Газета
17 апреля 2009

17 апреля 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1949 год. Часть первая

СКАЗАЛ И В ВВС РЕБЯТОК ПОВОЛОК

В прошлый раз я удивлялся непоколебимой вере Комитета физкультуры в животворную силу составленных и подписанных им приказов. Вере слепой, непоколебимой, нередко самой жизнью опровергаемой. Сегодня мы убедимся в этом не раз.

ПУНКТ 12 ПРИКАЗА № 225

Интерес к футболу пробуждался у советских болельщиков задолго до начала очередного чемпионата. Внимательно следили они за предсезонными кадровыми изменениями: кого-то за непригодностью отчисляли, кто-то с футболом завязывал. Вакансии заполнялись в основном за счет внутренних резервов - перспективными дублерами. Обычная, будничная информация передавалась из уст в уста (СМИ по оперативности значительно уступали беспроволочному телефону) и заметных колебаний в болельщицких рядах не вызывала. Но стоило знаменитости, к буйной радости одних и безутешному горю других, сменить клуб, как легкий бриз мгновенно перерастал в девятибалльный шторм.

Штормило в первые послевоенные годы не часто. Одинокие путники были на виду. Торопливо шагали они по пустынной дороге, вобрав голову в плечи, стараясь побыстрее скрыться от осуждающих взоров сознательных, добротно политически подкованных граждан. В представлении последних (поразительно совпадавшем с представлением партидеологов) менявшие клубные цвета спортсмены - перебежчики. Считалось, что человек, способный предать родной коллектив, товарищей, - потенциальный изменник, предатель. Эти страшные слова вслух не произносились, но в контексте гневных осуждений легко подразумевались.

В общем, отдел кадров в далекие 40-е, в отличие от дней нынешних, прохлаждался: трудовые книжки "мигрантам" оформлял от случая к случаю.

Заметное оживление в вялотекущий процесс внес Василий Сталин. Возглавив на исходе 47-го воздушные силы столицы, гвардии генерал-майор авиации перво-наперво "воскресил" футбольную команду ВВС и энергично принялся за ее реконструкцию. О результатах бурной и столь же плодотворной его деятельности я вам докладывал в "СЭ" 23 января сего года.

Не прерывал Василий Иосифович трудов своих неправедных и в преддверии нового сезона, с легкостью необыкновенной преодолевая законы и инструкции, с большим трудом воздвигаемые высшим физкультурным ведомством.

Конкретно - пункт 12 приказа № 225 "О мерах по улучшению работы с командами мастеров по футболу", подписанного председателем комитета физкультуры:

"Установить следующий порядок перехода игроков из одной команды в другую:

а) переходы разрешаются и оформляются отделом футбола Всесоюзного комитета с 1 по 15 ноября ежегодно;

б) о своем намерении перейти игрок должен предупредить письменно свою организацию в срок от 15 до 30 октября;

в) в заявлении должна быть подробно изложена причина просьбы о переходе;

г) копию заявления игрок обязан предоставлять во Всесоюзный комитет в те же сроки;

д) в другие сроки заявления о переходах не рассматриваются..."

Все тщательно взвешено, продумано, подогнано - слово к слову, буковка к буковке, словно скульптор, создавая шедевр, отсек у мраморной глыбы лишнее. Монументальность бастиона впечатляла. Впечатление, однако, обманчивое. Неприступная, казалось бы, крепость при слабом дуновении горного ветерка вмиг рассыпалась, как сооруженный детишками песочный домик.

ЧЕЛОБИТНАЯ Василия ТРОФИМОВА

Вельможные особы, которым закон не писан (среди них и создатели приказа!), на отдельные слова и целые предложения, тем более на буковки и циферки, внимания не обращали и преспокойно рассматривали челобитные в своих высоченных комфортабельных кабинетах. В частности, заявление динамовца Василия Трофимова, составленное через несколько недель после ограничительного срока.

"Министру государственной безопасности Союза ССР генерал-полковнику тов. Абакумову В. С.

Председателю Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР тов. Аполлонову А.Н.

Председателю Московского городского Совета спортивного общества "Динамо",

командующему ВВС МВО генерал-майору авиации тов. Сталину В.И.

от заслуженного мастера спорта СССР Трофимова В.Д.

Заявление

Прошу разрешить мне переход из спортивного общества "Динамо" в коллектив ВВС.

Мотивом для перехода служит:

1. Мое желание выступать за молодой спортивный коллектив, в котором кроме повышения своего класса смогу обучить молодых спортсменов.

2. При создавшихся взаимоотношениях между мной и частью игроков команды "Динамо" пребывание свое в ней считаю невозможным.

Убедительно прошу в моей просьбе не отказать и разрешить переход.

8/ХII-48 (В.Трофимов)".

(ГАРФ. Фонд 7576, опись 1, дело 666).

Василий Трофимов - один из сильнейших правофланговых форвардов в истории советского футбола, признанный лучшим на этой позиции в 1948 году. Описывать его превосходные игровые футбольно-хоккейные качества, перечислять многочисленные титулы и регалии союзного и мирового масштаба (особенно в хоккее с мячом) надо в другое время и в другом месте.

Заполучить такого класса спортсмена, пусть преклонного по футбольным меркам возраста (в январе 49-го исполнилось ему 30 лет), - голубая мечта любого тренера и мецената. Чтобы переманить игрока из благополучного во всех отношениях "Динамо", необходим как минимум соответствующей толщины кошелек. Василий Сталин (плативший, разумеется, не из собственного кармана) финансовых проблем не испытывал. Не думаю, что Трофимов польстился на посулы: истинную причину изложил он во второй части заявления. Но что-то застопорилось. Возможно, из-за натянутых, мягко говоря, отношений отпрыска вождя с могущественным ведомством. Как бы то ни было, в воздушные силы из внутренних органов перебраться Трофимову не пришлось.

С "Динамо" не получилось - взялся Василий Иосифович за другие московские (и не только) команды. При этом расширил диапазон непомерных своих притязаний, охватив и другие виды спорта. Начал с лучших хоккеистов "Спартака" Зигмунда, Новикова и Исаева. В мгновение ока охмуренные "кролики" оказались в пасти "удава". Параллельно вел командующий переговоры, выказав отменный вкус, с футболистами того же общества. Спартаковское руководство - в отчаянии.

У СИЛЬНОГО ВСЕГДА БЕССИЛЬНЫЙ ВИНОВАТ

29 ноября 1948 года председатель Центрального совета ордена Ленина общества "Спартак" товарищ Михальчук пишет секретарю ЦК ВЛКСМ Николаю Михайлову. Небольшие выдержки из обширного его послания: "Не только ведомственные интересы, но и общие интересы советского спорта вынуждают нас обратиться к Вам с этим письмом и просить о вмешательстве и помощи...

Центральный Совет общества "Спартак" считает необходимым обратить Ваше внимание на своеобразные "методы" укрепления своей команды, употребляемые (и уже не в первый раз) спортивным руководством ВВС. Кстати, считаем необходимым довести до Вашего сведения и то, что руководством ВВС ведутся сейчас переговоры с нашими сильнейшими футболистами т.т. ДЕМЕНТЬЕВЫМ, КОНОВЫМ и САЛЬНИКОВЫМ о переходе их в команду Военно-Воздушных Сил".

(РГАСПИ. Фонд 17, опись 132, дело 265).

В жалобе председателя ЦС "Спартак" грабитель назван обтекаемо - "спортивное руководство ВВС", - хотя и автор письма, и адресаты (копию Михальчук послал заместителю председателя советского правительства Алексею Косыгину) знали, кто под ним разумелся.

Обвиняемый скрываться за чужими спинами не стал и ответственность за теракт против орденоносного общества взял на себя.

Василий Сталин не счел нужным объясняться с комсомольским и партийным руководителями, а направил письмо старшему по званию, главе физкультурного ведомства генерал-полковнику Аполлонову, и истцу. "Уместно задать вопрос т. Михальчук: ушли бы такие прекрасные спортсмены, много лет защищающие честь "Спартака", если бы они были хотя бы элементарно обеспечены в материально-бытовом отношении?" - задался он вопросом, имея в виду спартаковских хоккеистов. Сам же и ответил:

"Мне кажется, не ушли бы, а следовательно, виноват в уходе из общества "Спартак" этих спортсменов т. Михальчук и Центральный Совет общества "Спартак".

По поводу иронии о методах укрепления своей команды руководителями ВВС МВО следует заметить, что ни с т.Дементьевым, ни с т. Сальниковым никаких разговоров не ведется.

Спортивный коллектив ВВС МВО с каждым днем растет и крепнет. Министр Вооруженных Сил оказал спортивному коллективу большую помощь в материально-бытовом положении... этого нельзя скрыть от спортсменов любого спортивного общества, и они сами приходят и предлагают свои услуги. Отогнать их от себя, имея колоссальный некомплект спортсменов, руководство спортом ВВС МВО не может...

Для примера: два ведущих игрока футбольной команды, вратарь Кудрявцев и центр нападения Пономарев просили отпустить их. Первый - в г. Ленинград, второй - в команду "Торпедо". Кудрявцев, мотивируя свою просьбу, что Ленинград - его родина, где проживают мать и отец, а Пономарев тем, что желает выступать за коллектив "Торпедо" и учиться у своего брата Александра.

Руководство ВВС МВО удовлетворило просьбу указанных товарищей вплоть до демобилизации, дабы дать им возможность выступать за любой спортивный коллектив.

Мне кажется, что тов. Михальчук не с того конца начал, нужно не палкой загонять в свое спортивное общество спортсменов, а обеспечивать их так, чтобы они могли ежегодно повышать свой спортивный уровень и не думать о других спортивных обществах.

Еще раз подчеркиваю, что, по моему мнению, прямым виновником ухода указанных спортсменов из общества "Спартак" является сам тов. Михальчук.

Командующий ВВС МВО гвардии генерал-майор авиации (В. Сталин)".

(РГАСПИ. Там же).

Разошелся с истиной ответчик, отрицая непричастность к контактам со спартаковскими форвардами. Дементьев, как и в 48-м, ему отказал, Сальников держался, первую атаку отразил. Конова не упомянул, на него претендовало и "Динамо".

Сдается мне, лукавил младший Сталин и когда пространно рассказывал историю с Кудрявцевым и Пономаревым. Не из добрых побуждений отпустил он игроков якобы для воссоединения семей. Причина куда прозаичнее - не нуждался больше хозяин в их услугах... Многоточие позволяет вернуться к этой теме сегодня же.

Письмо Сталина по духу и содержанию напоминает известную басню Крылова. Родись Иван Андреевич веком позже, наверняка откликнулся бы на изложенные здесь события. Заключительные строки его бессмертного творения звучали бы примерно так: "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Сказал и в ВВС ребяток поволок".

Меня потряс не столько цинизм принца, обвинившего в случившемся обворованного им же нищего, сколько откровенная жестокость, с какой командующий столичной авиацией разбомбил созданную его отцом систему нравственных ценностей. Рвачи и летуны вызывали глубокое презрение общества. Публичные высказывания в их защиту были небезопасны. Могущественный меценат позволял себе, однако, не только открыто высказываться, но и действовать. И все сходило ему с рук.

Впрочем, нынешней молодежи природу моих волнений не понять. В их представлении Василий Сталин - деловой мужик. Заплатил больше - к нему и побежали. Нормально. Чему тут удивляться?

Возможно, они правы.

ИДЕОЛОГИ В СМЯТЕНИИ

Непомерные аппетиты гвардии генерал-майора всерьез обеспокоили идеологов со Старой площади. Работники отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) А. Сушков и В.Клочко в отправленном 4 февраля 1949 года письме непосредственному своему шефу заведующему отделом Д.Т Шепилову, выразили отношение к происходящему:

"За последнее время руководство ВВС, желая, укрепить спортивный коллектив, стало на путь массовой вербовки спортсменов из добровольных спортивных обществ.

Кроме хоккеистов Новикова, Исаева, Зигмунда, уже переведенных в команду ВВС из общества "Спартак", ведутся также переговоры с футболистами команды "Спартак" т.т. Коновым, Дементьевым и Сальниковым, вратарем команды "Торпедо" т. Акимовым, футболистом команды "Динамо" т. Трофимовым о переходе в команду ВВС.

Футболист команды "Зенит" гор.Ленинграда т. Марютин без ведома ленинградских организаций и Комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР был принят в команду ВВС и только после вмешательства Ленинградского обкома ВКП (б) был возвращен обратно в Ленинград...

Из приведенных примеров видно, что переходы спортсменов из одного общества в другое приобрели массовый характер.

Факты массового перехода спортсменов, значительная часть которых проявляет тенденции буржуазного профессионализма, основаны на извлечении материальных выгод из занятий спортом...

Все это приводит к тому, что некоторая часть спортсменов ставит руководителям спортивных обществ повышенные требования в материальном обеспечении их, где проявляются рваческие тенденции.

В связи с массовыми случаями переходов спортсменов из одного общества в другое считаем необходимым указать Комитету по делам физической культуры и спорта при Совете Министров на отсутствие порядка в этом деле и предложить:

а) установить единый порядок рассмотрения заявлений и оформления переходов спортсменов из одного общества в другие;

б) запретить массовые необоснованные переходы спортсменов;

в) запретить организациям зачислять в коллективы спортсменов без разрешения Комитета;

г) поручить Всесоюзным секциям по видам спорта рассмотрение заявлений о переходе спортсменов в другое общество".

Письмо работников идеологического сектора производит двойственное впечатление. С одной стороны, при проверке изложенных Михальчуком фактов они проявили принципиальность и гражданское мужество: отчитываясь перед ближайшим окружением Сталина, Сушков и Клочко не только огласили перечень злодеяний венценосного отпрыска, но и значительно его пополнили. С другой - удивляет наивность предлагаемых для предотвращения зла средств. Идеологи не могли не знать, что рекомендуемые ими законы Комитет физкультуры уже произвел на свет. Известно им было также, что одного телефонного звонка или легкого движения мизинца левой ноги наделенных большой властью болельщиков вполне хватало, чтобы разом уничтожить законы, приказы, инструкции, рекомендации, созданные спортивными инстанциями.

"ДЕЗЕРТИРЫ"

Налеты "сталинских соколов" динамовская противовоздушная оборона успешно отразила. Спартаковские нападающие укрылись в "бомбоубежище". Одновременно столичная авиация атаковала промышленные объекты. После первой предпринятой Василием Сталиным бомбардировки автозавода, носящего имя его родителя, прозвучал сигнал тревоги. 20 июля 1949 года с просьбой о помощи обратились к Георгию Максимильяновичу Маленкову капитан (Александр Пономарев) и парторг (Владимир Мошкаркин) торпедовской команды.

Причина весомая: два ведущих футболиста сменили замасленные рабочие спецовки на чистенькую, нарядную авиационную форму (барышни были от нее без ума).

"Тов. Акимов - член ВКП(б), депутат Московского городского Совета, перешел играть в команду ВВС, не посчитавшись с мнением ни партийной, ни профсоюзной организаций и до сих пор стоит на учете в нашей партийной организации. В эту же команду ушел, не поставив никого в известность, фактически дезертировал, мастер спорта Жарков Василий, который уехал от нас тайно, оставив заводскую квартиру. Товарищ Жарков воспитан и выращен в заводском спортивном коллективе.

Мы знаем, что у нас существует порядок, по которому разрешен переход мастеров спорта в другие организации только с ведома вышестоящих организаций и с учетом мнения партийной и профсоюзной организации.

Однако на практике получается не так.

Нам кажется, что отдельные товарищи неправильно подходят к разрешению этих вопросов и действуют методами переманивания, задабривания (единовременные пособия, квартиры, дачи и т.п.)", - жаловались они заместителю товарища Сталина-старшего на товарища Сталина-младшего, не называя его имени.

(РГАСПИ. Там же).

"Дезертиры" проявили благородство, поддержали автомобильный завод кто чем мог: Акимов - деньгами (продолжал платить партийные взносы в торпедовскую партячейку), Василий Жарков - недвижимостью.

Теперь вы поняли, почему так легко отпустил Василий Сталин вратаря Кудрявцева и нападающего Пономарева? Компенсация более чем солидная: Акимов во вратарском рейтинге 1948 года значился под первым номером, Василий Жарков на тот момент был игроком более именитым и мастеровитым, чем Виктор Пономарев. Пономарева Сталин-младший отпустил в "Торпедо" якобы для воссоединения со старшим братом Александром, но умолчал в упомянутом нами письме о разлучении Георгия Жаркова с братом Василием. Впрочем, в ВВС был зачислен и младшенький - Виктор.

Сколотил генерал-майор в своей команде еще один семейный очаг: тренерский пост доверил тбилисцу Гайозу Джеджелава, в помощники ему отрядил брата Джумшера, а самый младший, Спартак Джеджелава, игрок атаки, присоединится к ним в следующем году.

КЛАССОВОЕ ПОНИМАНИЕ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Сокрушаясь по поводу нанесенных московской эскадрильей разрушений, капитан с парторгом предложили оригинальный план восстановительных работ : "После того, как в нашей команде образовался пробел в связи с уходом игроков в ВВС, ВЦСПС постановил усилить нашу команду за счет других профсоюзных обществ. В частности, по этому постановлению к нам должны были перейти такие мастера спорта, как Оботов, Симонян и Гулевский...

Постановления ВЦСПС и Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта остались невыполненными.

Мы, как члены ВКП (б), считаем это неправильным...

Мы с этим вопросом обращались в партийную организацию, дирекцию завода, во Всесоюзный комитет и нигде не могли получить ясного ответа на наш вопрос...

Просим Вас, Георгий Максимильянович, помогите нам в затронутых вопросах и наведите порядок в этом деле". (РГАСПИ. Фонд 17, опись 132, дело 265).

Рабочие автозавода, призывая Маленкова навести порядок, руководствовались классовым понятием о справедливости: заделывать возникшие в результате бомбардировки бреши пытались за счет разрушения соседних объектов - куйбышевских "Крылышек" и многострадального "Спартака". Как оказалось, и "Торпедо" не бедствовало. Тягаться по уровню жизни с ВВС и "Динамо" было ему не под силу. Но на нескольких игроков хорошего уровня денег хватало.

Справедливо обвиняя искусителей в нарушении существующего порядка, подписанты неслучайно не упомянули еще об одном - сроках. Акимова и Жаркова действительно оформляли в ВВС за пределами очерченных Комитетом временных границ, но торпедовцы пошли дальше - просили укрепить команду игроками других клубов в середине сезона!

Отцеплять на ходу Гулевского и Оботова от набравшего скорость поезда не позволял 12-й пункт приказа, нами озвученный. К тому же Оботов попал в неприятную историю.

"ПИТЬ - ПРИЗНАК МУДРОСТИ, А НЕ ПОРОК СОВСЕМ"

В майские праздники "Локомотив" находился в Куйбышеве. Отметить международный день солидарности трудящихся накануне назначенной на 2 мая календарной встречи москвичам не довелось. Наверстали упущенное на следующий день после игры - в куйбышевской гостинице в обществе прекрасных дам. Погуляли ребята вволю, по ходу нарушая строго охраняемые границы социалистической законности, за что кое-кого сопроводили в отделение. Ненадолго, правда. Верховодили, судя по содержанию документа (с ним вы сейчас ознакомитесь), нападающий Александр Оботов и вратарь Владимир Давтян. Руководители клуба, как ни старались, утаить шило в мешке не смогли. Через три недели эхо шумного скандала докатилось с берегов Волги до Москва-реки и проникло на Скатертный переулок, в дом № 4 - резиденцию физкульткомитета.

Реакция последовала незамедлительно и была изложена в подписанном товарищем Аполлоновым приказе № 412. Карал генерал-полковник, невзирая на лица - от командного до рядового состава. Начал с Николая Разумовского, в недавнем прошлом вратаря "Локомотива", в недалеком будущем - директора "Лужников".

Отстранил его Аполлонов от обязанностей замначальника по политической части и лишил звания мастера спорта "за развал политической и воспитательной работы в команде и скрытие фактов аморального поведения отдельных футболистов".

Влепил выговор зампредседателя общества "Локомотив" Мякинькову "за попытку замазать факты коллективной пьянки футболистов команды" (не в одиночку же ребятам светлый весенний праздник отмечать или, что хуже, разливать на троих где-нибудь в подворотне).

Затем принялся за самих выпивавших. Оботова лишил звания "мастер спорта СССР" "за пьянство и хулиганство". Давтяну с той же формулировкой объявил "строгача". О дисквалификации речь в приказе не шла, но ни форвард, ни вратарь после этой истории на поле до конца сезона не появлялись. С остальными глава Комитета велел разобраться Центральному совету железнодорожного общества.

В заключение потребовал "настоящий приказ обсудить на собраниях футболистов команд мастеров первой и второй групп".

Можно подумать, команды мастеров обеих групп формировали исключительно воспитанными, добропорядочными, без вредных привычек юношами из благополучных семей, и вовсе не отмечали они весенние и прочие праздники, памятные даты и события, коими усыпаны листки отрывного календаря.

Надо полагать, в других клубах, в отличие от "Локомотива", футболистов не только политграмоте обучали, но и над повышением их культурного уровня основательно работали. Даже с творчеством средневекового поэта Омара Хайяма ознакомили: заучивали наизусть его рубай и, что важно, на ус мотали. Этот, к примеру:

Запрет вина - закон,

считающийся с тем,

Кем пьется, и когда, и много ли,

и с кем.

Когда соблюдены все эти оговорки,

Пить - признак мудрости,

а не порок совсем.

Внимали, стало быть, ребята советам восточного поэта - принимали мудро, в сугубо мужской компании, границу ватерлинии не переходили, потому и гнева начальства избежали.

А "невеждам" из "Локомотива" поделом. Меру знать надо.

ЗАКОН - ЧТО ДЫШЛО

Одной рукой (Аркадия Аполлонова) Комитет физкультуры наказал нарушителей, другой (его заместителя - Николая Романова) - противоправную просьбу пролетариата удовлетворил. Можете в этом убедиться, ознакомившись с содержанием подписанного Романовым (наверняка в отсутствие Аполлонова) приказа № 615: "В связи с решением секретариата ВЦСПС от 13 июля 1949 года об укреплении состава московской команды "Торпедо" и переводе игроков: т. ОБОТОВА А. ("Локомотив") и т. ГУЛЕВСКОГО А. ("Крылья Советов"-Куйбышев), ПРИКАЗЫВАЮ:

Откомандировать в распоряжение ДСО "Торпедо" (Москва) т. ОБОТОВА А. и ГУЛЕВСКОГО А. и разрешить им выступать с 14 июля 1949 года в розыгрыше первенства СССР по футболу в составе московской футбольной команды "Торпедо".

Симонян не упомянут. С ним автозаводское руководство вступило в переговоры, как только московские "Крылья" упорхнули из первой группы. Он, однако, предпочел "Спартак".

А мнения других спросили? Или профсоюз в приказном порядке, словно крепостных, передал от одного хозяина другому?

Я уже не говорю о надругательстве руководства Комитета над кровным его детищем - пунктом 12. В данном случае - о попытке: оба футболиста все же остались в своих командах.

А Аполлонов недели за две до этого над пунктом действительно надругался. Приказом за № 442 от 7 июня разрешил футболистам минского "Динамо" Евгению Котову и Борису Курневу перейти в ВВС.

Таким образом, минские футболисты сыграли в одном чемпионате за две команды, что категорически возбранялось. Одним махом, то бишь приказом, Аполлонов аннулировал два параграфа созданного им постановления. Возможно, не устоял под напором Василия Сталина. Закон работал избирательно.

НА ВКУС, НА ЦВЕТ...

Резюмируя все здесь изложенное, отмечу - ни один трансфер в 49-м не был заключен без нарушения хотя бы одного из пунктов параграфа 12. Болельщиков в те времена в подковерные игры не посвящали. Лишь незадолго до отправления "поезда" они заметили, что кое-кто из "отъезжавших" сел не в свой вагон. Некоторые не прогадали. Несомненно, был доволен Иван Конов, сменивший красно-белую футболку на бело-голубую. Не зря бились за него динамовцы, сумевшие вырвать форварда из цепких объятий Василия Сталина. Приобрели они отменного бомбардира - забил Конов в том сезоне 23 мяча. Лучший показатель команды.

На вкус, на цвет товарищей нет. Одним больше нравятся голубые тона, другим - красные. Симонян облачился в спартаковскую футболку. Оказалась она ему к лицу. Во втором браке Никита Павлович прожил долгую и счастливую жизнь. На протяжении всех одиннадцати лет сохранял верность своей команде. Для мужчины, тем более с кавказскими корнями, равносильно подвигу.

Агрессивно, результативно провел первый турнир в новой команде центрфорвард. Стал лучшим бомбардиром и в "Спартаке", и в чемпионате.

Двумя рекордсменами обзавелся в 49-м "Спартак". По сей день не превзойден рекорд Игоря Нетто по числу матчей в чемпионатах в истории клуба и Никиты Симоняна - по забитым мячам.

Подробнее о дебютантах, ставших спустя годы знаменитыми, расскажу в следующей главе. В ней затрону еще одну больную тему советского футбола. Мы с вами станем свидетелями мучительных родов нового Положения о союзном первенстве.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...