Газета
8 декабря 2006

8 декабря 2006 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ВЗГЛЯД ИЗ-ЗА ОКЕАНА Славы МАЛАМУДА

ХАПСАЛИС ИЗ ЛОС-АНДЖЕЛЕССКОГО "ДИНАМО"

Договориться об интервью с Александром Хапсалисом оказалось непросто. Нет, вы не подумайте чего: когда я наконец смог застать его дома, Александр Анатольевич мгновенно ответил согласием. Другое дело было - застать. Хапсалис работает без выходных.

- Держу тут, в Лос-Анджелесе, собственную школу под названием Dynamo Soccer School, - не спеша разъясняет Александр свой фронт работ. - Тренирую две команды в местном клубе и работаю футбольным тренером в одной частной школе. Да и еще, естественно, подрабатываю частными уроками. Так, если вкратце, и живу.

Это, вкратце, и есть американская мечта: человек делает себе жизнь тяжелым, но любимым трудом, а его таланты и заслуги, должным образом вложенные, приносят дивиденды. Хапсалису есть что вкладывать в свой бизнес: двукратный чемпион СССР, трехкратный обладатель Кубка СССР, воспитанник самого Валерия Лобановского. Последний факт, думается, оказывает особенное влияние на потенциальных клиентов Хапсалиса - родителей русскоязычных калифорнийских детей. Это - особенность нашей диаспоры, для большей части которой слово "спорт" означает "футбол", а слово "футбол" означает "Киев".

А уж Александр Хапсалис, этнический грек и уроженец Казахстана, был в киевском да и в советском футболе далеко не последним человеком.

УБЕЖАЛ ОТ ВОЕНКОМА С ШАПКОЙ НА ГЛАЗАХ

-Расскажите о вашем приходе в большой футбол. Как, например, вы попали из "Кайрата" в киевское "Динамо"?

- "Кайрат" вылетел в 1974-м из высшей лиги, и меня стали приглашать разные клубы, в том числе ЦСКА, "Торпедо" и Киев. Я предпочитал последний, но ЦСКА за мной охотился особенно активно - как за призывником. Я, правда, числился как студент, но в какой-то момент был выписан из квартиры в Алма-Ате, а документы в институт еще не пришли. ЦСКА решил этим мгновенно воспользоваться и послал за мной наряд - забривать в солдаты. Но меня срочно отправили в аэропорт, и я, под другой фамилией и замаскированный (с шапкой на глазах), отправился в Киев. А там меня быстренько оформили во внутренние войска.

-А это правда, что во время одного турне по Греции вас приглашали в "Панатинаикос"?

- Да, давно это было. Поехал туда в составе молодежной сборной и забил два гола, так за мной сразу же стали охотиться представители тамошних клубов. Не только "Панатинаикоса", кстати. Но какое там! У меня же отец - член КПСС. Ко мне тут же подошли люди из Комитета и сказали, что, если еще раз увидят меня в компании греков - будут большие неприятности. В конце концов я написал объяснительную. Так, мол, и так, я - гражданин СССР, обязуюсь и клянусь никогда родину не предавать.

-А "сотрудничество" с Комитетом вам не навязывали?

- Нет, но мне еще повезло, что у меня были два хороших друга, работавших в КГБ. Оба - большие фанаты киевского "Динамо". Они меня сразу предупредили, что будут вызывать, допрашивать и заставлять писать объяснительные. Ну чтобы точно знать, что я, не дай бог, нигде не останусь... Сейчас это смешно, а тогда было не до смеха. К моему отцу стали ходить товарищи из Комитета под видом греческих футбольных агентов - смотреть, как он отреагирует на новые предложения. Но его так просто не проведешь: тут же начинал говорить с ними по-гречески. Он ведь стопроцентный грек. "Визитеры" тут же переходили на русский, и он с чистой совестью спускал их с лестницы.

-Расскажите о тренере, с которым вы работали в лучшие годы вашей карьеры - Валерии Лобановском.

- Об этом человеке можно говорить сутками. Великий, великий. Тренер будущего. Ведь те системы, которые он придумывал, можно использовать и сейчас. Вы не представляете, что это было - наперекор всей советской системе резко изменить тренировочный процесс. В планах объема работ каждой команде полагалось не менее 1600 часов занятий - это было обязательно. Лобановский же урезал этот план до 800 часов. Все были в шоке, а он сказал, что хочет создать суперклуб и точно знает, как это сделать. В итоге тренировки стали в два раза короче, но в два раза интенсивнее. За тот короткий промежуток времени, что мы проводили на занятиях, казалось, что отыграл три матча подряд. Мало кто тогда понимал, зачем он это делает. А ведь Лобановский попросту учил нас современному темпу футбола. Учил думать быстрее, работать с мячом быстрее, принимать решения под прессингом. На каждой тренировке каждому игроку всегда кто-то противостоял. Он очень любил сборную Голландии с Кройфом, и ему нравилось, что, играя против нее, соперник не имел ни секунды на размышление: прессинг был тотальный. К этому он подтягивал и нас.

А во-вторых, он был настоящим профессионалом до мозга костей. Любил свое дело так, что передать невозможно. Он ведь хотел, чтобы мы не только в футболе совершенствовались, но и как личности. На выездах в театры нас водил, в музеи, на экскурсии - везде находил для этого время. Звучит странно, да? А мы ему очень благодарны. При всей своей жесткости и деспотичности, он был гением. А не был бы таким - так и команды такой не создал бы.

МАЛОФЕЕВ ЛОБАНОВСКОМУ НЕ РОВНЯ

-Вы с ним поссорились после того как он однажды вас заменил. И это стало причиной ухода из "Динамо", не так ли?

- Юношеская глупость. Хотя, кабы этого не случилось, то, может быть, я бы и сюда не попал, и вообще все по-другому бы вышло... Это был матч с "Зенитом", в 1982-м. Я как раз сезон начал очень хорошо, был в отличной форме, много работал. Но вот в одном эпизоде немножко недоработал подкат. Лобановский рассердился, крикнул кое-что такое, что от него нечасто слышал. Я страшно обиделся - и ответил. Тренер тут же крикнул помощнику: "Меняй его!" И добавил кое-что еще, для красоты. В общем, не дождался я замены, а просто ушел с поля. Собрал вещи и вон из команды. Ребячество. Тем более что Лобановский не хотел меня отпускать.

-Переход в московское "Динамо" тоже было не лучшее решение.

- Совсем не та команда. Футболисты хорошие, но организация - ужас! Кошмар! Уйти из системы, где все было отлажено, как часы, и попасть в этакий хаос... Что в комнатах игроков, что на тренировках. Лобановский-то ставил порядок превыше всего. Вплоть до того, что проверял, заправлена ли у тебя кровать утром и заставлял всех свои майки стирать. В Москве же царила анархия. Выброшенные из жизни годы. За эти два сезона там шесть тренеров сменилось! А когда пришел Малофеев, я понял, что придется уйти мне.

-Почему?

- У нас были совершенно разные взгляды как на футбол, так и на жизнь. Во-первых, он терпеть не мог киевское "Динамо" и абсолютно все, что с ним связано. Однажды мы с ребятами сидели и смотрели матч Киева по телевизору Он пришел и начал кричать: "Что, смотреть вам больше нечего?" Выключил телевизор, всех из комнаты повыгонял, да еще сказал, что, если кто впредь будет Киев смотреть - того сразу из команды вышвырнет. У меня как-то после этого уважение к нему пропало. Ну разве грех посмотреть на лучшую команду Союза, поучиться у нее чему? А он еще потом на собрании сказал, что, мол, есть у нас некоторые, думающие не о своей команде, а о той, в которой они были раньше. А потом вопреки тренерскому совету перестал меня ставить в основу. И покатилось... Мне там уже было не место. Он, конечно, человек, одержимый футболом, и у него многому можно поучиться, но есть вещи, которые отталкивают, и все тут. Да и Лобановскому он не ровня. День и ночь.

ОТ БОРТА

-Как и почему вы уехали из Советского Союза?

- Уехал в 1991-м, когда играть уже практически перестал. Во второй лиге доигрывал за питерский "Кировец". Я и туда-то случайно попал - бегал с мужиками у Петропавловской крепости, и меня тренер заметил. Помню, как сыграл последний матч в сезоне-91, забил даже гол и тут же улетел.

-А как решение-то было принято?

- А к тому времени моя жена уже была в Америке - уехала учиться в какой-то колледж на косметолога. Она в свое время была солисткой ленинградского мюзик-холла, и ей предложили выступать в русском клубе. Дело пошло на лад, она получила рабочий гарант и, естественно, решила остаться. Ну я и получил визу чтобы к ней приехать. Мне, правда, сильно помог игрок "Локомотива" по имени Дэйл Малхоллэнд - первый американец, игравший в нашем чемпионате. Очень хороший парень.

-И как устроились?

- Поначалу не знал, чем заняться. Сидел у жены на шее. А Александр Головня, мой бывший партнер по московскому "Динамо", как раз играл за команду "Сан-Диего Соккерз". Это был клуб по индору - такой разновидности мини-футбола, с бортами по краям площадки, как в хоккее. Команда была лучшая в Америке, даже в Книгу рекордов Гиннесса попала, потому что в течение 11 лет ее никто не мог обыграть. Головня мне и предложил за них сыграть. Говорю: "Саня, ты что, возраст-то у меня уже какой". Да ничего, говорит, запишем тебя на шесть лет моложе, кто проверять станет. С первой же тренировки попал в команду. Отыграл два сезона, стал двукратным чемпионом США.

-А что это за птица такая - индор?

- Это вообще с футболом сравнить трудно, потому что правила там совершенно необыкновенные, здесь придуманные. Там, как в хоккее - играешь звеньями, со своими партнерами. Больше минуты на поляне не находишься. Да больше и не выдержишь, очень уж сложно. Я, например, выскакивал на поле, когда мяч был на нашей половине поля и один из форвардов бежал меняться. А когда мы переходили в атаку, я уходил на скамью, и выходил еще один нападающий. Но пока ты на поле - не стоишь ни секунды, а темп - невероятный. Объем работы за 10 минут выполняешь такой, как за целый матч в обычном футболе. Плюс, конечно, навык играть с бортами. Получается интересное шоу. В Сан-Диего матчи по индору забивали 20-тысячный дворец до отказа.

-Вам уж под сорок тогда было...

- Да, после двух сезонов в индоре, решил, что пора уходить на тренерскую. Организовал в Лос-Анджелесе свою школу, сначала очень маленькую, потом ребят становилось все больше и больше. Так потихоньку и встал на ноги.

АМЕРИКАНЦЫ - НАСТОЯЩИЕ ПРОФЕССИОНАЛЫ

-Кто-нибудь из ваших учеников сумел пробиться в большой футбол?

- Один из моих бывших ребят сейчас выступает в высшей лиге Молдавии. Другой играл за юношескую и молодежную сборные США, потом попал в клуб MLS "Чивас Ю.Эс.Эй", мог бы продолжить карьеру в "Маккаби" (Хайфа), но не решился туда ехать. Зато сейчас у меня есть 16-летний мальчик, армянин, один из лучших игроков в Калифорнии. В общем, кто-то чего-то добивался, но я ведь делаю акцент на русскоговорящих детей. Как вы сами понимаете, в основном наших ребят приводят в секцию, чтобы они просто побольше двигались и получали удовольствие. Но если попадаются таланты, стараюсь уделять им побольше внимания, довожу их до определенного уровня, после чего отдаю в профессиональные юношеские клубы. Благо в Лос-Анджелесе их много.

-Насколько много? Калифорния, говорят, вообще футбольная столица США.

- Да, здесь и студенческие команды сильнейшие, а уж детский футбол - это что-то фантастическое. Вот, приезжали сюда люди из Харькова и Киева - посмотреть, как тут дело устроено. Я спросил их, сколько у них команд играет в чемпионате города для 11-летних. Ну, наверное, 18, говорят. А когда я им сказал, что в чемпионате Лос-Анджелеса их 50, они не могли поверить.

-Такая массовость достигается за счет того, что в Калифорнии много эмигрантов?

- Нет, что вы, я мексиканские лиги вообще в расчет не беру - они отдельно существуют. Что у них там творится, и вовсе словами не передать... А взять мой клуб: в нем 24 команды разных возрастов, мальчиков и девочек. А таких клубов в Лос-Анджелесе и окрестностях 250 - 300. Вот и представьте себе. И это только те клубы, в которых детей готовят серьезно, за деньги. Есть еще и любительские лиги, на общественных началах - там занимаются только для удовольствия. Они вообще учету не поддаются. Впрочем, и оттуда тренеры могут перспективных мальчишек в чемпионат города "выдернуть".

-Вы сказали, что сами в основном тренируете русскоязычных...

- Да, в основном дети из бывшего СССР - русские, армяне, даже казахи у меня есть. Одно время у меня было три полностью русскоговорящие команды. Но потом потребовалось лечь под нож, заменить протезами тазобедренные суставы. На восемь месяцев выпал из работы и передал ее одному американцу. А он потихонечку все развалил.

-Операция - результат старых травм?

- Скорее результат советского тренировочного процесса. Я ведь когда играл, нам все время запрещали пить воду, считалось, что это вредно. Ну, наверное, в стране, где есть четыре времени года, это так и есть. Но только не в Калифорнии, где вечное лето. Тут обязательно надо выпивать по нескольку литров воды в день. Я же, усиленно работая, ограничивался маленькой бутылочкой. Вот и копил в организме соли. А оттуда - артриты и прочие удовольствия. В итоге дошел до того, что стерлись хрящи на суставах, и я ходил, как робот - на прямых ногах. Ничего, заменили оба сустава, и теперь я - как Шварценеггер в "Терминаторе". Хожу, гремлю железками.

-Общаетесь с другими представителями нашей футбольной диаспоры в Америке? Знаю, что она немаленькая.

- Да, конечно же. Много общаюсь с Игорем Скляровым, который сейчас в Филадельфии. Мы скоро вместе сыграем в турнире памяти Лобановского в Нью-Йорке и вообще часто встречаемся на разных футбольных мероприятиях. А тут, в Калифорнии, большая армянская диаспора - у них только ветеранских команд штук пять-шесть. Левон Иштоян тут живет. Правда, он сейчас занялся бизнесом, и мы общаемся реже. Вася Ищак из "Черноморца" в Торонто с детьми работает. Много бывших игроков первой, второй лиг. Кое-кто из них тут судит, и их называют "судейская мафия". Кстати, лучшие судьи в Калифорнии. Американцы судят безобразно, только детей калечат.

-А вы сами еще поигрываете?

- Так уж 15 лет как играю за "Динамо" (Лос-Анджелес). Это у нас команда выходцев из бывшего СССР. В основном киевляне, конечно, они ведь все больны футболом. Играем в местной лиге, ездим на турниры, в том числе и в Мексику, и в Лас-Вегас.

-А соперники - коренные американцы?

- Куда там! Тут же каждая община имеет свои понятия о футболе. Итальянцы, аргентинцы, иранцы, армяне, бразильцы, мексиканцы, словаки, хорваты - да кто угодно, все есть. И местные тоже бывшие игроки студенческих команд. Тем и интересно.

-Держите марку нашего футбола?

- За эти 15 лет мы, наверное, турниров 25 выиграли, не меньше. Причем обычно записываемся в возрастную группу на пять лет моложе нас, чтобы интереснее было. Правда, один раз мы погорячились и поехали на турнир для 35-летних. Дошли до полуфинала, а там проиграли 1:2. Тяжело было против "мальчишек" этих бегать. В первом тайме еще сопротивлялись, а во втором встали. Будем теперь более реалистичными.

-Чем американский подход к детскому футболу отличается от нашего?

- Самое главное отличие - в профессиональном подходе к делу. В Америке это везде, и, наверное, поэтому эта страна так многого добилась. Если они за что берутся, то готовятся основательно, до мельчайших деталей. Когда организовывают спортшколу или секцию, пишут программу, причем делают это с участием адвокатов, чтобы все было честь по чести. Рекламу подключают мощнейшую - у каждого клуба свой веб-сайт. У них уже есть очередь из двухсот-трехсот детей еще до того, как они начали тренировки! А популярность футбола в Калифорнии такая, что клуб можно открыть, только набрав 11 команд. Каждый ребенок застрахован: если получит травму во время тренировки или матча - лечение покрывается. В каждом клубе - президент, в каждой команде - менеджер. Все на своем месте, делают только то, что от них требуется. Тренеру остается только тренировать и не думать ни о чем другом. Никаких организационно-снабженческих проблем. Когда еду с командой на матч, менеджер клуба готовит для меня все бумаги: куда ехать, где останавливаться, все, что надо.

-Судя по всему, на будущее футбола в Штатах вы смотрите оптимистично.

- Да если у них дела и дальше пойдут так, то через пять-шесть лет будут среди лучших. В Америке сейчас в футбол играют чуть ли не больше, чем в Европе, так что потенциал для роста - огромный. Вообще горжусь тем, что когда у меня спрашивают, где я работаю, отвечаю - в футболе. А когда после этого спрашивают: "А где еще?" - отвечаю: "А еще - тоже в футболе".

Вашингтон

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...