Газета
28 сентября 2007

28 сентября 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЗА ЖИЗНЬ

Альберт ДОГУЗОВ

ГИПНОТИЗЕР, БРОДЯЧИЕ СОБАКИ И НОЧИ БЕЗ СНА

Многолетний капитан "Черноморца" Альберт Догузов завершает карьеру. В премьер-лиге в составах "Черноморца" и "Алании" он провел 197 матчей и забил 34 гола. 30 сентября Догузов попрощается с новороссийской публикой.

Болельщики называли его "малышом". А уважали прежде всего за то, что на поле Алик был настоящим бойцом. Да и мог вдобавок творить чудеса с мячом на "носовом платке", сколько бы соперников ни окружало. Его удары помнят голкиперы 90-х...

Российский футбол мог так и не узнать о талантливом полузащитнике, если бы не его старший друг Инал Гагиев, который сейчас работает в штабе "Алании". А тогда, в начале 80-х, ученик 7-го класса средней школы Цхинвали Алик Догузов крепко обиделся на тренера футбольной секции и решил навсегда завязать с футболом. Зная характер сына, родители были уверены, что так и будет. И только друг Инал спустя месяцы сумел уговорить Алика вернуться.

-В секцию вас кто-то за руку привел? - спрашиваю Догузова.

- Сам решил. Но за это очень благодарен отцу. На улице все мяч гоняли. Правда, смотреть футбол по телевизору не было никакого желания, а отец чуть ли не силой заставлял меня это делать. Тбилисское "Динамо" было его любимой командой. Вот так через телевизионные репортажи и увлекся футболом. Я рано без отца остался, сердце не выдержало. Мне его очень не хватает...

В 78-м гостил в деревне у бабушки. Начался аргентинский чемпионат мира, а телевизора ни в одном дворе нет. Еле уговорил старшую сестру Мадину водить меня в соседнее село, одного бабушка не отпускала. Каждый день - полтора километра туда и обратно. Возвращались ближе к ночи, отбиваясь от бездомных собак. Кстати, тогда сестра сама полюбила футбол.

-Вы начали играть в чемпионате СССР?

- Три года отыграл в "Спартаке" из Цхинвали, пока в 90-м не пригласили во владикавказский "Спартак". В тот год команда пробилась в высшую лигу, а я провел первые девять матчей на серьезном уровне. Потом, транзитом через Анапу, перебрался в новороссийский "Черноморец".

-Голевая статистика для полузащитника у вас приличная, да и под двести матчей в премьер-лиге - результат что надо. Какие вспоминаете чаще всего?

- Матч за "Аланию" в Москве в 2001-м. Был предпоследний тур, и проиграй мы - могли готовиться к вылету в первый дивизион. Незадолго до конца уступали 0:1, но Джамбулад Базаев шикарной передачей вывел меня к воротам. Я не промахнулся, и этот гол спас "Аланию".

Вспоминаю два матча за "Черноморец". В 97-м году играли со "Спартаком". В середине первого тайма удалили Филимонова за фол "последней надежды", и - началось! Голевые моменты у ворот чемпионов один за одним!

-Выиграл "Черноморец"?

- Да, 1:0. Я забил с пенальти. Ворота "Спартака" словно Хоттабыч заколдовал, ничего не залетало. Незадолго до конца матча еще и Хлестова удалили, так Романцев потом поражение на арбитра списал. Вместо того чтобы судьбу благодарить - мы в тот вечер летали как на крыльях, а у "Спартака" ни черта не клеилось. Еще вспоминаю выездной матч с ЦСКА в страшном для "Черноморца" 96-м году.

-Почему страшном?

- В межсезонье взяли в команду техническим директором человека по фамилии Чернозубов. Он будто загипнотизировал всех вокруг. За год до этого у "Черноморца" был фантастический состав. Понимали друг друга с полуслова. Жиров, Дышеков, Бурдин, Саркисов, Бут, Майоров с Березнером... Трибуны стонали от восторга, так короткий пас освоили. И вот эту команду развалили, от прежнего состава оставили четверых.

-Кого взяли?

- Привезли именитых, но абсолютно бесполезных ветеранов и совершенно серую молодежь. Которая для премьер-лиги никак не годилась. Гипнотизер под них и под себя выкачивал огромные деньги. Новая команда, новые люди. Мы болтались на дне таблицы. Под свист играли во что-то сумбурное. Уже боялись выходить на поле, просто надломились психологически. А когда туман рассеялся, Чернозубову пришлось срочно убираться из города. Нам же - спасаться от вылета. И вот в выездной игре предпоследнего тура с ЦСКА все решалось. Мы победили 3:1, а мне удалось открыть счет в конце первого тайма.

-Я был тогда на трибуне и помню, как вас унесли с поля на носилках. Но вы вернулись в игру. Удержать не могли ни тренеры, ни врачи. Неужели не чувствовали боли?

- Еще как чувствовал! Удар получил приличный. Иваныч (врач "Черноморца" 90-х годов Валерий Шопоров. - Прим. С.Б.) даже толком помощь мне оказать не успел. Про боль забыл, вырвался из докторских рук и - на поле. В нашей штрафной тогда было жарко.

Вы про боль спросили, и я сейчас вспомнил матч с Читой. У них ребята здоровые, и один такой вломил мне по полной программе. Пришлось замениться, голеностоп опух. Перед следующим матчем никаких улучшений. Вызывает Долматов: "Играть сможешь?" Нет, отвечаю, едва могу на ногу наступать. Тогда Олег Васильевич закатал обе штанины выше колена и говорит: "Посмотри на мои ноги, Алик. Столько пришлось играть через "не могу". А ты нам завтра очень нужен". Блокаду мне сделали, и 90 минут я ничего не чувствовал. Потом только прихватило. Счастье, последствий не было, Бог миловал.

-Вы покинули "Черноморец", проведя в нем десять лет. Болельщики были в шоке.

- Предложений у меня всегда хватало. Еще в 94-м позвонил Газзаев. Спрашивает: "Что у тебя, Алик, есть в Новороссийске?" Перечисляю: "Квартира, машина..." "Оставляй все и возвращайся домой. Дадим тебе и квартиру получше, и машину не чета той, что имеешь. Поборемся за медали". Не поехал. А "Алания" в тот год чемпионом стала. Звали в московские клубы... Я ни о чем не жалею, ничего не потерял. Прикипел к Новороссийску. Но самое главное, был здесь человек, который ко мне как к родному относился. Борис Пупко, вице-президент клуба, царство ему небесное. В 2000-м, когда я уходить собрался, он решение одобрил.

-Почему?

- Все из-за Байдачного. В глаза этот человек всегда говорил одно, а за спиной - другое. Любил исключительно себя и деньги, которые получал в очередной команде. Но только не города, в которых работал. И завершалось все в этих клубах по одному печальному сценарию.

-Но именно Байдачный вывел "Черноморец" в Кубок УЕФА.

- Это не его заслуга. Тот состав собирал Владимир Федотов, которого уволили в 99-м. Команда была замечательная. При Байдачном пришли двое - Саша Призетко и Манук Какосьян. Я вам скажу больше: останься в Новороссийске Федотов или приди Непомнящий, назначение которого сорвалось в последнюю минуту, мы бы заняли место повыше шестого. При Байдачном каждый день шел за десять лет каторги. Не по физическим нагрузкам, в этом смысле меня трудно удивить. Тяжело было психологически. И чтобы избежать серьезного конфликта, я ушел.

-После поражений на футболистов обрушивается с трибун невероятная отрицательная энергия. Как вы себя чувствовали после таких игр?

- Зрителя надо принимать таким, какой есть. Он всегда прав. А чувствовал я себя... Убитым, что ли. Помню, во Владикавказе "Алания" крупно проиграла "Сатурну". И после свистка тысячи людей стоя нас освистывали. От стыда хотелось провалиться сквозь землю. Всю ночь не спал и думал, зачем связался с футболом.

-Знаю, что за несколько лет до завершения игровой карьеры вы думали о тренерской...

- Не просто думал. За эти годы успел окончить ВШТ, получил категорию "С". И нынешний сезон начал уже в тренерском штабе "Черноморца".

Сергей БОЛГАРСКИЙ

Новороссийск

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...