Газета
11 апреля 2009

11 апреля 2009 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1948 год. Часть пятая

"ПОМНИТЬ ЗАПОВЕДЬ БОЛЬШЕВИКОВ!"

Заканчивая рассказ о футбольной жизни страны 48-го, нельзя не упомянуть о том, что определялась она во многом основополагающим документом, родившимся в недрах спортивного ведомства в самом начале года.

ВЫСОТКА НА ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ФУНДАМЕНТЕ

Положительный цифровой баланс в первые послевоенные годы в международных матчах создал в политверхах иллюзию относительно местоположения советского футбола на мировой иерархической лестнице. Осечка чемпиона СССР, ЦДКА, в Чехословакии осенью 47-го вызвала болезненную реакцию властей (см. "СЭ" от 28.11.08). Среди причин неудачного выступления выделили главную - низкий уровень идейно-воспитательной работы среди футболистов.

Для устранения столь серьезного недостатка 7 января 1948 года Комитет физкультуры приказом за номером 11 (в первую неделю нового года отштамповал он более десятка приказов!) обязал руководителей спортобществ и старших тренеров проводить "регулярные занятия по повышению идейно-политического и общеобразовательного уровня игроков". Этого показалось мало, и вскоре в командах мастеров первых двух групп ввели новую штатную единицу - заместителя старшего тренера по политической работе.

И в специальном приложении к приказу, в разделе "Цели и задачи", на первом месте - "воспитание игроков в духе советского патриотизма". Лишь вторая по значимости задача - "совершенствование и повышение класса советского футбола". Хорошо играть в футбол без основательного идеологического базиса - знания биографии вождя, краткого курса ВКП(б) и генеральной линии партии - невозможно. Так считало начальство.

Создав крепкий фундамент, стали возводить высотное здание с бесчисленными пунктами и подпунктами под названием "О мерах по улучшению работы с командами мастеров по футболу".

Непоколебимая вера властей предержащих в животворную силу составленных и подписанных ими приказов (пусть не всегда выполняемых или отторгаемых жизнью) удивительна.

Осознавая, что пишу не диссертацию и даже не научный реферат, опускаю множество пунктов касаемо вещей очевидных - совершенствования техники, "физики", тактики, улучшения качества полей, спортинвентаря, судейства, непримиримой борьбы с грубостью, разного рода рекомендаций и запретов. Обращу ваше внимание на отдельные пункты и подпункты. Скажем, возрастные ограничения.

Восьмой пункт гласил: "Установить на 1948 г.: а) предельный средний возраст игроков команд мастеров 2-й группы по каждому матчу - 26 лет".

В подпункте "б" тот же лимит распространялся на дублеров, что понять можно. А вот причину возрастных ограничений для сильнейших коллективов союзных республик и промышленных городов, боровшихся за переход в сильнейшую группу, объяснить сложно. Они и не пытались.

"КУЗНИЦА КАДРОВ"

Турнир дублеров с каждым годом становился все популярнее и, что важно, исправно выполнял главное свое предназначение "кузницы кадров". Закрепились в основном составе армейцев недавние резервисты - Соловьев, Чистохвалов, Нырков, Водягин, Башашкин, почти половина чемпионского состава ЦДКА-48. Оборону "Спартака" усилили Сеглин и Седов, заиграли в основе куйбышевских "Крыльев" Гулевский, тбилисцев - Маргания и Дзяпшпа...

В резерве восстанавливали форму игроки основного состава. Григорий Федотов, к примеру. После выписанного ему кем-то из костоломов двухмесячного "бюллетеня" проходил он курс реабилитации в матче дублеров ЦЦКА со "Спартаком", лидером турнира. Армейцы отставали на очко и благодаря стараниям Григория Ивановича (два гола, включая решающий) выиграли (3:2) и опередили спартаковцев. Почувствовав, что ведущий форвард в порядке, Борис Аркадьев включил его в основу на матч с тбилисцами, тоже с турнирных позиций весомый. Федотов подтвердил: он в полном порядке. Сделав хет-трик, обеспечил однополчанам победу - 4:2.

Восстановление игровых кондиций после болезни в дубле пошло впрок. О пользе, какую получили "призывники" во время полуторачасового общения с Мастером, говорить не приходится.

Интерес к соревнованиям дублеров в ряде городов (Тбилиси, Киев) проявляли немалый. Даже в избалованной зрелищами Москве рядовую игру вторых составов "Торпедо" - ВВС в Лефортове почтили вниманием восемь тысяч человек. Любопытства ради просмотрел прошлогодние протоколы премьер-лиги. Примерно 60 матчей (25 процентов) такой аудитории не собирали.

В любом мероприятии, сколь благим ни был бы замысел его организаторов, без накладок не обходится. Так уж мы устроены. Из-за недостатка или отсутствия афиш болельщики не всегда знали о времени и месте проведения матчей. Нередко играли в отдаленных, труднодоступных для них местах, без элементарных удобств, что тоже повышению посещаемости не способствовало.

Турнир завершился победой ЦДКА, выигравшего в сезоне-48 все, что было возможно: чемпионат, Кубок и соревнования резервистов. Подробности - в таблице. Внимательные читатели обнаружат в ней отсутствие минчан. Спортивные руководители Белоруссии, исключив по известной только им причине "молодую поросль", сослужили ей медвежью услугу. Полтора десятка футболистов лишились игровой практики.

ДИНАМОВСКИЙ МЕЖДУСОБОЙЧИК

Не выиграл ЦДКА один турнир, весьма по составу солидный, только потому, что не имел возможности в нем участвовать из-за ведомственных ограничений. В 48-м 25-летний юбилей отмечало общество "Динамо". По этому случаю был проведен Кубок "Динамо". Посторонним вход возбранялся. В общей сложности участвовало в нем около 600 команд. Заключительная часть состоялась в Тбилиси с 28 октября по 8 ноября. Соревновались по олимпийской системе восемь динамовских коллективов: к великолепной пятерке высшей группы добавили "чекистов" Ростова, Хабаровска и Кутаиси.

О динамовском междусобойчике вряд ли сегодня помнят. Возьму на себя смелость (ныне легко быть смелым) разгласить ведомственную тайну этой закрытой организации. Имею в виду только технические результаты - страсть как люблю цифирь. Специально для тех, кто мою страсть разделяет:

1/4 финала. Тбилиси - Ростов - 3:1, Кутаиси - Хабаровск - 2:1, Москва - Минск - 6:0, Ленинград - Киев - 5:1.

1/2 финала. Москва - Кутаиси - 3:1, Тбилиси - Ленинград - 2:0.

В финале москвичи на переполненном тбилисском стадионе обыграли хозяев - 2:0.

"ГРУППОВЩИНА И КАСТОВОСТЬ В СУДЕЙСТВЕ"

Вернемся, однако, к приказу от 7 января. Остановлю ненадолго ваше внимание еще на двух его пунктах. Раздел шестой, пункт "б". Отдел футбола при Комитете физкультуры и футбольную секцию СССР обязали ежегодно по окончании сезона составлять списки 33 лучших футболистов (по три на каждой позиции) и публиковать их в печати. В последний раз с подобным списком, несколько расширенным, на 55 "персон", ознакомили общественность в 1938 году, а я четыре года назад через "СЭФ" (№122 от 04.02.05) - вас, уважаемые читатели. Сегодня традицию продолжу.

Среди избранных - весь чемпионский состав ЦДКА. На первых позициях - виртуальная сборная СССР. В реальности в 40-е годы она не существовала.

Списки лучших футболистов страны с тех пор составлялись ежегодно, но не всегда их вопреки приказу комитетчиков публиковали. Некоторые осели в архиве. Все, что нашел, переписал в одну из толстенных своих тетрадей. В неведении вас не оставлю.

В пункте "д" того же раздела сказано: "Ежегодно по окончании сезона публиковать список 10-ти лучших судей". Он перед вами:

1. Н. Латышев (Москва)

2. Э. Саар (Таллин)

3. М. Дмитриев (Москва)

4. В. Моргунов (Москва)

5. В. Щербов (Москва)

6. А. Щелчков (Ростов-на-Дону)

7. В. Архипов (Москва)

8. М. Белянин (Москва)

9. П. Белов (Ленинград)

10. И. Аверкин (Ленинград)

В этом небольшом реестре рекомендую обратить внимание на три момента.

1. Составлен он не в алфавитном порядке, как это стали практиковать позже, а согласно рейтингу. То есть отражает оценку работы арбитров высоким начальством.

2. Тем более непонятно, почему тем же высоким начальством дисквалифицированный после кубковой игры армейцев с "Торпедо" Михаил Дмитриев стал "бронзовым призером".

3. Преобладание (как среди команд, так и среди и футболистов) Москвы. Однако, если во всех трех турнирах и в числе 33 лучших Москва и москвичи доказали свое превосходство спортивными результатами, в судейском деле столица взяла не столько умением, сколько числом.

Московские арбитры отсудили 125 игр из 182 (68,7%) и около 25 процентов (почти каждая четвертая) встреч столичных команд с иногородними. Не берусь оценивать качество судейства, но при таком доминировании любая, даже невинная ошибка воспринималась "провинциалами" болезненно и давала повод обвинить москвичей в предвзятости.

Не потому ли судья всесоюзной категории ленинградец Георгий Фепонов публично ("Советский спорт" от 07.12.48), в довольно резких тонах высказался о президиуме Всесоюзной коллегии судей: "...в президиуме расцвели групповщина и кастовость. Имелись случаи зажима критики и самокритики, игнорирования общественности... Судейством игр на первенства СССР завладел узкий круг людей, попасть в этот круг было нелегко".

Не будучи в курсе, не имею морального права комментировать высказывание Фепонова. Скажу лишь о том, что мне известно достоверно. Латышев и Дмитриев провели по 24 матча, Моргунов - 21, Руднев - 17, Архипов - 14, Белянин - 13. Все москвичи. Из иногородцев более 12 игр отсудил только эстонец Саар - 14. Таковы факты.

Явный перекос объясняли высокой квалификацией столичных арбитров. Доля правды в этом есть. Возникает другой вопрос: за какие заслуги попали в десятку Белов (4 игры) и Щелчков (5)? Отлично работали? Тогда почему не загрузили их так же плотно, как высококвалифицированных москвичей?

АТУ ЕГО!

Статистика в "Летописи" - на положении падчерицы. Внимание к ней ничтожное. И сегодня баловать ее не стану. Упомяну только о проигрыше "Торпедо" землякам-динамовцам (0:7) - как оказалось, самом крупном в истории клуба в советских чемпионатах.

Стартовали автозаводцы неплохо, на основную турнирную массу поглядывали сверху вниз. И вдруг такое! Виноватый в футболе, как и на железной дороге, всегда один - стрелочник. На него и обрушились.

" Тренер командыМаслов не сумел сочетать опыт основных кадров команды и свежие силы нового пополнения... Игра велась без тактического замысла. Не было взаимодействия между защитой, полузащитой и нападением. Во всем этом повинен тренер команды, который, видимо, не работает над собой, не изучает и не применяет все лучшее, что есть в других командах. Он плохо знает особенности своих игроков и игроков других коллективов. Это привело к застою в тактике игры команды, к неумению разгадывать замыслы противника, замедлило рост способной молодежи. Тренер должен всегда помнить, что без повседневной работы над повышением своих знаний немыслимо движение вперед", - отчитывал Виктора Маслова "Советский спорт" 26 июня.

Торпедовского тренера авторы знали не первый год, как и то, что автозаводцы, уступая по подбору игроков лидерам советского футбола, частенько поколачивали их, занимали высокие места, участвовали в финале Кубка. А после победных вояжей в Болгарию и Венгрию слащавый елей проливали на Маслова немерено.

Но стоило оступиться, как спустили на него всех собак. "Ату его!" - заголосили со страниц столичных изданий. Что, собственно, случилось? Проигрыш, пусть и разгромный (с кем не бывает), шансов на призовое место не лишал. "Торпедо" находилось в головной группе с отставанием (по потерянным) всего на очко от вице-лидера. А впереди - две трети пути.

Виктор Александрович Маслов - сам себе голова. Его видение футбола не всегда совпадало с мнением дилетантов-начальников, которых он в свою лабораторию не допускал. Им-то, видимо, и нужно было создать общественное мнение для увольнения строптивого, неуправляемого подчиненного. Очень скоро с молчаливого согласия Комитета Маслов был уволен. Лучше команде от этого не стало. Торпедовцы сдали прошлогодние позиции и в чемпионате, и в Кубке.

ДЫРЯВАЯ "КРЫША"

Эта печальная история - лишь повод для продолжения рассказа о тяжелой тренерской доле.

В ходе чемпионата-48 сменили семь наставников из 14 (!) - безропотных, беспомощных, бессильных, сгибавшихся под непосильной ношей многочисленных обязанностей. Последние подробно прописаны в приложении к приказу физкульткомитета в разделе "Обязанности старшего тренера", нашпигованного 12 пунктами. Чего там только нет: общественно-политическая и идейно-воспитательная работа, составление учебного плана, расписание занятий и режима дня футболистов, учебно-методическая работа, ведение журнала команды, составление годовой сметы с ответственностью за целевое ее использование, периодическая отчетность перед разного калибра начальниками и т.д. и т.п.

Прав - никаких. Во всяком случае, в многочисленных приказах и циркулярах их не обнаружил. Правда, выражаясь на новорусском, "крышевал" подневольных Комитет физкультуры, на партаппаратном - тренерская должность была номенклатурой Всесоюзного комитета, о чем сказано в приложении: "Старшего тренера принимают на работу ДСО общества или руководство ведомства. Утверждает Комитет физкультуры. Увольнение тренера возможно только с санкции Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта".

"Крыша" оказалась ненадежной, дырявой. Простите за выражение, плевать хотели ЦСО и прочие ведомства на какое-то там распоряжение физкультначальства. Сами, мол, с усами.

Пример подал ЦС "Динамо" Грузии, уволивший замечательного тренера Андро Жордания... за несколько дней до начала чемпионата. Не удовлетворили, видите ли, начальников результаты товарищеских игр. Обращаться за разрешением в союзный комитет они и не думали. А тот промолчал.

В разгар сезона освободили от работы с формулировкой "по болезни" наставника ВВС Сергея Капелькина. Комитет взирал на происходящее со стороны. Как и в случае замены Апухтина ("Локомотив") на Максимова, Таланова ("Зенит") на Лемешева, Ходотова (сталинградское "Торпедо") на Киреева, киевлянина Щегоцкого на Сушкова.

О делах в Киеве - чуть подробнее.

БУТУСОВ - ЩЕГОЦКИЙ - СУШКОВ

В 46-м судьба хранила осевших на дне таблицы киевлян. В следующем сезоне динамовцы под руководством нового тренера Михаила Бутусова "сиганули" с последнего места аж на четвертое. О причинах метаморфозы рассказал спустя годы Михаил Сушков в книге "Футбольный театр": "Весь прошлый год многие футболисты этого коллектива жили надеждой на улучшение жилищных условий, той, что вселил в них бывший тренер. Играли они отлично, добились прекрасных результатов и, конечно же, вправе были рассчитывать на обещанное. Но оно так и осталось обещанным. Нынче ребята сникли... Разумеется, не надо думать, что проигрывали преднамеренно. Просто пали духом, разочаровались...

И эти бытовые разочарования проецировались отчасти на творческие дела".

Проясню ситуацию. Бутусов, понятное дело, не имел возможности раздавать ордера на получение квартир без санкции "отцов" города. Добившись в сезоне-47 хороших турнирных результатов благодаря не только стимулированию, но в первую очередь тренерскому искусству, он неожиданно покинул Киев. Надо полагать, одной из причин стало не выполненное не по его вине обещание.

В 48-м команду возглавил бывший ее игрок, футболист превосходный, Константин Щегоцкий. При нем динамовцы опустились в подвальное помещение. Спасать положение попросили главного тренера ЦС "Цинамо" Михаила Сушкова. Он не собирался оставлять столицу и престижную должность. Однако в приказном порядке Сушкова откомандировали в Киев. Приняли его с распростертыми объятиями. Еще один отрывок из книги Сушкова: " Видимо, первоначальным своим отказомехать в этот город я невольно набил себе цену. Теперь, заполучив меня, руководство старалось во всем пойти мне навстречу. Просьбы выполнялись на редкость оперативно...

Тонус в коллективе резко поднялся. Пошла череда побед".

На первой в этой череде остановлюсь особо. Не только из-за спортивной ее значимости: играли "бомжевавшие" на предпоследнем месте киевляне с непосредственными конкурентами - московскими "Крылышками". Поведаю со слов Сушкова о материи более тонкой, из сферы психологической.

"БАБА ЛЕЗЕТ!"

О суеверии спортсменов говорено-переговорено вдоволь. С этой проблемой столкнулся в Киеве Михаил Павлович Сушков перед упомянутой давеча встречей. Минут за пятнадцать до отъезда на стадион работница базы, сестра-хозяйка, попросила подбросить ее до города. Сушков согласился, что вызвало гнев сидящих в автобусе футболистов. "Сестра взялась за поручни, - рассказывал тренер, - и полезлавнутрь. Мне показалось: дрогнул лес, подскочила машина, качнулись стены зданий... Женщину кинуло, словно взрывной волной, со ступенек наружу... Не понимая, в чем дело, я бросился в машину.

- Что случилось?!

- Баба лезет! Черти б ее побрали! Откуда взялась?! - раздавалось со всех сторон.

- Ну и что? Места жалко?

- При чем тут место? Нам только женщины не хватает в автобусе... И так проигрываем игру за игрой...

- Не понимаю, какая связь?

- Чего понимать? Давайте еще черную кошку пустим перед колесами..."

Момент критический: настоять на своем - сразу же войти в конфронтацию с футболистами, уступить - попасть в зависимость. Неизвестно, что хуже. Тренер проявил твердость, усадил женщину в автобус. В знак протеста игроки на протяжении 35-километрового пути от базы до стадиона не проронили ни единого слова.

Сушков понимал: дебютный матч в Киеве приобретал особую значимость, превосходящую даже спортивную. Он нервничал, не находил себе места ("Я метался туда-сюда по трибуне"). Позабыв на полтора часа о конфликте, динамовцы выложились на поле - 3:2. В тот день тренер одержал две победы: спортивную - над соперником и психологическую - над новой своей командой.

"В раздевалке, - рассказывал Сушков, - ребята висели у меня на шее. От избытка чувств переходили даже на "ты".

- Ну, Михаил Павлович, молодец! Твердый ты мужик! Не думали, что хватит у тебя характера".

Контакт был установлен, доверие завоевано, что благоприятно сказалось на результатах. Сушков улучшил и жилищные условия футболистов, и турнирное положение команды.

КАК ЗВЕЗДЫ ЛЯГУТ

Андро Жордания, один из лучших и, к сожалению, недооцененных тренеров в богатейшей истории грузинского футбола, сказал как-то: "Успех во многом зависит от поворота звезд". Он знал, что говорил. Незрячий случай, фатум, возносит одних и уничтожает других. Повернись звезды к Сушкову тыльной стороной, конфликт с командой, на первый взгляд ничтожный, мог углубиться и завершиться для обеих сторон летальным исходом. Тренера бы четвертовали, в этом нет сомнений. Киевских динамовцев могли, как в 46-м (и ВВС в 47-м), окропить живой водицей из запасников высоких покровителей. "Крылышки" обзавестись такого пошиба меценатами не имели возможности, потому никто их не задерживал. Tак и упорхнули из первой группы. Навсегда.

Поворот звезд влиял на турнирную судьбу, а стало быть, и на оценки лучших из лучших - команд и их наставников. Классический пример - ЦДКА и "Динамо". Соперники с разным игровым почерком, но абсолютно равные по силе, высокому классу исполнителей и "режиссеров". Победа любой из команд была бы закономерной. Ближе к ней последние два сезона были динамовцы, но звезды в решающий момент поворачивались лицом к армии. А специалисты вместе с журналистами, загодя слагавшие оды по случаю грядущей победы "Динамо" и его тренера Якушина, при внезапной смене декораций в концовке чемпионата, сохранив содержание, меняли адресатов. Tакoe создается впечатление.

Аркадьев, лучший в СССР теоретик и практик, безусловно, заслуживал хвалебных слов, как и Якушин. Раздавались бы они в таком обилии, не отскочи мяч в решающем матче с "Динамо" на ногу Боброву?

РОСТКИ ТОТАЛЬНОГО ФУТБОЛА

Меня удивляет другое: почему не заметили специалисты революционных преобразований Бориса Андреевича? Он на четверть века предвосхитил открытие голландцев - тотальный футбол.

Я внимательно изучал периодические издания 1948 года и обнаружил много любопытного. В небольших по объему отчетах проскальзывали довольно интересные факты. Крайние форварды ЦДКА Гринин и Демин, если того требовала ситуация, участвовали (пусть и эпизодически) в обороне своих ворот, а защитники - в наступательных операциях.

Появление центрального защитника на передовой при системе "дубль-ве" специалисты не поощряли, расценивали как самоубийство. Вспомните реакцию тренеров двух московских команд на вылазки Кочеткова в динамовские тылы в игре, определившей чемпиона ("СЭ" от 20.03.09). Неужели они не знали, что Кочетков играл так постоянно и в этих случаях его страховал полузащитник Башашкин?

Журналисты маневры армейского защитника замечали и время от времени о них рассказывали. Приведу несколько примеров. "Блестяще играет Кочетков. Он успевает нейтрализовать С.Соловьева, одновременно совершает глубокие рейды на половину поля противника" ("Московский комсомолец" 19.10.48).

Понятно, речь не о единичных, а о систематических вылазках защитника. И еще: " Досих пор трудно понять, каким образом Кочетков умудрялся, охраняя свою территорию, попутно действовать не только в зоне полузащиты, но и в нападении.

Активная наступательная защита - вот стиль Кочеткова. В этом прелесть его игры... Большая заслуга этого прекрасного игрока в создании стиля защитных действий и для других команд ("Огонек" № 47, 1948).

Им восхищались, ставили в пример. Вот что подметил зоркий глаз Мартына Мержанова в финальной игре армейцев со "Спартаком": "Иван Кочетков контролировал большой участок поля и легко обыгрывал не только своего "подопечного" Б. Чучелова, но и держал всю центровую тройку нападения" ("Правда" от 25.10.48).

Один защитник, будь он семи пядей во лбу, не в состоянии одновременно противостоять тройке выдвинутых вперед форвардов по всей ширине поля. Мержанов, однако, не ошибся, но и не расставил все точки над i. Цитата важная для понимания вкупе с другими фактами новой оборонительной доктрины Аркадьева.

С закреплением в основном составе крайних защитников Виктора Чистохвалова (как и Кочетков, в прошлом нападающего) и Юрия Ныркова тренер рекомендовал им по возможности неожиданно для соперников вторгаться на их территорию и даже обстреливать ворота. В это время Кочетков поочередно страховал коллег то слева, то справа, а его место, как обычно, занимал Башашкин. Мержанов был прав. Кочетков сдерживал тройку форвардов - разумеется, не всех вместе, а поодиночке, в зависимости от маневров товарищей по обороне. Взаимозаменяемость во всех линиях - основа тотального футбола. Не в таком объеме и не так часто, как голландцы в 70-е, Аркадьев прививал этот футбол своим подопечным задолго до них.

ЗОЛОТЫЕ РУЧЕЙКИ

Обильный дождь в виде наград, премий, званий обрушился на армейцев в 1948 году: два комплекта золотых медалей, алое знамя, дипломы, денежные премии, хрустальная ваза, обрамленная серебром, звание заслуженных мастеров спорта, прибавление звездочек на погонах с автоматическим повышением зарплаты...

Насчет двух золотых ручейков я не оговорился. В одной из последних глав летописи 1947 года мы писали о возникших в верхах сомнениях по возвращении ЦДКА из Чехословакии, где чемпионы проиграли два матча из трех. Тогда всерьез, на правительственном уровне обсуждался вопрос, как быть с наградами. Выдать медали высшей пробы только чемпиону, как было предусмотрено Положением, или отметить и "Динамо", незначительно уступившее конкуренту по соотношению мячей? Тем более что динамовцы "высоко пронесли красное знамя страны Советов" на футбольных полях Скандинавии.

После долгих мучительных раздумий решили ничего не менять и остаться в конституционном поле. В связи с возникшей паузой задолженность по золотым медалям Комитет погасил только через восемь месяцев после победы в чемпионате - 1 июня 1948 года на динамовском стадионе в Москве перед календарной игрой ЦДКА с минчанами.

Второй комплект выдали своевременно. 25 октября на торжественном вечере футбольного актива Москвы в Краснознаменном зале ЦДКА чемпионское знамя и отлитые золотом медали передал "лейтенантам" из рук в руки старший по званию, генерал-полковник, заместитель министра другого, самого страшного в стране советской ведомства Аркадий Николаевич Аполлонов, по совместительству председатель Комитета физкультуры СССР.

ВКУШАЯ ПРЯНИК, ПОМНИ О КНУТЕ

В передовице "Советского спорта" (26.10.48), посвященной выигрышу первенства и Кубка, в адрес армейцев было сказано много теплых слов. Автор статьи, по всей видимости, редактор газеты Б. Б. Котельников, отметил " настойчивость, целеустремленность, коллективность и непреоборимую волю к победе, отменную физическую подготовку, совершенное владение техникой, гибкую тактику" армейских футболистов, продемонстрировавших "лучшие черты советского спорта".

И в такой знаменательный день попенял он трехкратному чемпиону, напомнил, избегая конкретики, о прошлогодних "грехах", имея в виду два проигрыша чехословацким клубам: "Они должны помнить свои серьезные ошибки прошлых лет и не повторять их. Эти ошибки, так огорчившие советскую спортивную общественность, произошли из-за зазнайства отдельных игроков, ослабления дисциплины в команде. Все это было следствием "головокружения от успехов", забвения некоторыми футболистами своего долга перед советским народом, который выдвинул из своей гущи, окружил вниманием и почетом".

Злопамятная партия (СМИ - ее рупор) даже в дни торжеств не прощала отдельных неудач в межгосударственных встречах. Дабы это не повторилось, автор передовицы поучал чемпионов: "Каждому из нихследует помнить заповедь большевиков: не успокаиваться на достигнутом! Поэтому надо неустанно совершенствоваться, упорно овладевать знаниями, повышать свой идейно-политический уровень, крепить дисциплину и порядок в своих рядах".

Обычно хронику событий футбольного сезона завершаю международными встречами. В летописи-48 вынужден в этом разделе поставить прочерк - из-за их отсутствия.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...