Выбрать дату:

24.02.2006
Поделиться на odnoklassniki.ru

ОЛИМПИЗМ

TORINO-2006

ХОККЕЙ

Вчера корреспондент "СЭ" отыскал родителей Евгения Набокова и его первого тренера, а попутно узнал, как в Усть-Каменогорске болеют за Россию и кто помог уроженцу Казахстана стать голкипером № 1 российского хоккея.

ВРАТАРЬ РЕСПУБЛИК

Когда Евгений Набоков занял место в площади ворот Torino Esposizioni, в его родном Усть-Каменогорске уже наступило 23 февраля. День защитника Отечества. В Казахстане, откуда родом Женя Набоков, этот российский праздник официальным, понятное дело, не считается. Но на деле 350-тысячная Устинка вчера поднимала, как водится, бокалы и рюмки за мужчин. И отдельно - за своего земляка. Он свою малую родину не забывает. Ежегодно гостит у родителей как минимум три недели. Отдыхает в предгорьях Алтая душой, вспоминая детство и юность. Общаясь - не по телефону, а вживую - с теми, кто ему особенно дорог.

Так что в ночь на 23 февраля обожающий хоккей Усть-Каменогорск не спал, переживал за Россию, за Набокова. Да что там Усть-Каменогорск, весь Казахстан был мысленно с нами. Соседи, они тоже болели "за наших". Но была на огромных просторах республики точка, где все, что происходило на льду дворца спорта в Турине, воспринимали особенно остро.

Точка эта - ночной клуб "Алле" в Усть-Каменогорске. Именно там за подвигами Евгения Набокова следили его родители - Татьяна Владимировна и Виктор Дмитриевич. Иначе увидеть олимпийский четвертьфинал у них просто не было шанса: Казахстан все-таки заграница, и российское ТВ на общедоступных каналах в Устинке не показывают. Спасает "тарелка".

Когда все закончилось, Татьяна Набокова плакала. Отец Евгения, сам бывший голкипер, вместе с усть-каменогорским "Торпедо" выходивший 19 лет назад в высшую союзную лигу, не без труда, но сдерживался. Тер глаза.

НАЧИНАЛ ЗАЩИТНИКОМ

Потом такси повезло Набоковых из клуба домой. И тут позвонил Евгений. Из Турина.

- Женька всегда сам звонит. Советуется, иногда помочь просит, - объяснил Виктор Набоков.

-Перед матчем с Канадой общались?

- Он сначала перед игрой с США звонил - совета спрашивал. Часовые пояса, акклиматизация... Это все для Жени стало проблемой. Я, говорит, пап, все время сплю, состояние вялое. Общался, мол, с Крикуновым на этот счет, и тренер предложил решить самому что делать: играть, тренироваться или отдыхать. Посоветуй, что делать. Матч, ну вы помните, уже ничего не решал. Мы ситуацию обсудили, а потом он позвонил после игры с американцами, и мы уже профессиональные нюансы его игры разобрали.

-К вашим советам Евгений прислушивается? Или считает их лишь отцовским участием, поддержкой?

- Надеюсь, все-таки прислушивается. В Усть-Каменогорске всегда была сильная вратарская школа. Виталик Еремеев, Женька и Вадим Тарасов не на пустом месте появились.

-А вратарем Евгений сам стал или это опять же папин совет?

- Сам. Я все больше в поездках был да на тренировках, когда Женя играть стал. С хоккея у нас все мальчишки начинают. Сын сначала в защитники пошел, но позже сменил амплуа. Я, помнится, с какого-то выезда вернулся, а дома еще одна вратарская форма лежит.

-Отговаривать не пытались? Все-таки весьма суровая это специальность - шайба в тебя летит с дикой скоростью, самого порой в ворота пытаются впихнуть отнюдь не субтильные соперники...

- Я ни на чем не настаивал. Поначалу даже мыслей не было, что Женя сможет с годами стать профессиональным игроком, а уж про сборную, Олимпиаду никто и подумать тогда, в 80-е, не мог.

ДРУГ ЕРЕМЕЕВ

Набоков-младший тренироваться начал в восемь лет. Попал в группу тренера Владимира Копцова. Тоже в прошлом вратаря и хорошего приятеля отца Евгения, а ныне - директора школы хоккейного "Авангарда". Та группа Копцова из мальчишек Усть-Каменогорска, что рождены в 1975 году, в Турине представлена пятью игроками. Помимо Набокова еще четверо выступали на Играх за Казахстан. Среди них Виталий Еремеев, динамовец и заклятый друг-соперник Набокова. Они так и шли буквально бок о бок. Вместе играли и в союзной юношеской сборной, и за Устинку успев дебютировать в последнем чемпионате СССР 1991/92 гг.

Путь в Турин для каждого из них начался с нестандартной коробки в Усть-Каменогорске, где Копцов проводил утренние занятия. Тренировка начиналась в 7.00, но Еремеев ни разу не опоздал. Набоков, несложно предположить, тоже. Конкуренция!

- Виталик жил за рекой, в отдаленном районе Устинки, - рассказывает Копцов. - Добираться было непросто, но Еремеев всегда успевал вовремя. А Женька сначала в поле хотел играть. Катался здорово, мечтал с годами классным защитником стать. Но потом гены, видимо, дали о себе знать. Может, и ребята подсказали что-то. Вратаря же всегда найти трудно, а тут - сын вратаря команды мастеров.

В общем, вскоре у меня была в группе пара Набоков - Еремеев. Оба спортивные, ответственные, по натуре - игровики. В хоккей ли нужно сыграть, в баскетбол, в футбол везде были с мячом и шайбой на ты. При этом помимо меня в Женьку очень много отец вложил. Он же хорошим вратарем был, и когда закончил, все, что умел, передал сыну. Занимался с ним специально, развивая его способности.

В 95-м, когда Женя уже играл в Москве, Копцов вернулся туда, где родился, - в Омск. Говорит, решил не испытывать судьбу и покинул город, с которым у него так много было связано.

За олимпийским четвертьфиналом Копцов наблюдал дома, в омской квартире. Переживал, как и все. Сразу после игры своему воспитаннику с поздравлениями звонить не стал. Говорит, не время сейчас. Впереди два матча. Самые сложные, самые ответственные, самые напряженные. Не сглазить бы тут, раздавая комплименты.

- А он стойкий, Женя, к славе, как думаете, Владимир Ильич? - спросил автор этих строк.

- Да, стойкий. А еще очень... Слово бы точное подобрать... Теплый, что ли. В детстве был, как котенок. Домашний, мягкий, но отнюдь не податливый. Характер был. Это точно. По дому на сборах постоянно скучал, но на игре это никак не сказывалось. Она его целиком захватывала. Женька в моей памяти остался эмоциональным и немного сентиментальным мальчишкой. Играет он по-прежнему на эмоциях: ярко, нешаблонно. Еще он порядочный, дисциплинированный человек. И - трудяга. Работал всегда много.

СМЕНА СТИЛЯ

Евгений Набоков и Владимир Копцов увидятся только будущим летом, когда вратарь республики, а точнее, двух республик, приедет в Устинку. Как и его первый тренер.

А вот с отцом голкиперу сборной предстоит встреча уже на будущей неделе - в Сан-Хосе.

- Первый раз я попал в Америку весной 98-го, кажется, - рассказывает Набоков-старший - Женя заканчивал свой первый американский сезон в "Кентукки", и мы с женой прилетели его проведать. От увиденного был в шоке. Женю явно переучивали, ломая в нем все - стиль игры, манеру, вратарские повадки. Мне это совсем не понравилось, да и сыну было тяжело. Я предложил Жене уехать. Мол, Америка - это здорово, но такой хоккей нам не нужен.

-Он отказался?

- Да. Помог тренер вратарей "Кентукки". Жаль, не помню, как его зовут, - он работает в "Сан-Хосе". Классный оказался, кстати, человек. Посидели мы с ним, помнится, поговорили откровенно, и постепенно все стало налаживаться.

-Сына перестали переучивать?

- Нет, в итоге его стиль в США изменили, причем в лучшую сторону У Жени осталось его прежнее катание, выход из ворот, стойка. Это все родом из Устинки. Зато в Америке сына научили играть клюшкой и на льду. Для меня такой стиль поначалу был в диковинку. В Европе мы привыкли к иной манере. Особенно это касается игры внизу на коленях и лежа. Я и не знал, по правде сказать, что можно играть именно так. Женька, молодец, научился! И тренеру-канадцу, кстати, тоже хочу сказать слова благодарности. С сыном он возился много.

ЖИЗНЬ НА ТРИ СТРАНЫ

- Когда Женька сообщил о том, что его на драфт в НХЛ поставили, я этому большого значения не придал. Хорошо, говорю, молодец! А он в ответ: "Я папа, поехать туда хочу". И номер, под которым его выбрали, сказал. 292-й. Тут, если честно, у меня и вырвалось: "Низковато что-то, Жень, оценили"... Но он все равно поехал.

Сегодня уроженец скромного Усть-Каменогорска, куда всего раз в неделю летает самолет из Москвы и где половина города друг друга знает, потому что работает на громадном меткомбинате, стал своим в Америке. Обжился, заработав авторитет, отыскав себе спутницу жизни.

Хотя Устинку, ее дворец на 5300 мест и красоту предгорий Женя не забывает, но осядет, похоже, в будущем все-таки в США. В Сан-Хосе и вообще в Калифорнии Набокову нравится, и покидать солнечный штат он не хочет. А живет на три страны. За Россию играет, в Москве гостит у друзей, будучи в нашей столице проездом. В Казахстане навещает летом родителей. И минимум дважды за энхаэловский сезон вызывает их к себе в США - погостить.

К тому же жена, Табота, подарила мужу дочь Эмму. Кроху-внучку Татьяна Владимировна и Виктор Дмитриевич, как и все бабушки-дедушки, обожают. Невестку-американку - ценят. За покладистый характер, за доброе отношение к себе, бесконфликтность. Имя для Эммы Набоковой, скажем, было сознательно выбрано компромиссным: с одной стороны, оно вполне американское, с другой - привычное для России.

Страны, за которую Набоков мог и не сыграть.

ТАКОЙ КОМАНДЫ ДАВНО НЕ БЫЛО

История со сменой гражданства началась, по словам отца Евгения, за год до Олимпиады в Нагано.

- Мне позвонил домой Игорь Тузик, которого я лично хорошо знаю. Вот, мол, для того, чтобы сын сыграл на Играх за Россию, нужны такие и такие бумаги. Он сам этого хочет. Соберешь? Да, говорю, не вопрос.

-Давления на вас, на семью не оказывалось? Мол, какая Россия, если Казахстан тоже на Олимпиаду едет, а еще чемпионаты мира есть...

- Давление сейчас началось. Шуточное. Подначивают на работе, в городе, на хоккее. Мол, сын-то, сын что творит! Обыграл Казахстан - и щитки не дрогнули. Шутки добрые. Отношение к его поступку и тогда, и сейчас нормальное. Люди все прекрасно понимают. Помогает и тот факт, что Россию в Казахстане считают другом. Это важно.

-А что вам сказали в казахстанской федерации, когда вы пришли в ее офис за документами?

- А чего говорить-то? Все делали быстро и квалифицированно. Вели себя очень достойно и порядочно. Помогали решить проблемы. Ведь Женя был заигран за казахстанскую сборную, и этот фактор мешал смене гражданства.

-А когда это произошло? Он же в 19 лет уехал в Москву, в "Динамо", и толком не мог поиграть за Казахстан.

- Успел, как видите. Сначала принял участие в молодежном чемпионате мира, потом поехал на турнир в группе С дублером Бородулина. Вышел там на лед всего на несколько минут. Мол, это важно для опыта. Честно говоря, винить тут некого, кроме самих себя.

Заигрывать Женю за Казахстан никто специально не хотел. Мы тогда вообще думали, что распад Союза - это временно. Мол, как мы сможем жить порознь?! Все, дескать, скоро будет как прежде.

-А кем себя сын ощущает? Русским в Америке, уроженцем Казахстана, выбравшим Россию? Гражданином мира?

- Это его нужно спросить. Я советской закалки человек, он в принципе тоже начинал еще в СССР, а выиграть что-то хочет с Россией. Устинка, она в Казахстане одна такая - город хоккея, очень русский по духу.

Этот город подарил нам Бориса Александрова и братьев Корешковых, Алексея Трощинского и Владимира Локотко. Именно там, на берегу Иртыша, вырос вратарь № 1 сразу двух республик. Женя Набоков, играющий сегодня за Россию, а Казахстану - на радость.

Хотя в Сан-Хосе, там тоже болеют за наших. За Джона-Женю-Евгения. За этого парня сегодня ночью в Омске Владимир Копцев, в Москве - Виталии Еремеев, а в Усть-Каменогорске - супруги Набоковы будут персонально держать кулаки и порой что-то не слишком связно кричать у телевизоров.

- Знаете, такой игры у сборной я давно не видел. Дело даже не в самом хоккее. И не в том, что пройдены канадцы. Куда важнее, как ребята под шайбу ложились, с какой страстью они хотели выиграть. У нас такой команды уже давно не было, - сказал вчера Набоков-старший. Гражданин Казахстана, к слову сказать.

Эта команда - она и впрямь наша. Общая. Та, в которую очень хочется верить, а еще - пройти с ней весь путь до конца.

Андрей АНФИНОГЕНТОВ

Код для блога
Предпросмотр
 






Loading...