестяще использовал и победил.

- Ну а когда настал черед блица, вы наверняка вспомнили совет Петросяна, о котором вы мне рассказывали еще в Элисте во время матчей претендентов прошлого цикла…

- Постоянно помню этот совет Тиграна Вартановича: "Думай над каждым ходом. Даже когда в блиц играешь". В матче с Пономаревым я постоянно отставал по времени. Потому что считал, что если позиция хорошая, то времени на реализацию всегда хватит. И еще мне помогло то, что в день, когда игрался тай-брейк, маме исполнилось 75 лет. Очень хотел сделать ей подарок к юбилею!

- В самом начале Кубка мира много шума наделал 16-летний филиппинский гроссмейстер Весли Со, который выбил из розыгрыша таких асов, как Василий Иванчук и Гата Камский. Что о нем думаете?

- Я его видел впервые в жизни, очевидно, у него большой природный талант. Уже одно то, что он обыграл Иванчука, кажется мне невероятным!

- Фабиано Каруана был в шаге от того, чтобы выиграть матч у 6-го шахматиста мира бакинца Вугара Гашимова. Что думаете о юном итальянце?

- Вот Каруану я знаю хорошо. Мы ведь с ним играем за одну команду - "64". Талант огромный! И к тому же у него замечательные тренеры - Саша Чернин и Юрий Сергеевич Разуваев. Такую школу ему дают, которая для западного игрока - просто счастье.

- Вы ведь, Борис, в этом смысле еще более счастливый человек: посещали школу Тиграна Петросяна, общались с другими выдающимися советскими мастерами шахмат...

- Да, это так. У нас в Минске жил и работал знаменитый теоретик Исаак Ефремович Болеславский, но я его, к сожалению, не застал, видел лишь один раз, он умер молодым. А на меня наибольшее влияние оказал Альберт Зиновьевич Капенгут, мой тренер.

- Кто помогал вам в Ханты-Мансийске?

- Моим секундантом был Максим Родштейн, он входит в сборную Израиля, а к финалу подъехал Александр Хузман, с которым мы сотрудничаем уже 20 лет. Оба оказали мне неоценимую помощь, за что я им очень благодарен.

- Как вам легендарные ханты-мансийские морозы?

- Когда в Москве играл на Мемориале Таля, слякоть на меня гораздо хуже действовала. А на морозе никаких вирусов нет, я каждый день по часу гулял. Кстати, и Пономарев гулял постоянно. Может быть, поэтому мы с ним и добрались до финала. А вот Гашимов, например, на улицу не выходил, играл хорошо, но в итоге энергии не хватило.

- С 1998 года вы живете в Израиле. Есть там интерес к шахматам?

- Больше, чем был десять лет назад, но все равно очень низкий.

- Даже после того, как команда Израиля выиграла на прошлой Всемирной шахматной олимпиаде серебряные медали, ничего не изменилось к лучшему?

- Все важные лица, конечно, поздравили нас. Но трансформировать этот мгновенный интерес в нечто более долгосрочное пока не удается.

- Вы будете играть в турнире претендентов наряду с Ароняном, Камским, Карлсеном, Крамником. В мае будущего года к вашей компании присоединится 6-й гроссмейстер, проигравший в матче Ананд - Топалов. Как думаете, кто фаворит в их поединке?

- Учитывая, что матч будет проходить в Софии, лучшие шансы у Топалова. На другом поле я бы скорее считал, что фаворит Ананд.

- Этот вывод вы делаете на основании популярной ныне "шахматной конспирологии"?

- Ни в коем случае! Я вообще не верю в конспирологию. Просто психологически трудно выступать на поле соперника. Ананд такой человек, которому важно играть в условиях полного психологического комфорта. Тогда он силен. А тут нет уверенности, что он сможет достичь этого состояния. Но в любом случае матч, на мой взгляд, будет примерно равный. У Ананда, мне кажется, выше арсенал шахматных средств, ну а у Топалова есть свои козыри: энергетика невероятная, мощь.

- Уже примерно представляете, с кем можете встретиться на старте в матчах претендентов?

- Пока ведь полной ясности нет, многое зависит от того, кто займет второе место в "Гран-при" ФИДЕ и кто будет номинантом от страны-организатора. Мне уже сказали, что велика вероятность встретиться с Левоном Ароняном. Не хотелось бы, честно говоря. У нас очень хорошие отношения, с другом играть тяжело. Но буду надеяться, что выпадет сыграть с Карлсеном.

- Его все боятся как огня, а вы хотите сыграть с ним матч?

- Вот поэтому и хочу с ним сыграть, потому что интересно. С Крамником я сыграл, наверное, партий пятьдесят, с Ароняном партий пятнадцать, а с Карлсеном встречались пока очень мало, только на Мемориале Таля.

- В последние годы у вас словно открылось второе дыхание, турнирные успехи пошли в гору, а вместе с ними и заметно повысился ваш рейтинг. С чем это связано, как думаете?

- Не знаю. Может, это связано с тем, что я очень люблю шахматы и мне нравится постоянно работать, совершенствовать свою игру? Конечно, придает сил то, что в семье все хорошо. Майя, жена, рассказала, что накануне моего тай-брейка нашей четырехлетней дочурке Авиталь приснился сон, что папа выиграет.

- Были еще какие-то предзнаменования?

- Было одно. Как вы знаете, я фанат "Барселоны". И когда накануне нашего матча с Пономаревым "Барса" выиграла у киевского "Динамо", я подумал, что это хороший знак. Ведь мой соперник - киевлянин.

Юрий ВАСИЛЬЕВ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ