Газета
29 августа 2008

29 августа 2008 | Футбол

ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1946 год. Часть вторая

В прошлый раз мы восхищались мощным рывком после невыразительного старта чемпиона, московского "Динамо". Восемь подряд побед позволили выйти в люди и занять третью ступеньку, вслед за ЦДКА и тбилисцами.

ТЕРАКТ В КИЕВЕ

Грузины развили на своей территории максимальную скорость, с которой не смогли совладать, и по инерции, оказавшись за пределами республики, где обычно теряли очки, "переехали" в Москве "Крылышки" со "Спартаком", а в Ленинграде - "Зенит". Тут уж пришлось нажимать на тормоза - недалеко финская граница, проскочишь - секир-башка. От греха подальше вернулись в Белокаменную и предстали перед Красной армией целыми и невредимыми: семь побед в семи встречах! Так резво в стране советской никто не начинал. Только по прошествии шести десятков лет союзный рекорд тбилисского "Динамо" повторили казанцы.

Перед ключевым матчем первого круга, хотя проводился он в Москве, шансы тбилисцев выглядели предпочтительнее. Армейцы выходили на поле обескровленными: за пять дней до игры потеряли в Киеве двух бойцов - Федотова и Боброва. К тому времени их центровая тройка Николаев - Федотов - Бобров в семи встречах забила 26 мячей из 27 командных!

Ранней весной оракулы из московского "Большевика" были уверены: в новом сезоне Боброву много забивать не дадут. А он вопреки предсказаниям продолжал. В 45-м, начиная со второго круга, в 11 играх подряд не уходил с поля без гола, в начале 46-го удлинил рекордную в СССР голевую серию до 14 матчей. Всего же в шести первых турах забил семь мячей, восьмой послал в первом тайме в киевские ворота. Во втором - предсказание "ясновидцев" сбылось. Киевский защитник Николай Махиня "нейтрализовал" армейского бомбардира, да так надежно (прыгнул сзади двумя пудовыми бутсами на ногу Боброва и даже с поля не был выдворен), что в оставшихся до конца 15 турнирных встречах не забил ни разу - сезон для него закончился досрочно.

Сбили птицу на взлете, в 23 года сделали инвалидом. Видевшие здорового Боброва рассказывали, что после этой страшной травмы он не был похож на себя образца 45-го - начала 46-го года. Оперировал его в Югославии лучший хирург по такого рода травмам профессор Грспич. Перед выпиской он строго-настрого запретил пациенту в течение года не то что играть - тренироваться. Куда там. Через четыре месяца Бобров сыграл в кубковом матче с "Зенитом" (4:1). Был не так активен, как прежде, зато чрезвычайно эффективен. Забил не засчитанный судьей мяч, заработал пенальти, сделал голевую передачу, а в самом конце обыграл в присущем ему стиле защитников Ленинграда и установил окончательный счет. Но чего ему это стоило. Полуживой вышел через три дня на матч с "Торпедо", но двигаться не мог. Стало совсем худо.

В последующие три года (1947 - 1949), что провел в ЦДКА, из 84 матчей пропустил 34, а в 50-ти "одноногий" форвард забил 50 мячей, выиграл две золотые медали и Кубок.

Боброва упрекали в инертности, чуть ли не лени. Иногда он простаивал на поле - это правда, но, улучив момент, взрывался, делал свое дело и снова отдыхал. Вопреки молве случалось это не так часто и не из-за приписываемых ему качеств. А не пробовали критики играть на уколах с распухшей ногой, превозмогая боль? Руки в боки полсотни мячей не забьешь.

Меня удивила реакция прессы на события в Киеве. Добротная профессиональная работа динамовских костоломов осталась незамеченной. Не вдаваясь в подробности, центральные газеты словно под диктовку произносили одну и ту же фразу: "Федотов и Бобров покинули поле из-за повреждения ноги". "Советский спорт", поверив на слово киевскому корреспонденту Л.Ковалевскому, убеждал читателей: "Федотов, принимая мяч, повредил колено, а Бобров во время дриблинга также растянул себе ногу". По странному (?) стечению обстоятельств травмировали себя футболисты, забившие в первом тайме все три гола (ЦДКА выиграл 3:0) в хозяйские ворота. Истину скрыть не удалось, проявится она позже.

БИТВА НА НЕВЕ

Причина умолчания доподлинно мне не известна. Рискну предположить, что связана она со скандалом, разразившимся 23 мая, за пять дней до киевского матча, в Ленинграде после встречи местных динамовцев с "Торпедо". Взрыв произошел в земных недрах: материалы проведенного Комитетом физкультуры следствия с объяснительными записками арбитра, футболистов, представителей обеих сторон и заключением медэксперта содержатся в Госархиве РФ (Фонд 7576, опись 1, дело 557). Отголоски взрыва, потеряв первоначальную силу, вышли наружу и проникли на страницы некоторых центральных и ленинградских изданий.

Чтобы в общих чертах обрисовать последствия "невской битвы", начну с заключения врача.

"Медицинское заключение

на пострадавших игроков в матче 23 мая "Динамо" (Ленинград) - "Торпедо" (Москва).

1. Василенко Александр Константинович - 30 лет.

Вследствие полученного удара ногой в область основания черепа имеется: трещина черепа, кровоизлияние в мозг, отрыв левой ушной раковины (1/3), сотрясение мозга. Состояние тяжелое. Находится в стационаре.

2. Набитов Виктор Сергеевич - 29 лет. Вследствие получения удара в область черепа оказалось сотрясение мозга (средняя форма). Был отправлен в стационар. В данное время находится в удовлетворительном состоянии.

3. Орешкин Борис Степанович - 34 л.

При столкновении во время игры с противником получил ушиб головы правой теменной области - рваная рана величиной 4 см. Находится в хорошем состоянии.

4. Панфилов В.

При столкновении с противником во время игры получил ранение в область левой надбровной дуги величиной в 2 см. Находится в хорошем состоянии.

5. Севидов А. - 24 л.

В процессе игры получил вывихлевого коленного сустава с разрывом всех связок. Был направлен в стационар.

Начальник санслужбы ДСО "Динамо" гв.майор мед.службы - Левит".

Травмы вывели игроков из строя на разные сроки. Орешкин с Панфиловым с окровавленными повязками игру продолжили. Набутов восстановился через три недели, Василенко - в начале следующего сезона, а для Севидова эта игра стала последней в его короткой, стремительно набиравшей высоту карьере футболиста.

Александр Севидов - центрфорвард разноплановый, универсальный. Обладая отменными физическими качествами, высокой скоростью и сильным ударом, умело подыгрывал партнерам. Его игра, результативная, эффектная, не в ущерб эффективности, чрезвычайно для команды полезная, обратила на себя внимание ведущих советских специалистов. Не зря ведь Борис Аркадьев во время поездки ЦДКА в Югославию на место улетевшего с динамовцами в Англию Боброва поставил заимствованного у "Крылышек" Севидова, остался им доволен и пригласил в армейский коллектив. Видимо, не надеясь, во всяком случае на первых порах, составить конкуренцию Федотову и Боброву, Севидов от лестного предложения отказался, заключил союз с тренером "Торпедо" Виктором Масловым и, сам того не желая, подписал себе приговор. Исполнил его защитник ленинградцев Аркадий Алов, прыгнувший двумя ногами на опорную Севидова и разворотил ее так, что восстановиться форвард, несмотря на старания врачей, не смог.

В футболе Александр Александрович остался. В 30-летнем возрасте занялся тренерской деятельностью и получил то, что не успел на поле. Будучи наставником динамовцев Минска, Киева и Москвы, выиграл со своими командами в общей сложности шесть комплектов золотых, серебряных, бронзовых медалей и дважды подержал в руках кубок.

СЛЕДСТВИЕ

Алов в ходе проведенного Комитетом физкультуры расследования вины не признал ("Торпедовец Жарков толкнул меня, и я упал на ногу Севидова") и был поддержан товарищами.

Тренер ленинградцев Михаил Окунь в смятении, показания давал сбивчивые, противоречивые: "Случая сСевидовым не видел, смотрел на другую половину поля" (где не было мяча? - Прим. А.В.) . После чего добавил: "Я провел личное расследование и по ответам своих футболистов следовало, что произошел несчастный случай". Однако сомнения в искренности игроков остались: "Характер повреждения т. Севидовавсе же заставляет меня предполагать, что только несчастным случаем объяснить нельзя".

Умысел в действиях Алова помимо торпедовцев вынуждены были признать ленинградская коллегия судей и линейный арбитр ленинградец Евдокимов. В целом участники конфликта и заинтересованные стороны четко следовали линии сколь распространенной, столь и неубедительной - сам дурак. Ленинградцы считали, что гости покалечили двух вратарей в отместку за Севидова. Москвичи обвинили игроков "Динамо" в преднамеренной грубости и в попустительстве им ленинградского судьи Иосифа Колтунова, который не удалил Алова, ни за что изгнал с поля Жаркова, а после того, как место в воротах хозяев занял Забелин, "постоянными свистками дальше середины поля торпедовцев не пускал".

ПРИГОВОР

Комиссия разбиралась долго, скрупулезно и через полтора месяца вынесла вердикт, местами довольно суровый. Опустив наказания символические - строгий выговор капитанам обеих команд и выговор тренерам - процитирую три пункта из 10-пунктного приказа № 316 Комитета физкультуры, подписанного его председателем Николаем Романовым:

"1. Колтунова И. С. лишить звания судьи Всесоюзной категории и отстранить от судейства игр всесоюзного значения сроком на два года. Вывести из состава президиума Всесоюзной коллегии судей...

3. Игрока команды "Динамо" (Ленинград) Алова, допустившего... грубый прием, повлекший за собой тяжелое увечье игрока команды "Торпедо"Севидова - лишить званиямастера спорта СССР, отчислить из команды мастеров и дисквалифицировать на год.

4. Игроку команды "Торпедо" (Москва) Жаркову Г., допустившему в борьбе за мяч крайне резкий прием, повлекший за собой тяжелую травму у игрока команды "Динамо"(Ленинград) Василенко, объявить строгий выговор и дисквалифицировать условно на год".

Калечили оба, наказали по-разному. За "грубый прием" (видимо, Романов узрел в нем умысел) Алов получил реальный срок (правда, через несколько месяцев его амнистировали), Жарков за "резкий прием" - условный.

Колтунову досталось сверх отпущенной ему меры: матчи чемпионата сильнейшей группы он больше не судил, а всесоюзную категорию вернули ему через 10 лет, в хрущевскую оттепель.

За что его так? Ответ находим в том самом приказе номер 316: "...Колтунов И.С. не только не предотвратил возможных несчастных случаев с игроками, но своим крайне неудовлетворительным судейством и попустительством грубости и недисциплинированному поведению игроков на поле способствовал тому, что здоровое соревнование превратилось в неприкрытую драку, окончившуюся тяжелыми травмами нескольких игроков..."

Всего-то? Вижу изумленные лица наших судей. Повезло вам, господа арбитры, с начальниками.

События, подобные описанному, были не единичны. Не скрывал этого и глава физкульткомитета в не раз уже цитированном приказе: процессе проведения соревнований по футболу уже имели место 12 удалений с поля за грубость, за умышленные удары по ногам, за нецензурные выражения на поле, за оскорбления судьи, за удары головой противника, за умышленные прыжки на игроков..."

Романов фактически признал: весь набор, продемонстрированный 23 мая на ленинградском стадионе, пускали в ход и в других матчах. Наверняка знал он и о жестоком обращении киевских защитников с ведущими армейскими форвардами. Отчего же наказывал избирательно?

Участников "невской битвы" через СМИ предали публичной порке и наказали по всей строгости для острастки, чтобы другим неповадно было. Избиение 28 мая в Киеве Федотова и Боброва наружу не выплеснулось: два ЧП за пять дней - это уж слишком. Буржуазные нравы, чуждые здоровому в массе своей советскому спорту, так часто проявляться не могли. Не оттого ли журналисты предельно аккуратны в формулировках ("Федотов и Бобров повредили ноги"), а Комитет не возбудил "уголовного дела"?

ГОЛЫ ХОККЕИСТА И БАСКЕТБОЛИСТА

Как бы то ни было, перед исключительно важным матчем с тбилисцами за лидерство Аркадьеву пришлось латать бреши, и он бросил в пекло новичков. В стартовом составе место Федотова занял Евгений Бабич, а через четверть часа получившего травму Щербакова (играл на позиции Боброва) сменил Вячеслав Соловьев.

Бабич разрывался между футболом и хоккеем. Избрав хоккей, попал в "десятку". Играя в одной тройке с Бобровым, неоднократно становился чемпионом СССР в составе ЦДКА и ВВС, выиграл для себя и сборной Союза первые советские золотые медали на чемпионатах мира, Европы и Олимпийских играх.

Соловьева, когда объявили по стадиону о замене, зрители не знали. Только самым посвященным было известно, что поигрывал он за клубную баскетбольную команду ЦДКА. К счастью, Соловьев остался в футболе. Грудь его украсили несколько золотых и серебряная медаль. Еще одну золотую получил, став тренером. Дебютировал он и закрепился в основе ЦДКА "благодаря" киевскому защитнику Махине. В долгу перед столицей Украины не остался: через 15 лет впервые в истории киевского "Динамо" Вячеслав Дмитриевич сделал его чемпионом.

К слову, еще два персонажа сегодняшнего повествования, Виктор Маслов (трижды) и Александр Севидов осыпали Киев золотом. Так что первыми пятью чемпионскими титулами украинские динамовцы обязаны московским тренерам.

А судьбу матча ЦДКА с "Динамо" грузинским решили дебютанты - хоккеист с баскетболистом: Бабич в начале первого тайма открыл счет, Соловьев в начале второго его закрыл - 2:0. Опередив соперника на очко, армейцы вышли в лидеры.

ПОБЕДА КОМАНДЫ "ЛЕЙТЕНАНТОВ"

Еще через месяц, 5 июля, тбилисцы проиграли опять в Москве своим одноклубникам. 80 тысяч зрителей, заполнивших трибуны стадиона "Динамо", могли расходиться по домам уже через три минуты после начального свистка судьи Николая Латышева. К этому времени хозяева установили всесоюзный рекорд, сделав коллективный хет-трик в дебюте матча - 3:0.

"Этого не может быть!" - воскликнет наш современник, приученный наблюдать после взятия ворот разнообразнейшие ритуальные танцы и хороводы, спринтерский забег виновника торжества с искаженным лицом. Не от счастья, как может кому-то показаться. И не бежит он - убегает. От товарищей своих. А на лице ужас: вдруг догонят. Догонят непременно. Их много, он один. Догнав, в порыве страсти затискают, зацелуют, тумаков отвешают по чему попало, чаще - по голове. А то и свалят, погребут под своими телами. Спросите Торбинского, каково было ему на Euro после гола ван дер Сару. Не успел убежать бедолага, на кромке поля настигли.

Смогли бы в 46-м динамовцы, существуй тогда подобные обряды, установить феноменальный рекорд? Тяжела была рука Соловьевых, Леонида и Сергея, Семичастного, Блинкова, Савдунина... А если бы еще и Хомич из ворот рванул, да перчатками своими, на боксерские похожими, поддал пару раз... Ни сил, ни времени на рекорд не хватило бы.

Гости не смогли оправиться от шока ни в этом матче (1:4), ни в четырех последующих, разбазарив во встречах с командами из нижней части таблицы еще четыре очка.

Перед ответной встречей дома с армейцами грузины сохраняли тонюсенький шанс поспорить за первенство, но его оборвал за две минуты до конца 38-летний защитник ЦДКА Константин Лясковский. Вопрос о чемпионе практически отпал. Юридические формальности были соблюдены 18 сентября в Минске, где ЦДКА обыграл белорусское "Динамо" - 3:1.

Полку чемпионов прибыло, монополия "Динамо" и "Спартака" нарушена. Страна аплодировала третьему по счету победителю. Счастливая рука у Бориса Аркадьева. В первый год работы с "Динамо" сделал его чемпионом. За два сезона пребывания в ЦДКА выиграл с "лейтенантами" Кубок и первенство. Это было начало недолгого, но исключительно плодотворного сотрудничества. Продолжение последует.

САМ НЕ ГАМ И ДРУГОМУ НЕ ДАМ

Оставалось заполнить две вакансии на воображаемом пьедестале и определить 12-го лишнего. Заочный поединок за второе место динамовцев Москвы и Тбилиси получился драматичным. У обеих команд по 33 очка. Экс-чемпионы турнир завершили, а конкурентам предстояла игра в Москве с немотивированным "Торпедо", застолбившим четвертую позицию.

Одним для счастья недостает не так уж много, жалкого, ничтожного очочка, другим - все до лампочки. Сегодня букмекеры на эту дохлую игру ставки бы не приняли ни за какие коврижки. В 46-м люди об этом буржуазном слове, равно как и о рожденном в эпоху социализма (договорнике), знать не знали, ведать не ведали. Чудаки. Нет чтобы после тяжелого трудового дня (игра состоялась во вторник 1 октября) провести вечер в семье, в тепле и уюте или пообщаться, то бишь "погудеть" с соседями за бутылкой-другой. Ан нет, двинулись огромными толпами на "Динамо" мокнуть полтора часа под проливным дождем. Собралось их ни много ни мало 50 тысяч. Ради чего?

Не прогадали, однако. Зрелище получилось - сказка, пальчики оближешь. Казалось бы, для чего автозаводцам корячиться под дождем в вязком болоте. Отстоял смену - и пошел в кассу. Как бы не так. Вышли на разборку с грузинскими "органами" с традиционным пролетарским орудием - булыжником за пазухой. По сигналу Латышева пошли на штурм динамовской крепости и сделали в ней в течение часа с небольшим три пробоины - 3:0. Впечатлительные тбилисцы от таких ударов, да еще на выезде, обычно ломались. А тут вдруг, загнанные в угол, то ли с перепугу, то ли от отчаяния (терять-то нечего) побежали к чужим воротам. На 81-й минуте Гогоберидзе делает 1:3. Через пару минут - уже 2:3. Трибуны оживились, гонят гостей вперед. Их и без того не остановить. За минуту до конца Арошидзе уважил просьбу зрителей - 3:3. Что и требовалось доказать.

"Так это же классический договорник, а вы говорили!" - не без злорадства упрекнут меня читатели. Не торопитесь, господа, играть еще минуту. Торпедовцы всей командой как на пожар помчались к штрафной площадке гостей. Те в панике отбились на угловой. Подача - и в невероятной сутолоке защитник Мошкаркин отправил мяч сквозь частокол ног, своих и чужих, в цель - 4:3. Стрелка на часах Латышева вбежала в финишный створ. Времени, чтобы отыграться, не хватило.

Владимир Мошкаркин, оголив важнейший пост в центре обороны, забил совершенно не нужный ни ему, ни его товарищам "немотивированный" гол и лишил почетной вице-чемпионской должности гостей столицы. Для чего? В то время такой вопрос возникнуть не мог. Победу "Торпедо" восприняли сдержанно, содеянного им никто не оценил, не удивился, как не удивились бы, узнав, что сотрудник ГАИ отверг предложенную взятку.

Случай, только что рассказанный, не единичный.

ВЫ ХОЧЕТЕ ФАКТОВ? ИХ ЕСТЬ У МЕНЯ

Для этого придется ненадолго опуститься в турнирные недра. Разборки там велись куда ожесточеннее, нежели за чемпионство. Многое, если не все, решала игра 23 октября в Киеве "Динамо" - "Зенит". Гости успели обеспечить себе место в первой группе, хозяева продлевали прописку только в случае победы. Что стоило ленинградцам протянуть руку помощи утопающим. Судя по характеру отнюдь не дружеской встречи, "Зенит" посетил Киев не с благотворительной целью. Повел себя так же агрессивно, как "Торпедо" с тбилисцами. И сценарий обеих встреч был на удивление схож. К 70-й минуте Ленинград вел 3:0, Киев в оставшееся время все три гола отыграл. Правда, "зенитчики" четвертый мяч забить не успели, но соперника без всякой на то нужды утопили.

Во всяком случае, не сомневались в том слепо верившие каждой фразе, каждому слову Положения журналисты ряда центральных и киевских газет. На следующий день после игры сообщили они прискорбную весть: "Поусловиям розыгрыша команда киевского "Динамо" должна перейти в группу "Б". Их коллеги из "Правды Украины", "Молодь Украiни", "Комсомолки", "Советского спорта" не так категоричны, ограничились констатацией факта: "На последнем месте оказалась киевская команда "Динамо".

Может, интуиция журналистская что-то на ушко прошептала, червь сомнения делал свое дело или что-то было им известно? Не знаю. Прояснится ситуация весной 47-го. Вот тогда-то, по весне, и посчитаем цыплят - участников первой группы.

А пока верну вас в осень 46-го, чтобы рассказать историю удивительную, для тех лет нехарактерную, с печальной для некоторых ее участников развязкой.

"ХУДШИЕ ПРИЕМЫ БУРЖУАЗНОГО СПОРТА"

Место, которое должна была освободить киевская команда, предназначалось победителю второй группы. Соревнования "подготовишек" проводились в двух подгруппах. Занявшие первое место московские "Пищевик" и ВВС разыграли в очных встречах единственную путевку. Досталась она летчикам - 3:2 и 1:0. После второй игры "Советский спорт" от 24.09.46 заключил отчет острым выпадом в адрес проигравших: "Возмущает закулисная сторона подготовки к этим ответственным встречам. Не надеясь на успех, дельцы из "Пищевика" пошли на преступление, подражая худшим приемам буржуазного спорта".

Что имела в виду газета, понять невозможно. Только что процитированные строки, наверняка подсказанные свыше, стали сигналом для артобстрела. Прямой наводкой били СМИ по "дельцам" из "Пищевика". Через месяц, 26 октября, в газете "Труд" появилась статья Н.Коршакова под заголовком "Чуждые нравы в обществе "Пищевик". По утверждению автора, руководили там люди богатенькие, катались как сыр в масле, ели досыта и ребят подкармливали. "Для команды была установлена незаконно повышенная оплата, - писал журналист, - игроков без всякой меры задабривали премиями, различными пособиями, подарками". Когда председателем областного совета "Пищевика" стал некий товарищ Норвид, зажили еще краше. Помимо зарплаты, выписывал он футболистам повышенные премии, за первое место в подгруппе выделил каждому игроку по 35 тысяч рублей. Через полмесяца добавил еще по 12. Себя и соратников, понятное дело, не обидел. В итоге за семь месяцев премиальный фонд общества перерасходовал в четыре раза.

Что стоило при таких деньгах предложить перед второй игрой защитнику ВВС Чаплинскому, хорошему знакомому одного из руководителей, за легко предсказуемые услуги 10 тысяч рублей. А тот возьми да расскажи тренеру Анатолию Тарасову. Возмущенный Анатолий Владимирович тут же поставил в известность Комитет физкультуры. Оттуда сигнал поступил в Министерство внутренних дел. Чаплинский согласился оказать содействие органам, и взяткодателей в укромном месте во время передачи ему денег взяли с поличным, предали суду и изолировали на разные сроки от здоровой части общества.

Рядовых читателей в подробности касаемо "худших приемов буржуазного явления" не посвятили. Нашли они отражение в скрытых от любопытных глаз документах.

История настолько необычная, что склоняли фигурантов этого дела долго и на разных уровнях. Через полтора года после случившегося, в апреле 48-го, упоминал о ней на совещании у члена Политбюро Михаила Суслова государственный тренер по футболу Виктор Дубинин. Небольшой отрывок из его речи: "Игроку Чаплинскому из команды ВВС предлагается 10 тысяч рублей за то, чтобы он замахнул ногу мимо мяча. Началось судебное разбирательство" (РГАСПИ. Фонд 17, опись 125, дело 643).

Эта криминальная история к договорнику не имеет ни малейшего отношения по той простой причине, что в сговоре участвуют команды с разной мотивацией. В данном случае обе стороны стремились к одной и той же цели и были в равной степени заинтересованы в победе. Рассказал ее, чтобы не быть заподозренным в идеализации советского футбола и, что важнее, показать - дельцов от спорта, в отличие от дней нынешних, жестоко наказывали.

В описании событий сезона-46 мы достигли экватора. Осталось осветить международную жизнь, а в главе заключительной - кубковый турнир с подведением общих итогов года. Тогда-то извлеку из архивных закромов еще парочку пикантных и уголовно наказуемых историй, сокрытых в советское время от широких болельщицких масс.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...