Газета
11 декабря 2006

11 декабря 2006 | Хоккей

ХОККЕЙ

СБОРНАЯ СССР - СБОРНАЯ МИРА - 10:10 (3:2, 3:4, 4:4)

Голы: Макаров (Крутов), 1:07 (1:0). А. Штясны (П. Штясны), 3:52 (1:1). Ларионов, 6:02 (2:1). Скрико (Сандстрем), 9:29 (2:2). Ларионов (Касатонов), 12:05 (3:2). Касатонов (Крутов), 16:15 (4:2). Курри (Скрико), 16:42 (4:3). Браун, 18:36 (4:4). П. Штясны (Браун), 22:57 (4:5). Бякин (Малахов), 25:03 (5:5). Ларионов (Крутов), 28:08 (6:5). Дюгей (Сандстрем), 29:35 (6:6). Фетисов, 30:29 (7:6). Крутов, 36:43 (8:6 - буллит). Каменский, 37:32 (9:6). Скрико (Курри), 38:12 (9:7). Кожевников (Бякин), 38:37 (10:7). Ассимокопулос, 40:36 (10:8 - буллит). Сандстрем (Гарпенлов), 42:40 (10:9). Коффи, 44:58 (10:10 - буллит).

Нереализованный буллит: Якушев (20:05).

Сборная СССР: Мышкин, Мыльников, Максим Третьяк. Владислав Третьяк, Фетисов, Касатонов, Гимаев, Малахов, Бякин, Кравчук, Кузькин, Бабинов. Макаров, Ларионов, Крутов, Хомутов, Быков, Каменский, Немчинов, Могильный, Якушев, Кожевников, Тюменев, Анисин.

Сборная мира: Смит, Бедар. Коффи, Ларссон, Курри, Сандстрем, Нэслунд. Петер Штястны, Антон Штястны, Тикканен, Гарпенлов, Скрико, Браун, Дюгей, Найланд, Ассимокопулос.

Вратари: Мышкин (Мыльников, 20:05 - 30:00, 36:12. М. Третьяк, 30:00 - 36:12) - Смит (Бедар, 22:57 - 44:02).

Судья: Морозов (Россия).

9 декабря. Москва. Красная площадь. "Каток ГУМа". 4 градуса. 3100 зрителей (3000).

Павел СТРИЖЕВСКИЙ

с Красной площади

Игроки сборной мира, улыбаясь от уха до уха, один за другим выходили из переоборудованного под раздевалку синего бревенчатого сруба проката коньков. Согнувшись под тяжестью баулов с экипировкой, окидывали последним взглядом сверкающую огнями Красную площадь. Качали восхищенно головами и вышагивали вдоль ГУМа в сторону собора Василия Блаженного сквозь кордоны туда, где легенд мирового хоккея ждал автобус, возле которого даже через час после матча толпились сотни людей. Тормозил процесс лишь вратарь Билли Смит. Бедолага намертво застрял со своим неохватным вратарским баулом в узком дверном проеме - так, что не мог сдвинуться ни туда, ни обратно. "Вот почему не надо было становиться вратарем", - беспомощно озираясь по сторонам, пошутил прославленный голкипер. На выручку старине Билли пришел Дуг Браун. "Не только поэтому, - в тон партнеру съязвил ветеран "Детройта", выпихивая такелаж Смита наружу. - Ты на счет посмотри..." На гигантском табло он все еще горел: 10:10...

СЛЕЗЫ ПОД ГИМН ДОЛИНОЙ

Церемония открытия матча затягивалась, фотокорреспондентам на радость. Высыпавшие из раздевалки легенды советского хоккея были тотчас взяты в плотное кольцо снимающей прессы - и длилась та фотосессия минут десять, не меньше. Продолжалась она и на скамейке, и на льду, где пятерку Ларионова выстроили для эпохального кадра - точь-в-точь такого же, какой в свое время обошел все мировые спортивные издания.

Когда же хоккеисты с тренерами, наконец, выстроились вдоль синих линий и Скотти Боумэн (удостоившийся, к слову самых теплых приветствий трибун) с Виктором Тихоновым обратились к публике с приветственными словами, по красной ковровой дорожке на площадку вышла Лариса Долина и под необычно плавный и романтический аккомпанемент запела гимн России.

Скажу честно: не отношу себя к большим поклонникам новой версии текста Сергея Михалкова, но от того, как этот гимн был исполнен, в глазах защипало даже у канадцев. После первого куплета, спетого тихо, голос великой артистки зазвенел над Красной площадью так, что у присутствующих клещами сдавило сердце. Словно зачарованный, раскрыв рот, стоял на льду великий Боумэн и, слушая российский гимн, смотрел то на Долину, то на экран, на котором запустили ролик самых знаменитых голов первой пятерки ЦСКА и сборной СССР. Когда звуки последнего "...мы гордимся тобой" стихли, вся Красная площадь дружно протерла глаза, а певица очутилась в объятиях Фетисова.

Будто подчеркивая товарищеский характер матча, считаные единицы в обеих командах вышли играть в шлемах. Ларионов стартовое вбрасывание проиграл, однако первая же смена закончилась голом в ворота Смита. Автором шайбы объявили нашего центрфорварда, однако повтор сомнений не оставлял: бросок с близкого расстояния выполнял Макаров.

"ВЯЛАЯ КЛЮШЕЧКА" КАСАТОНОВА

Поначалу корреспондентам "СЭ" посчастливилось занять стратегически идеальные места - прямо за не огражденной стеклом скамейкой сборной СССР. С этой позиции журналисту видны нюансы, которых ни из какой ложи прессы не разглядишь никогда в жизни. Разве издалека услышишь, как Тюменев подбадривает партнеров кличем "Красненькие, завелись!"? Или как Малахов, возвращаясь на лавочку после гола Антона Штясны, с улыбкой сетует: "Ну вот, уже "минус один"!" Или как Ларионов, отыграв смену, попросил принести ему зеркало, чтобы вставить в глаза контактные линзы? Не видел этого даже Фетисов. Когда в следующей же смене комичный автогол забил Тикканен (шайбу записали на Ларионова), глава Росспорта обратился к другу: "А как бы ты играл, если бы линзы надел!" - "Так я уже!" - с гордостью улыбнулся Игорь.

За три минуты до первого перерыва на счету Ларионова был уже дубль, а мгновениями ранее случился единственный силовой прием матча: это все тот же Фетисов, поведя могучими плечами, опрокинул Рона Дюгея. Ради того, чтобы собственными ушами услышать, как министр, вернувшись на лавочку, воскликнул: "Наконец-то через 30 лет поймал этого Дюгея на ж...!" - стоит померзнуть на улице даже дольше субботних семи часов.

Увы, счастье нахождения за спинами игроков для автора этих строк закончилось с истечением первого периода. В перерыве дюжие громилы с каменными лицами провели немилосердную зачистку, в результате которой я схлопотал "матч-штраф" и остаток игры досматривал, задрав голову на видеотабло. К счастью, благодаря красно-белой спонсорской куртке и природной пронырливости другому корреспонденту "СЭ" - Игорю Рабинеру - важнейший форпост сохранить удалось.

По его словам, украшением вечера на протяжении всего матча была уморительная пикировка Касатонова с Юрзиновым. Забив гол в начале второго периода, Алексей вернулся на скамейку со словами: "Это для вас, Владимир Владимирович". Но Юрзинов со своего 47-летнего ученика слезать не хотел ни в какую. В третьем периоде на одного Касатонова выкатились три форварда сборной мира - наш защитник грамотной игрой гола не допустил.

- Видели, как позицию выбрал, Владимир Владимирович? - подначивает Юрзинова Касатонов.

- Позицию-то выбрал, но клюшечкой работал вяло, - опустил звезду с небес на землю грозный тренер.

"ДЕД, ВЫХОДИ!"

Шайбы, как это и бывает в товарищеских матчах, сыпались на вратарей безостановочно. Мышкин, Мыльников, Смит, Бедар - ни один из них не отделался меньше чем четырьмя голами. "Сухим", представьте, остался лишь... 10-летний внук Третьяка! Пусть по воротам Максима, вышедшего на неполные семь минут в начале третьего периода, звезды-иностранцы старались сильно не бросать, да еще и наши провели этот отрезок в обороне максимально строго, но достижение это, не сомневаюсь, останется в мальчишеской памяти на всю жизнь.

Вы бы только видели, как переживали за парня наши легенды! Фетисов едва не сорвал голос, крича через всю скамейку Третьяку-старшему: "Дед, выходи! Иди внука защищай!"

Эмоции не то чтобы били через край, но выражать их наши ветераны в удовольствии себе не отказывали. "Не готов!" - с упреком бросил сам себе Каменский, не реализовав выход один на один. "Эй, на пятаке кто командовать должен?" - грозно спрашивал Фетисов с Ирека Гимаева после того, как сборная мира сравняла счет - 4:4. А когда спустя четыре минуты Петер Штясны в первый и последний раз вывел гостей вперед, роль дядьки взял на себя и Касатонов: "Давай-давай, собрались! Эти отступать не будут!"

Предметом особых подначек стал Александр Кожевников, не реализовавший три (!) выхода один на один. Сам нападающий, к счастью, воспринимал отвернувшуюся удачу с иронией. Однако, загубив бессчетный голевой момент - на сей раз с эффектного 360-градусного разворота, Кожевников огорчился не на шутку: "Эх, не прошла! Хотел красиво, с пижонством..."

"ДАЛИ И МИНИСТРУ ЗАБИТЬ..."

Грозный Тихонов, которому Фетисов в предматчевой беседе с корреспондентами "СЭ" советовал не менять властных методов управления, проулыбался весь вечер. Еле слышный, почти жалостливый призыв: "Ребятки, забивайте...", выданный мэтром при счете 5:5, так и остался самым жестким выпадом Тихонова за целый матч.

На 29-й минуте Ларионов с добивания после броска Крутова оформил единственный в матче хет-трик. На что Третьяк-старший, пробарахтавшийся всю игру в обороне, не замедлил среагировать: "Мне - "плюс один", я одной ногой на площадке был!"

В этот потрясающий вечер первая пятерка-юбиляр отличилась в полном составе. Не могла не отличиться! Последним в начале третьего периода с шикарного сольного выхода забил Фетисов. Успех главы Росспорта вызвал моментальную реплику со скамейки: "Ну вот, дали и министру забить..."

Нарушения правил в субботнем матче карались не удалениями, а буллитами. Якушев свой шанс загубил, а следующий фол против сборной СССР случился лишь за восемь минут до конца - сбили Крутова. Не замедлил блеснуть тренерскими задатками Касатонов, в очередной раз обратившийся к Юрзинову: "Владимир Владимирович, давайте минуту брать - Крутову перед буллитом восстановиться надо!" Минута не потребовалась: Крутов виртуозно завалил Бедара обманными движениями и отправил шайбу под перекладину - 8:6.

Тут уж и Юрзинов отправился за советом к главному тренеру: "Виктор Васильевич, всем в оборону?" "Да, играем по схеме один-четыре", - довольно ухмыльнулся Тихонов.

В конце концов, улыбнулась удача даже нефартовому Кожевникову - 10:7. Наша скамейка расхохоталась в голос: "С четвертой попытки проткнул!" Табло почему-то отреагировало цифрами и вовсе дикими - 18:7.

"Больше не забиваем", - скомандовал на скамейке Макаров. Две минуты спустя в ворота Мыльникова влетает шайба - 10:8. "Больше не пропускаем", - скорректировал план на игру Макаров.

Наверное, даже хорошо, что сбылось лишь первое указание нападающего: проигравших в таких матчах быть не должно. Их, волею прославленного судьи Николая Морозова, и не было. При счете 10:9 и пустых воротах гостей за 1,6 секунды до финальной сирены арбитр то ли увидел, то ли придумал у нашей сборной нарушение, и удивительный праздник неожиданно получил драматическую развязку. В центральный круг выехал Пол Коффи и, сделав пару толчков ногами, улетел с шайбой навстречу Мыльникову. Шансов у нашего вратаря не было. Как не было в этот незабываемый вечер на Красной площади и огорченных таким исходом.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...