Газета
12 августа 2006

12 августа 2006 | Хроника

ХРОНИКА

15 ЛЕТ ВМЕСТЕ

КОМАНДИРОВКА ПО ЗОВУ СЕРДЦА

В советское время среди профессионалов газетного дела ходило шуточное определение журналистики: удовлетворение личного любопытства за государственный счет. Но после того как произошел развал Союза и на одной шестой части суши так и недостроенный коммунизм сменился первобытным капитализмом, лафа закончилась.

"Спорт-Экспресс" с первого дня своего существования решительно "отделился от государства", хотя верность ключевому требованию профессии сохранил. Впрочем, не всегда дело сводилось к простому любопытству. Случалось, что нужно было собираться в дорогу, да простят мне невольную патетику, по зову души и сердца.

В декабре 1993 года на ночной улице в центре Лиссабона случилась трагедия. Автомобиль, которым управлял форвард "Спортинга" и молодежной сборной России Сергей Щербаков, попал в жуткую аварию. Чтобы извлечь футболиста из разбитого в лепешку темно-синего "Рено", понадобился автоген. Жизнь Сергею врачи спасли, но он оказался прикован к постели и инвалидной коляске.

"СЭ" первым откликнулся на беду: открыл в газете специальный счет, средства которого предназначались для лечения Щербакова. Переводы приходили из самых разных уголков некогда единой страны. Мы держали связь с отцом футболиста, находившимся рядом с сыном, и постоянно информировали читателей о состоянии здоровья Сергея. А в мае 1994-го редакция постановила командировать меня в Лиссабон. Выбор объяснялся просто: я хорошо знал Щербакова еще по донецкому "Шахтеру", где он начинался как футболист.

Посольство Португалии на Украине тогда еще не открыли, поэтому проблему с визой пришлось решать в Москве. Сергей Юран, игравший в то время в "Бенфике", мгновенно откликнулся на просьбу редакции и прислал вызов-приглашение. Однако мои московские друзья и коллеги, видимо, решили для верности перестраховаться. В итоге я оказался... членом делегации мужской сборной России по гандболу, отправлявшейся на чемпионат Европы в португальский Эшторил, что автоматически решало визовую проблему.

Не знаю, были ли руководители гандбольной сборной предупреждены о том, что корреспондент "СЭ" отправляется вместе с командой в Португалию совсем не ради чемпионата Европы, только чувство неловкости не покидало меня на протяжении всего пятичасового перелета в Лиссабон, откуда автобусом мы добрались до Эшторила, оказавшегося, по сути, курортным пригородом столицы. Я лицемерно прошел процедуру аккредитации на турнире, прекрасно зная, что не напишу о нем ни строчки, даже переночевал для приличия в гостинице, где остановилась российская команда. Утром за мной приехал отец Сергея - Геннадий Щербаков, с которым мы заранее обо всем договорились по телефону.

Пока возвращались назад в Лиссабон, пересекали четырехкилометровый мост через Тежу, с которого в ясную погоду видно, как могучая река, словно вырвавшийся из бутылки джинн, широким потоком вливается в Атлантический океан, я старался представить, какой она будет - наша встреча с Сергеем? Одно дело - общаться со здоровым и уверенным в себе футболистом, каким он был для меня до сих пор, и совсем другое - с совсем еще молодым человеком, чью жизнь злодейка-судьба так круто изменила в одночасье. "Сергей будет очень рад твоему приезду", - сидевший за рулем Щербаков-старший словно прочитал мои мысли.

Он действительно обрадовался. Мы обнялись, после чего Сергей буднично спросил: "Как доехал?" Я ответил - нормально, а сам старался заметить перемены, случившиеся в нем после декабрьской трагедии. Кроме "зимней" бледности на лице, с которой в мае португальцы уже расстаются, ничего не обнаружил. Загореть затворнику реабилитационного отделения госпиталя "Кури Кабрал" было сложно.

В приговор врачей он не верил, хотя, как признался мне, встретил его спокойно: "Если так, то это судьба..." Впрочем, фаталистом совсем не казался, потому что каждый день просаливал в тренажерном зале по две-три футболки, истязал себя на специальных снарядах с надеждой когда-нибудь встать и пойти.

Не меньше, чем мужество Сергея, меня восхитило отношение болельщиков "Спортинга" к беде их кумира. Футболки с девятым номером, под которым играл Щербаков, вмиг исчезли с прилавка клубного магазина. В первые дни после несчастья его палату завалили игрушками и цветами, и даже теперь, почти полгода спустя, поклонники (а больше поклонницы) являлись каждый день, как на дежурство. Не поверите: Щербакову оказалось непросто выкроить время для обстоятельного интервью для "СЭ", без которого, разумеется, я уехать не мог.

Юрий ЮРИС

собственный корреспондент "СЭ" на Украине

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...