Газета
29 августа 2006

29 августа 2006 | Бокс

БОКС

У РИНГА с Александром БЕЛЕНЬКИМ

БОЕЦ МЕСЯЦА

ОЛЕГ И ЕГО КОМАНДЫ

В самом начале июля 2000 года рано утром у меня зазвонил телефон. Я, спросонья негодуя, снял трубку. Это был тогдашний менеджер Олега Маскаева. Не хочу называть имени этого человека. Он недавно умер, а ничего хорошего я о нем сказать не могу. Кто "в теме", те и так поймут, о ком речь, а остальным его имя все равно ничего не скажет. Назову его просто Менеджер и скажу только, что он был родом из СССР, но уехал достаточно давно и даже приобрел некоторый акцент, которым, по-моему, слегка гордился как неким знаком качества.

Темой разговора стал предстоявший Маскаеву через несколько дней бой с канадцем Кирком Джонсоном, победа в котором вроде бы выводила нашего боксера на поединок с тогдашним чемпионом мира по версии WBA Эвандером Холифилдом. "Джонсон никто, - заливался Менеджер, - МЫ его побьем за несколько раундов. Холифилд никакой. От него ничего не осталось. МЫ его побьем без проблем. Ну а дальше кто? Леннокс Льюис. О нем говорят черт знает что, но он тоже НИ-КА-КОЙ. МЫ и его побьем..."

Вскоре этот поток самодовольного сознания меня достал. Больше всего, конечно, это "МЫ". Вообще-то это довольно распространенная среди тренеров, менеджеров и промоутеров форма, но от Менеджера слышать такое было смешно, так как все его участие непосредственно в бою сводилось к бестолковым советам, поданным визгливым голосом из угла, на которые тренер Маскаева приказал не обращать никакого внимания. Доведенный до ручки, я ему наконец сказал: "Давай ВЫ сначала победите Кирка Джонсона, а потом будем говорить обо всем остальном".

Незадолго до этого я сам говорил с Маскаевым. Олег был настроен очень спокойно, но никакого шапкозакидательства в его словах, в отличие от заявлений Менеджера, не было. У меня сохранилась запись того, что он тогда сказал: "Никто сейчас не знает, как сложится этот бой. Знаешь, как будто большой такой воздушный шарик в воздухе летает, а на нем здоровенный вопросительный знак нарисован, а я внизу стою и смотрю. И надо мне в этот шарик чем-нибудь попасть, чтобы он лопнул".

Боксеры, как многие люди, которые ходят по лезвию бритвы, склонны к подобным визуальным и речевым образам, которые ставят в тупик не слишком подготовленных журналистов. Но Олег ошибся. Это был не шарик, а кирпич, который свалился ему на голову через несколько дней. И знак на нем уже был не вопросительный, а самый что ни на есть восклицательный, который многие приняли за жирную точку. На карьере Маскаева, конечно. Джонсон, едва не упавший в первом раунде, в четвертом нокаутировал Олега, да еще вышиб его за канаты ринга, как незадолго до того сам Маскаев сделал с будущим чемпионом мира Хасимом Рахманом.

Ну а теперь ненадолго вернемся к карьере Маскаева до боя с Джонсоном и к роли Менеджера в ней. Олег родился в Казахстане 2 марта 1969 года. Он был потомком покорителей целины. Служил в армии в Узбекистане и какое-то время выступал за эту страну. Кто еще не забыл конец 80-х и начало 90-х, тот помнит, что мы тогда сами не очень понимали, в какой стране живем. Еще меньше это понимали те, кто жил в бывших союзных республиках. Страны уже были, а понимания того, что это все всерьез, нет.

Так или иначе, но в 1993 году Маскаев начал свою профессиональную карьеру, победив в Джамбуле техническим нокаутом в 3-м раунде своего старого знакомого еще по советской любительской сборной Александра Мирошниченко, но с профессиональным боксом в тех местах тогда как-то не заладилось. Честно говоря, не знаю, встретился Маскаев с Менеджером на просторах бывшего СССР, куда тот приехал в качестве скаута, или уже в Америке. Впрочем, это и не важно. Важно только то, что уже второй профессиональный бой, который состоялся почти через два года после первого, в марте

1995 года, Олег провел за океаном. Первые его соперники в США были не слишком сильными, но уже в 7-м бою, в феврале 1996 года, Менеджер вывел Маскаева на экс-чемпиона мира по версии WBC Оливера Макколла. Через несколько лет, когда мы с ним впервые встретились, Менеджер сам признал это решение большой ошибкой, хотя непосредственно перед боем наверняка говорил что-то вроде: "Макколл - никто, МЫ его побьем". Но на том этапе Маскаев не был готов к бою с таким соперником, как не был бы готов никто на его месте. Макколл нокаутировал его в 1-м раунде, и все пришлось начинать сначала.

Как и многие наши бывшие соотечественники, Менеджер был по своему складу авантюристом. Он не мог подниматься по лестнице постепенно, он хотел запрыгнуть на верхнюю ступеньку сразу. Ну а то, что прыгать надо было не ему самому а Олегу, только облегчало задачу. И учиться на своих ошибках Менеджер не собирался.

Через год Менеджер решил, что Маскаев, который к тому моменту одержал несколько убедительных побед, готов к бою с известным тяжеловесом Дэвидом Туа. Обладавший чудовищным ударом Туа имел тогда на своем счету 26 побед и ничего, кроме них, причем встречался он до того с более серьезными соперниками, чем те, с которыми дрался Маскаев. Тем не менее Олег вел по очкам вплоть до 11-го раунда, когда Туа достал его своим коронным левым боковым, а потом провел еще затяжную серию. После нокдауна рефери остановил встречу. Маскаев до сих пор считает, что он мог продолжать бой. Я так не считаю и даже как-то поссорился с Олегом из-за этого. Однако в чем я абсолютно уверен, так это в том, что он мог победить Туа уже тогда, но игра не стоила свеч. Подобный поединок должен был состояться, может быть, всего на полгода позже, после одного-двух боев с чуть более слабыми противниками, но Менеджер решил иначе. Из всех предложений он всегда выбирал самые рискованные.

Впрочем, на истории с Туа Менеджер, похоже, чему-то научился. Дальше в течение нескольких лет карьера Олега выстраивалась именно так, как должна была с самого начала. С сентября 1997 по май 1999 года Маскаев одержал семь побед в семи боях, причем четыре из них - над весьма сильными противниками: Алексом Стюартом, Кариджем Шабалалой, Тоакипой Тасефой и Шейном Сатклиффом. Вот с такими соперниками и надо было встречаться Олегу до боя с Туа, а не после него.

Ну а потом был бой, который вознес Маскаева до уровня одного из главных претендентов на титул WBA. 6 ноября 1999 года он в 8-м раунде нокаутировал Хасима Рахмана и даже выбил его за канаты ринга. Затем одержал еще две победы, укрепившись на занятых рубежах, а потом пришел черед поединка с Кирком Джонсоном, и Олег сам узнал, что такое полет между канатами.

Вслед за этим Менеджер сыграл свою главную и "лучшую" роль. После таких поражений боксеру положено дать отдохнуть и провести пару боев с "мешками", чтобы он вновь поверил в себя, но Менеджеру не сиделось. Ему хотелось вернуть потерянные позиции немедленно. Маскаев рассказывал мне, что он тогда так устал от бокса, что его буквально тошнило от одной мысли о тренировке, но его толкали, толкали, толкали вперед. В результате он проиграл и следующий бой, в марте 2001 года, тогда еще очень сильному Лэнсу Уитакеру причем нокаутом уже во 2-м раунде.

Здесь и Менеджер понял, что надо взять паузу но долго ждать он не мог. В том же 2001 году Маскаев провел два неплохих боя с проходными соперниками, а уже в марте 2002-го встретился с находившимся на подъеме Кори Сандерсом. Бой он выигрывал, но в 8-м раунде нарвался на удар, и - нокаут. Один очень известный в нашей стране эксперт сказал мне тогда: "Все. С Олегом покончено! Он стал падать от щелчка". Примерно то же говорили все, и в Америке, и в России.

Вскоре мне опять позвонил Менеджер. Рассказывал что-то о своих новых проектах, о молодых боксерах, которые побьют всех и вся. В какой-то момент я спросил его о Маскаеве. Голос его тут же стал каким-то яростно-брезгливым: "Да он трус! Трус! Потому и проиграл!.."

Я больше никогда не разговаривал с этим человеком. Во-первых, уж трусом-то Олега называть никто не имеет права. Во-вторых, если уж ты погубил человеку карьеру, поломал ему жизнь, то по крайней мере имей совесть не говорить о нем гадости за спиной.

Мне могут возразить (и возражали, кстати), что Менеджер действовал так же, как и другие менеджеры и промоутеры в профессиональном боксе. Тому же Рахману, например, после поражения от Маскаева тоже передохнуть особо не дали. Все верно, но только поражение поражению рознь. И жизненные обстоятельства тоже бывают разными. У Маскаева после поражения от Кирка Джонсона они были хуже некуда. В этой ситуации его нельзя было гнать как лошадь на водопой на следующий поединок. Практически все боксеры бывают в таком положении, но выходят из него только те, у кого хорошая команда. У Маскаева тогда такой команды не было.

Однако в самый трудный момент Олегу повезло. В него поверил один человек - известный тренер Виктор Валле. Он ходил и обивал пороги всех промоутеров, уговаривая их взять Маскаева. Это было нелегко. Все-таки Олегу было уже тридцать три. Но Валле не сдавался, и, наконец, Дэннис Раппопорт, довольно известный в мире бокса человек, подумав, дал согласие. Это решение потребовало от него известного "финансового мужества", так как он не мог не понимать, что в течение достаточно долгого времени деньги ему придется больше вкладывать, чем зарабатывать, а вот окупится ли все это - бабушка надвое сказала.

Валле повел Маскаева осторожно и грамотно. Первые противники были откровенными "мешками". К этим победам отнеслись со скептицизмом: "Ну пусть напоследок хоть денег немного заработает". Большой боксерский мир в Маскаева не верил. Но это было не так важно, потому что у него был свой малый боксерский мир, который в него верил: его семья, Виктор Валле, преданный ему новый менеджер Фред Кеш, Дэннис Раппопорт. Ну и, конечно, собственная воля, без которой ему никто не смог бы помочь.

С февраля 2003 года по апрель 2004-го Маскаев провел шесть боев. Во всех победил нокаутом, но ни один из этих соперников ничего серьезного собой не представлял. Однако свою задачу эти победы выполнили: они дали возможности Маскаеву полностью восстановиться, как физически, так и психологически. Теперь можно было попробовать штурмовать более серьезные вершины.

Первой из них стал нигериец Дэвид Дефиагбон, до того одержавший 21 победу в 21 бое. В июле 2004 года Маскаев выиграл у него по очкам. Он послал его в нокдаун в 6-м раунде и чуть не сделал то же самое в заключительном 10-м, но один арбитр все же умудрился дать победу Дефиагбону К счастью, у двух других было получше то ли с глазами, то ли с умом, то ли с совестью, и они отдали победу Маскаеву. Боксерская общественность встретила Олега тогда с каким-то радостным удивлением: ну надо же, жив курилка!

Курилка был действительно жив и давал прикурить другим. Он одержал еще две победы, над Куинном Наварре и Ливином Кастильо, и 12 ноября прошлого года вышел на поединок с немецким турком Синаном Самилом Самом за право драться с чемпионом. Маскаев победил очень уверенно. Бой проходил в Гамбурге, и в зале было очень много турок, но даже среди них никто не пытался оспаривать его победу.

Я был в этом зале, и меня все не оставляло ощущение какой-то нереальности происходящего. Олег Маскаев, несколько раз похороненный заживо, вернулся. Все-таки такие истории больше подходят для кино, чем для реальной жизни. Здесь люди если уж ломаются, то ломаются, и полоса неудач заканчивается у них только на кладбище или, в лучшем случае, если этот случай действительно лучше, под забором. А вот все эти восставания из пепла - это как-то не по-нашему.

А 12 августа наступил черед боя с Хасимом Рахманом за титул WBC. В Америке почти никто не сомневался в победе Рахмана. А Маскаев взял и выиграл. Да еще так, что стало ясно, что никаких шансов у Рахмана изначально не было. И все только потому, что, оказавшись носом в песке, он не предавался нашему любимому виду спорта - всепоглощающей и всепрощающей материнской жалости к себе. Судьба бросала его наземь снова и снова, а он вставал. Снова и снова. Пока судьба не устала.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...