Газета
23 мая 2009

23 мая 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1949 год. Часть пятая

Мечта советских руководителей о проведении массовых футбольных турниров, проваленная в 1948 году, свершилась в следующем, 49-м: частично в чемпионате, в полном объеме в розыгрыше Кубка.

МАССОВЫЙ ЗАБЕГ

Право участвовать в нем предоставлялось всем желающим командам спортивных обществ и ведомств на территории огромного государства, а также коллективам фабрик, учреждений, колхозов, МТС, учебных заведений. Для этого им следовало составить заявку и своевременно, до 15 мая, подать ее по месту обитания - в городской или областной комитет физкультуры.

"Соревнования на розыгрыш Кубка СССР по футболу в 1949 г. имеют целью дальнейшее развитие массового футбола в стране и выявление лучших футбольных команд Советского Союза", - не без гордости писал автор Положения о кубковом турнире, допустив при этом в последней части предложения грубую ошибку: лучшие команды страны выявляли чемпионаты СССР.

Количество привлеченных к соревнованиям участников учету не поддавалось - сами организаторы точное число назвать не могли. В разных источниках в разное время численность массового забега колебалась от 8,5 тысячи до "свыше девяти тысяч". Данные, опубликованные в справочнике 1965 года (7860), впоследствии не были опровергнуты и вызывают большее доверие, но в абсолютной точности не убеждают. Вряд ли возможно их проверить.

И это грандиозное число превышалось в последующие годы неоднократно, а к середине 50-х возросло в 2,5 раза! Причем каждая из команд, как утверждало начальство, "имеет шанс наравне с коллективами мастеров бороться за обладание кубком". Шанс, надо сказать, призрачный, теоретический, что ход турнира и подтвердил.

РАЗДЕЛЬНЫЙ СТАРТ

На местах приняли старт в мае. Получился он по вине организаторов раздельным. На что обратила внимание 28 мая передовица "Советского спорта". В числе отстающих назвала комитеты физкультуры Саратовской, Брянской, Рязанской областей и поименно их руководителей. Плохой пример подала им столица: "Не торопятся с началом соревнований и в Московском городском комитете физкультуры, - возмущалась газета. - Футболисты столицы еще не сыграли ни одного матча, хотя срок проведения игр уже давно наступил".

Следующая фраза в контексте того сурового времени звучала угрожающе: "Масштабы соревнования таковы, что всякое ненужное промедление, всякая затяжка со сроками может отозваться самыми неожиданными и неприятными последствиями".

Участники кубковых турниров в отличие от одноклеточных делением сокращаются, на каждом этапе - вдвое. Процесс в отдельных случаях проходил болезненно: по условиям соревнований в случае ничейного результата в основное и дополнительное время матч переигрывался на следующий день. Если и повторная игра не выявляла победителя, соперники встречались через день. И так далее. Три удлиненных матча в течение четырех суток - испытание жесточайшее.

Осенью, когда включились мастера второй, а затем и первой группы, контуры турнира обозначились четче и стали доступны любителям даже со средним футбольным интеллектом.

Согласно Положению, в Москве должен был состояться заключительный, финальный матч. В реальности, в целях экономии денежных средств, в столицу перенесли все игры, начиная с 1/8 финала, за исключением встречи ростовского "Динамо" с бакинским "Нефтяником". Состоялась она на берегах Дона. Резон, имею в виду финансовый, очевиден. Гонять две южные команды за тысячи километров в Москву, чтобы одна из них тут же совершила обратный путь, накладно. От Баку до Ростова дорога значительно короче. К тому же "нефтяники" победили, продолжили путь в Москву, избавив хозяев от дорожных хлопот и транспортных расходов.

"ПОКАЗАТЕЛЬНЫЕ ВЫСТУПЛЕНИЯ"

14 команд первой группы вступили с 1/16 финала. Остальные четыре - на предыдущей стадии. В опубликованную здесь сетку все результаты 1/32 финала, чтобы сэкономить место, не включил, но вас в неведении относительно судьбы четверки первогруппников не оставлю. Для троих - судьбы печальной.

Московские железнодорожники уступили ленинградским офицерам - 0:1, не сумела разгрызть крепкий орехово-зуевский орешек команда Василия Сталина - 1:1, 0:2. Рижская "Даугава" проиграла в городе, носившем имя члена Политбюро Молотова (ныне Пермь), - 1:3. Только куйбышевцы с натугой обыграли офицеров ташкентских - 2:1.

Осуществилась еще одна давняя мечта больших начальников - организовать после окончания сезона в футбольной провинции показательные выступления команд-мастеров. Расширенный формат кубкового турнира позволил реализовать и эту задумку. До восьмой части финала команды первой группы выезжали на периферию, однако показательными эти матчи не назовешь. Кто кому и что показал, судя по результатам, вопрос большой.

Элита в первых столкновениях с младшими по рангу потеряла едва ли не половину наличного состава. Помимо четырех названных сорвались в пропасть в начале восхождения динамовцы Ленинграда, Минска, Еревана и "Шахтер". Пришлось попотеть тбилисцам - не хватило им полутора часов, киевляне и сталинградцы одолели "провинциалов" со второй попытки.

Со временем все стало на свои места. Не уследили только за херсонским "Спартаком", прошмыгнувшим, подобно безбилетникам на трибуны, в четвертьфинал. Обнаружил их "Спартак" московский и, выражаясь интеллигентно, показал на дверь - 7:1.

В полуфинале собрался сильнейший советский квартет по итогам недавно завершившегося чемпионата - четыре столичные команды. Кубку вновь продлили московскую прописку.

Одному столичному междусобойчику уделю особое внимание - весомый повод имеется. Но прежде, только с вашего позволения, выделю две игры.

Московское "Динамо" взяло за правило в чемпионские годы забивать в отдельных матчах по десять мячей. В 45-м прошлось катком по своим землякам - "Крыльям" (10:0) и ненашему "Кардиффу" (10:1), в 49-м - "шахтерам" (10:1). Этого оказалось мало - и уже в Кубке расплющило "металлургов" - 10:0. Причем первый гол чемпион забил лишь на 30-й минуте, после чего голы посыпались в сети, как переспелые осенние яблоки: до конца тайма счет возрос до 6:0. Шесть мячей в течение четверти часа в турнирах такого ранга - случай если не единственный, то крайне редкий.

ДО СВИДАНИЯ, ГРИГОРИЙ ИВАНОВИЧ

На этой стадии вице-чемпиону, ЦДКА, пришлось изрядно потрудиться, чтобы преодолеть харьковский барьер. Упоминаю о ничем не примечательной встрече потому только, что последний гол в своем прощальном сезоне забил Великий футболист и безукоризненной порядочности человек, лучший, пожалуй, игрок довоенной поры и один из истории отечественного футбола - Григорий Федотов.

Посвящали мы ему в "Летописи" немало места (меньше, чем хотелось бы), описывали выдающиеся его качества. Повторяться сегодня не буду, отмечу главное - дар Божий. Говорят, гений - это один процент таланта и 99 процентов труда. Доля истины в этом утверждении (приписывается разным авторам) есть, меня смущают пропорции. У Григория Ивановича соотношение иное. В подтверждение приведу слова Бориса Аркадьева. Он знал Федотова, как никто другой, с младых ногтей: "Когда 17-летним парнем Григорий был взят в московский "Металлург", он по существу все умел. В его игре не было "белых мест". Его нужно было лишь ввести в состав команды и дать тактическую настройку соответственно месту, на которое его ставили".

Огромное трудолюбие, отмеченное тренером и партнерами форварда (одних ударов по воротам сразу после тяжелейших аркадьевских тренировок производил свыше полутораста), разве что совершенствовало, доводило до блеска заложенный в него Господом талант.

Из-за полученной в 1940 году травмы, так и не залеченной (к ней усердные костоломы добавляли новые), Федотов часто лечился, пропустил множество календарных матчей (сыграл в послевоенные годы чуть больше шестидесяти процентов), сменил манеру игры, часто отходил назад, больше подыгрывал партнерам, особенно выдвинутому на острие, жадному до гола Боброву. При этом снайперских качеств не утратил, личное оружие по возможности пускал в ход довольно успешно: забил около девяти десятков мячей в 128 играх.

И в последнем чемпионате замученный травмами Федотов выделялся в созвездии армейских форвардов. 14 июля 1949 года "Комсомолка" писала о нем: "В этом сезоне он играет как в лучшие свои годы. Зрителей покоряет не только виртуозная техника талантливого спортсмена, но и его организаторская роль на поле. Федотов не только лидер нападения, это душа всей команды".

Заметьте, большого мастера назвали всего лишь талантливым - высшая для того времени оценка. Слово "великий", сегодня им щедро одаривают посредственностей в сравнении с мастерами масштаба федотовского, предназначалось тогда одному человеку.

ПОСЛЕДНИЕ ГОЛЫ МАСТЕРА

Завершал 33-летний футболист карьеру на высокой ноте, став самым результативным игроком армейского клуба и в 49-м, и за всю его историю. Выходя на поле, Федотов умел отключаться от постоянно напоминающей о себе старой травмы, самозабвенно предавался игре от первой до последней минуты. Нередко забивал решающие, победные голы под занавес. Так было во встрече со сталинградцами, выигранной армейцами со счетом 2:1. Оба гола забил их лучший форвард, второй - на последней, 90-й минуте. Его точный удар в концовке игры с харьковчанами принес ЦДКА очередные два очка.

11 июня он сделал свой последний хет-трик в чемпионатах, став по этому показателю рекордсменом СССР, а 16 августа во встрече с ленинградским "Динамо" подвел итог своим голам в первенстве. Любопытно, что первый мяч в союзных чемпионатах Григорий Федотов, тогда игрок "Металлурга", забил 19 августа. Отметить двенадцатую годовщину день в день армейскому бомбардиру не удалось из-за "невнимательности" составителей календаря, не назначивших на этот день игру с участием ЦДКА. Пришлось забивать прощальный гол за три дня до памятного события. А последний гол в составе ЦДКА Федотов забил 23 октября в кубковой игре харьковскому "Локомотиву". По системе "гол+пас" набрал он два очка. Последний, решающий мяч отправил в ворота харьковчан в дополнительные полчаса - 3:2.

ПЫЛАЮЩИЙ ОГОНЬ СТРАСТЕЙ

Попрощавшись с Григорием Ивановичем, приступаю к самому волнительному во все времена московскому дерби "Динамо" - "Спартак". Как и в последнем матче первенства (подробно описан в прошлый раз), огонь спортивной борьбы полыхал на протяжении двух дней.

30 октября начал Никита Симонян. Недавний его одноклубник Иван Конов ответил двумя. За несколько секунд до конца Сальников счет, не изменившийся в дополнительные тридцать минут, сравнял. На следующий день вновь запевалой выступил Симонян. И опять Конов нейтрализовал преимущество "Спартака", а Семичастный вывел чемпиона в финал. Шесть мячей из семи забили спартаковцы - действующие и бывший. Конов белый хлеб с черной икрой ел в "Динамо" не зря: стал в 49-м лучшим бомбардиром команды в чемпионате и в Кубке.

Не угасал в течение трех с половиной часов и пылающий ярким пламенем костер страстей. Стал он предметом разбирательств на больших, не видимых простым гражданам высотах.

Не попавшие на стадион были не в курсе. Судя по газетным отчетам, ничего особенного в эти два дня не произошло. Одни сосредоточились исключительно на ходе обеих игр, другие отметили их грубый характер и неуверенное судейство, третьи обвинили в грубости только динамовскую команду: "Следует отметить, что судья Дмитриев в таком ответственном матче допустил много ошибок, не пресек грубости, которой особенно отличались динамовцы".

Кто-то назвал футболистов поименно: "К сожалению, некоторые динамовцы, в том числе и их капитан Л. Соловьев, часто допускали грубость. Однако судья Дмитриев не призвал этих игроков к порядку". И еще : "Савдунин, а за ним Конов прибегают к недозволенным приемам при явном попустительстве судьи Дмитриева".

Анатолий Тарасов в "Советском спорте" (01.11.49) писал: "За быстро меняющейся обстановкой на поле не всегда успевает следить судья Дмитриев. Не раз он ошибочно останавливает игру...

Интересная встреча как в первый, так и во второй день была омрачена грубостью отдельных футболистов".

Ни судью в предвзятости Тарасов не обвинил, ни одну из команд или футболистов, нарушавших правила, не назвал. Разве что в самом конце отметил форварда "Динамо": "Особенно недисциплинированно вел себя в первый день на поле В. Савдунин".

В ВЫСШИЙ СУД

Что происходило на самом деле, столичные болельщики, оставшиеся "вне игры", могли узнать от очевидцев в разной интерпретации в зависимости от клубных симпатий. Кое-кто из спартаковских поклонников и правдолюбцев обратился в высший суд. Для верующих - это Господь Бог, для атеистов страны советской - Иосиф Сталин.

А. Хаханов, коммунист, политработник запаса Советской армии, начал за здравие: "Созданный под Вашим руководством советский стиль спортивной техники (вот, оказывается, чем еще вождь занимался! - Прим. "СЭ") превзошел во многом спорт капиталистических стран. За замечательные спортивные успехи мы завоевали любовь и уважение трудящихся всего мира".

Кончил за упокой. Настучал на судью ("Дмитриев судил плохо"), чемпиона ("Динамо" играло грубо") и его футболистов: "В первой игре, 30 октября, Савдунин ударил Сеглина... 31 октября Конов ударил вратаря Чернышева. Тот, пролежав пять минут, вынужден был покинуть поле".

В заключительных строках автор, зная о необычайной занятости товарища Сталина делами государственными, просит его изыскать время, чтобы провести расследование по изложенным в письме фактам : "Я отвечаю за то, что пишу, и прошу Вас вмешаться и отменить эту игру и принять меры к оздоровлению ведущих команд по футболу".

Не знал, видимо, политработник, что вождь и учитель заботился о здоровье народа в целом, а не отдельных коллективов, тем более индивидуумов.

"РАЗОБРАТЬСЯ И ДОЛОЖИТЬ"

Письмо Хаханова и его единомышленников переправили заместителю Сталина Георгию Маленкову, тот - Михаилу Суслову, а главный идеолог озадачил своих подчиненных из Отдела пропаганды и агитации ВКП(б) К. Калашникова и А. Сушкова: "Разобраться и доложить". Разбирались долго, более трех недель. Доложили через голову начальника - Георгию Максимильяновичу Маленкову. Документ, уже процитированный, и письмо дуэта идеологов пролежали и продолжают покоиться вот уже шестьдесят лет в бывшем партийном архиве (ныне РГАСПИ) в фонде 17, описи 132, деле 265. Предоставляю вам возможность ознакомиться с письмом пропагандистов в несколько урезанном виде:

"В поступивших за последнее время письмах на имя товарища Сталина И.В. от т.т. Дубровицкого и Хаханова и в аппарат ЦК ВКП(б) от т.т. Анисимова, Винского, Антонова и Голуб обвиняется председатель Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР т. Аполлонов в покровительстве футбольной команде "Динамо", что создает нездоровые отношения между футбольными командами и добровольными обществами. Авторы этих писем предлагают отменить полуфинальную игру на Кубок СССР по футболу между командами "Динамо" - "Спартак", как неправильно проведенную, и отстранить от судейства футбольных игр судью Дмитриева, дискредитировавшего себя в глазах московских любителей футбола.

Как показала проверка, многие из поступивших писем носят тенденциозный характер. В них нередко выступают болельщики команд "Спартака", ЦДКА и других, которые в этом сезоне не сумели завоевать первого места по футболу. В данных письмах принижаются спортивные качества дружного, волевого футбольного коллектива команды московского "Динамо", широко известного как в СССР, так и за границей, сумевшего в этом году в трудной спортивной борьбе завоевать почетное звание чемпиона страны по футболу.

Однако настроения зрителей на стадионе во время матчей с участием команды "Динамо" и многочисленные письма с жалобами на грубость игроков этой команды свидетельствуют о том, что среди части советской спортивной общественности и любителей футбола команда "Динамо" авторитетом и любовью не пользуется.

Это в известной степени объясняется неправильным отношением к проступкам футболистов команды "Динамо" со стороны т. Аполлонова и переманиванием в данную команду сильных игроков из других команд (Конова, Саная, Иванова). Тов. Аполлонов нередко единолично решает многие вопросы, связанные с розыгрышем первенства СССР, Кубка СССР по футболу, часто игнорирует общественное мнение, не скрывая своих симпатий к команде "Динамо". Так, например, 30 октября с.г. на полуфинальной игре между командами "Спартака" и "Динамо" центр нападения "Динамо" т. Савдунин умышленно ударил в лицо игрока команды "Спартак" т. Сеглина. В тот же день дисциплинарная комиссия Комитета физкультуры и судейская коллегия по футболу, рассмотрев этот факт, постановили т. Савдунина к последующим играм не допускать. На следующий день на заседании заместителей председателя Комитета т.т. Романов, Вересков и Вершинский высказались за утверждение этого решения. Выслушав замечания своих заместителей т. Аполлонов демонстративно дал распоряжение игрока Савдунина к игре допустить, заявив при этом: "А вы можете на меня жаловаться".

Считаем, что факты, указанные в письмах, поступивших в ЦК о покровительственном отношении к команде "Динамо" со стороны т. Аполлонова, соответствуют действительности, а необъективный подход т. Аполлонова к оценке неправильного поведения футболистов "Динамо" ведет к дискредитации этой команды.

Соответствует действительности и тот факт, что судьи по футболу т. т. Латышев и Дмитриев во время матчей с участием команд ЦДКА и особенно "Динамо" часто бывают необъективными. Получая в Комитете по делам физкультуры заработную плату как государственные судьи по футболу и зная преклонение Аполлонова перед командой "Динамо", тт. Дмитриев и Латышев часто допускают снисхождение к игрокам этой команды. Во время беседы в Отделе пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) т. т. Латышев и Савин (начальник Отдела футбола) заявили, что определенная моральная зависимость судей от Комитета могла привести к необъективным решениям.

Требование, высказанное в письмах об отмене полуфинального матча между командами "Спартака" и "Динамо", считаем неправильным, так как в этом матче, который продолжался два дня, в острой спортивной борьбе законно выиграла команда "Динамо".

Считали бы целесообразным указать т. Аполлонову на необъективный подход к решению вопроса о наказании футболиста т. Савдунина и на игнорирование мнения общественности по этому вопросу.

Обязать т. Аполлонова пересмотреть свое решение о т. Савдунине, допустившем хулиганский поступок на спортивном соревновании.

Судью т. Дмитриева, дискредитировавшего себя в глазах широкой общественности и любителей футбола, лишить права судить ответственные матчи в г. Москве в течение года..."

В старании быть объективными агитаторы переусердствовали. Латышев, даже если он и признался, обвинений в предвзятости не заслуживал.

"Пересмотреть свое решение о т. Савдунине" товарищ Аполлонов не мог, даже если бы очень захотел: письмо Маленкову отправлено 19 ноября, через полмесяца после финала, в котором Савдунин сыграть успел. Ему-то, финалу, и посвящу оставшуюся на полосе площадь.

НА ЮБИЛЕЙНОЙ ВАХТЕ

В 1949 году Московскому автозаводу имени Сталина исполнилось 25 лет. Рабочие завода готовились отметить славный юбилей новыми трудовыми успехами. "Стахановцы, - писали газеты, - давали торжественные обязательства работать еще лучше, добиваться еще более высоких показателей".

Охвачены большим трудовым подъемом оформленные на автозаводе футболисты "Торпедо". Чем же они могли порадовать юбиляра? Четвертое место в чемпионате, довольно высокое для рабочей команды, на достойный подарок по столь торжественному поводу не тянуло. Оставалось презентовать хрустальный в серебре кубок. "На собрании команды, - рассказывал корреспонденту журнала "Огонек" торпедовский капитан Александр Пономарев, - мы решили приложить все усилия к тому, чтобы встретить праздник победой в розыгрыше Кубка СССР.

Весть об этом вскоре разнеслась по всему заводу, облетела все цеха. Тысячи токарей и слесарей, сборщиков и контролеров, инженеров и техников узнали о нашем намерении".

Не пытайтесь уловить в моих словах иронию, а в рассказе капитана - фальшь. Автозавод и его футбольная команда были едины, жили одной жизнью, общими интересами. Заводское начальство поддерживало игроков материально, весь коллектив - морально. Тренер с футболистами на общих собраниях брали обязательства, отчитывались, выслушивали в зависимости от результатов хвалу и хулу.

Торпедовцы, дав обещание, взвалили на себя груз тяжеленный, поначалу казавшийся неподъемным. В равной игре лишь в дополнительное время забили гол в куйбышевские ворота. В поединке с 14-й командой, "нефтяниками" из Баку, ходили по краю пропасти - 0:2 к середине второго тайма. Усилиями братьев Пономаревых счет сравнялся, а Нечаев вывел друзей в полуфинал. Чтобы сдержать данное коллективу слово, оставалось ни много ни мало обыграть две лучшие советские команды послевоенных лет - ЦДКА и "Динамо".

Опыт кубковых сражений с армейцами, довольно успешный, накопился: в трех подряд встречах во второй половине 40-х одержаны две победы при одном поражении и разности мячей 6-3. Выигранный в 49-м полуфинал (2:1) баланс улучшил.

ДАЛ СЛОВО - ДЕРЖИ

Три оставшиеся до финала дня команда провела вдали от любопытных глаз, на заводской даче в 42 километрах от Москвы. Изолированные от мира футболисты походили на беспечных курортников: наслаждались деревенской тишиной, дышали чистым воздухом, гуляли по лесу, организовали бильярдный турнир, устраивали импровизированные концерты с аккордеоном, сольным и хоровым пением.

Тренер Константин Квашнин освободил объевшихся футболом ребят от тяжелых физических нагрузок. Понимая, что его подопечные уступают чемпионам по многим футбольным предметам, сделал ставку на тактику. Тщательно подготовил план на игру в надежде перехитрить самого Якушина.

Квашнин оттянул правого полусреднего Ефимова назад. Тяготевшему к оборонительной работе Леониду Соловьеву (он отвечал за Ефимова) пришлось играть далеко от своих ворот. Левого инсайда Нечаева выдвинул на передний край, сковав тем самым действия конструктивного атакующего динамовского хава Блинкова. Таким образом тренер пытался перекрыть кислород нападающим "Динамо". Поменял Квашнин местами крайних форвардов: Сочнева отправил на левый фланг, Виктора Пономарева - на правый, вынудив тем самым динамовских беков Петрова и Иванова действовать на непривычных позициях. Классическому дубль-ве Квашнин противопоставил неведомую тогда систему 1+3+3+4.

Торпедовцы играли самоотверженно, ложились костьми. Пропустив гол, не дрогнули, продолжали гнуть свою линию, и намеченный план сработал. Главные фигуранты тренерского замысла и решили участь этого матча. За семь минут до конца первого тайма Нечаев счет сравнял, за семь минут до конца встречи Виктор Пономарев с подачи брата Александра привел в неописуемый восторг рабочую часть аудитории.

ТОРПЕДО - ДИНАМО - 2:1 (1:1)

Голы: Ильин, 17 - 0:1. Нечаев, 38 - 1:1. В.Пономарев, 83 - 2:1.

"Торпедо" (Москва): Лексовский, Бычков, Дуганов, Гомес, Соломатин, Чайко, В.Пономарев, Ефимов, А.Пономарев (к), Нечаев, Сочнев.

"Динамо" (Москва): Хомич, Петров, Семичастный, Иванов, Блинков (Соколов, 78), Л.Соловьев (к), Цветков, Конов, Бесков, Савдунин, Ильин.

Судья: Белянин (Москва).

4 ноября. Стадион "Динамо". 65 000 зрителей.

Заводской коллектив - на верху блаженства. "Нас встречали рабочие, - рассказывал после игры капитан, - и по всему заводу, по просторным его цехам, пронесли мы завоеванный нами спортивный трофей. Так команда "Торпедо" выполнила обещание, данное родному заводу".

Это был первый крупный успех торпедовцев. Завоевали они престижный приз. За ним последуют другие, более весомые. Оставили они неизгладимый след (приходится говорить в прошедшем времени) в истории советского футбола. Кто видел "Торпедо" образца 1960 года, команду изысканную, рафинированную, интеллигентную, интеллектуальную, с каллиграфическим почерком, лучшую, пожалуй, в нашем отечестве, со мной согласится.

Как же надо было постараться, чтобы уничтожить команду Александра Пономарева и Валентина Иванова, Эдуарда Стрельцова и Валерия Воронина... Кто в ответе за совершенное злодеяние?

КУБОК СССР-1949

Турнирную сетку смотрите в формате PDF

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...