Газета
11 сентября 2007

11 сентября 2007 | Хоккей

ХОККЕЙ

СУПЕРСЕРИЯ КАНАДА - РОССИЯ

Вчера поражением нашей команды - 1:6 - завершилась так называемая 8-матчевая суперсерия молодежных сборных России и Канады. В нашем активе лишь одна ничья при катастрофической разности заброшенных и пропущенных шайб - 13-39.

ТРИ ВОПРОСА ФЕТИСОВУ

Слава МАЛАМУД

из Ванкувера

МЕЧТЫ КАК ТЕРАПИЯ

Конец, слава богу, приходит всему - не только хорошему, но и плохому. Те из вас, кто мужественно досмотрел до конца суперсерию-2007, сегодня наверняка вздохнули полегче. И правильно, хватит перевозбуждаться.

Мы, болельщики и репортеры, по ходу серии и так уже выразили все возможные эмоции и обсудили сборную со всех сторон, разве только еще не добравшись до ее игровой формы. Что ж, в "СЭ" нет запретных тем. Форма наша, на которой нашлось место для рекламы трех компаний, но не для слова "Россия", выглядела на фоне роскошно одетых канадцев убого и позорно, так и запишите. Я, конечно, понимаю - обязательства перед спонсорами и все такое, но ведь в Оборонэкспорте, Сбербанке и "Мегафоне" у нас, будем надеяться, не дураки сидят и поняли бы, что потенциальных клиентов в Ред-Дире и Саскатуне у них не сыщется.

Мы надеялись, гневались, недоумевали, находили виноватых, выявляли и обличали, вымаливали мнение у специалистов с другой стороны, даже смеялись. А что? Врачи утверждают, что смех продлевает жизнь, очищает организм от шлаков и в целом гораздо чаще рекомендуется как лекарство от депрессии, чем, например, самоубийство. Так что имейте в виду.

Что ж, очистившись и отойдя душой, можно попытаться сделать кое-что, до чего во время переживаний суперсерии как-то не было дела. А именно - помечтать. Мечтается лучше всего о большом и светлом, и тут, в Канаде, единственной в мире стране, где к хоккею относятся так, как он того заслуживает, приятнее всего мечтать о том, чтобы так было и в России. Неделю назад на эту тему очень неплохо помечтал наш спортсмен номер один - Вячеслав Фетисов.

Напомню, что суть там сводилась к тому, что всю систему российского хоккея имеет смысл кардинально переделать, причем по североамериканскому принципу. Что вкратце означает: "развод" любителей и профессионалов, самоокупаемость детских школ, закрытая, независимая лига, драфт.

Мечта замечательная, но, как бы это сказать... объемная и вызывает огромное количество вопросов. Три больших, глобальных можно выделить без труда. Их-то и хотелось бы сейчас задать компетентному лицу. А именно - самому Вячеславу Александровичу.

СНАЧАЛА О ПРЕДПОСЫЛКАХ

Но для начала давайте зададим вопрос самим себе: а не перегибает ли Фетисов палку, вообще заводя разговор о коренных изменениях? Достаточно ли показателен результат одной злосчастной серии?

Что ж, первый защитный рефлекс наголову разбитого неудачника - сказать себе, что данное поражение - частный случай, вызванный объективными обстоятельствами. Скажем, 1988 год рождения - в нашем хоккее "плохой". Или, например, все от начала и до конца запорол дебютант-тренер. Позвольте, однако, высказать и такое мнение, что результат, показанный нашим подрастающим поколением, прекрасно иллюстрирует всю историю болезни российского хоккея.

Вот, например...

Вы по ходу матчей не задавались вопросом, почему наших профессионалов так авторитетно рвут канадские любители? А канадцы ведь и впрямь все сплошь любители, потому что получают в своих юниорских командах по 60 долларов в неделю. Причем под словом "рвут" я подразумеваю не счет на табло, который вполне может объяснить разница в таланте между конкретными игроками. Я имею в виду именно рвение, а также старание, дисциплину и командные взаимодействия - продукты системы. Иначе говоря - опа! - профессионализм. А ведь они-то в отличие от наших еще ни разу в жизни не выходили на лед против взрослых! И полтора месяца вместе они тоже, как наши, не провели. А каков результат!

Разница между юными россиянами и канадцами состоит в том, что первые на данном этапе своей карьеры - либо дальний резерв клубов суперлиги, либо игроки команд с приставкой "два", не имеющих ни болельщиков, ни турнирной мотивации. Канадцы же - выходцы из сверхпопулярных юниорских лиг. С 16 лет они борются за трофеи, играют в плей-офф, слышат шум стадиона, переполненного болельщиками из маленького городка, для которых эти пацаны - свет в окошке, чувствуют себя частью сплоченного коллектива, узнают, что такое тяжелая рука тренера, учащего их жертвовать личным ради общего.

Их российские сверстники в это время озабочены только тем, чтобы обратить на себя внимание тренеров основной команды, и как раз начинают познавать влияние приличных денег на свои неокрепшие еще головы. Для многих к этому моменту возможность обеспечить себе комфортную жизнь оттесняет спортивные достижения на задний план. Кто-то к 19 годам становится звездой основной команды и обрастает профессиональной матеростью, но сколько их таких?

У канадцев же каждый Томас Хикки или Брэд Маршан в свои 19 лет - уже сформировавшийся боец, имеющий такой опыт и такой менталитет, которым большинство его российских сверстников обделены. И поэтому Зак Хэмилл, лучший бомбардир Западной лиги, беспрекословно и без ущерба для команды становится у Саттера 13-м нападающим. И поэтому Джон Таварес, который - я вам гарантирую - в своей "Ошаве" под шайбы не особенно-то и ложится (он там суперзвезда), все равно готов делать это в сборной, причем регулярно. Они в отличие от наших имеют мечту, недостигнутую еще цель всей жизни - НХЛ, за которую им надо ежедневно драться и умирать.

ВОПРОС ПЕРВЫЙ, ПОДРОСТКОВЫЙ

Возможно ли такое у нас? Могут ли существовать в России юниорские лиги, подобные канадским? Этот вопрос я задал, наблюдая в субботу вечером за тренировкой команды, менеджеру сборной Игорю Куперману. "В миру" же он, пожалуй, лучший в нашей стране специалист по североамериканской хоккейной "кухне".

- Канадская система процветает за счет того, что тут в юниорских лигах очень много правил, - сказал Куперман. - Например, есть и такое: если юниор (то есть игрок до 20 лет) не смог попасть в НХЛ, он должен вернуться в юниорскую команду. В фарм-клуб его отослать нельзя. Таким образом сохраняется сила юниорской лиги. Во-вторых, все решения о том, остается ли он в НХЛ или возвращается в юниоры, должны быть приняты в течение его первых десяти игр в сезоне. Если игрок в этот промежуток времени возвращается, то по ходу сезона его уже выдернуть из юниорской команды нельзя. То есть юниорский хоккей от профессионального четко отделен. В России же юниорские команды - это и есть фарм-клубы.

Куперман прав: при нынешней системе отделить юниоров от профессионального хоккея очень трудно. Просто создать лигу из "Металлургов-2" и "Локомотивов-2" и отлить для нее трофей? Не имеет смысла. Болельщики в магнитогорсках и ярославлях все равно ходить на это дело не станут, и статус у такой лиги ни в какое сравнение с канадскими не пойдет. Перевезти их в другие города, сделать "Барнаульскими баранами" и "Архангельскими архангелами"? Даже если в Барнауле и Архангельске фанаты на это "купятся", профессиональные клубы никогда не согласятся отпустить молодежь к черту на кулички. У них же это - "ферма", действующий резерв основного состава.

- Тем не менее, - замечает Куперман, - во всех хоккейных странах мира, кроме России, существуют юниорские лиги. В Швеции, Финляндии, Германии - везде. Так что все это возможно, надо только понять, как совместить американский опыт с российскими реалиями.

Как это сделать? Вот вам и первый вопрос Вячеславу Александровичу. Однако почему-то думается, что проблемы подросткового возраста лучше всего решать заблаговременно - в детстве. Отсюда...

ВОПРОС ВТОРОЙ, ДЕТСКИЙ

Легко сказать - перенимать опыт североамериканцев. Между тем у них профессиональный и любительский хоккей, существуя раздельно, прибыльны. У нас же профессионалы и любители, влача существование сиамских близнецов, не приносят никому ни копейки денег. Можно увешаться рекламой с ног до головы и постоянно забивать до отказа дворец спорта - расходов на содержание профессионального клуба и детской школы это все равно не окупит. Не те в России зарплаты, чтобы сшибать миллиарды на билетах.

Почему в Канаде прибылен любительский хоккей - ясно. Во-первых, в абсолютном большинстве это команды из маленьких городков, в которых нет ничего другого. Кроме того, большинство игроков в этих клубах - местные или из окрестностей. Что ж, в России таких городков хоть отбавляй. Любая крупная область в "холодных" регионах может организовать свою лигу. Но откуда взять игроков, если все дети уже принадлежат существующим школам? В Канаде и Америке школ нет, детские и юношеские команды существуют на частной основе, и поток игроков в юниорские лиги идет постоянно. В России все игроки "расхватаны", а те, кто с малолетства в школу команды мастеров не попал, давно уже занимаются чем-то другим.

Иначе говоря, в Канаде хоккей держится на массовости, а у нас - на эксклюзивности. Они имеют огромные запасы таланта и постоянный приток денег (если ребенка не "бракуют", как у нас, в восемь лет, то он продолжит заниматься и дальше, а его родители - платить), мы - стагнацию. И, по существу, - каннибализм: профессиональный хоккей целиком заглатывает любительский, а любительский потом паразитирует на профессиональном.

Все это - отголоски советской системы, когда весь наш спорт был "заточен" на высшие достижения, и только на них. Массовость была делом одиннадцатым, а о прибыли и вовсе речь не шла. В итоге и массовость исчезла, и высшие достижения как-то перестали нарисовываться. В России же сейчас вовсю строятся катки, чем не предпосылка для начала развития массового хоккея по американским принципам? А в Сибири, например, и вовсе можно развивать это дело на открытых коробках, как тут делают в Виннипеге и Альберте.

- А вот шведы например, - заметил Куперман, - катки строят еще более интенсивно. Причем знаете, на какие средства? На деньги, полученные с продажи игроков. А катки - это новые игроки, и у шведов отличный массовый хоккей. А у нас... Где у нас звезды? Ведь нельзя вечно бегать со знаменами, на которых написано "Овечкин" и "Малкин". Это частные случаи. Посмотрите на игроков молодежной сборной 1992 года - 11 человек попали в НХЛ! Сейчас о таком годе нельзя и мечтать. А если система регулярно не производит звезд, значит, что-то в ней не так.

Что не так - ясно. Система детского хоккея России не способствует ни росту массовости, ни собственным финансовым интересам. Значит, оторвать ее от профессиональной "груди", как и сказал Фетисов, необходимо. Но как? Перевести ее на полную самоокупаемость тоже невозможно, во всяком случае, сейчас - опять же, не тот уровень жизни. Какие-то деньги платить за обучение сыновей родители, наверное, согласятся (и правильная маркетинговая политика им в этом "поможет"), но не в тех масштабах, что в Канаде. Доходы увеличатся за счет того, что из школ больше не будут вышвыривать "бесперспективных", но не дойдем ли мы до того, что заниматься хоккеем будут только не шибко талантливые дети из богатых семей? Значит, придется делать скидки подающим надежды или даже вовсе принимать их бесплатно? (Так, кстати, поступают американские команды вузов.)

В итоге все равно получится, что отделенные от профессионалов школы тоже должны быть дотационными. А почему бы и нет? На первых-то порах.

- Уверен, что будут организации, компании, которые захотят поддерживать молодежный хоккей, - считает Куперман. - Создание качественной юниорской лиги в России реально возможно, надо только, чтобы кто-то захотел этим заняться. Это очень сложный, но разрешимый вопрос.

Как именно его решать? А это и есть второй вопрос Вячеславу Александровичу.

ВОПРОС ТРЕТИЙ, ВЗРОСЛЫЙ

Хорошо, предположим, что нам удалось сделать и это. А куда теперь девать профессиональный хоккей? Не вымостим ли мы ему нашими благими намерениями дорогу прямиком сами знаете куда?

Что ж, думаю никто не станет отрицать, что единственное перспективное направление суперлиги - к рентабельности. Все остальное в лучшем случае - ходьба по краю обрыва. Что кроме дорогущих спортшкол мешает нашим клубам хотя бы ограничить свои потери? Правильно - эскалация зарплат игроков.

- Профессиональный хоккей в России может быть прибыльным, - считает Куперман, - но для этого в профессиональной лиге должны быть правила, которые регулировали бы расходы клубов. Как в НХЛ. Но ЕАХЛ у нас не свершилась как раз потому, что никто этого делать не захотел. Иметь такие правила у нас желающих тогда было не много.

К таким правилам относятся, естественно, и потолок зарплат, и драфт, и строгое регулирование переходов. С какой стати нам все это нужно? Ответ, как мне кажется, - в перечне наших больших достижений на международной арене за последние годы. Есть желающие этот перечень привести?

Российский хоккей перестает котироваться потому, что многое из того, что делало нас некогда великими, ушло безвозвратно, зато гипертрофированы старые недостатки, и к ним добавилось множество новых. Мы не можем бороться у бортов, у нас никуда не годится игра спецбригад, командные взаимосвязи поставлены плохо, наших игроков кто угодно без больших усилий может смахнуть с "пятака", мы всем подряд проигрываем вбрасывания, и так далее. Это что - тоже несчастный случай, один неурожайный год или неудачный тренер? Отнюдь.

Кое-что лежит на совести детских и юношеских этапов подготовки игрока, кое-что - результат, мягко говоря, несовершенной системы профессионального хоккея.

- Это во многом следствие того, о чем неоднократно говорил Фетисов, - продолжает Куперман. - Если игроки каждый год табунами меняют команды, какие навыки можно им привить? А в Канаде еще на уровне юниоров игрок чаще всего играет в одном клубе три года. У него вырабатывается не только командный дух, но и новые навыки, и работоспособность. Ему приходится это делать, его к этому принуждает тренер. У нас же принудить игрока к чему-то очень трудно. Он может запросто положить на стол заявление и махнуть ручкой. Ему на новом месте еще и больше денег дадут. Выход тут один - лига, в которой будут законы, которые нельзя обойти. А назвать ее можно как угодно.

Как ни странно, но наш взрослый вопрос гораздо проще детского и юношеского. Профессиональную лигу можно довести до ума и без реформы школ. Только прибыльной она в этом случае, наверное, все-таки не станет. Или как?

Просветите, Вячеслав Александрович.

ВОПРОС ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ, НАВОДЯЩИЙ

Руководитель российского спорта высказал, как мне показалось, интересную мысль, и смысл этих вопросов - в желании видеть ее развитие. Кроме того, согласитесь, что чиновнику ранга Фетисова как-то не пристало бросать слов на ветер. Уж по крайней мере попытаться выяснить, возможно ли претворение в жизнь его революционных идей, он просто обязан.

И это уже отдельный вопрос. Если уж браться за такой неимоверный гуж, то придется хотя бы как можно лучше себя к этому подготовить. В данном случае это значит собрать в кучку лучший из природных ресурсов - мозги.

Значит, наверное, Вячеславу Александровичу, сказав все, что он имел сказать, теперь неплохо бы перейти от слов к делу. Только не по-нашему - с шапкой о землю и шашкой наголо, а по-умному. Создать, например, рабочую группу, которая попыталась бы определить реальность претворения в жизнь фетисовских идей, разработала бы подробный план действий, а также сумела бы убедить все заинтересованные стороны в том, что уж хуже-то им точно не будет.

И вот тут в возможности Фетисова верится уже очень охотно. Особенно если вспомнить, что одним из его друзей является, например, Дмитрий Чернышенко - человек, чьих мозгов хватило на то, чтобы совершить, казалось бы, невозможное и привезти в Россию зимнюю Олимпиаду. Интересно, как по сравнению с таким проектом котируется реорганизация российского хоккея?..

В Виннипеге, после достопамятных 1:8, ваш корреспондент сидел в баре с коллегой из "Виннипег фри пресс" Тимом Кэмпбеллом. Задумчиво разглядывая кружку пива, которым нас на радостях угощал хоккейный обозреватель "Нэшенел пост", Кэмпбелл поделился своими воспоминаниями о суперсерии-1972. Его отец, тоже спортивный журналист, сильно огорошил тогда Тима, сказав, что лишняя спесь обязательно сыграет в этой серии с канадцами злую шутку "Вот увидишь, - предупреждал Кэмпбелл-старший, - нам еще придется учиться у русских".

- Как видите, мой отец был прав, - сказал Тим. - Мы действительно у вас многому научились. Я уверен, что, не будь той серии, мы бы никогда не вышли на наш нынешний уровень.

Хватит ли у нас здравого смысла сделать сейчас то же самое? И сможем ли мы лет через тридцать сказать что-то такое о нынешней суперсерии?

Вот это, пожалуй, и будет последний вопрос Фетисову Трудный, но интересный.

Матч № 8

КАНАДА - РОССИЯ - 6:1 (0:0, 3:0, 3:1)

Голы: Алзнер (Жиру, Ганье), 23:43 (1:0 - бол.). Саттер (Хэмилл, Алзнер), 31:09 (2:0 - бол.). Бойчук, 33:09 (3:0 - бол.). Туррис (Бойчук, Хэмилл), 49:56 (4:0 - бол.). Туррис (Таварес, Годфри), 55:46 (5:0 - бол.). Гиллис (Хикки, Лучин), 56:08 (6:0). Дадонов (Рябев), 57:20 (6:1).

Канада: Ирвинг. Доути - Алзнер, Лучин - Саттер - Лиджин. Хикки - Пайетт, Маршан - Ганье - Жиру. Эллерби - Шенн, Таварис - Туррис - Перрон. Годфри, Уишарт, Бойчук, Тайрелл, Эммертон.

Россия: Бобровский. Александров - Зубов, Васюнов - Анисимов - Рябев. Доронин - Гришин, Майоров - Мамин - Башкиров. Вишневский - Чудинов, Гловацкий - Бодров - Куликов. Воинов - Курбатов, Солодухин, Тихонов, Каблуков, Глухов, Жуков.

Штраф: 64 - 64.

Большинство: 11 (5) - 9 (0).

Броски: 48 (14+21+13) - 27 (11+9+7).

9 сентября. Ванкувер. General Motors Place. 14 000 зрителей.

Счет в серии: +7=1-0 (первый матч - 4:2, второй - 3:0, третий - 6:2, четвертый - 4:2, пятый - 8:1, шестой - 4:1, седьмой - 4:4).

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...