Газета
16 мая 2006

16 мая 2006 | Бокс

БОКС

Эвандер ХОЛИФИЛД

"КОГДА ТАЙСОН ГРЫЗ МНЕ УХО, ОН ЗНАЛ, ЧТО ДЕЛАЛ"

Продолжение. Начало - стр. 12

-Включая третий поединок с Боу?

- На этой бой я вышел больным, но и тут не буду отказываться от своих слов.

-А проигрыш Муреру в 1994-м, после травмы плеча?

- И тут не буду отказываться. Да, я вывихнул плечо в начале боя, но все равно Мурер победу заработал. Именно так - заработал. Даже Джо Руис в 2001-м... Тьфу ты, Руис этот! Самый нелепый боксер в мире. Да, судьи отдали ему победу, но и он в том бою меня "переработал". Он выглядел более... занятым, что ли, чем я. И Джеймс Тоуни в 2003-м - тоже. И даже этот... как его? Последний, с которым я дрался (Лэрри Дональд, которому 42-летний Холифилд проиграл в ноябре 2004-го. - Прим. С.М.)... Я был уже совсем не тот, но причина поражения та же. А как иначе было у меня выиграть?

-В 1993-м вы взяли у Боу реванш и утихомирили критиков, которые считали вас недоразумением, зарвавшимся "первотяжем". Как же вы смогли подстроиться под Боу - боксера и более габаритного, и мощного?

- Во-первых (опять же!) - работал поусерднее. А во-вторых изменил тактику. Тренер сказал мне: "Следи за поперечным движением. Двигайся, двигайся, он слишком здоровый, чтобы приспособиться к подвижному сопернику". Так я и делал: скользил по рингу, смещался... Не все время, конечно: тут главное - правильно выбирать ситуации, когда надо поюлить.

-А можно поподробнее про поперечное движение?

- Сейчас покажу (Тут Холифилд вскочил на ноги и стал объяснять свою тактику наглядными примерами.) Обычно я боксирую "вертикально", то есть движение идет либо к сопернику, в пекло, либо от него - в защиту (Эвандер показал, как он подходит к сопернику, серию ударов, отход и блок). Когда я был юнцом в Джорджии, меня, как и всех боксеров, учили драться именно так. И процентов 98 этому методу всю свою карьеру следуют.

А вот оставшиеся два процента - те, которые поталантливее, - двигаются поперек, "горизонтально". Али, Рэй Робинсон, все великие освоили эту тактику. А почему? Потому что, когда ты отступаешь, соперник будет наступать, наносить новые удары и может тебя достать. Если же ты убрался с дороги, он не сможет провести серию. Получается, ты ушел из зоны обстрела! А его-то вперед тянет, особенно если он здоровый!

Если бы я вырос в такого же великана, как Боу, мне, наверное, и не нужно было бы прибегать к таким фокусам. Но я всегда был мелким, поэтому для меня главное было ударить и унести ноги. При этом уносить ноги назад - себе дороже, тебя вгонят в канаты. Вот и крутись, скользи, смещайся вбок, туда-сюда, высвобождай руки для удара (все описываемые движения Холифилд показывал тут же, ведя бой с тенью на паркетном полу). А у меня руки всегда были быстрые... В общем, иметь умного тренера - большое дело.

СЕРДЕЧНЫЕ СТРАДАНИЯ

-Раз уж мы подобрались к более поздней части вашей карьеры, позвольте спросить и о втором вашем прозвище - Воин.

- Его мне придумали перед боем с Рэем Мерсером в 1995-м, когда я вернулся на ринг после всей этой истории с болезнью сердца. Там еще был такой рекламный лозунг: "Воин возвращается!" Вот он, пожалуйста, должен быть на пенсии со своим больным сердцем - а вернулся...

Мерсер один раз хорошо приложился, кровь мне пустил. И тут я понял, что хватит играть, надо драться, - и пошел на него. Вот все и сказали: да-а, сколько ни лупи этого Холифилда, сколько ни списывай его в запас - от него не отцепишься. Я всегда был таким. Ненавижу хныкать и жалеть себя. Пока меня не нокаутировали, я не проиграл. А как только начнешь жаловаться - пиши пропало.

-Когда у вас обнаружили болезнь сердца, многие хотели, чтобы вы сдались и ушли из бокса. Что там на самом деле случилось?

- Э, люди сделали из этой истории невесть что. Сам я в себе не сомневался. Потому что верю в то, что написано в Библии. Бог сказал, что никогда никому не даст больше, чем тот может вынести. Если вы в это верите, то не важно, как вам больно или насколько вы устали, - идите вперед и деритесь.

-Секунду, но ведь у вас в сердце была дыра! Или это не так?

- Это - то, что всем сказали. Дыра, как же. Да мне просто поставили неправильный диагноз, потому что прописали слишком большую дозу лекарств.

На самом деле все было так. У меня была проблема с плечевым суставом после схватки с Мурером, и врач сделал инъекцию морфия - чтобы снять боль. Он, морфий, замедляет работу сердца, вкололи мне его по самый краешек, а у меня ведь еще и обезвоживание было, так что меня и водой накачивали. А сердце-то билось недостаточно быстро, чтобы воду эту по жилам разогнать, вот она в легких и скопилась. Она, смотрите, у Эвандера инфаркт! "Эвандер, - говорят, - да у тебя инфаркт! Ты с инфарктом на ринг вышел". Чего, говорю? Да... Вот вы сами подумайте: это вообще возможно? На ринг! С инфарктом!!! Вот что напридумывали ребята-медики, чтобы себе задницы прикрыть. Мол, я родился с сердечной недостаточностью...

-И вы ушли из бокса.

- У меня забрали лицензию. Что было делать дальше? Вот я и решил попробовать стать проповедником. Но когда попал на съезд протестантских проповедников, все в моей жизни изменилось. Я встретил там человека по имени Бенни Хинн (известный в США "телевизионный проповедник", заработавший скандальную славу сеансами массового исцеления и неоднократным провозглашением себя пророком. - Прим. С.М.), который сказал мне: "Бог хочет, чтобы ты вернулся. Иди к врачам и скажи им, что сердце твое исцелено". И что же? Пошел я к врачам в Атланте, мне сделали все анализы - вау! Здоров! Врачи звонят в Лас-Вегас, просят вернуть мне лицензию, а в Вегасе им не верят! "Врут они, - говорят в Вегасе. - Они просто любят Эвандера в Атланте, это его родной город. Они ему любую бумажку подпишут".

В общем, послали меня в Клинику Майо, а это самое лучшее, самое дорогое заведение. Там меня смотрели, через тесты прогоняли, вертели в руках рентген и вынесли вердикт: так, говорят, не бывает. От этого просто так не излечишься, а ты, говорят, здоров. Пошли проверять историю болезни и - что вы думаете? - выяснили, что диагноз был неправильный. Не было, говорят, у тебя инфаркта. Просто морфия дали много и водой накачали. А что сердце было больше обычного - так что с того?

Tам главврач был немец, который всю жизнь работал со спортсменами, так он так и сказал: сердце, говорит, тоже мускул, и у тренированных людей оно больше. А этот человек, то есть я, занимается спортом с детства...

Я сижу и в ответ только головой качаю: правду немец-то говорит. А те доктора, что меня сначала смотрели, они разве с атлетами работали? Они к богатым привыкли, к артистам и политикам. В общем, разъяснилось все. Не болел я ничем.

-А на телешоу вы потом сказали, что вас исцелил Бог.

- Конечно, исцелил! Он позволил мне исправить то, что не мной было сделано.

ВО РТУ У ТАЙСОНА

-Вернувшись на ринг, вы наконец получили долгожданный шанс встретиться с Тайсоном. Причем за чемпионский пояс WBA. И послали Майка в нокаут в 11-м раунде.

- Такой человек, как Тайсон, вынуждает тебя драться на пределе, раскрываться полностью, вычерпать все свои силы. Этот бой был моим лучшим. Не то чтобы Тайсон когда-либо был моим врагом. Я всегда его уважал.

-Вы ранее упомянули, что пристально изучали бои Тайсона. Искали слабости?

- Можно так сказать, хотя и не следует, особенно когда говоришь о человеке, который дерется не хуже тебя. Что меня всегда поражало в Тайсоне - это его работоспособность. Мне думается, что его мало ценили за его талант и труд. "О, Тайсон, да он просто быдло, злодей, кусок мяса, животное!" Да этот парень тренировался каждый день! Если вы возьмете парня с улицы, самого законченного бандюгу, и бросите его на ринг без тренировок - ему в два счета "выключат свет". A Tайсон тренировался как бешеный. Tайсон смотрел видеопленку, занимался теорией - он делал все, что надо.

Но мне кажется, что кто-то просто решил превозносить его менталитет и замалчивать его талант. А талантище-то был - ого-го! Выносливость, сила и скорость удара, защита: раз-два, уход, блок, быстрая серия - нокаут. Он бил здоровяков в два раза больше себя - и чем? Техникой! А все только и говорили: "Животное! Животное!" Его обесчеловечили, убрали на второй план его лучшие качества. И обокрали наш вид спорта, выставив лучшего спортсмена в таком виде.

-Так разве он не был в чем-то животным?

- То есть злым, что ли? А где вы видели незлых людей на ринге? Что в этом такого? У Майка был гонор, особый менталитет: "Ты больше меня? У тебя руки длиннее? Плевал я на твои руки. Вот как налечу сейчас на тебя!" Майк лупил боксеров, у которых руки были на 10 дюймов (примерно 25 см. - Прим. С.М.) длиннее. Раз-два-три-бац! Никаких шансов...

И вот я сижу и смотрю: паренек не больше меня, ручки-ножки короткие - а что творит! Не хнычет, не тушуется, не ищет оправданий. Чем не пример для подражания?

-А вам не кажется, что после тюрьмы он и сам поверил в свой имидж? В то, что он злодей, убийца, каким его все хотели видеть?

- Нет, мне так не кажется.

-В последние годы карьеры он целенаправленно самоуничтожался...

- Многие люди самоуничтожаются. Когда у вас нет цели или когда вы ее не знаете, вы будете себя уничтожать. Особенно если вы знаменитость и из ваших поступков кто-то раздувает скандалы и извлекает пользу. За то, что в обычной жизни кончается смехом и шутками, в жизни, которую ведут знаменитости, приходится расплачиваться тюрьмой.

-Расскажите о второй схватке с Тайсоном. Ведь даже на фоне истории бокса, богатой на сюрреалистические сюжеты, она стоит особняком. Тайсон, что, - просто потерял голову?

- О нет. Я в это не верю. Ничего он не потерял, а прекрасно знал, что делает, когда ухо мне грыз. А почему я так думаю? Сейчас объясню. Вот что он думал: "Если я его сейчас еще раз укушу, схватку остановят. Значит, надо кусать".

-Объясните еще раз. Он ведь не то чтобы безнадежно проигрывал.

- Tайсон - умный мужик. Куда умнее, чем многие считают. Понимаете, неумные люди до уровня Tайсонa не добираются. Меня всегда раздражало, когда его обзывали дураком. Тайсон - не дурак, он умница.

-Так почему же он вас укусил?

- Потому что хотел прекратить бой! Вот как дело было... Представьте себя Тайсоном.

-Попытаюсь.

- Итак, представьте... Мы уже дрались, Майк, и ты тогда сказал, что до нокаута ты меня убивал. И тебе поверили, Майк, полмира тебе поверило. Но ведь на самом деле это я тебя побил. И не просто побил, а хорошо побил, Майк! И ты это знаешь. И ты знаешь, что я бил тебя правильно, что я не мухлевал. И вот, Майк, тебе дали второй шанс. Твои друзья убедили тебя в том, что ты сам отдал тот бой, что ты был в плохой форме. Но теперь ты уж точно в хорошей форме: ты полгода только и делал, что готовился. Ты настроен на меня, ты целеустремлен. Да, ты готов, готов ко мне. Но... что?

-Но в глубине души...

- ...ты знаешь Эвандера Холифилда, ты видел его в деле, ты знаешь, как он тренируется, ты все прекрасно понимаешь. И вряд ли во второй раз будет не так, как в первый. И вот - гонг! И происходит то же самое! О Боже милосердный! Опять! За одним исключением. В первом бою ты был агрессором: сразу полез в атаку, начал летать, юлить, бить, как ты умеешь, бам-бам-бам. Это уже потом я постепенно переломил ход боя. А тут я начал драть тебе задницу сразу после первого гонга. И в каждом раунде я бью тебя сильнее и сильнее.

И вот после второго раунда у тебя уже пошла кровь, и ты выходишь на третий, и решение уже принято: "Довольно, я не буду позволять себя больше лупить. Он не устанет, дальше будет хуже, как в первом бою, а в нокауте я больше оказаться не хочу".

-То есть Тайсон хотел выйти из боя на своих условиях?

- Именно так! Это были его условия. Он сделал то, что не пришло бы в голову другим. Он дисквалифицировал сам себя, но не потерял репутации. "О да, это Тайсон. Какой он плохой парень! Он ухо человеку отгрыз". Это для него было очень важно. Пусть лучше думают, что ты плохой, что ты людоед, чем видят тебя побежденным или сдавшимся. Понимаете?

Для Тайсона это было самое лучшее, самое логичное решение. Я же вам говорил, что он умница! Жаль, правда, что он потом все равно испортил себе репутацию этими последними боями. Там-то он уже точно сдался, хоть и пытался отговориться травмами.

КТО ХОЧЕТ БЫТЬ УБИЙЦЕЙ?

-Вы стали четырехкратным чемпионом, победив Руиса в 2000-м. Но этому предшествовала еще более запоминающаяся страница вашей карьеры скандальные бои с Ленноксом Льюисом. По мнению большинства, первый бой, в котором судьи дали ничью, был Льюисом вчистую выигран. Какова ваша версия случившегося?

- На первый бой я вышел больным. Был совсем не в форме, но Льюис все равно не смог... не смог меня добить. Ну, судьи решили, что была ничья, а в прессе это представили как самую страшную несправедливость в истории мира. Весь этот пиар против меня был проплачен телекомпанией НВО, потому что Леннокс был "их" боксером. А вот во втором бою - я точно знаю, что побил его. Но все судьи отдали победу ему. Мне потом сказали: "Ну так Леннокса же обокрали в первом бою, какие у тебя могут быть претензии?" Чепуха!

-То есть вы не согласны с распространенным мнением, что Льюис выиграл первый бой?

- Это была ничья! Я вот что скажу. Все болельщики до сих пор считают, что Леннокс победил только потому, что комментаторы только о нем весь бой и говорили. У меня было два пояса, у него - один, но комментарий был такой, что можно было подумать, будто я вообще никто и невесть чем на ринге занимаюсь. Зрителям промыли мозги.

Я, маленький боксер, гонял большого Льюиса. Я заставлял его входить в клинч, чтобы сбить темп. А комментаторы говорили: "Да, Эвандер мало бьет". Что же касается второго боя, в Лас-Вегасе, то я точно знал, что его избил! Я был в форме, я был активнее, агрессивнее, чем в первой схватке. Все делал как надо, а победу единогласно отдали Ленноксу.

-Вряд ли у кого-то есть иллюзии по поводу кристальной чистоты профессионального бокса, но вы сейчас нарисовали совсем грустную картину.

- Э, это бизнес. Кому-то ты нравишься, кому-то - нет, и тебе постараются напакостить. Но я люблю этот вид спорта, потому что, когда ты выходишь на ринг, все зависит только от тебя. У тебя есть двенадцать раундов, чтобы покончить с другим парнем и не зависеть от каких-то людей за столиками. Ну а уж если не получится - что ж, тогда нужно понимать, что они, люди за столиками, всегда могут отдать победу другому по каким-то своим причинам.

-Как я уже говорил вам, я из России и, следовательно, имею собственные болельщицкие интересы в боксе. А сейчас наметилось что-то вроде массового вторжения в элиту тяжелого веса бойцов из бывшего СССР. Россиянин Валуев побил Руиса и владеет поясом WBA. У белоруса Ляховича - пояс WBO. Плюс украинец Владимир Кличко и, наконец, еще один россиянин, Маскаев, который скоро будет драться с Рахманом за пояс WBC. Что вы думаете об этой "славянской революции" в боксе?

- Боя Руиса с Большим русским (мы так тут называем Валуева) я не видел, поэтому своего мнения у меня нет. А вот парня, который побил Леймона Брюстера (Ляхович. - Прим. С.М.), знаю, он тренируется в Хьюстоне. Но меня больше интересует другой парень, который будет драться с Рахманом... Как его? Маскаев? Не думаю, что он выиграет. Они с Рахманом примерно равные бойцы, но Маскаев очень уж часто бывал в нокаутах. Что же касается Кличко... Он побьет Берда, это на все сто (интервью с Холифилдом состоялось за несколько дней до того, как Владимир Кличко выиграл у Криса Берда титул чемпиона IBF - Прим. С.М.). Он, может, и не держит удар так, как надо бы, но Берд ведь тоже кулаком стенки не рушит. Он по призванию маневренный боец, но сейчас пытается что-то кому-то доказать и чаще идет в открытую. Кличко, с его-то ударом, должен Берда сокрушить.

-Вы были одним из последних абсолютных чемпионов мира в тяжелом весе. Не раздражает сегодняшняя ситуация, когда совершенно не ясно, кто на самом деле находится, как вы выразились, на вершине бокса?

- Нет, не раздражает, потому что я прекрасно знаю причину. Боксеры тут ни при чем, во всем виноваты промоутеры и телекомпании. Им выгодно стравливать между собой каких-то там драчунов-бедняков. Что им? Телекомпании - не люди, их интересуют не эмоции вроде определения абсолютного чемпиона, а деньги. Чем больше чемпионов, тем больше чемпионских боев на платных каналах.

Вообще, вся эта телекухня настолько продажна, что об этом можно говорить часами. Взять тех же комментаторов, то, как они преподносят поединки и самих боксеров. Телевидение никогда не представляет их как нормальных живых людей. Там не хотят, чтобы зритель видел, что это обычные парни, которые ходили в школу, воспитывались родителями, тренировались, не поддались влиянию улицы, чего-то пытались достичь. Зрителям показывают роботов-убийц или бешеных зверей. А это убивает спорт. Кто ж хочет стать убийцей? Кто захочет сделать убийцей своего сына?

-Вы возвращаетесь к примеру Тайсона?

- Tайсон - один из примеров. Но вот посмотрите... В 1984 году в США было более полумиллиона боксеров-любителей моего возраста, а на Олимпиаду поехали всего 12, и я в том числе. Тайсон в сборную не попал. Но он не сдался, продолжал трудиться и в итоге стал самым молодым чемпионом мира в тяжелом весе за всю историю. Вот как можно было бы преподнести Тайсона.

Да, мы крутые парни, но у нас тоже есть в жизни цели. Пусть у того же Тайсона куча недостатков. А у кого их нет? Ну не умеет он, скажем, обращаться с деньгами. А кто его этому учил? И только представьте, какая вокруг него всегда увивалась шушера.

-У вас с этим, судя по всему, проблем нет.

- Мне повезло. Удалось наладить отношения с умными и порядочными людьми, которые вовремя многое объяснили и подсказали. А что взять с большинства боксеров, с их школьным образованием?

Очень важно знать такую вещь: одним боксом счастья себе не добудешь. Кем бы ты ни был, не ты один планету крутишь. Жизнь - штука сложная, и в ней разбираться нужно. Tак?

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...