Газета
10 апреля 2009

10 апреля 2009 | Бокс

БОКС

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Александр ЛЕБЗЯК: "НА АНЕКДОТЫ ПРО БОКСЕРОВ НЕ ОБИЖАЮСЬ"

На следующей неделе Александру Лебзяку исполнится 40.

Лучшего времени не придумать было, чтобы напроситься в гости - и олимпийский чемпион Сиднея-2000 пригласил на два часа в комнатушку зала бокса ЦСКА. В свой рабочий кабинет.

Нам казалось, об Играх в Пекине он говорить не станет - слишком близко, слишком больно. Четыре последние года Лебзяк отработал главным тренером сборной, а в декабре оказался не у дел. Но закрытых тем для Лебзяка не было. Олимпиада так Олимпиада. Поговорим.

Не отыскали мы и большой печали в глазах знаменитого боксера. Не дело грустить - накануне юбилея.

МАНИЯ ВЕЛИЧИЯ

- Мы долго думали, с какой темы начать...

- С какой угодно.

-Тогда - с пекинской. Сильно Олимпиада ударила по внутренней самооценке?

- Нет. Любой тренер проходит через поражения. Олимпиада была тяжелой и странной. Кубинцы, например, не завоевали ни одной золотой медали. А у нас - два золота и бронза. Федерация бокса вошла в тройку лидеров по медалям - после легкой атлетики и борьбы.

-У вас в мире бокса достаточно недоброжелателей. Ловите сейчас миг торжества в их глазах?

- Конечно. Все видел в Пекине: когда выиграли второе золото, я посмотрел на сектор, где сидели наши болельщики.

-Заметно было, кто рад, а кто - не очень?

- Рады были почти все - но выделялось небольшое пятнышко. Впрочем, к недоброжелателям отношусь философски. Всем говорю: "Ребята, бухать, курить и уходить в нирвану не начну, не надейтесь". Как жил боксом, так и буду. Бывают в жизни и белые полосы, и черные.

-Главный итог для вас? Что теперь будете делать иначе?

- Прежде я был очень добрым. Мог по пять раз ограничиваться замечаниями, не принимать мер. Мое уважение выдавалось за слабость. Больше ошибку не повторю. К сожалению, у меня не было контакта с тренерами поопытнее.

-С личными тренерами?

- Да. Некоторые не воспринимали меня как главного. В какой-то момент вынужден был отодвинуть личного тренера Рахима Чахкиева, который в Пекине стал чемпионом. Рахиму было обидно, но ход себя оправдал.

-Что должен был натворить тренер, чтобы его отодвинули?

- Когда Чахкиев получил путевку на Игры, со стороны тренера возникли непонятные разговоры: мол, это все моя заслуга. Стал перегружать парня.

-Как вы узнали?

- Это сразу было видно и мне, и врачу. Два боксера выполняют одинаковую работу, но у одного сердечко не справляется. Почему? Вот и пришлось на кисловодском сборе решать вопрос. Хотя столкнулся с непониманием. Даже давлением.

-На вас можно давить?

- Давить можно на любого. Другое дело, кто как себя поведет. Я не сломался. Результат - золотая медаль. Но была еще одна проблема.

-Какая?

- Ребята завоевали путевку на Олимпиаду за полгода до ее начала. И - расслабились. В итоге все, кто выиграл последний чемпионат мира, в Китае остались без золота!

-В газетах неудачу Альберта Селимова вы прокомментировали жестко: "Я столкнулся с манией величия".

- Так и было. Как ни пытался достучаться до человека, он все равно недооценил соперника. Но меня этим не удивишь. Прежде хоть существовала жесткая рука - а нынче очень много демократии. Если пытаешься закрутить гайки - сразу начинаются звонки.

-И у вас была мания величия?

- Никогда. У меня преграда стояла за три километра.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Окончание - стр. 16

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...