Газета
7 июля 2007

7 июля 2007 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА. 1945 год. Часть седьмая

И ТОГДА СЕМИЧАСТНЫЙ РАСЦЕЛОВАЛ БОБРОВА

Окончание. Начало - стр. 9

СОВЕТСКАЯ РАЗВЕДКА В ЛОНДОНЕ

Динамовцы приехали не только себя показать, но и на хозяев посмотреть. Такая возможность представилась в очередной игровой день. Накануне шесть человек во главе с тренером и капитаном отправились на окраину Лондона, в Джилингем, чтобы посмотреть игру сборной английских инженеров с местной командой. Появление москвичей на небольшом пригородном стадионе не прошло мимо внимания вездесущих журналистов. Они следили не столько за игрой, сколько за реакцией гостей. " Сначала они, - по словам корреспондента "Дейли мейл", - сидели, как статуи". Но когда кто-то из футболистов допустил детскую ошибку запоров отличный шанс, несколько тысяч присутствующих на игре зрителей схватились за животики. Настроение трибун передалось гостям. "Динамовцы впервые в этой стране начали открыто смеяться, - продолжал журналист. - Игра стала для них неинтересна, и они во весь голос отпускали шутки на русском, перемешивая их выкриками на английском",

На следующий день в очередном туре Южной и третьей лиг встречались наши будущие соперники: ближайший - "Челси", а также "Кардифф Сити" и "Арсенал". Разделившись на три группы, динамовцы отправились на "объекты". Основная, с Якушиным, - на "Стэмфорд Бридж", где "Челси" встречался с "Бирмингемом", другая - с гостренером Товаровским и Фокиным, помощником Якушина, - просматривала "Арсенал", третья наблюдала за игрой "Кардифф-Сити".

Матч "Челси" - "Бирмингем" снимали кинооператоры, руководимые Ешуриным. В тот же день материал был внимательно изучен в просмотровом зале советского посольства.

До войны "Челси" - не самый сильный английский клуб. Ничего не изменилось и в послевоенные годы. До встречи с "Динамо" команда опустилась в середину таблицы Южного дивизиона и занимала 11-е место среди 22 участников.

Играли британцы по старинке, в традиционный, консервативный английский футбол, не претерпевший за полтора десятка лет, с момента изобретения "дубль-ве", ни малейшего изменения: длинные пасы, фланговые проходы с нацеленной передачей в штрафную площадь, на атлетичных, умело играющих головой "столбов".

"Челси" получил очередную "баранку" - 2:3 и гостей не потряс. Якушин отметил неплохой темп, высокий уровень техники англичан, особенно умение играть головой и видение поля: "Чувствовалось, что каждый игрок мгновенно ориентируется в любой ситуации и... делает наиболее выгодные для команды ходы", - писал он. Заметил, конечно, и уязвимые места, примитивную тактику и тщательно разработал план действий.

Наибольшее впечатление произвел забивший оба гола

Томми ЛАУТОН

Типичный английский центрфорвард-убийца: рослый, мощный, прыгучий, воздушный "ас" бил сильно и точно всеми допустимыми в футболе частями тела - головой и с обеих ног. В 19 лет привлечен в сборную и в первых шести матчах забил шесть мячей. Этот высочайший коэффициент сохранил за время выступлений в национальной команде: с 1939 по 1948 год провел в ее составе 23 игры, забив 22 гола. Дважды сыграл в "покер" - с голландцами и португальцами.

В 1939-м, с началом Второй мировой, был призван в армию. Демобилизовался в мае 45-го после окончания войны. В футбол играл редко - когда командование отпускало. Но даже растренированный, не будучи в оптимальной форме, удивил наших - мастерство не пропьешь.

У нас в 45-м и позже утверждали, что "Челси" купил Томми у "Эвертона" специально для игры с "Динамо" и выложил за него баснословную для того времени сумму в 14 тысяч фунтов стерлингов. "Сегодня "Челси" играет в усиленном составе. Желание во что бы то ни стало обыграть москвичей заставило руководство клуба истратить тысячи фунтов, чтобы заполучить несколько игроков из других клубов. В их числе - центр нападения сборной Англии, знаменитыйТомми Лаутон", - писали "Известия" 14 ноября 1945 года. Неправда. Приобрели его и еще двух-трех футболистов из других клубов за два месяца до визита динамовцев, когда не было известно, кто и когда приедет в Англию. Да и какой смысл выкладывать бешеные деньги (британские футболисты получали от четырех до восьми фунтов в неделю) ради одного матча, если запросто могли одолжить. Такая практика на островах до возобновления чемпионатов существовала.

Англичане разминались перед матчем не на виду у зрителей, а в подтрибунном помещении. Лаутон, видимо, зная о присутствии на трибунах гостей, решил провести устрашающую акцию. Минут за десять до начала он появился на поле вместе с вратарем, попозировал перед фото- и кинокамерами и, сделав одолжение одному из операторов, несколько раз пробил по воротам. Вспоминает Всеволод Бобров: "Пробил он молниеносно, и мяч, словно управляемый снаряд, точно прошел в правый верхний угол... Еще удар - и снова "девятка". Так повторилось несколько раз - до тех пор, пока съемка не окончилась. Потом Томми, похлопал по плечу ближайшего к нему оператора и развалистым шагом отправился в раздевалку, сопровождаемый восторженным ревом толпы.

- Да... - услышали, мы рядом чей-то вздох, "Автором" его был наш вратарь Леша Хомич. Мы сочувственно покачали головой..."

СТИХИЙНОЕ БЕДСТВИЕ

О "стихийном бедствии" в Москве и других советских городах в дни большого футбола писали мы неоднократно. То же примерно происходило в Лондоне 13 ноября перед игрой "Челси" - "Динамо". Подземный и наземный транспорт, переполненный до отказа, работал по уплотненному графику. Правда, понятие "до отказа" трактовалось по-разному: у нас - когда сдавлен со всех сторон, трещат ребра, глаза выходят из орбит, дыхание сперто и думаешь лишь о том, как выбраться наружу невредимым. В Лондоне - если заняты все сидячие места. Но в тот день некоторые сердобольные кондукторы на свой страх и риск впускали людей в "переполненный" по английским понятиям автобус, что считалось серьезным нарушением порядка.

Население Лондона разделилось на две части: тех, кто готов был расстаться с деньгами ради зрелища, и жаждущих на этом интересе заработать. В длиннющих очередях (соизмеримых по плотности и размерам с теми, что выстраивались в "приемные дни" у Мавзолея) карманники активно занимались перераспределением доходов населения. Чтившие уголовный кодекс джентльмены предпочитали легальный бизнес. Одни, перекупщики (по советской терминологии - спекулянты), втридорога продавали билеты. Владельцы тугих кошельков выкладывали за сидячие места стоимостью от 5 до 10 шиллингов умопомрачительные суммы, достигавшие 30 фунтов - месячный заработок высокооплачиваемого профессионального футболиста.

Владельцы расположенных недалеко от стадиона домов за определенную плату брали на хранение велосипеды, у кого дворы побольше - автомобили. Безбилетники проявляли чудеса изобретательности: обманным путем проходили через служебный вход, преодолевали многочисленные препятствия разной степени сложности, рискуя жизнью, пристегивали себя ремнями к фонарным столбам, висели на рекламных щитах и даже врывались в квартиры близлежащих домов, усаживались у окон, откуда открывался вид на футбольное поле. Хозяева выдворяли интервентов с помощью полиции.

Наиболее отчаянные взбирались на крыши домов. При очевидном плюсе (великолепный обзор) был и существенный недостаток: чтобы не сорваться, смотрели игру в обнимку с трубой, что значительно сужало возможности проявлять эмоции. А оккупировавшим стеклянную крышу стадиона избежать увечий не удалось. Под тяжестью людских тел она рухнула, и полтора десятка человек с переломами ребер и конечностей были госпитализированы. Писали, что на стадион проникло до 20 тысяч безбилетников. Они заняли все пространство за воротами, создавая помехи футболистам при корнерах и ударах от ворот. На "Стэмфорд Бридж", по разным источникам, собралось в тот день от 75 до 100 тысяч человек.

Лондонцев влек на футбол "голод" (более шести лет они не видели международных матчей) и предвкушение торжества английской команды над континентальной.

Не сомневались в победе "Челси" букмекеры (ставки принимались в соотношении 3:1 в пользу хозяев) и пресса. "Онислишком слабы, чтобы играть на равных с нашими классными профессионалами" - таков лейтмотив английских СМИ, выраженный "Санди-Экспресс". Как же потом в глаза людям смотрели?

НА СОБСТВЕННЫХ ПОХОРОНАХ

Гости продолжали поражать англичан. Уже на "Стэмфорд Бридж" удивили их трижды: два раза до начала матча, в третий во время, показав невиданную до тех пор на английских полях игру. Сначала - появившись за 45 минут до стартового свистка для предматчевой разминки. Через четверть часа, интенсивно размявшись с мячом и без, скрылись из виду, чтобы через несколько минут вновь предстать перед публикой вместе с хозяевами. "Динамо" - во всем голубом, "Челси" - в красных футболках и белых трусах.

Официальная часть заняла немного времени. Лорд Адмиралтейства Александер познакомился с динамовцами, поприветствовал своих. Оркестр королевских морских десантников исполнил гимны двух стран. О том, что произошло после того, как смолкла музыка, писал в мемуарах Лаутон: "Вдруг по команде тренера они подошли к нам, поклонились, но без намека на улыбку на лицах, и вручили, нам по букету цветов".

Стадион замер, английские футболисты растерялись. Наши не могут понять, в чем дело, - всегда ведь в знак дружбы, проявления добрых чувств вручали соперникам цветы и находили понимание у них и у зрителей. А тут - мертвая тишина. Не знали ребята и никто не подсказал им, что в Англии цветы приносят на панихиду и похороны. Вся снимающая братия спешила запечатлеть этот трагикомический момент. Только перед объективами камер на лицах нескольких игроков "Челси" появились натянутые улыбки. А что творилось в их душах? Должно быть, то же, что у человека, держащего в руках цветы, которые через несколько минут возложат на его могилу.

Обстановку разрядил пронзивший тишину голос с трибун: "Это что - похороны "Челси"? Тут же воздух сотряс оглушительный, долго не смолкавший полуистеричный смех десятков тысяч людей, только что испытавших сильное потрясение.

"РАШН ВОДКА!"

Что бы ни говорили, наши перед игрой имели некоторое преимущество: Якушин с футболистами составили представление о сопернике, англичане о нас - нет. В более привилегированном положении в сравнении с комментатором "Би-би-си" Раймондом Гленденнингом находился и член советской делегации по "связям с общественностью" Вадим Синявский. Своих он знал в лицо, в игроках "Челси" ориентировался по номерам на футболках. Гленденнинг из-за отсутствия оных у динамовцев постоянно путался, перевирал, нервничал, чертыхался, что снижало качество его репортажа.

Получив совет Якушина не захваливать команду, говорить только правду, Синявский занял место у микрофона. Миллионы его слушателей в стране и за рубежом прильнули к репродукторам и радиоприемникам (изъятые в начале войны у населения приемники в 45-м возвращали владельцам) в надежде услышать добрые вести из Лондона.

Команды в центре поля. В "Динамо" - два игрока из других клубов. Не совсем оправился после травмы Трофимов. Его место в атаке занял одноклубник из Ленинграда Архангельский. Уже в Лондоне заболел желтухой Малявкин. Тренер выбирал между Дементьевым и Бобровым. В последний момент включил в состав армейца.

О присутствии в составе динамовцев представителей других советских клубов англичане не сразу, но все же узнали. На их вопросы относительно форварда ЦДКА Боброва наши руководители, ничуть не смущаясь, ответили: "В СССР переходы игроков разрешены после окончания сезона. Сезон завершился в октябре, и Бобровизъявил желание играть за "Динамо". Хозяева дипломатично промолчали, сделали вид, что поверили, и больше к этой теме не возвращались.

"Челси" заменил травмированных Уайта и Фосса игроками "Фулхэма" - Бакуззи и Тейлором.

Лейтенант английских ВМФ, один из ведущих судей лиги Кларк подозвал к себе капитанов, Михаила Семичастного и Джона Харриса, для обязательного предматчевого ритуала. Произошла заминка. В иностранных и некоторых наших источниках объясняли ее незнанием нашим капитаном процедуры выбора ворот с помощью монетки. Советские судьи практиковали другой способ - предлагали выбирать одну из двух зажатых в руке бумажек с подписью "мяч" и "ворота". Однако таллинский судья Саар пользовался в своей буржуазной Эстонии (кстати, отсудил несколько десятков международных матчей) монеткой. Оказавшись вдруг в Эстонии советской, от прежней буржуазной привычки не отказался, что запечатлела кинокамера перед финалом Кубка-44 - ЦДКА - "Зенит". Он же судил заключительный кубковый матч между армейцами и "Динамо" в 45-м, в котором участвовал Семичастный. Так что наш капитан был в курсе. Возможно, он пытался выяснить у Кларка, что означает "орел" и соответственно "решка". Вскоре все образовалось.

"Динамо" получило право на первый удар. Игроки заняли привычные места, а Хомич побрел к воротам с поллитровкой и положил ее, как обычно, в левый угол. Погода была сырая, мяч потяжелел. Для лучшего сцепления вратарь в таких случаях смачивал во время игры водой перчатки. Бутылка эта стала предметом пристального внимания облепивших ворота зрителей и огромного полицейского, которому поручили охранять священные границы футбольного поля. Слово Хомичу: "Бутылка заинтриговаладвухметрового "бобби" и. болельщиков за воротами. Слышались возгласы: " Рашнводка?" ("Русская водка"). Полицай, который несколько раз подходил ко мне и похлопывал по плечу (и это во время матча"! -Прим. А.В.),не выдержал, поднял бутылку и отхлебнул из нее. "Уотер" ("вода") - несколько разочарованно пояснил он толпе".

ТАЙМ ПЕРВЫЙ

По сигналу Кларка Бесков ввел мяч в игру. И сразу же закружилась карусель, вызвавшая панику в обороне хозяев. Англичане, подарившие миру "дубль-ве", думать не думали, что в их совершенное, не поддающееся корректировке изобретение, возможно привнести что-то новое. Отгородившиеся от внешнего мира островитяне не имели представления о внедренном советскими тренерами в довоенные годы ряда новшеств, в частности, "организованном беспорядке".

Защитники то и дело теряли "своих" форвардов, возникавших то на флангах, то в центре. Пока соображали, куда бежать и кого держать, динамовцы на первых минутах могли довести счет до крупного и уже в первую четверть часа снять вопрос о победителе. Упустили верные шансы Сергей Соловьев, Архангельский, Бобров, Бесков... Дважды проверили качество штанги и перекладины. Убедились - сделаны добротно. Трижды выручил Вудли. Не смогли наши унять волнение. "Делаю рывок, - вспоминал Бобров. - И вот передо мной метрах в 11 - 12 ворота Вудли... Сильно бью. Перелет. Метра на полтора... В Москве такой мяч забил бы наверняка. А здесь! Стараюсь себя успокоить и... еще дважды раз за разом отчаянно мажу".

Англичане все же пришли в себя, сделали вылазку к нашим воротам, потом другую, и игра пошла во взаимных атаках. В середине тайма Гулден с подачи Лаутона беспрепятственно забивает гол. Стоявший за воротами Якушин в сердцах выбил мяч из сетки ворот в поле. Через несколько минут из-за нерасторопности защитников мы уже проигрывали 0:2.

Сколько шансов упустили динамовцы между двумя этими голами, пересказывать тяжело. Самый верный получили за несколько минут до перерыва, когда Кларк наказал "Челси" за снос в штрафной Бескова. Леонид Соловьев пробил от души, а мяч, врезавшись в штангу, срикошетил в кого-то из болельщиков. Некоторым журналистам показалось, что Соловьев пробил мимо.

И тут же мы могли получить третий гол. Если бы не Хомич, неоднократно до того и после выручавший. Эпизод, который мог стать ключевым в матче, глазами Якушина: " Томми Лаутон... не входя в штрафную, нанес удар необычайной силы в правый от Хомича верхний у гол ворот. В тот момент я только успел подумать: все, верный гол. Как Хомич в броске отбил мяч, и сейчас объяснить не могу. Вратаря с такой реакцией я не встречал".

ПЕРЕРЫВ

Что чувствовали динамовцы, проигрывая 0:2 при большом преимуществе, может быть, в самом ответственном в их жизни матче? Догадаться можно, но знать не дано. Какие слова найти тренеру, чтобы успокоить подавленных футболистов, отвлечь от счета на табло? Якушин, сохраняя самообладание, такие слова нашел. Дал прийти разгоряченным футболистам в себя и через несколько минут, никого не укоряя, посоветовал играть, как в первом тайме. Смысл сказанного: менять ничего не будем, уступаем по счету - не по игре, проиграть не должны. Уверенность и спокойствие тренера передались команде.

А тут еще Синявский вбежал в раздевалку:

- В Москве толпы стоят на улицах, - прерывистым от волнения голосом обращается к динамовцам, - слушают, ждут, переживают. Передам-ка я им, что вы спокойны и будете драться, как львы.

Возражений не последовало.

С вашего позволения поправлю комментатора. Прямую трансляцию матча, организованную Всесоюзным радио, принимали только обладатели ламповых приемников. Внутренняя московская сеть подключилась во втором тайме. И тогда только в квартиры большинства москвичей и тех, кто стоял на улице, проник через репродукторы голос Синявского. О событиях первого тайма в подробностях они узнали через несколько часов, когда весь матч передали повторно в записи.

ТАЙМ ВТОРОЙ

Приняв солидную порцию "допинга", ребята вышли на поле обновленные, раскрепощенные и сделали то, что должны были до перерыва. Не сразу после того, как повторили сценарий первого тайма. "Челси" ушел в глухую оборону Бобров с Карцевым минут через десять могли вывести "Динамо" вперед. Но исходная цифра на табло, как и голкипер Вудли, продолжала держаться из последних сил.

Ближе к середине тайма Архангельский предоставил лучшему бомбардиру "Динамо" еще один шанс. И Карцев его использовал. Проскочив Харриса с Тейлором, пробил из-за пределов штрафной, как умел только он, почти без замаха, хлестко, в угол. "Он прошел! - кричал в микрофон Синявский. - Он забил гол! Да, товарищи, теперь вы можете его расцеловать!"

Что бы сделали с несчастным Карцевым в наши дни, представить легко. Мы видим ритуальные танцы и коллективные объятия, чреватые непредсказуемыми для героя эпизода последствиями, в каждом матче. Тогда восприняли успех Карцева, как обычно, сдержанно и легкой трусцой направились к центру поля, еще раз удивив англичан. Те реагировали на забитые голы куда экспансивнее. Бурно приветствовали успех москвичей и зрители. " Слышится свист, топот ног, грохот трещоток. Раз даются крики "Ура!" Группа англичан размахивает советским флагом...

Вдруг какой-то человек в длиннополом желтом пальто устремился наперерез поля. Что это - врач? Неужели подбили кого-то из футболистов? Нет! Это восхищенный болельщик, догнав Кариева, захотел пожать ему руку прямо на поле. Осуществив свой замысел, он, сияющий удалился на свое место. Полиция сконфужена", - рассказывал очевидец, Юрий Жуков, в книге "19:9".

Прошло чуть более пяти минут, и Карцев отдал долг Архангельскому а ленинградец рассчитался с англичанами - 2:2.

И тут Лаутон, которому редко удавалось избавляться от цепких объятий (в переносном смысле) Семичастного, затерроризировал его, напряг Хомича и, наконец, переиграв того и другого, забил головой красивый гол.

"Челси" оставил гостям на размышление тринадцать минут. Столько не понадобилось. Минут за семь до конца точку в матче поставил самый меткий советский стрелок - Всеволод Бобров. Тут уж сдали нервы у капитана. Растроганный Семичастный пробежал через все поле, обнял и расцеловал Боброва. Неслыханная для того времени сентиментальность. Через минуту армейский форвард еще раз потряс штангу спасавшую "Челси" почаще самоотверженно трудившегося Вудли - 3:3. Конец.

"СУВЕНИР!" - МИСТЕР ХОМИЧ

Радость неописуемая. "Слушайте, товарищи в Москве, Ленинграде, Тбилиси, Берлине, - напрягал голосовые связки Синявский. - Мы с честью выдержали первый экзамен".

Зрители, смяв полицейские кордоны, высыпали на поле. "Динамовцам пришлось пережить несколько неприятных мгновений, когда они увидели, что к ним бегут местные болельщики. Но у них были, добрые намерения. Нескольких динамовцев подняли на руки и понесли, с поля словно королей, одержавших победу в решающем сражении. Да, русские сыграли, вничью, но они завоевали сердца 100 тысяч лондонских любителей футбола". (Даунинг - "Пасовочка"). Тонкие ценители футбола, англичане, благодарили гостей за игру, какую им никогда прежде видеть не приходилось.

Не без труда добралисъ динамовцы до раздевалки. Кое-кто - в неглиже. Из рассказа Хомича: "Публика хлынула на поле. Нас поднимают на руки и несут к тоннелю. Сверху вижу приближающуюся женщину - высокую, с ярко накрашенными губами. Она просит расступиться и вдруг начинает исступленно отрывать кусок от моих трусов, в которых я провел этот счастливый сезон, которые я надевал только на игры и никогда - на тренировки, стираных перестираных матерью, потерявших уже черный цвет. Англичанка буквально вцепилась в них своими длинными пальцами. А я беспомощно наблюдаю сверху... Наконец кусок отодран, и англичанка радостно улыбается мне: "Сувенир!"

В раздевалке работники советского посольства и еще какие-то люди радовались, как дети: переполненные счастьем, прыгали вокруг героев, душили их в объятиях, целовали потные, соленые лица...

При выходе со стадиона наших ребят вновь окружили тысячи англичан. Им пожимали руки, просили автографы. Попытки полицейских рассеять толпу результата не дали. Один лондонский журналист, находившийся в гуще, рассказывал, как какой-то шутник посоветовал стоявшему рядом стражу громко объявить: "Здесь, недалеко, обнаружена бомба замедленного действия. Немедленно расходитесь!" Фраза была произнесена, но никто не шелохнулся. Тогда блюстители от слов перешли к решительным действиям. Им с трудом удалось расчистить динамовцам дорогу к автобусу, который унес их на организованный руководством "Челси" официальный прием.

И мы с вами побываем на банкете. Выпив и закусив, внимательно прочитаем английские и советские газеты, проследим за реакцией общественности обеих стран на игру "Динамо" с "Челси" и только после этого отправимся в Кардифф, где уже готовятся к встрече с советской командой. А пока заморите червячка, отведайте "компота". Вы уж извините, ничего больше сегодня предложить не могу.

ЧЕЛСИ - ДИНАМО - 3:3 (2:0)

Голы: ГУЛДЕН, 23 - 1:0. УИЛЬЯМС, 30 - 2:0. КАРЦЕВ, 65 - 2:1. АРХАНГЕЛЬСКИЙ, 71 - 2:2. ЛАУТОН, 77 - 3:2. БОБРОВ, 83 - 3:3.

Нереализованный пенальти: Л. Соловьев, 37 (штанга).

"Челси" (Лондон): Вудли, Теннат, Харрис (к), Бакуззи ("Фулхэм"), Расселл, Тейлор ("Фулхэм"), Долдинг, Уильямс, Лаутон, Гулден, Бейн.

"Динамо" (Москва): Хомич, Радикорский, Семичастный (к), Станкевич, Блинков, Л. Соловьев, Архангельский ("Динамо" Лд), Карцев, Бесков, Бобров (ЦДКА), С. Соловьев.

Судья: Кларк (Англия).

13 ноября. Лондон. Стадион "Стэмфорд Бридж". 90 000 (?) зрителей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...