Газета
3 февраля 2006

3 февраля 2006 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1940. Часть шестая

Окончание. Начало см. на стр. 12

Через два десятка лет вратарь "Спартака" вспоминал: "Поразило нас грубое ведение игры. Один из нападающих умышленно ударил защитника, последний, бросив следить за игрой, пытался догнать обидчика и ему ответить. Судья делал вид, что не замечает этого: он останавливал соревнование только тогда, когда игроки касались мяча рукой..." (А. Акимов "Записки вратаря").

В 40-м компрометировать дружественную Германии страну не рекомендовалось. Потому-то на тренера Попова "встреча произвела удовлетворительное впечатление" ("Красный спорт, 13 августа).

Романов, зная, что письмо прочтет лишь один человек и пределы министерского кабинета оно не покинет, рассказал, что видел: "Впечатление у всех наших игроков от этой игры осталось очень плохое. Так как фактически это была не игра в футбол, а стремление команд как можно больше искалечить футболистов противника... Вместо того чтобы бить по мячу, игроки всячески стремились бить по ногам, и, когда удавалось сбить с ног противника, были грубые выходки, игроки не только не помогали встать, но, наоборот, пробегая мимо, стремились наступить на грудь, живот или ноги футболиста".

Было похоже, что играющие, зная о присутствии на матче спартаковцев, предприняли акцию устрашения: смотрите, мол, товарищи, что ждет вас завтра (матч игрался накануне первой встречи "Спартака") на нашем изуродованном поле. Во всяком случае, Романов в этом был уверен и в тот же день, цитирую, "вызвал руководителей клуба "Славия" и предупредил их, что мы не позволим так варварски избивать наших игроков".

"НИ ОДНОЙ РЮМКИ"

8 августа намечался товарищеский матч "Славии" со сборной Софии. Чтобы увидеть в деле будущих соперников, тренировку решили перенести на несколько часов. Болгары схитрили и, дабы не раскрывать преждевременно карты, в назначенное время провели легкую разминку, после чего обе команды, попеременно меняя вратарей, били в одни ворота. Вразумительного ответа на недоуменные вопросы советских руководителей хозяева дать не смогли. Но и от обещания провести запланированную встречу не отказывались. Наши проявили выдержку, просидели на стадионе несколько часов скорее из принципа и своего добились. Часов в восемь, минут за 30 до наступления сумерек, болгары начали встречу. Поломав минут 20 комедию, разошлись.

Председатель тренерского совета тем не менее остался доволен. "Мы могли определить немногое, - писал Романов, - но нам было ясно, что игроки физически подготовлены и неплохо владеют мячом. Особенно выделялись защита и два человека из нападения в клубе "Славия" и бек, центрхавбек и правый инсайд сборной Софии". На осмысление полученной информации и выработки плана действий оставалось 48 часов.

9 августа руководство "Славии" устроило вечер встречи с советской делегацией. Стол ломился от яств. Было что выпить и чем закусить. Но советские футболисты проявили характер и потрясающую силу воли. В подтверждение еще одна цитата из отчета: "Удивление руководителей вечера (буду откровенен - и вашего покорного слуги. - Прим. А.В.) вызвало то обстоятельство, что никто из наших спортсменов не выпил ни одной рюмки далее виноградного вина. Их игроки на этом вечере пили не только виноградные вина".

В ЧУЖОЙ МОНАСТЫРЬ СО СВОИМ УСТАВОМ

На следующий день Романов с Лаврищевым нанесли визит премьер-министру страны Филову. На имя советского посольства поступало много писем от провинциальных клубов, согласных сыграть со "Спартаком". Москва разрешила две встречи. Оставалось получить согласие Филова. Визитеры, чтобы задобрить премьера, преподнесли ему шкатулку палехских умельцев с изображением трех былинных богатырей и выразили готовность пойти навстречу пожеланиям болгарских трудящихся. Прижимистый Филов (продление командировки многочисленной советской делегации увеличивало статью государственных расходов) юлил, выигрывал время, чтобы найти благопристойную, дипломатичную отговорку. Обнаружив, с плохо скрываемым удовлетворением сказал: "Заявок много, советские футболисты все равно не смогут сыграть во всех городах. Чтобы никого не обижать, благоразумнее отказать всем". Стало быть, и нам.

В день игры, 11 августа, советско-болгарские переговоры, а если называть вещи своими именами, споры и препирательства, велись на нескольких направлениях. Романов обсуждал с руководством "Славии" выход команд на поле и требовал, чтобы все 23 советских футболиста, приветствуя зрителей, обежали со знаменем "Спартака" вокруг трибун. Хозяева возражали: во-первых, это противоречило существующим в Болгарии традициям - на игру выходил основной состав, 11 человек; во-вторых, появление футболистов со знаменем могло быть расценено как демонстрация, и полиция не смогла бы гарантировать порядок на стадионе. После долгих, мучительных переговоров компромисс был найден. Проконсультировавшись с Лаврищевым, Романов от знамени отказался. Болгары, облегченно вздохнув, приняли все советские предложения, включая исполнение национальных гимнов и подъем флагов СССР и Болгарии.

В это время Усов с болгарскими коллегами уточнял правила. Хозяева предлагали играть, как было принято у них, без замен. Усов настаивал на четырех заменах - троих полевых игроков и вратаря. И здесь наша взяла. Феноменальной мы обладали способностью ходить в чужой монастырь со своим уставом!

Что интересно: в итоге "Славия" произвела все четыре замены, москвичи - ни одной.

Желание посмотреть на "инопланетян", выходцев из неведомой на земле политической системы, было столь велико, что люди стекались в Софию из всех уголков страны. По утверждению Романова, "некоторым приходилось идти несколько дней пешком". Билеты дорогие: значительная их часть продавалась по 102 лева - примерно четырех-пятидневный заработок рабочего. Но голь на выдумки хитра - кооперировались, в складчину собирали необходимую сумму, а купленный билет разыгрывали по жребию.

Установку на матч давал тренерский совет. Слово его председателю: "Зная, что игра может, сложиться грубо, нами была дана установка игрокам не сталкиваться один на один с противником, а стараться путем быстрой и длинной передачи мяча точно своему игроку создать обстановку, не позволяющую открытую грубость, что нашими игроками было выполнено блестяще".

Наблюдая за игрой болгарских команд, тренер Попов заметил, что играют по старинке - "пять в линию", с выдвинутым далеко вперед центральным хавом (так играли советские команды с басками). Справедливо полагая, что это общепринятая в Болгарии система, тренер посоветовал Федотову почаще оттягиваться назад, увлекая за собой визави, чтобы в свободную центральную зону попеременно проникали другие форварды.

РУССКИЙ ХАРАКТЕР

Наступило время матча. На заполненных трибунах около 20 тысяч зрителей. В VIP-ложе - министры Болгарии: внутренних дел - Габровски, финансов - Божилов, военный - Даскалов, торговли - Заторов, три человека из свиты царя Бориса, министры Германии (Рихтхофен), Италии (граф Маджистрати), Югославии (Миланович), Японии (Хачия), США (Эрль), советский посол Лаврищев с сотрудниками, руководители болгарского спорта, народные депутаты...

Днем температура в тени достигала 40 градусов. К вечеру ртутный столбик замер на отметке "35". Душно. Как и договаривались, 11 болгарских футболистов выстроились в центре поля и ожидали, когда соперники в полном составе (23 человека) обегут все четыре трибуны и присоединятся к ним. Прозвучали гимны - наш "Интернационал" и болгарский "Шуми, Марица", подняли государственные флаги. Приветственные рукопожатия с голливудскими улыбками на лицах. Игроки "Славии" вручают спартаковцам букеты цветов, по деревянной баклашке с национальным орнаментом и альбомы с видами Софии. Выбор ворот. Свисток судьи Атанасова. Игра началась.

Болгары ринулись на наши ворота и не отходили от них в течение первых 10 минут, нагрузив защиту сверх меры. Выстояли. В промежутке провели быструю, четкую, образцово-показательную комбинацию: Федотов отпасовал назад Якушину, от него последовала длинная диагональная передача влево на ход быстроногому Корнилову. Не дожидаясь, когда накроет его мчавшийся во весь опор защитник, спартаковец передал мяч в освобожденную Федотовым осиротевшую центральную зону прямо перед воротами, откуда внезапно вынырнувший Семенов пробил с лета сильно и точно. Многоходовка с переменой мест нападающих проведена на одном дыхании. Пособие для учебного фильма.

В последующие полчаса соперники играли в "теннис" мяч попеременно переходил с одной половины площадки на другую. Тщательно утрамбованное по нашей просьбе поле смягчили к середине тайма жаркое балканское солнце и непрерывный топот 23 пар ног, считая пару судьи Атанасова. Жарища, духота, поднявшееся над полем облако пыли, непредсказуемые отскоки мяча затрудняли и без того нелегкую жизнь футболистов. Спартаковцы проявили советский, русский характер - чем тяжелее препятствие, тем легче его преодолевали. После нечеловеческого испытания, выпавшего на их долю во время банкета 9 августа, ребятам ничего уже не было страшно.

Как всегда, бесподобен Федотов. То он отходил в тыл и оттуда умело руководил партнерами, четко распределяя мячи, то легко, без видимого напряжения, незаметным глазу финтом уходил от опекуна. Когда требовала ситуация, решительно врывался на передовую и разряжал оружие. Каждый его маневр, каждое действие вызывали восторженную реакцию трибун.

Вот он в очередной раз увел за собой доверчивого центрхава, вдруг, ускорившись, проник в оставленную им зону и, получив безукоризненный пас Якушина, счет увеличил. Через несколько минут отменно спевшиеся Федотов с Якушиным завязали хитроумную комбинацию, и оказавшийся в бесхозной центральной зоне теперь уже Гринин довел счет до крупного.

За две минуты до перерыва Гринин подал угловой, и Федотов на бреющем полете красиво забил головой - услуга за услугу. Игра сделана. После перерыва пятый гол "Спартака" забил динамовец Якушин, опять с места центрфорварда. Минут за 10 до конца Федотов продемонстрировал многотысячной аудитории свой фирменный слалом - 6:0.

СУДЬЯ ХОТЕЛ - НАШИ НЕ ДАЛИ

События последних десяти минут передаю в изложении главы делегации:

"Болгарский судья Атанасов провел весь матч в общем неплохо благодаря тому, что техника и вежливая комбинационная игра наших игроков не давали возможности судить иначе. Все же к концу второго тайма в один из моментов игры у наших ворот один из игроков нападения "Славии", сняв рукой мяч буквально с ноги Ильина, нахально провел мяч в наши ворота...

Через несколько минут во время игры у наших ворот судья за якобы игру рукой нашей защиты назначил 11-метровый удар".

Мне неловко комментировать слова ответственного комсомольского работника. Получается, что болгарский судья готов был мухлевать и не сделал этого только потому, что наши игроки не позволили. Ничего нелепее читать не приходилось.

В описании двух эпизодов Романов необъективен и неточен. Начну с того, что пенальти предшествовал голу. Правомерность их не отрицал, кроме Романова, никто. Ни спецкор "Красного спорта" в Болгарии, ни футболисты (Акимов признал игру рукой Ильина), ни тем более болгарские газеты. По утверждению софийского "Спорта", Ильин поймал мяч руками в собственной штрафной, а Байкушев забил гол, "прорвавшись между двумя беками, низким, резаным ударом".

Кстати, мяч, сильно пущенный Поповым с белой точки в левый нижний угол, Акимов парировал, а повторный удар форварда, видя беспомощное положение распластавшегося на земле голкипера и отдавая дань его мастерству, приняла на себя штанга. Общий итог - 6:1.

Местная пресса признала полное превосходство советских футболистов, отметила Акимова, Якушина и особенно Федотова.

СЛАВИЯ Сф - СПАРТАК М - 1:6 (0:4)

Голы: Семенов, 4 (0:1). Федотов, 34 (0:2). Гринин, 39 (0:3). Федотов, 43 (0:4). Якушин, 51 (0:5). Федотов, 78 (0:6). Д. Байкушев, 86 (1:6).

Нереализованный пенальти: Попов, 81 (вратарь).

"Славия" (София): Богославов (Д. Антонов, 46), Зографов (Китанов, 57), Филиппов, М. Байкушев, Стефанов, П. Антонов, Дуков (Попов, 46), Николов, Д. Байкушев, Дашев, Ташков (Ефтимов, 46).

"Спартак" (Москва): Акимов, Вик. Соколов, Вас. Соколов, Н. Ильин, Ан. Старостин, Малинин, Гринин, Якушин, Федотов, Семенов, Корнилов.

Судья: Атанасов (Болгария).

11 августа. София. Стадион "Юнак". 20 000 зрителей.

Состав хозяев назвал по болгарским газетам, в частности, "Дневника" от 12 августа. По версии "Красного спорта", ворота "Славии" защищал Христов, не играл Филиппов.

Попов и Китанов вышли в стартовом составе, а замен и вовсе не было. Не названы фамилии пробившего пенальти и забившего единственный в наши ворота гол.

БАНКЕТЫ, ПРИЕМЫ, ТРЕНИРОВКИ...

После игры хлебосольный "кмет" (председатель общины Софии), богатенький инженер Иванов пригласил советскую делегацию на ужин в роскошный ресторан "Баня". Завсегдатаи, тугие денежные кошельки, располагались внизу, у большого плавательного бассейна. Советских гостей разместили на антресолях. Их очень скоро обнаружили, и сильные мира болгарского, знать, золотая молодежь, высший офицерский состав, привыкшие взирать на мир свысока, вынуждены были, задрав головы, аплодировать простым советским людям - слесарям и токарям, шоферам и резинщикам, электротехникам и химикам-лаборантам...

Кормили спартаковцев обильно, но вот выдержали ли ребята еще одну пытку спиртными напитками, не знаю: болгарские журналисты о том не писали, а Романов восторгов по этому поводу не выражал.

На следующий после игры день, 12 августа, - прием в советском посольстве. Лаврищев ознакомил команду с отчетами болгарской прессы об игре и комплиментами в адрес футболистов.

Затем - расслабуха: играли в шашки, волейбол, отдыхали. После ужина по рекомендации доктора Дешина провели лечебные процедуры - и на боковую.

13 августа. "Днем гуляли по городу. Почти каждого игрока останавливали, поздравляли с успехом, восхищались игрой нашей команды. Расспросы о Советском Союзе - основная тема.

Наши ребята держали, себя. скромно, с достоинством - были немногословны, сдержанны иучтивы". (Из дневника тренера Попова.)

Пообедав и отдохнув, отправились на тренировку. Для тех, кто играл со "Славией", легкая разминка в обуви, для остальных - полуторачасовые занятия.

Наши не уставали удивлять. День выдался ужасный - дождь с градом. Поле превратилось в месиво. Многочисленные болгарские и иностранные корреспонденты в недоумении: "Неужели вы будете тренироваться в такую погоду?" - спросил кто-то капитана. Старостин ответил: "Какая разница, дождь, снег или град. Раз назначена тренировка, мы проведем ее во что бы то ни стало".

Разве понять сытым изнеженным иностранцам, что для закаленных системой советских людей это была легкая детская забава...

14 августа - канун заключительной игры. Соперник - сборная Софии. Весь день отдыхали. В пять часов вечера команду повезли в кинотеатр "Модерн", где советское полпредство устроило для хозяев и иностранных гостей общественный просмотр фильма "Парад физкультурников 1940 года". Судя по отчету Романова, демонстрация документальной ленты сопровождалась восторженными возгласами и оглушительными рукоплесканиями потрясенных увиденным иностранцев.

ТРЕНЕР - ТУРИСТ

Вечером разрабатывается подробный инструктаж. Ситуация, повторюсь, парадоксальная, ненормальная, дикая. Установку футболистам дает тренерский совет, возглавляемый людьми, отношения к футболу не имеющими. Тренер Попов (какой смысл было везти его в Болгарию туристом?) остался вне игры. В своем дневнике он этого не отрицал и, назвав членов совета, изложил их указания: "Решили начать игру в обычном стиле, но если наше нападение будет "разобрано", то Федотов уйдет глубоко назад, а Соловьев займет передовую позицию. Крайние полузащитники более плотно играют на инсайдов, защита внимательно защищает опасную зону... На темп ответить темпом и держать его до конца".

План на игру в интерпретации главы тренерского совета Николая Романова:

"Нам было известно, что публика на второй матч будет подобрана и навряд ли трудящимся удастся попасть на этот матч, что игра готовится грубой, что, учтя первую игру, они хотят Федотова закрыть двумя игроками и перетащить Старостина подальше от ворот. Исходя из всего этого и была определена тактика игры, нападающие перестроились. Федотов должен был играть сзади, оттянув на себя двух игроков, а для агрессии против ворот сборной вперед должен был уйти Якушин и включенный в состав нападения Соловьев, обладающий быстрым бегом и сильным ударом. Как показала игра, наши предположения оправдались и перемена тактики игры нападения спутала защиту Софии, которая вынуждена была к концу первого тайма открыть Федотова, так какИльин, Соловьев, Якушин, Гринин все время подходили к воротам, добиваясь результата".

Уверовать в то, что секретарь ЦК комсомола, глава московских физкультурников, полпред и секретарь посольства способны разработать тактический план и, исходя из него, произвести перестановки в составе, мог разве что адресат - Вячеслав Михайлович Молотов. Тогда кто - Попов, чьи установки озвучивал Романов? Или члены совета - футболисты Старостин, Якушин и Федотов? В любом случае непонятны роль Попова в этой поездке, доля его участия в составлении плана на игру и истинный смысл отлучения тренера от тренерского совета. Одна из версий мне кажется наиболее правдоподобной: желание Романова выпятить свою роль как "руководителя и организатора всех наших побед" перед партией и правительством.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДИСКУССИЙ

15 августа. День заключительного матча. Местная пресса уже несколько дней обрабатывает зрителей и футболистов, разжигает ажиотаж, взывает к патриотическим чувствам, требует реванша. В полной боевой готовности полиция. Николай Романов: "Ко второму матчу, учтя все обстоятельства, полиция приняла еще более строгие меры. Все улицы вокруг стадиона были за два часа до матча оцеплены усиленными нарядами полиции... Из гостиницы как в первом, так и втором матче, наших игроков возили на стадион с очень большой скоростью по разным переулкам так, чтобы народ их не видел.

К началу матча, который начался в семь часов по московскому времени, одна из трибун стадиона была почти пуста, а вокруг стадиона толпились толпы, которые, читая в газетах, что все билеты проданы, хотели попасть на стадион, но это им не удалось".

Слова Романова об искусственном отборе зрителей с целью не допустить на стадион симпатизирующих посланцам Страны Советов трудящихся болгарские газеты ставят под сомнение. Трибуны стадиона, как и в первом матче, переполнены. Значительная часть билетов, по утверждению газеты "Спорт", продавалась по более доступным для "простых" людей ценам - 36 левов. Доля билетов по 50 и 100 левов уменьшилась существенно. Не думаю, чтобы полицаи, пропуская людей на трибуны, требовали справку о классовом положении.

Билеты продавались в общедоступных местах - во всех спортивных магазинах, кафе "Кристалл" и "Феникс". Матч заинтересовал даже американцев. По сообщению той же газеты, американская делегация купила 42 билета на лучшие места - по 100 левов.

И перед второй встречей между обеими сторонами не утихали горячие дискуссии. Вопреки предварительной договоренности хозяева дали отвод советскому арбитру Усову, предложив своего, чтобы, в чем уверен Романов, "была возможность развязать грубую игру". Болгары категорически возражали против исполнения национальных гимнов и подъема флагов: послушали разок ваш "Интернационал" (кстати, исполнялся он на территории Болгарии впервые) - и достаточно, а наш мы и без того знаем. Советское руководство стояло насмерть. Отказ от любого нашего требования грозил срывом матча. Не заинтересованные в этом болгары сдались: подняли белый флаг, то есть свой, государственный, заодно и наш - серпастый-молоткастый. И гимны сыграли, и судью Усова к игре допустили.

ОБСТРУКЦИЯ

Судил Усов по советским правилам - за грубые приемы штрафовал. Болгарские футболисты недоумевали, публика возмущалась. Один из типичных эпизодов в изложении Романова: "На первых же минутах при выходе вратаря Акимова за мячом его сбили с ног и один из игроков Софии, лежа сверху Акимова, у которого был мяч вруках, пытался выбить мяч, нанося удары ногами куда попало. Старостин вынужден был после свистка судьи буквально за ноги оттащить от вратаря игрока Софии... Наши игроки, заранее предупрежденные о возможности такой встречи, были исключительно собранны и дисциплинированны".

Трибуны бесновались, устроили советскому арбитру обструкцию, освистывали на протяжении всей встречи (что признал и Романов), принимали в штыки едва ли не каждое его решение. Особо яростно неистовствовали трибуны после первого мяча, забитого сместившимся в центр Сергеем Ильиным (зрителям и игрокам показалось - из "вне игры"), и при назначении пенальти в ворота... "Спартака".

Якушин и Федотов вновь с позиции центрфорварда (удивительна беспомощность болгарских тренеров, не сумевших в обеих встречах обезопасить самую уязвимую зону) довели преимущество гостей до 3:0. Киров счет размочил, но Малинин через четверть часа подвел итог первому тайму - 4:1.

Уже при этом счете перед самым перерывом в покинутые Акимовым ворота встал защитник Виктор Соколов и добротно исполнил его вратарскую функцию - выбил мяч рукой. Усов назначил пенальти. Болгарские футболисты, их поклонники и пресса посчитали, что мяч пересек линию и судья обязан был засчитать гол. Начались долгие споры. Никто не хотел уступать. Софийцы отошли на свою половину поля, предлагая гостям начать с центра. Усов упорствовал. Тогда капитан сборной Ангелов в знак протеста демонстративно пробил далеко в сторону от ворот.

ЗАТЯНУВШИЙСЯ ПЕРЕРЫВ

Бурные события происходили в перерыве в подтрибунном помещении. В советской печати об этом - ни гу-гу. Тщательно проинструктированные корреспонденты писали не как было, а как надо. Любая неловкость в высказываниях, любая оплошность исправлялась бдительными церберамицензорами. Они строго следовали спецуказанию заместителя председателя СНК Андрея Вышинского "тщательно просматривать все идущие в печать материалы". Ответственность за исполнение возлагалась на сотрудников Комиссариата иностранных дел. (ГАРФ. Фонд 7576, опись 2, дело 233).

Потому и Виктор Семенов, участник матча, в отчете об игре ("Красный спорт" от 20 августа), будучи в курсе бурных подтрибунных событий, ограничился несколькими безобидными фразами: "В перерыве к нам заходят сотрудники полпредства, выражая большое удовлетворение от нашей игры. Отдых. Короткое совещание о втором тайме. Изменяем состав. Команда снова готова к матчу".

Что же было в действительности? Хозяева, пригрозив волнениями трибун, невозможностью гарантировать безопасность советских футболистов и судьи, решительно потребовали заменить Усова своим арбитром. Из отчета Николая Романова: "Через несколько минут после окончания первого тайма я был вызван якобы к телефону из полпредства в комнату дирекции стадиона. Но оказывается, никто из полпредства не звонил. В комнате находились председатель спортивной федерации Болгарии господин Батенбергский - правительственный депутат, руководитель федерации Софийской области и еще 10 представителей спорта Болгарии, из которых 5 - 6 человек имели знаки со свастикой. Они в категорической форме потребовали замены судьи, угрожая, тем, что болгарские футболисты не выйдут на поле играть во втором тайме, заявляя, что судья судит неправильно. И что три гола забиты им (имелось в виду засчитаны. - Прим. А.В.) неправильно. Я вынужден был им заявить, что своего судью мы уважаем не меньше, чем их судью, и ни в коем случае не согласимся на его замену. Ряд из присутствующих в очень резкой форме, я бы сказал нахальной форме, еще раз стали требовать замены судьи, угрожая, что в противном случае они не отвечают за исход матча и за то, как будет вести себя публика. Видя их нахальство, я вынужден был уже без всякой дипломатии довольно резко подчеркнуть, что судью мы не заменим, дело их - выходить на поле сборной команде или нет, так как этот вопрос я не уполномочен решать, указав, что его может, решить, очевидно, только правительство, которое нас принимает, а не они, а за порядок на стадионе должнынести сами ответственность.

Кроме того, им было указа но на то, что поведение публики мы считаем неправильным и что, очевидно, здесь есть кто-то желающий грубостей и избиения на поле, предупредив их также о том, что наши игроки физически подготовленные и, очевидно, не позволят грубостей со стороны сборной команды.

На этом разговор я прекратил и, вернувшись в ложу полпредства, рассказал обо всем полпреду т. Лаврищеву. Реши ли, безусловно, не уступать и посмотреть, что они будут делать.

Перерыв после первого тайма затянулся. Прошло 20 минут, ни судья, ни команды не появлялись на поле. Как потом оказалось, они все же вынуждены были сборную команду выпустить на поле. Перед судьей поставили условия, что помощники судьи не выйдут на поле, на что судья Усов не согласился, потребовав выхода вместе с ним помощников, иначе он не выйдет судить матч.

Тогдабыли выставлены смешные причины, что помощники судьи где-то забыли флажки. Усов предупредил, что он подождет их, пока будут, найдены флажки. Толькочерез 23 минуты игра возобновилась".

В перерыве "Спартак" провел три замены. Акимова обработали так основательно, что играть он не мог. В ворота встал голкипер "Торпедо" Борис Кочетов. Еще один торпедовец, Иван Кочетков, сменил Николая Ильина, Виктор Семенов - Соловьева. Вскоре после начала второго тайма повредившего оба колена Гринина заменил Георгий Глазков.

"МОСКВА ПОКАЗАЛА УМЕЛУЮ ТАКТИКУ"

Во втором тайме - полное превосходство гостей. Болгары так и не удосужились укрепить центральную зону (необъяснимое упрямство), откуда москвичи забили более 10 мячей из 13. Последние три описал участник матча Виктор Семенов: "Почти через равные промежутки времени благодаря комбинациям инсайдов через "окошко" в центре проходят и забивают голы Федотов, Якушин и снова Федотов".

СБ. СОФИИ - СПАРТАК М - 1:7 (1:4)

Голы: С. Ильин, 10 (0:1). Якушин, 17 (0:2). Федотов, 21 (0:3). Киров, 27(1:3). Малинин, 42 (1:4). Федотов, 56 (1:5). Якушин, 70 (1:6). Федотов, 81 (1:7).

Нереализованный пенальти: Ангелов, 44 (мимо).

Сборная Софии: Мазников (?, 46), Радев, Милев, Петров (Неделков, 32), Стефанов, Стамболиев, Ангелов, Лозанов (Киров, 14), Николов, Стойчев, Ташков.

"Спартак" (Москва): Акимов (Кочетов, 46), Вик. Соколов, Вас. Соколов, Н. Ильин (Кочетков, 46), Ан. Старостин, Малинин, Гринин (Глазков, 52), Якушин, Федотов, С. Соловьев (Семенов, 46), С. Ильин.

Судья: Усов (СССР).

15 августа. София. Стадион "Юнак". 20 000 зрителей.

Состав сборной Софии привел по болгарским источникам. Он несколько отличается от опубликованного в "Красном спорте".

События, последовавшие после заключительного свистка арбитра, глазами Романова:

"После окончания матча свыше ста человек, соскочив с трибун, побежали к нашим футболистам, которые построились на центре поля. Это были симпатизирующие нам болгары, которые стали обнимать и целовать наших футболистов. Спартаковцы быстро покинули поле, после чего здесь же вмешалась полиция, которая, окружив наиболее симпатизирующих нам граждан, разогнав остальных, арестовала около 30 человек.

Кроме того, нам стало известно, да и мы сами видели, что во время игры раздавались отдельные приветствия в пользу нашей команды, которые моментально глушились окружавшими возгласа ми: "Болгарин или не болгарин? Кто ты? Сегодня защищается честь Болгарии". Здесь же происходили драки, и полиция уводила симпатизирующих со стадиона в "свои апартаменты".

Обязательно стоит отметить прекрасную выдержку всех наших игроков, которые в очень трудной игре показали себя достойными представителями советского народа".

На следующий день газеты поносили Усова, своих футболистов и восторгались спартаковцами, признав, что болгарские команды им не чета. Несколько выдержек из софийской прессы: "Действительно, рефери очень слаб, он выпустил игру, из-за чего была испорчена игра нашей команды" ("Мир").

"Уровень нашего футбола очень низкий... Плохо составленная команда показала, что составители ее не имели представления о возможностях игроков и их боевой способности... Ангелову место в архиве" ("Слово").

"Москва показала умелую тактику, коллективность, скорость, совершенство в ис пользовании слабостей итрещин в нашей обороне. Игроки не суетятся перед воротами, не толпятся, выдерживают высокий темп. Атакуют смело и бойко, ищут слабое место противника. Отменная взаимосвязь линий, техника подкрепляются сообразительностью и быстротой и делают для "Спартака" излишними грубость и нервозность. Ясно, чем когда-либо, что нашим, игрокам нужна долгая иупорная работа. Только после этого можно искать судейские ошибки или какие-нибудь другие внешние причины" ("Заря").

В общем, разнесли братушек в пух и прах - 13:2. Из 13 мячей "Спартака" на долю спартаковцев пришлось... два. Отменным селекционером проявил себя второй человек в правительстве СССР Андрей Януарьевич Вышинский. Его протеже, Григорий Федотов, стал лучшим бомбардиром - 6 мячей.

СТРАНА ВСТРЕЧАЕТ ГЕРОЕВ

Вечером 15-го советское полпредство организовало ужин для советских и болгарских спортсменов. Ребятам, должно быть, позволили после двух внушительных побед наконец расслабиться, тем более на территории родного посольства. Пели песни. "Катюшу" исполняли на бис несколько раз. Плясали. Всеобщий восторг вызвало искусство Корнилова, Виноградова, Николая Ильина и судьи Усова.

На следующий день приходили в себя после матча и банкета. Затем вновь посетили посольство: Лаврищев накормил футболистов обедом, поздравил с победой и пожелал счастливого пути.

17-го утром двумя серебристыми самолетами тем же маршрутом (София - Херсон - Харьков - Москва) вернулись домой. Везде футболистов ожидала теплая встреча. Повезло херсонским физкультурникам: Андрей Старостин подарил им мяч, шесть раз побывавший в воротах "Славии".

В Москве победителей встретили, как и положено, цветами, транспарантами и хвалебными речами. Глава физкультурного ведомства Василий Снегов мог спать спокойно: команда, пусть и не та, какую он рекомендовал, высоко пронесла знамя советского спорта. Щедротам его не было предела. "За большие успехи московской футбольной делегации в международных матчах в Болгарии, а также за проявленные при этом высокую дисциплину и организованность" всем членам делегации возглавляемый Снеговым Комитет физкультуры объявил благодарность и вручил ценные подарки. А "за высокие спортивные достижения в деле развития советского спорта" звание "Заслуженный мастер спорта" присвоили особо отличившимся - Анатолию Акимову, Андрею Старостину, Михаилу Якушину, Григорию Федотову и Сергею Ильину.

Нарком обороны маршал Тимошенко отметил заслуги двух армейских форвардов - инструктора по футболу спортотдела ПДКА лейтенанта Григория Федотова и красноармейца Алексея Гринина именными часами из чистого золота с гравировкой: " Отличномуфутболисту Красной армии, лейтенанту Григорию Федотову от наркома обороны СССР С.Тимошенко". Соответственная надпись была сделана и на часах Алексея Гринина.

Цену победы над болгарами, пусть и весьма убедительной, преувеличили. Итоги подведем позже, после второго раунда встреч, прошедшего уже на нашей территории: в середине сентября "Славия" посетит СССР и проведет три товарищеских матча. Непременно на них побываем.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...