Газета
18 мая 2007

18 мая 2007 | Футбол

ФУТБОЛ

В ходе австрийско-швейцарского турне специальные корреспонденты "СЭ" встретились в Вене с человеком, который как никто другой в Австрии, да и не только там, может претендовать на звание живой энциклопедии советского и российского спорта.

Курт ЧАСТКА: "ПЕРВОГО ФУТБОЛЬНОГО ЛЕГИОНЕРА ИЗ РОССИИ ПРИДУМАЛ Я!"

Георгий КУДИНОВ, Борис ТОСУНЯН

из Вены

Этот человек - не легенда футбола, как наши предыдущие собеседники Франц Беккенбауэр, Джованни Трапаттони или Херберт Прохазка. Более того, он вообще никогда на профессиональном уровне спортом не занимался. Зато он обладает интереснейшей, даже уникальной информацией, связанной со спортом - причем нашим, отечественным.

На встречу с нами 79-летний Курт Частка пришел с большим портфелем, в котором поместилась лишь малая часть его фотоколлекции. В переносном архиве оказались снимки звезд советского спорта, побывавших в 60 - 80-е годы прошлого века в Австрии - и все при непосредственном участии нашего собеседника, который почти тридцать лет возглавлял спортивный отдел популярной газеты "Фолькстимме". На ее традиционных праздниках в Вене в разное время побывали в общей сложности более ста наших олимпийских чемпионов!

Немало видела Австрия и наших футболистов. Вот с них-то и начнем.

КАК ПАВЛОВ ОТПУСТИЛ ЗИНЧЕНКО

-Как вам удавалось в те годы заполучить в Вену практически весь цвет советского спорта?

- Ничего странного. Я старый коммунист, большой поклонник СССР, и у меня были хорошие контакты с вашим спортивным руководством. В свое время задался целью купить для венского "Рапида", почетным членом коего остаюсь и по сей день, советского футболиста. Ведь "Рапид" в противовес буржуазной "Аустрии" всегда считался у нас рабочим клубом, а значит, был шанс убедить ваше партийное и спортивное руководство, что это благое дело для европейского рабочего движения. Короче, с этой необычной для того времени идеей я пристал к главе советского спорта Сергею Павлову.

-На каком языке общались?

- На русском. Это сейчас я его подзабыл, а тогда вполне мог вести светские беседы... Так вот, вернемся к Павлову. Поначалу он мне отказал. Но я, человек настырный, продолжал стоять на своем и осуществил-таки свою мечту. Хорошо помню тот по большому счету исторический момент. Павлов в очередной раз отбивался от меня у себя в кабинете, но в конце концов не выдержал и, рубанув рукой по воздуху, воскликнул: "Эх, была не была! Когда-нибудь все равно это произойдет..." После чего подписал необходимую бумагу. Так игрок ленинградского "Зенита" Анатолий Зинченко оказался в "Рапиде".

-Почему именно он?

- Ваши футбольные боссы долго мучились и в итоге вычислили, что именно Зинченко по каким-то параметрам идеально подходит для "Рапида". И, кстати, угадали: Анатолий принес новой команде немало пользы, дважды стал с ней чемпионом страны, выиграл Кубок. Интернациональное трио Зинченко - Паненка - Кранкль сыграло огромную роль в тех успехах.

-А насколько пришелся к венскому двору другой советский легионер - нынешний генеральный директор "Спартака" Сергей Шавло?

- Если Зинченко был игроком атлетичным, мощным, то Шавло я бы назвал прежде всего элегантным. Мне приходилось часто критиковать тогдашнего тренера "Рапида" Отто Барича за то, что он реже, чем следовало, прибегал к услугам Шавло. К сожалению, хорватский специалист оказался человеком упертым... Помню, мне удалось приобрести для "Рапида" чехословацкого футболиста Антонина Паненку - того самого, чей послематчевый пенальти в ворота немцев в 1976 году сделал сборную ЧССР чемпионом Европы. Паненку звали лучшие европейские клубы, но в итоге он оказался в "Рапиде". И... сел на скамью запасных! Скандал вышел нешуточный. Даже футболисты забастовали. Ханс Кранкль прямо сказал: не будет играть Паненка, на меня можете не рассчитывать. Пришлось Баричу дать обратный ход. Вот и Шавло немало от этого тренера натерпелся.

КАК МЫ ПЕЛИ В РЕСТОРАНЕ С ЯШИНЫМ

-На снимках, которые вы принесли, мы не могли не заметить легендарного Льва Яшина...

- Яшин приезжал к нам на праздник четыре раза. Австрийцы толпами валили к нему за автографами. После всех мероприятий я обычно приглашал Льва в крестьянский ресторанчик, где мы с ним дуэтом пели русские народные песни. Однажды он на меня даже рассердился - в шутку конечно. Забыл Яшин слова одной вашей известной песни, а я напомнил. "Как так! - недоумевал он. - Ты, иностранец, нашу песню лучше меня знаешь!"

-Что за песня, помните?

- Как не помнить! Из легендарного советского фильма "Юность Максима". "Крутится, вертится шар голубой..." Яшин был человеком тонкой души. Он, например, сильно переживал, когда я рассказывал, как умирал знакомый ему голкипер Руди Хиден, защищавший до войны ворота знаменитой австрийской "Вундертим". Руди пришлось ампутировать ногу... Как видите, жизнь распорядилась так, что судьба Яшина в чем-то оказалась похожа на судьбу Хидена.

-А вот на этой фотографии - Олег Блохин, верно?

- Да, это Блохин. В Австрии его ждали с нетерпением: еще бы, такая звезда, обладатель "Золотого мяча"! Правда, постоянно ходили слухи, что его не отпустят, поскольку киевское "Динамо" представляло милицейское ведомство. Но в итоге Блохин все же приехал. Увы, с ним у меня душевный контакт как-то не сложился. Это, пожалуй, единственный случай в моей практике, когда советский спортсмен буквально избегал встреч со мной. Зато интерес к клубу "Форвертс", где Блохин был играющим тренером, он подогрел будь здоров!

-А почему он оказался в малоизвестном клубе, а, скажем, не в том же "Рапиде"?

- У "Рапида" в тот момент на такую звезду не хватило средств. А "Форвертс" сумел их найти. И это сейчас "Форвертс" пребывает на дне, а при Блохине команда была на виду. Кстати, гораздо позже за нее выступал другой хорошо знакомый вам игрок - босниец Рахимич.

-За футболистами в Австрию хлынули и наши хоккеисты, верно?

- И к этому я тоже приложил руку. Доходило до смешного. Сам я из Вены и, понятное дело, начал с того, что устроил двоих ваших игроков - их фамилий уже не помню - в столичный клуб. За это на меня ополчились провинциальные команды - пришлось и для них постараться. По заявкам из разных мест пристроил в общей сложности человек десять. Но обид все равно хватало. Например, клубы, принадлежавшие к рабочему союзу, возмущались тем, что я помогал их соперникам из союза католического. А я в ответ говорил: знаете, советские хоккеисты, как ни странно, чувствуют себя лучше в католических командах, чем в рабочих, вот я их туда и направляю... При этом за свои услуги ничего ни у кого не просил и не брал, разве что однажды не отказался от бутылки вина. Считал себя идеалистом, а меня за глаза называли дураком.

КАК ВЛАСОВ СЛОМАЛ ГРИФ У ШТАНГИ

-А как вообще появилась на свет идея приглашать на ваш праздник советских спортсменов?

- Идея родилась у моего друга Ласло Паппа. Среди австрийцев мы никак не смогли подобрать для великого венгерского боксера достойного противника. Выставили против него трех соперников по очереди - он и их он победил, что называется, одной левой. Тогда Папп сказал мне: "Курт, если хочешь, чтобы я в следующий раз приехал, свяжись с русскими товарищами: у них боксерская школа что надо". Я так и сделал. За вашими мастерами подтянулись боксеры из ГДР. С тех пор поединки на ринге стали главной изюминкой нашего мероприятия.

-Были у вас в программе и соревнования штангистов, так?

- Как-то в Москве встретил великого Юрия Власова и пригласил на праздник, при этом попросив его обязательно установить там мировой рекорд. Юрий оказался настоящим другом: обещал помочь и слово сдержал. Дело было в 1963 году. Сначала Власов с легкостью установил мировой рекорд, а потом решил его еще и улучшить. Но гриф штанги, рассчитанный, видимо, только на слабых австрийских атлетов, просто не выдержал невероятного для наших мест веса - и сломался! Вот смеху-то было, ну и реклама нам будь здоров! Кстати, в Вене сразу выяснилось, что и кровать в гостинице не годится для могучих габаритов Власова: пришлось срочно ее переделывать.

Радовал нас и другой ваш силач - Леонид Жаботинский. Как-то пригласил я его выпить по бокалу вина. Леонид не отказался, зато один посетитель того заведения крайне возмутился: он незадолго до этого видел по телевидению интервью Жаботинского, где тот уверял, что пьет исключительно молоко. Леонид, чтобы успокоить телезрителя, сказал: "Слушай, мужик, я действительно не пью, но отказать хорошему человеку выпить бокал вина не мог. Если тебя что-то не устраивает, иди сюда, потолкуем". Мой ворчливый земляк, естественно, счел за благо испариться. А еще, помню, пошли мы с Жаботинским в кино. Я взял два билета, о чем скоро пожалел: оба места достались Леониду, а я смотрел фильм откуда-то из-под кресел.

КАК КАРПОВ СБЕЖАЛ ИЗ ИТАЛИИ

-В вашем списке гостей значится и Анатолий Карпов.

- Это, пожалуй, самая удивительная из моих историй. Карпова я заполучить и не мечтал, хотя при очередной встрече в Москве с высшим советским спортивным руководством удочку на всякий случай закинул. Мне, как я и предполагал, сказали, что это невозможно: Карпов будет занят на престижном международном турнире в Милане. И вдруг получаю сообщение о том, что Анатолий к нам все-таки едет! Оказалось, великий шахматист специально прервал выступление в Италии, чтобы провести в Вене сеанс одновременной игры. При этом с ним прибыл и президент итальянской шахматной федерации: видимо, боялся, как бы тот не сбежал! На следующий день они отправились в обратный путь. Правда, президент этот "забыл" заплатить за гостиницу, хотя его-то как раз мы и не приглашали... А мне, кстати, довелось сыграть в шахматы против Карпова. Я продержался всего десять минут, но Анатолий меня утешил: сказал, что это немало и что ему играть со мной было трудно, так как я, будучи абсолютным профаном, действовал на редкость непредсказуемо. Ваши шахматисты вообще люди удивительные. Помнится, однажды Алексей Суэтин играл у нас сеанс под проливным дождем: уже и фигуры стало с досок смывать, а он все никак не шел в укрытие...

КАК МЕНЯ ВЫРУЧИЛА СКОБЛИКОВА

-А соревнования по зимним видам спорта на празднике проводились?

- Нет, зато в Инсбруке, где состоялись зимние Игры-64, меня однажды сильно выручила Лидия Скобликова. Я поспорил с одним американским журналистом на ящик французского шампанского: если Скобликова выиграет четвертое золото, я первым возьму у нее интервью. Короче говоря, великая конькобежка вошла в мое положение, мы разработали секретный план, и на мои вопросы она ответила прямо в раздевалке после забега. Когда я вышел на улицу, меня там встречали не хуже, чем олимпийского чемпиона. А американец уже успел сбегать в магазин за призом... Сейчас Австрия в очередной раз старается заполучить Белую олимпиаду. А я говорю: хватит, надо иметь совесть, мы уже две провели, лучше отдайте это право Сочи. В России еще никогда не было зимней Олимпиады, а она ее заслужила больше нашего.

-Сейчас болеете за наших спортсменов, когда смотрите соревнования с их участием?

- Мое сердце по-прежнему с ними. Я горд тем, что когда-то тесно общался с элитой вашего великого спорта. Очень надеюсь, что через год ваша футбольная сборная приедет к нам на чемпионат Европы. Во-первых, это, скорее всего, будет означать, что к нам не попадут англичане - бороться с их фанатами наша изнеженная полиция, боюсь, не готова. Во-вторых, буду рад увидеть кого-то из старых друзей, со многими из которых, увы, растерял прежние связи. Хочу напомнить им, что в Вене матчи состоятся на стадионе, расположенном в знаменитом парке "Пратер" - том самом, где я много лет назад принимал ваши делегации. Правда, если мои друзья захотят прогуляться по памятным местам, то, наверное, их не узнают. В целях безопасности многие вековые деревья вокруг стадиона сейчас вырубаются. Таковы приметы нового времени. И от этого мне, если честно, немного грустно...

P.S. ТАК ПОЧЕМУ ВСЕ-ТАКИ ЗИНЧЕНКО?

От беседы с Куртом Часткой мы, не будем скрывать, получили большое удовольствие. Но решили все же не ограничиваться его воспоминаниями о первом советском легионере Анатолии Зинченко. Австрийские коллеги уточнить детали его перехода из "Зенита" в "Рапид" нам не сумели, а вот питерские источники помогли.

Так почему выбор советского спортивного руководства в 1980-м пал именно на Зинченко? Оказывается, чиновники поставили ряд жестких условий: отпустить можно только футболиста, который не относится к числу звезд, не представляет московский или ведомственный клуб и при этом не слишком молод. Но нельзя было и ударить лицом в грязь перед зарубежными товарищами, поэтому от кандидата требовались достаточные опыт и мастерство. 31-летний Зинченко отвечал всем этим требованиям.

Осенью 1980 года ленинградский форвард отправился в "Рапид" - но не за первую, а за любительскую команду. Красивая питерская легенда гласит, что в основу "Рапида" Зинченко перевели благодаря звезде австрийского футбола Хансу Кранклю. Якобы тот, увидев его в двусторонней игре, немедленно потребовал у руководства взять этого русского в главную команду. Так это было или нет, мы еще непременно постараемся выяснить по ходу нашей поездки, но, как бы то ни было, Анатолий Зинченко в итоге действительно оказался в основном составе "Рапида", выиграл два подряд чемпионата Австрии и Кубок страны, проведя 54 матча в национальном первенстве и забив в них 13 голов. Кстати, до его появления в Вене "Рапид" золота не видел 15 лет! Вернувшись в 1983 году на родину, он был удостоен звания мастера спорта международного класса, а теперь работает в федерации футбола Санкт-Петербурга.

Ну и напоследок - чуть подробнее о венском "Рапиде". Основанный в 1899 году (как, кстати, и легендарный "Милан"), это самый титулованный клуб Австрии: на его счету 31 чемпионский титул, 14 Кубков и 3 Суперкубка страны. К 31 австрийскому следует добавить и уникальный титул чемпиона Германии: его "Рапид" добыл в сезоне-40/41, когда Австрия входила в состав нацистского рейха.

Герхард Ханнапи (чье имя носит стадион "Рапида", вмещающий 17 500 зрителей), Ханс Кранкль, Андреас Херцог, Эрнст Хаппель, Антонин Паненка, Деян Савичевич - эти знаменитые футболисты в разное время защищали цвета "Рапида". Отец катеначчо Карл Раппан, упомянутый выше Отто Барич, легенда австрийского футбола Кранкль, Лотар Маттеус, нынешний наставник сборной Австрии Йозеф Хиккерсбергер - все они в разные годы тренировали "Рапид".

Сегодняшняя команда, которую возглавляет Петер Пакульт, не принадлежит к числу лидеров австрийского первенства. А было время, когда "Рапид" котировался и в Европе. В 1961 году он уступил в полуфинале Кубка чемпионов мошной португальской "Бенфике", которая в итоге стала обладателем трофея. В 1985 и 1996 годах венский клуб доходил до финала Кубка кубков: оба раза, правда, опять же проиграл - в первом случае английскому "Эвертону", а во втором - французскому "ПСЖ". Но есть один официальный международный трофей и у "Рапида": в далеком 1930 году он стал победителем Кубка Центральной Европы, или Кубка Митропа - прообраза нынешних еврокубков.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...