Газета
28 июля 2006

28 июля 2006 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

СТАТИСТИКА Акселя ВАРТАНЯНА

ОТ СУППИЧИ ДО ЛИППИ

ОТ СУППИЧИ ДО ЛИППИ

Никак не отойду от всемирной футбольной тусовки в Германии, все еще под ее парами. Сегодня уделю внимание людям гонимым - стрелочникам, козлам отпущения, изгоям. Как только их не обзывают. Догадаться несложно - тренерам. Кому еще. Ограничиваю круг участниками мировых чемпионатов.

"Выигрывает команда, проигрывает тренер" - бытует пережившая многие поколения кем-то придуманная фраза, оскорбляющая достоинство людей нелегкой судьбы.

О них романы писать, биографии. Многие того заслуживают. Мои возможности ограничены газетной публикацией, что и определило выбор жанра. Назвал бы его статистическим (в чем не дадут усомниться мобилизованные в помощь автору таблицы) с робкими, жалкими претензиями на исторический. Обозначу его весьма поверхностно, пунктирно.

Состав многочисленного (несколько сот человек) тренерского цеха - пестрый, разношерстный: молодые и пожилые, специалисты и функционеры, люди разных профессий исполняли свои партии соло, дуэтом, трио...

Сначала о пионерах, самых первых - триумфаторах, призерах, и не только.

УЧИТЕЛЯ, ПРОФЕССОРА, ЖУРНАЛИСТЫ, АРХИТЕКТОРЫ...

31-летний Альберто Суппичи выиграл со сборной Уругвая первое золото мира. Он так и остался самым молодым главным тренером из 17, побеждавших на мировых турнирах. Человек образованный, читал лекции по истории спорта в высших учебных заведениях Монтевидео. В 25 лет от роду начал работу со сборной. Результаты начальство не удовлетворяли. Перед крупнейшими футбольными турнирами, каковыми являлись до 1930 года Олимпиады, команду передавали другим.

Как только стало известно о проведении чемпионата мира в Уругвае, Суппичи назначили техническим руководителем команды. Не имея опыта административной работы, ему пришлось решать сложный комплекс задач по подготовке к чемпионату. Руководители федерации оценили рвение, добросовестность и эффективность проделанной им работы и осенью 1929-го вновь передали ему из рук в руки национальную сборную.

В шести играх перед мировым турниром Суппичи со своей командой остались при своих: +2=2-2, мячи 7-7. Результаты ни начальников, ни болельщицкие массы не удовлетворили. Рискнули, однако, оставили тренера у руля. Менять что-либо было уже поздно. Говорят, кто не рискует, тот не пьет шампанское. Риск оправдался. Сколько выпили шампанского по случаю победы, не знаю. Не исключено, что принимали и более (а может, исключительно) крепкие напитки.

Какова роль тренера в планетарном успехе? Не берусь судить. Скорее всего, тот случай, когда побеждает команда. Команда звездная, миру известная: золотой медалист ОИ-24 и ОИ-28 в Париже и Амстердаме. Европа, впервые увидев уругвайских виртуозов, визжала от восторга: изумительная техника, удары, остановка, игра головой... Трюки немыслимые европейцам показывали, такое с мячом выделывали! Трудно было понять, где кончается игра и начинается цирк в исполнении таких артистов, как Насацци, Андраде, Хестидо, Петроне, Сеа, Скароне... Перечислил тех, кто находился в обойме Суппичи на ЧМ-30. Эти ребята и при другом тренере (или вовсе без тренера) способны были выиграть турнир. Возможно, ошибаюсь. В любом случае не совсем корректно принижать заслуги, вклад в общую победу, каковым бы он ни был, Альберто Суппичи, так и оставшегося самым молодым среди наставников золотых медалистов.

В Уругвае работали преимущественно молодые люди. Только трое перешли отметку "40".

Вторая - Аргентина. В 30-м она полностью соответствовала названию: аргентум - серебро. Серебряной командой руководил дуэт, первый на этих крупнейших соревнованиях: 27-летний учитель физкультуры Хуан Хосе Трамутола и 45-летний Франсиско Олазар. Самый молодой и возрастной в Уругвае. Хуан Хосе, если не навсегда, то надолго останется во главе опубликованного здесь списка самых юных тренеров.

Свою арию исполнили превосходно, с этим не согласятся разве что аргентинские болельщики. Во всяком случае, единственный из всех выступавших на всемирных конкурсах дуэт, отмеченный престижной премией.

Ненадолго, чтобы больше не возвращаться к затронутой теме, сверну на обочину.

Дуэтом помимо аргентинцев дважды "пели" мексиканцы (1958, 1962), по одному разу - итальянцы (1962) и алжирцы (1982). Последний раз, не так давно, четыре года назад, шведы.

Соображали, случалось, и на троих. При этом словосочетании, до боли знакомом, родном и близком, сразу вспоминаем нашего Константина Бескова и тогда еще наших Валерия Лобановского и Нодара Ахалкаци, "соображавших" в 1982-м в Испании, но так ничего и не сообразивших.

Однако еще за 20 лет до испанского мундиаля, на ЧМ-62 в Чили, тем же занимались югославы: Любиша Ловрич, Хуго Рушевлянин и Првослав Михайлович. Занимались, надо сказать, успешнее - в четверку пробились.

Как распределялись обязанности в советском триумвирате? Тренеры об этом не распространялись. Как и футболисты. Сейчас предпринимаются попытки идеализировать ситуацию. У меня (говорил кое с кем из игроков - не для печати) другая информация. Доподлинно известно, что: а) Ахалкаци самоустранился, ни во что не вмешивался, взирал на происходящее со стороны; б) Лобановский и тренер тбилисцев определенное влияние на своих ребят оказывали. Пошло ли оно на пользу команде?

Возвращаюсь в футбол 30-х.

Еще один физрук, Улисес Сауседо, руководил боливийской сборной. Правда, не так успешно. Если называть вещи своими именами, вовсе безуспешно. Единственное достоинство его команды - стабильность: обе встречи она проиграла с одинаковым счетом 0:4.

Сауседо - преподаватель физкультуры, инструктор по спорту, тренер, судья. Самый что ни на есть натуральный. На том же турнире успевал тренировать свою сборную и судить другие. Злые языки утверждали, что одинаково плохо. Кто как, а статистики иного мнения. Что бы ни говорили, боливиец оказался самым "результативным" на турнире среди судей. В матче Аргентина - Мексика (6:3) зафиксировал 9 забитых мячей и первым из арбитров успел за полтора часа назначить три пенальти. Кто-то из историков футбола утверждал - четыре. Видимо, посчитал, что Сауседо потребовал из-за нарушения правил перебить. На самом деле было три. Его рекорд за последующие 76 лет повторили всего трое.

Что же касается качества судейства - вопрос спорный. Руководству ФИФА, тем более хозяевам, он понравился. Работу Сауседо оценили, иначе не доверили бы флажок, с которым курсировал в пяти матчах туда и обратно вдоль кромки. В трех - с участием хозяев, в том числе ключевых: полуфинале и финале. В общем, человек уникальный, единственный, кто исполнял на чемпионатах мира две роли - судьи и тренера.

Третий призер, работник интеллектуального труда, служивший футболу и искусству - югослав Бошко Шимонович. архитектор. Единственный из пересекших океан европейцев вознес своих ребят на пьедестал, где из-за не сыгранного за 3-е место матча расположились и американцы. В тесноте, да не в обиде. Никогда больше так высоко югославы не поднимались. Хорваты однажды были третьими, но это другая страна.

Еще один служитель искусства, преподаватель парижской консерватории, француз Гастон Барро. В Монтевидео не попал из-за неотложных дел - жаркой экзаменационной сессии. (На ЧМ Барро все же поработал - в 38-м на родине, во Франции.) В его отсутствие сборную Франции возглавил руководитель делегации, функционер Кодрон. Пример не единственный. Аналогичная история случилась с чехословацкой командой, кстати, выигравшей серебро ЧМ-34 в сотрудничестве с Карелом Петру, тоже функционером, техническим комиссаром сборной. Он активно занимался журналистикой, автор книги "История чехословацкого футбола", изданной в 1946 году.

Баловались журналистикой и писательством многие наставники. Немец Отто Нерц, например, создавший фундаментальный восьмитомный труд "Футбол". Между прочим, профессор, доцент берлинского института физкультуры. Сей ученый муж добился успехов и на футбольных полях, вымостил Германии путь к пьедесталу на ЧМ-34.

Австриец Хуго Майсл. Человек разносторонний, эрудированный, полиглот. Футболист, судья, тренер, чиновник. Будучи секретарем Австрийской федерации футбола, без отрыва от производства обслуживал матчи не только внутреннего календаря, но и международные. Провел 16 встреч. Работал на Олимпиаде 1912 года в Стокгольме.

Он был секретарем созданной ФИФА в 1926 году комиссии, которой предстояло решить вопрос о возможности проведения чемпионатов мира. Майсл, занимая престижный пост, категорически выступил... против идеи проведения мировых первенств. В то время его мысли были заняты другим, проектом создания Кубка Митропы для клубных команд. Идею успешно реализовали.

В 1926 году с мнением Майсла не посчитались, и через восемь лет, в 34-м, он привез в Италию легендарную австрийскую сборную - "вундер-тим" (чудо-команду), к созданию которой руку приложил. Не повезло, медалей не получил, проиграл своему немецкому коллеге Нерцу. Статистики на карандаш его все же взяли: Майсл стал первым на чемпионатах мира тренером, перевалившим полувековой рубеж.

Много было в 30-е годы в тренерском цехе интересных, колоритных личностей: журналисты, доктор медицины, юрист, префект полиции... Кое о ком (не только довоенной поры) расскажем в другом месте и по другому поводу. Но прежде на одну только минуту вернусь в Монтевидео. О причине по прошествии минуты узнаете.

Хуан Луке де ла Серралонга. Прошу любить и жаловать. Родился в Испании, натурализовался в Мексике. Возглавлял в Монтевидео сборную своей новой страны и в случае необходимости готов был выйти на поле. Не довелось. Жаль. Упустил шанс войти в историю как первый и единственный на чемпионатах мира играющий тренер.

Три южноамериканские команды Чили, Парагвай, Перу обойтись своими силами не могли и обратились за помощью к варягам: приходите и правьте нами. Понятен мой замысел? Нисколько в этом не сомневался. Вернулся в Монтевидео, чтобы найти повод для написания новой главы. И нашел.

ТРЕНЕРЫ - ЛЕГИОНЕРЫ

Раскрывать тему в историческом ракурсе проще, нежели в статистическом. В первом случае у автора есть возможность обойти пороги и подводные рифы, прикрыть белые пятнышки и создать видимость абсолютной компетентности в предмете. Статистика обязывает быть уверенным в каждой цифре и отвечать за ее достоверность. Должен признаться: в опубликованных здесь таблицах по иностранным специалистам возможна небольшая погрешность. Впрочем, может, ее и вовсе нет. Дело в том, что некоторые тренеры меняли гражданство, и в двух-трех случаях не удалось определить точную дату смены паспорта.

Так вот, тренеры-варяги работали во всех без исключения 18 турнирах. Интерес к ним на протяжении десятков лет проявлялся умеренно стабильный, в 70-е - резко снизился. Затем кривая пошла вверх и в этом году достигла апогея: почти половину участников (15 из 32) чемпионатов Германии сопровождали иностранные специалисты. Имена первых обнародую. Помощь чилийцам на ЧМ-30 оказывал 29-летний венгр Дьердь Орт. Играл в будапештском МТК, участник ОИ-24. Тренерской практики не имел, если не считать кратковременную стажировку в Австрии. Его подопечные выступили неплохо, обыграли Мексику (3:0), Францию (1:0), уступив только вице-чемпионам - Аргентине.

Темнокожий аргентинец Хосе Дуранд Лагуна, в прошлом игрок национальной сборной, выступал какое-то время за "Олимпию" Асунсьон. В Парагвае настиг его чемпионат мира, где он и возглавил сборную. Задачу не выполнил, из группы не вышел. Как и испанец Франсиско Бру, оказавшийся в Перу. Футболист, инструктор физической культуры, владел пером, пописывал в испанских изданиях. Одновременно тренировал сборную и мадридский "Реал". Незадолго до ЧМ находился в Америке, учил уму разуму перуанские и кубинские клубы. Видимо, приглянулся ацтеками, возглавил их сборную. Не повезло с группой - попал к хозяевам, к Уругваю. Сражались с будущим чемпионом достойно, упирались, как могли, но все же проиграли - 0:1. А румынами, их-то способны были легко переварить, неожиданно подавились - 1:3.

Заграница южноамериканцам не помогла. А кто, собственно, помог за три четверти века. Если измерять деятельность иноземцев не пользой, которую они приносили странам третьего мира по ликвидации безграмотности в области "физики", тактики, других футбольных премудростей, популяризации и подъему футбола на местах, а исключительно медалями, то всего двое: англичанин Джордж Рейнор и австриец Эрнст Хаппель.

Рейнор в молодости играл за "Шеффилд" и несколько других английских клубов. Во время войны работал инструктором спорта в Багдаде. В 1946 году оказался в Швеции и за короткий срок создал команду, самую титулованную, сильную, именитую в шведском футболе. Стрелял без промаха. За 10 лет выбил на крупнейших турнирах четыре комплекта медалей разного достоинства: ОИ-48 - золото, ОИ-52 - бронза, ЧМ-50 - бронза, ЧМ-58 - серебро. Последняя награда - высшее достижение "Тре Крунур" в чемпионатах мира.

У Свена-Ерана Эрикссона память оказалась короткой. Черной неблагодарностью отплатил потомкам Джорджа Рейнора. Мотал подданных Ее Величества королевы Елизаветы по азиям и европам вхолостую.

Имя Эрнста Хаппеля в мире футбола намного звучнее и популярнее его английского коллеги. Игрок венского "Рапида", парижского "Рэсинга" и сборной Австрии. В ее составе выступал на двух всемирных турнирах. На первом, в 54-м, получил бронзу. По сей день является лучшим защитником австрийского футбола.

Успешный тренер. Работал со многими европейскими клубами. Высшее достижение на клубном уровне - выигрыш с голландским "Фейенордом" в 1970 году Межконтинентального кубка, дважды побеждал в Кубке чемпионов.

На ЧМ, как и Рейнор, стрелял метко, без промаха. Правда, заряжен был его пистолет одним патроном. В 78-м привез в Аргентину именитых голландцев, наделавших шороху за четыре года до того в ФРГ. В Аргентине, пуля легла в миллиметре от "яблочка". Даже в отсутствие Кройфа сумел вывести "Оранжевых" в финал, где на последних минутах встречи с хозяевами при счете 1:1 имели отличный шанс забить победный гол, если бы только Ренсенбринк из благоприятнейшей позиции не угодил в штангу. Такие дорогие подарки сопернику наказуемы. В итоге - 1:3 в дополнительное время.

По количеству медалей Хаппель англичанину уступил - 1:2. По качеству - превзошел: в 78-м за второе место полагалась позолоченная.

Всего два медалиста из 63. Наверное, следует отметить еще двух: голландца Хиддинка и бразильца Сколари, проникших в первую четверку, - Хиддинк в 2002-м с корейцами, Сколари этим летом с португальцами. Но если голландца в Корее боготворили, к бразильцу мне кажется, претензии имелись: два года назад у себя дома он отдал золото грекам и вот сейчас остановился в шаге от медалей.

ЛОВЕЛАСЫ

Тренеры вообще и легионеры в частности - народ легкомысленный, непостоянный. Югослав Бора Милутинович - супермен. Не будь Дон Жуана, его имя стало бы нарицательным. Бора первый, кто проработал на пяти мировых турнирах (в этом году его догнал Паррейра), и единственный, предложивший руку и сердце пяти иностранкам. Диапазон обширнейший: от Северной и Центральной Америки до Азии и Африки. В донжуанском списке Милутиновича - Мексика, Коста-Рика, США, Нигерия, Китай. Свои, югославы, Бору не интересовали. Или он их.

Бразилец Паррейра и француз Мишель в отличие от Милутиновича "в брак" со своими вступали и на стороне связи заводили. Правда, оба оказывали внимание представителям только одного региона. Карлос Алберто предлагал руку и сердце трем азиатским сборным, месье Анри - трем африканским.

Француз как бросил свою, так больше к ней не возвращался. Бразилец бегал туда и обратно, разводился и снова сходился. Он уходил, и его бросали. Как в 98-м. Саудовская Аравия, проиграв два матча в группе, лишилась шансов на выход в плей-офф. Паррейре тут же указали на дверь. Без него обитатели пустыни добыли единственное очко - 2:2 с ЮАР. Эта ничья в послужной список бразильца не включена, к ней он непричастен. Досрочно в 98-м (тоже после двух первых туров) уволили корейца Бум Кун Ча и поляка Хенрика Касперчака, осиротив перед последней игрой Тунис. Еще одна яркая иллюстрация бесцеремонного к тренерам отношения.

ОДНОЛЮБЫ ЩЕДРЫЕ И СКРЯГИ

Однолюбы среди тренеров, как и в жизни, редкость большая. Немец Зепп Гербергер, например. Прожил со своей сборной долгую счастливую жизнь - 26 лет. Серебряную свадьбу отметил. Так долго тренеры в законном браке не живут. Души в ней не чаял, возил по свету, четырежды показывал миру, в 54-м - золотой подарок сделал.

Таков и его соотечественник Хельмут Шен. Союз со сборной длился меньше, 14 лет. Зато более плодотворный, плодовитый. За полтора десятка лет херр Хельмут четыре раза в высшем свете с ней показывался. Не скупился: в 66-м серебряными медалями одарил, в 70-м - бронзовыми, в 74-м - из чистого золота. А говорят, немцы народ расчетливый, экономный.

Вот венгр Лайош Бароти и англичанин Уолтер Уинтерботтом люди прижимистые. Если не сказать больше. Тоже по четыре раза по миру со своими сборными путешествовали. И ни один даже на паршивую бронзу не раскошелился.

Уинтерботтом за полтора десятка лет проиграл все, что только можно было. В 50-м после 20-летней самоизоляции англичане явились наконец на мировое первенство в Бразилию. Конфуз случился: две игры из трех в группе проиграли. Одну - тогда еще никаким американцам, которых сами же по футбольному образованию с эскимосами сравнивали.

В 53-м Англия под его началом впервые проиграла дома выходцам из Старого Света венграм - 3:6, в мае в матче-реванше в Будапеште - 1:7 (!). Тем не менее отправился на ЧМ-54 и благополучно его провалил, как, впрочем, и два последующих.

В 62-м предпринимается первая попытка завоевать Европу. Доблестные французские войска ее защитили, отбросили агрессора на их Британские острова - 1:1 и 5:2. Кошмар! Только после этого тренер покинул свой пост.

У нас за каждое проигранное сражение, американцам или венграм, не говоря уже о всей кампании, поступили бы с Уолтером, как Петр I со стрельцами: немедленно отделили бы главкомовскую голову от туловища под радостные вопли и улюлюканье толпы. В Англии терпели. Долго терпели. Доверяли его профессиональным качествам, ценили познания в теории футбола, педагогический дар и человеческие качества. Благодарили за победы, которых за 15 лет тоже было немало, в неудачах не винили, понимая, что они стали следствием длительного затворничества. Более того, за многолетнюю плодотворную работу даровали рыцарский чин и дворянский титул "сэр". Джентльмены!

ПРЕДТЕЧА

И среди иностранцев однолюбы встречаются. Австриец Карл Раппан, связав свою судьбу со швейцарской сборной, три раза сопровождал ее на мировые чемпионаты. Единственный пример среди легионеров. Тренер маститый, широко в Европе в до и послевоенные годы известный. Предтеча Эрреры и популярного сейчас осторожного, прагматичного, закрытого оборонительного футбола. В 1937 году изобрел большой амбарный замок, получивший название "Замок Раппана". Соорудив, повесил на ворота опекаемых им клубов и сборной.

Однако время было не то, "домушники" в эпоху наступательного футбола свирепствовали. Власти закрывали глаза. Тогда за это не преследовали, и творили они что хотели. Раппановский замок вскрывали запросто, профессионалы - без спецприспособлений, ногтем мизинца. В 10 матчах ЧМ оборонительные редуты Раппана прорывали 24 раза. В последнем, десятом, - семь. Это соотечественники, австрияки, сорвали бракованный замок и выбросили на свалку где, ко всеобщему нашему несчастью, отыскал его Эррера. Разобрал, покопался, изучил, модернизировал и вскоре наладил массовое производство. На внутреннем рынке, в Италии, впечатленные победами эрреровского "Интера", отрывали с руками. Позже, когда появился спрос за пределами Апеннин, экспортировали в другие страны, завалили европейские прилавки.

Эррера тоже тренер-иноземец. Родился, жил и творил в Аргентине. В 34-м принял французское гражданство. В 60-е годы, когда открыл в Италии бизнес, связанный с производством "замков", в третий раз поменял гражданство. В 62-м повез испанскую сборную на ЧМ в Чили. Командировка прервалась намного раньше намеченного срока. Привезенный Эррерой в Чили товар не выдержал испытания чехословаками и бразильцами.

Рассказ о тренерах-иностранцах занял места больше запланированного, что вынуждает некоторые участки оставшейся дистанции преодолевать в спринтерском темпе.

Завершая тему, приведу несколько статистических выкладок. За 76 лет 49 сборных из 75, участвовавших в ЧМ, пригласили в общей сложности 63 тренеров исключительно из Европы (45) и Южной Америки (18). Наиболее ходовой "товар" - бразильцы (10) и англичане (8). Спрос на бразильских специалистов резко возрос за последние четверть века (9 из 10). Чаще всего к услугам иностранцев прибегали Камерун - 5, Швейцария, Перу, Марокко и Саудовская Аравия - по 3.

Призыв о помощи исходил преимущественно из слаборазвитых стран. Своими силами обошлись 26 команд: Бразилия, Германия, Уругвай, Югославия, Чехословакия, СССР с Россией .. Хотелось бы надеяться, что через четыре года Россию из этого списка исключат.

ЛАУРЕАТЫ

Только немец Хельмут Шен трижды поднимался на пьедестал, пересчитав все его ступени. Дважды на самом верху побывал лишь итальянец Витторио Поццо, триумфатор ЧМ-34 и 38. Максималист, на мелочи не разменивался, предпочитал изделия исключительно из благородного металла и сколотил уникальную коллекцию. В промежутке между выигранными чемпионатами получил со "Скуадрой" золото ОИ-36 в Берлине. Три выстрела в течение четырех лет, и все - в десятку. Счастливо проработав со своей сборной, переключился на журналистику. Вел отдел публицистики в газете "Ла Стампа".

Список самых именитых завершают бразилец Марио Загалло, немец Франц Беккенбауэр, а также хирург-гинеколог из Аргентины Карлос Билардо, который в перерывах между основным занятием подрабатывал в национальной сборной. О Билардо без боязни ошибиться можно сказать: лучший гинеколог среди футбольных тренеров и лучший тренер среди гинекологов. Все трое по разу выигрывали турнир и были вице-чемпионами.

Только Загалло и Беккенбауэр получали золотые медали (бразилец - две), будучи футболистами и тренерами. В двух ипостасях отличились еще три человека: немцы Рудди Феллер (первое и второе места, выступая за сборную, и второе - руководя ею), Юрген Клинсманн (чемпион мира как футболист и бронзовый призер в качестве тренера). Заслуги австрийца Эрнста Хаппеля мы отметили.

Подробности - в таблицах, специально для вас изготовленных. Словам там тесно, цифрам просторно. На значительно меньшей площади они расскажут больше, чем ваш покорный слуга.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...