Газета
18 сентября 2009

18 сентября 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1951 год. Часть третья

"СУДЬЮ ВЫВОДИЛИ С МИЛИЦИЕЙ"

В твердом намерении завершить чемпионат-51 третью главу посвящу исключительно турнирным будням. Поздравим призеров, посочувствуем неудачникам. Небольшие тайм-ауты ("лирические отступления") в случае крайней необходимости возьму. Надеюсь, они внесут небольшое оживление в монотонный ход повествования.

СОРВАННЫЙ СПЕКТАКЛЬ

Матч ЦДСА с динамовцами Тбилиси стал на промежуточном финише кульминационным. Хозяева переиграли армейцев, победили заслуженно (2:0) и в трех шагах от турнирного экватора получили реальный шанс завершить первую половину дистанции в "желтой майке" лидера и с прекрасными перспективами на будущее. Случилось, однако, непредвиденное. Лидер в оставшихся матчах набрал всего два очка, попал под горячую руку "Шахтера" (0:4) и позволил включившим предельную скорость армейцам обойти себя "на грудь".

Тбилисцы все же настигли чемпионов: после 17 туров у обеих команд по 26 очков. Многомиллионная аудитория замерла в предвкушении увлекательного, остросюжетного зрелища с непредсказуемым финалом - наподобие тех, что ставили во второй половине 40-х лучшие советские "режиссеры" Аркадьев и Якушин.

Увы. По вине грузинской "труппы" спектакль был сорван. Начались злоключения со встречи с московским "Динамо", которому южане вновь уступили. В одиннадцатый раз подряд с общим счетом 10:35! Как такое могло случиться во взаимоотношениях превосходных, примерно равных по классу команд? В 51-м тбилисцы были, пожалуй, сильнее, но оба матча проиграли с одинаковым счетом 0:2. Есть в спорте понятие - неудобный соперник. Вот вам еще один наглядный тому пример. "Если одеть москвичей в форму другой команды, наши их обыграют", - горько шутили тбилисские болельщики. Долю истины шутка содержала.

Если причина очередной неудачи из области психологии, то проигрыш в Горьком сколь-нибудь внятному объяснению не поддавался. Горьковчане безнадежно осели на дне, смирились с не сложившейся судьбой и щедро раздаривали очки всем желающим. Желающих собралось много, очередь выстроилась длиннющая. Как только дошло до тбилисцев, волжане ни с того ни с сего оскалились - 2:1.

РЕКОРДЫ АРКАДЬЕВА И ЕГО "ЛЕЙТЕНАНТОВ"

ЦДСА получил весомый шанс снять вопрос о победителе первенства чуть ли не в середине второго круга. От каверз судьбы никто не застрахован. На небольшом отрезке, не скажу - безукоризненно ровном (такие у нас не водились), во всяком случае, без рытвин и ухабов, ЦДСА споткнулся трижды: две ничьи и проигрыш. Это диспетчеры ему "услужили": назначили встречу с ВМС на последнее воскресенье июля - День Военно-морского флота.

С утра до поздней ночи произносились торжественные речи, славились сила и мощь советского флота. Народные гулянья, музыка, песни и пляски, многозалповый разноцветный салют. Ну никак не могли армейцы испортить праздник морякам! Присоединились к поздравлениям и преподнесли утопающей команде шикарный подарок - два полновесных очка.

Вздремнувшая было интрига оживилась, протерла глазки и перед повторной встречей лидеров (грузины все еще находились в головной группе) взбудоражила общественность. В случае победы тбилисцев очковое преимущество ЦДСА за несколько туров до финиша сводилось к минимуму.

Гости заметно нервничали. Сначала забили Никанорову, потом себе. Еще два гола организовали сами армейцы - 3:1.

В следующем туре ЦДСА выиграл, конкурент проиграл, и чемпион определился досрочно. "Лейтенанты" под началом Бориса Аркадьева установили потрясающий рекорд: пять побед в течение шести лет никому в советской истории не удавались. Пятая оказалась самой убедительной: отрыв от вице-чемпиона составил семь очков. При стоимости победы в два очка - дистанция огромного размера, на тот момент рекордная. Всего же за семь послевоенных лет армейцы пять раз выигрывали первенство, дважды занимали вторые места и трижды владели Кубком! Многократное "Ура-а-а!!!" Борису Аркадьеву и его команде.

В новогоднюю ночь пятикратные чемпионы, несомненно, поднимали бокалы за грядущие победы, не догадываясь, какой "подарок" ожидает их в наступающем 1952 году.

Заняв номер "люкс", ЦДСА с любопытством взирал на происходящее на других этажах турнирной таблицы. И мы вместе с чемпионом понаблюдаем.

ДО СВИДАНЬЯ, БОРИС СОЛОМОНОВИЧ

Беда не приходит одна. После проигрыша армейцам тбилисцы распрощались с мечтой о золотых медалях, неудача же в следующей игре в Москве со "Спартаком" (2:4) могла оставить их вовсе без наград. Тренер сумел привести ребят в чувство: пять очков из шести возможных в трех заключительных играх обеспечили серебро.

Михаил Якушин, как и Аркадьев, без призов и медалей в послевоенную семилетку свои команды не оставлял: два первых места, четыре вторых и третье.

Матч со "Спартаком" стал последним в игровой карьере Бориса Пайчадзе. Ушел из футбола большой Мастер, непревзойденный тактик, дриблер, технарь, бомбардир милостью божьей. Он великолепно ориентировался на местности, чувствовал партнеров затылком, тонко подыгрывал им, не жадничал. Не счесть мячей, забитых с его превосходных, выверенных до миллиметра передач. Человек творческий, импровизатор, он в одиночку ломал закостеневшие тактические схемы. Запутывая сторожей, неожиданно для них смещался на фланге или отходил в тылы, организовывая оттуда наступательные операции. На исходе сезона-39 он сподвиг тренера Михаила Бутусова на эксперимент - игру с переменой мест всей пятерки нападения, - подхваченный позже ведущими советскими тренерами.

Мир из-за ничтожных контактов советских команд с иностранцами Пайчадзе не видел. Не сомневаюсь, он мог занять место центрфорварда во многих ведущих зарубежных клубах.

Игровые достоинства Бориса Соломоновича, помноженные на человеческие, создали Личность, каких в нашем футболе единицы. Пайчадзе на все времена останется спортсменом № 1 Грузии.

НИ ТЕБЕ, НИ МНЕ

За последний комплект наград драчка развернулась нешуточная. Соискатели - "Динамо" московское и, не поверите, "Шахтер" с "Крыльями". Завершив 17 сентября последний матч вничью, "шахтеры" с 34 очками расположились на временно бесхозной третьей ступени и провели десять бессонных ночей: попросят освободить помещение или выдадут ордер? Благодаря "мудро" составленному календарю и переносу матчей (в связи с недельным визитом в августе московского "Динамо" в ГДР) их оппонентам предстояло несколько матчей.

Каждое очко - на вес бронзы. Благо волжанам играть в Ленинграде с "Динамо", динамовцам - с ЦДСА. Ни ленинградцам (болтались где-то в середине), ни тем более армейцам ничего уже не нужно. Тогда почему Водягин забивает Хомичу? Удерживал чемпион этот гол без всякой надобности почти всю игру, до 83-й минуты, пока Карцев не сравнял - 1:1. Случись похожая ситуация лет эдак через 20 - 30 (о более поздних годах и говорить нечего), оформили бы в лучшем виде, без вопросов. Но мы-то с вами в начале 50-х. Оттого и навалился немотивированный чемпион на мотивированное "Динамо", и Демин за две минуты до конца сделал - 2:1. На кой ляд? Нам этого не понять.

Ленинградцы не лучше. Поначалу все шло "по понятиям" (нынешним, естественно): проигрывали к 20-й минуте волжанам 0:2. Вот и хорошо. Дайте людям хоть раз медали в руках подержать, пока Фортуна добрая. Никогда ведь больше не улыбнется (и не улыбнулась). Куда там. Костьми ложились, искры из-под бутс высекали. Один мяч отыграли, второй - 2:2. Ни тебе, ни мне.

Шанс все же оставался. У "Крыльев". Встретились они с "Динамо" в последнем туре. Ничья - в пользу "Шахтера".

Какой смысл делить очки, никому не нужные? "Крылья" с "Динамо" играли честно до конца, очки разделили - 1:1. "Шахтер" на пьедестале устоял.

ВСЛЕД ЗА СОБЫТИЕМ

А мог ведь и Куйбышев его место занять, если бы не… стихия. Матч с "Динамо" ленинградским из второго круга пришлось переигрывать. Сначала встретились согласно расписанию в Северной столице 13 июля. А там "крыша" часто протекает. Вот и в тот день разверзлись хляби небесные. Московский арбитр Вячеслав Моргунов долго крепился. "Матч состоится в любую погоду", - решили раз и надолго родоначальники и от других того же требовали. Даже у нас этому правилу неписаному следовали и на афишах болельщикам напоминали. Так что не получал арбитр инструкции прекращать встречу. Когда же стало невмоготу, остановил ее во втором тайме (волжане вели - 2:1) на свой страх и риск. Физкультначальство, посовещавшись, решило матч переиграть.

Мы привыкли бежать вслед за событием. Ливень в Ленинграде вынудил Комитет отказаться от английской традиции, и через три недели, 3 августа, Николай Романов подписал приказ под номером 674 "Дополнение к правилам игры по футболу".

"Футбольное состязание на первенство СССР по причине неблагоприятной погоды, - говорилось в приказе, - может быть отменено судьей, проводящим игру, в следующих случаях".

Коротко перечислю все пять пунктов, но прежде обращу ваше внимание на замену английского слова "матч" исконно русским "состязание". В те годы иностранная спортивная терминология ("буржуизмы") изгонялась из текстов официальных документов и СМИ. После смерти вождя они робко, осторожненько, бочком возвратятся и будут мирно соседствовать с русскими аналогами.

С НУЛЕВЫМ КПД

Итак, прекратить (или вовсе не начинать) игру волен только судья, если:

1. Дождь, зарядивший до игры, не образумился после ее начала и привел поле в непригодное состояние. Можно подумать, на некоторых советских стадионах и в погожие дни поля были пригодны для игры в футбол.

2. Судья, прежде чем прекратить (или начать) встречу, обязан переждать, но не более получаса. С прекращением дождя, если сочтет нужным, начнет или возобновит игру.

Третий пункт процитирую полностью: "Если вследствие тумана или наступившей темноты от одних ворот не видно других".

Следующий, четвертый пункт, определяет критерии: "Состояние поля… считается непригодным для игры, если оно в большинстве своем покрыто водой или снегом, а также в результате дождя или снега образовалась грязь".

Критерии размыты, как и поля, под воздействием осадков. Грязь при выпадении дождя и снега образовывалась всегда, тем более на полях, лишенных травяного покрова. Какими мерками должен вычислять арбитр уровень грязи, определять границу пригодных условий от непригодных, не сказано.

5. Сорванный или недоигранный матч должен состояться на следующий день в случае благоприятного прогноза метеослужбы (нашли кому верить). При неблагоприятном - на неопределенный срок.

Эффективность приказа близка к нулю. При советской власти в последующие 40 лет сработал он один раз и не в полном объеме.

19 августа 1952 года хлынувший на Москву ливень (однокруговой чемпионат проводился в столице) сорвал два матча. Их при благоприятном прогнозе должны были перенести на следующий день: коль скоро 20 августа в футбол в Москве играли, погода позволяла. Однако пятый пункт забуксовал: одну встречу провели через четыре дня, другую - через два с половиной месяца и в другом городе.

С тех пор только в сильнейшей группе состоялось более десяти тысяч игр. Счет матчам, сыгранным по щиколотку в грязи, на покрытых огромными лужами, снегом и коркой льда полях ведется на сотни. Но ни один из-за погодных условий не прервали. В российской "вышке" однажды прекратили и сыграли заново. Не так давно - в Раменском.

Возвращаясь в год 51-й, еще раз посочувствуем куйбышевским "Крыльям". Сохрани Моргунов 13 июля верность английской традиции, глядишь, удержали бы "Крылышки" победный счет и взлетели на пьедестал. Не судьба. Единственный в СССР случай, когда в распределение медалей вмешалась погода.

ЦЕЛЬ ОПРАВДЫВАЕТ СРЕДСТВА

С медалистами разобрались. А внизу борьба развернулась серьезная, мужская. Бились в кровь. Горьковчане в потасовке не участвовали. Они задолго до этого взяли "самоотвод" и за происходящим равнодушно взирали со стороны, тихо и мирно ожидая, когда и чем все это кончится.

За спасительные места, расталкивая друг друга, бились пять команд. Средства для достижения цели использовали разнообразные. Не получалось на поле - строчили протесты: авось уважат.

Протестовали в 51-м часто, 12 раз. По поводу и без. Официальным поводом могло служить лишь время, недоигранное или переигранное арбитром.

Жалоба тбилисского "Спартака" после проигрыша 30 июля у себя дома "Зениту" (1:2) на эстонского судью Валдо Калевисте - легитимна. По мнению тренера Андро Жордания, вместо 2 минут 50 секунд прибавил арбитр одну минуту.

О разбирательстве протеста расскажу подробнее, потому как нашел прелюбопытнейшие документы (ГАРФ. Фонд 7576, опись 13, дело 118 и из того же фонда опись 1, дело 832). Позволят они заглянуть за кулисы, понаблюдать, какие вовлекались силы для разрешения обычных бытовых футбольных споров.

Собиралась апелляционная комиссия дважды - 17 августа без представителей тбилисской команды и 22 августа с участием обеих заинтересованных сторон, арбитров, председателя Секции футбола Валентина Гранаткина и других лиц.

Тбилисцы помимо недоигранного времени упрекали судью в необъективности, в неназначении в сторону "Зенита" пенальти и прочих грехах.

Калевисте в ходе разбирательства и в объяснительной записке обвинения отмел: пенальти не назначил, так как мяч случайно попал в руку. "При подаче углового сбили вратаря "Зенита" Леонида Иванова, - рассказывал эстонец. - Иванов лежал на земле… Я побежал на место, где лежал вратарь. Там игроки "Спартака" били по ногам игроков "Зенита". Иванов лежал 1 минуту 50 секунд. Это время я добавил".

Арбитр пожаловался на линейных, тбилисцев Гаврилова и Акобашвили: "На некоторые отмашки помощников я свистка не давал, так как эти отмашки были в одну сторону, то есть в сторону команды "Зенит".

Практика в те годы распространенная. В целях экономии народных средств помощь главному оказывали "махалы" из местной судейской коллегии. Подавить болельщицкие чувства при исполнении обязанностей удавалось им не всегда. Поведением боковых судей в Тбилиси возмущались и игроки "Зенита". А защитник Гартвиг, деятель известный, ударил мячом в Гаврилова. Калевисте оставил хулиганский поступок безнаказанным. При разборе полетов дисквалифицировали Гартвига до конца сезона условно, в очередной раз проявив гуманность советского правосудия.

Стадион клокотал во время игры и после.

Гранаткин: "Игра проходила в ненормальных условиях, зрители вели себя нетактично. Судью выводили с милицией".

Калевисте: "Когда я уходил с поля, бросали на меня камнями. В течение двух часов я вынужден был находиться в судейской комнате под охраной милиции, после этого милиционерами был доставлен в аэропорт".

Под эскортом стражей порядка после двухчасового заточения в раздевалке покинули стадион и ленинградцы.

На обоих заседаниях протест "Спартака" отклонили. История, однако, имела продолжение.

В ВЫСШИЙ СУД

Обиженные судьбой в поисках справедливости обращали взоры наверх. Верили и надеялись - царь-батюшка рассудит. Не добившись желаемого, шли дальше, в последнюю инстанцию: "Помоги, Господи!"

В 17-м царя сбросили, затем взялись за создателя. Теперь уже новые царьки с партбилетами распоряжались судьбами народа и отдельных граждан. К ним-то, поняв, что от футбольных деятелей ничего путного не добиться, обратились с просьбой о помощи тренер Жордания и инструктор Тбилисского городского комитета партии Петриашвили. Конкретнее - к одному из них, наделенному огромной властью Лаврентию Берия, заместителю товарища Сталина по линии Совета Министров.

В письме подробно изложена версия тбилисской стороны. Виноваты все: игроки "Зенита" грубили, Калевисте грубость не пресекал, судил безобразно, предвзято, недоиграл около трех минут, а нехорошие люди из Отдела футбола наших футболистов и судей, Гаврилова с Акобашвили, обидели, протест отклонили. Николай Романов их поддержал... Если может кто помочь, восстановить справедливость, так только вы, Лаврентий Павлович. Таков общий смысл прошения. Два заключительных абзаца выражены в такой вот словесной оболочке:

"...Отдел футбола и просмотровая комиссия Всесоюзного комитета... проявили и проявляют тенденциозность и заинтересованность в явно обоснованном протесте.

Считаем совершенно неправильным решение просмотровой комиссии и отношение Отдела футбола Всесоюзного комитета, просим Вас помочь в удовлетворении вполне справедливого нашего протеста".

Письмо отравлено 20 августа, на второй день после первого отказа. Адресат отреагировал оперативно. 22 августа он оставил на челобитной автограф: "Тов. Романову Н.Н. Заинтересуйтесь. Л. Берия".

Ниже - приписка: "Андрианову. Необходимо срочно закончить разбор и внести на заседание Комитета".

Мне довелось читать множество документов, подписанных вождями. Сталин, Маленков, Молотов, Суслов и их соратники пользовались карандашами - синим, красным, простым... Только Берия - золотым пером паркеровской авторучки, начиненной красными чернилами. Страсть как любил цвет крови.

ПРОНЕСЛО

Романов, как было ему велено, "заинтересовался". Он давно был в курсе, с решением Секции согласился и официально его утвердил. На мгновенно созванном, согласно распоряжению Берия, повторном заседании Комитета своего отношения к делу не изменил и высказал его в письме Лаврентию Павловичу. Опустив вступительную часть, процитирую ответ и.о. председателя физкультурного комитета с небольшими сокращениями:

"1. Судья т. Калевисте провел игру в установленное правилами время и никаких нарушений по этому поводу не было...

3. В ходе разбора заявления выяснилось, что в связи с тем, что результат матча был все время в пользу команды "Зенит", игра приняла грубый характер со стороны футболистов команды "Спартак"...

Судья т. Калевисте не принял нужных мер к пресечению грубой игры со стороны отдельных футболистов, на что ему указано Комитетом.

Комитет вновь рассмотрел протест руководителей команды "Спартак", считает его совершенно необоснованным и утвердил решение Всесоюзной футбольной Секции об отклонении протеста".

Не могу не восхититься гражданским да и просто человеческим мужеством Николая Романова. Не подыграл он жалобщикам, рассказал Берия все, как было. Более того, обвинил тбилисских футболистов в грубости, а судью в непринятии к ним строгих мер.

Не это главное. На требовательный окрик - немедленно разобраться и доложить - отреагировал с большим опозданием, через 27 дней (18 сентября), хотя давно во всем разобрался. Умышленно тянул время, рискуя навлечь на себя гнев громовержца? Не знаю. Как бы то ни было, в тот день, когда отчитывался перед зампредом, тбилисский "Спартак" дела свои "земные" завершил. После опротестованного матча с "Зенитом" проиграл он пять календарных встреч из шести, основательно окопался в зоне вылета без шанса ее покинуть, даже если бы протест удовлетворили.

Случай для Романова, человека осторожного, дорожившего своим положением, занимаемой должностью, не характерен. То, как и в какие сроки выполнил он задание партийного вельможи, могло прервать его карьеру. Пронесло.

НА ДНО ПОШЛИ... МОРЯКИ

Тбилисский "Спартак" оказался вне игры, и вакантное место на выход из класса "А" осталось одно - 13-е. Претендентов четыре: "Даугава" и три московские команды - ВВС, ВМС, "Торпедо".

Рижане выкарабкались самостоятельно, а москвичи определяли третьего лишнего в междоусобных схватках. Автозаводцы, проиграв морякам (1:2), почувствовали смрадное дыхание женщины с косой. Оказавшись у края могилы, обратились в "Скорую помощь". Заявку оформили сразу после игры в протоколе: "Торпедо" опротестовывает игру, так как в первом тайме она была прервана на 33 минуты из-за поломки боковой штанги. Это нарушило нормальный ход игры". (С осени 50-го комплекты протоколов союзного первенства и Кубка чудесным образом за небольшим исключением сохранились и находятся в ГАРФ. С наиболее интересными выписками постараюсь при случае вас ознакомить.) Это был самый чудной протест в истории советского футбола. Хорошо, не начудили и физкультработники, благоразумно его отклонив.

Через четыре дня летчики встретились с ВМС. Обе команды завершали турнир. Победив (3:2), "сталинские соколы" вывели машину из пике, а матросы провели сутки в тревожном ожидании. На следующий день их судьба решалась во встрече "Спартака" с "Торпедо". Автозаводцы выиграли и вышли сухими из воды, на дно пошли… моряки.

Много лет спустя, в перестройку, известный в стране журналист утверждал, будто перед началом игры капитан "Торпедо" Августин Гомес зашел в спартаковскую раздевалку и попросил "не биться до последнего". В ответ - гробовое молчание.

Молчание - знак согласия? Видимо, в этом уверился журналист. Быть свидетелем описанной сцены он не мог. Смотрел игру с трибуны и ему показалось, что "спартаковцы не бились до последнего".

Вспоминал он о том матче во второй половине 80-х, во времена разгула "странных" (слово "договорных" нынешнее футбольное начальство произносить не рекомендует) игр. Вот тогда кое у кого и возникло страстное желание доказать, что грешили в нашем футболе всегда. Примеры приводили не те, что упомянуты сегодня мною - когда сытые и довольные жизнью не желали делиться куском хлеба с голодными, - а высосанные из пальца. Постараюсь обосновать несостоятельность его обвинения.

1. У "Спартака" сезон не сложился (причины изложу в итоговой главе), проигрывал он часто - 10 раз. В шести случаях - нижестоящим. Тому же "Торпедо" уступил и в первом круге, и нет ничего странного, а тем более подозрительного, в том, что проиграл и во втором.

2. Если предположить, что существовал сговор, "Спартаку" вовсе не обязательно было проигрывать: взаимовыгодный вариант - ничья. Автозаводцам гарантировала она место в классе "А": при равенстве очков они превосходили ВМС по коэффициенту - соотношению мячей. А "Спартак" нагонял главного конкурента - "Динамо".

О домыслах журналиста я расспрашивал лет пятнадцать тому назад Никиту Симоняна, участника той встречи. О реакции Никиты Павловича, человека исключительной порядочности, умолчу.

В целом задача освещения чемпионата-51 решена. Увлечение частностями сделало бы ее неразрешимой. Прерывать рассказ каждый раз приходится волевым усилием. Чемпионат окончен, сезон продолжается. Впереди - Кубок и международные встречи. Такие коленца выкинут, что Гиннесс, собиратель редкостей, слюной истечет.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...