Газета
18 ноября 2005

18 ноября 2005 | Футбол - Чемпионат мира

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЧМ-1958

ВикторЦАРЕВ. О первом для сборной СССР чемпионате мира вспоминает защитник московского "Динамо", который отыграл на турнире в Швеции все матчи нашей команды.

НАМ БЫ ЕЩЕ СТРЕЛЬЦОВА С ОГОНЬКОВЫМ И ТАТУШИНЫМ...

БЕСКОВ И ЗЕБЕЦ

Последние тридцать лет Царев работает директором динамовской школы. В его кабинете и состоялась наша беседа.

- В 1958 году советская сборная впервые приняла участие в мировом чемпионате. Однако то соревнование планетарного масштаба не следует считать дебютным для нашего футбола. В 52-м сборная СССР играла на Олимпийских играх в Хельсинки и выступила неудачно - вылетела, уступив югославам. Со всех наших тогдашних лидеров сняли звания заслуженных мастеров спорта и нескольких игроков ЦДСА отправили в команду города Калинин.

К слову, об Олимпиаде-52 мне рассказывал Костя (Бесков - К.А.). Особенно ему запомнился югослав Зебец. Здоровенный детина внизу ничего не давал сделать, а уж вверху - тем более. Дьявол какой-то, говорит. А в конце 50-х мы с "Динамо" были в Югославии, встречались с командой, в составе которой оказался Зебец. Югослав уже заканчивал, но против нас действовал превосходно. Я тогда еще подумал: какой же он был в 52-м! Высокий, поджарый... А сейчас на нашу сборную смотришь - и не понимаешь, как же все выродились. Полсостава - "метр с кепкой".

Но вернемся к калининской команде. В ней собралось немыслимое число футболистов - отправленные из ВВС, из ЦДСА плюс местные ребята. Выходили тренироваться - поля было не видно за игроками. Пусть и по другим причинам, но в той команде оказался и я. В Калинине познакомился со многими нашими звездами, и это мне помогло в дальнейшем.

Вскоре в верхах поняли, что сделали что-то не то, - команду распустили, и футболисты стали разъезжаться в ведущие клубы. "Динамо" взяло Бузунова, Родионова, Рыжкина, Крижевского, вернуло меня. Если не считать маленького перерыва, получается, я в "Динамо" уже 57 лет. Кто-то может еще таким достижением похвастаться?

КИТАЙСКИЙ СБОР

Однако ближе к теме. На ЧМ-58 к нам в подгруппу попали Австрия, Англия и Бразилия. Что бы сейчас сказали о такой жеребьевке? Что дело - труба. Тогда же никто и не заикнулся о невозможности преодоления группового этапа. Настраивались на победу в каждом матче. При этом знали, где наши козыри. В технике мы противникам уступали, в тактике были на равных, значит, свое предстояло брать за счет лучшей физической подготовки и морально-волевых качеств.

Для укрепления "физики" сборная СССР отправилась на месячный сбор в Китай. Схема была опробована уже в 57-м, дала хорошие результаты. Жили мы на острове вместе со сборными по другим видам спорта, а отношение к нам было, как к родным братьям. Китайцы выполняли любую просьбу. Только ветер подул - костюмы теплые несут, чтобы не простудились. В нашем распоряжении были лучшие поля и специальное питание.

Естественно, у китайцев имелся и свой интерес: на наши тренировки приходили люди и записывали все упражнения. А потом еще у Гавриила Качалина интересовались, для чего каждое из них предназначено. И кивали: вот это нам подойдет, а вот это - нет. Тренировались мы два-три раза в день. Кроме того, китайские команды оказались классными спарринг-партнерами. Все игроки - быстрые, верткие, с ними приходилось много бегать, что улучшало наше функциональное состояние. Качалин и его помощник Михаил Якушин постоянно повторяли: "Царев, ты будешь играть с лучшими игроками соперников, с дирижерами - не давай им принимать мяч, обрабатывать его. Без диспетчера у них совсем другая игра пойдет".

Персональное задание было у каждого, а взаимодействие отрабатывалось до автоматизма. Состав-то подобрался отличный. В воротах легендарный Яшин, в котором мы были уверены на все сто процентов. Если уж Лева пропускал, значит, ни один вратарь мира не справился бы с этим ударом. В защите Кесарев, Крижевский, Боря Кузнецов и я. Все - быстрые, надежно действовали в отборе, уверенно играли на "втором этаже". Хороший выбор был футболистов созидательного плана: Войнов, Нетто, Симонян, Сальников, Ильин, Иванов. Они не только механически выполняли задания - творили на поле. Эх, если бы еще нас не подвели наши друзья - Стрельцов, Огоньков и Татушин. Неприятная история случилась с ними за несколько дней до отъезда в Швецию, и мы, конечно, переживали. С этой троицей получилась бы, без сомнений, лучшая сборная СССР всех времен. Стрельцов на том чемпионате блистал бы.

-Месяц в Китае психологически сложно было выдержать?

- Трудновато, конечно, но разве существовал выбор? Тогда предсезонные сборы часто длились месяц-два, мы к ним привыкли.

СКРОМНЯГА ПЕЛЕ

-Перед поездкой в Швецию "накачки" устраивались?

- Приезжали, конечно, высокие официальные лица. Но мы нормально относились к тем встречам, поскольку понимали важность события. Нам говорили, что народ ждет побед на столь крупном турнире, напоминали об Олимпиаде-52.

-Какие условия проживания оказались в Швеции?

- Жили в местечке Хиндос и никаких проблем не испытывали. Поле - совсем рядом, тут же стоял трамплин, которым, говорят, никогда не пользовались. Метрах в четырехстах от нашего домика расположились бразильцы. Место красивое - лес, озера. Вечерами мы выходили погулять, покататься на лодках. Постоянно встречали бразильцев, и каждый присматривался - с кем ему предстоит играть. Нападающие - к защитникам и наоборот. Латиноамериканцы производили самое серьезное впечатление. Только один молодой игрок выделялся скромностью, некоторой щупловатостью, ходил всегда один. Вот его бы в оппоненты получить, думал я. Это был Пеле.

Кстати, когда он приезжал в прошлом году в Москву и мы собрались за столом, я напомнил бразильцу ту его замкнутость. Пеле подтвердил: "Меня тогда никто не знал, я никого не знал, молодой был. Конечно, чересчур скромничал. Теперь другим стал". К чести Пеле, он и сейчас ведет себя очень достойно.

Изучали бразильцев и тренеры. Якушин как-то решил выяснить, что они делают на разминке. Подобрался утром к их лагерю - никого. Тогда заглянул в окно домика, а там невообразимый концерт: одни в ладоши хлопают, вторые поют, третьи танцуют. Вот тебе и разминка! Для нас это стало откровением.

Непросто было увидеть и тренировку южноамериканцев. Вроде бы поле у нас было одно на две команды, но в оговоренное по расписанию время бразильцы там не появлялись. Только спустя несколько дней Якушин обнаружил несколько полянок в лесу, где занимались наши соперники по группе. Михаил Иосифович и предположил, что Пеле сыграет против нас. В первых двух групповых матчах будущий король футбола на поле не появлялся, но на тренировках произвел на Якушина неизгладимое впечатление. Так и получилось, Пеле дебютировал на чемпионате мира в матче со сборной СССР.

"ТАКИЕ НЕ БЕРУТСЯ!"

-А опекать его доверили Цареву. Но это было уже в третьем поединке, а начала наша команда турнир встречей с англичанами, несколько ослабленными авиакатастрофой "МЮ".

- Да, в живых после нее остались тренер Басби, журналист Тэйлор, несколько футболистов, получивших множественные переломы, еще один человек из обслуживающего персонала, а также Бобби Чарльтон. Он пролетел в кресле метров 60, однако не получил ни одной царапины. На чемпионат мира, правда, не поехал: слишком серьезными оказались моральные травмы. Кстати, Чарльтон сыграл за сборную осенью того же 58-го года в товарищеском матче с нашей национальной командой. Опекать его поручили мне. В нашей сборной затеяли омоложение состава, и британцы не оставили от нас камня на камне, разгромив - 5:0. С игры тогда 18-летнему Чарльтону, которого все в команде звали не Бобби, а Бэби, забить я не дал, зато он отличился с пенальти. Боря Кузнецов в штрафной на ком-то сфолил, и сразу с разных сторон понеслось: Бэби, иди бей. Тот спокойно подошел, показал, в какую "девятку" пробьет, и именно туда отправил мяч. Наш голкипер Беляев встал - руки в боки: "Такие не берутся!"

В Швеции же с англичанами сыграли вничью - 2:2. Причем второй гол пропустили за пять минут до конца матча с придуманного венгерским судьей Жолтом пенальти. Нарушение если и было, то за пару метров до штрафной площади.

-Второй матч у вас был с австрийцами.

- Он практически ничем не запомнился. Выиграли довольно легко - 2:0 - и забыли. А вот третий поединок стал историческим, о нем говорят до сих пор. О бразильцах тогда легенды слагали: мол, бьют они только резаными ударами и исключительно по "девяткам".

"ЛИПАЧ"

На чемпионате мира блистали Гарринча и Пеле. Им свыше был дан уникальный талант. Как будто Всевышний хотел показать людям, что можно вытворять с мячом. Гарринча навел настоящий ужас на нашу защиту Его даже сбить было невозможно, не говоря уже о том, чтобы чисто отнять мяч. Уходил на скорости, при этом постоянно контролируя мяч. На второй минуте Гарринча получил пас, не заметив даже своего опекуна Борю Кузнецова, и пробил в штангу так, что мяч отлетел за центр поля. Пушечной силы удар! Яшин не успел подставить руку, иначе ее пригвоздило бы к штанге. Мы поняли: от Гарринчи добра не жди. А с Кузнецовым вообще произошло что-то страшное: он встал на углу вратарской и никуда оттуда двигаться не желал. Лева ему: "Выходи, ты мне мешаешь". А тот в ответ только шипит: "Ничего-ничего-ничего".

Предыстория же такова. В конце 57-го "Динамо" отправилось в Бразилию, чтобы провести встречу с "Васку да Гама". Сыграли 1:1, а потом пошли на "Маракану" смотреть матч с участием "Ботафого", за который выступал Гарринча. И видим такую картину: защитник, стоит на углу штрафной, ждет Гарринчу, а тот сближается и обыгрывает с уходом вправо. Якушин говорит Кузнецову: "Боря, посмотри за этим парнем, наверняка будет в сборной. Видишь ошибку защитника? Далеко стоит, а надо в момент приема мяча атаковать". Кузнецов кивает важно: "Вижу, конечно. "Липач" этот защитник". И потом на мировом первенстве даже не на углу штрафной, а еще глубже ждал Гарринчу. Мы ему потом долго припоминали высказывание про "липача".

Мне же поручили опекать Пеле. Потом говорили, что удалось сдержать бразильца, но помучиться, поверьте, пришлось изрядно.

ДВА ГОЛА ВАВА

Первый момент - еще до упомянутого прохода Гарринчи. Бразильцы выбивают мяч от своих ворот, тот летит точно мне на голову. Я-то в верховой борьбе уверенно себя чувствовал, а Пеле на полголовы ниже - опасности вроде никакой. Красиво выпрыгиваю, зависаю, посматриваю, куда сделать скидку. И вдруг передо мной начинает вырастать голова оппонента. Вот поравнялся. А вот уже выше! Бразилец головой отдает передачу партнеру, а меня пронзает мысль: если бы это происходило в нашей штрафной, сейчас бы начинали с центра.

Второй момент - спустя еще минут пять. Пеле получает передачу недалеко от нашей штрафной и разворачивается лицом к воротам. Начинает переступать с ноги на ногу пытается меня качнуть в какую-то сторону. Я на ложные замахи не реагирую, тогда бразилец стремительно уходит в сторону и тут же бьет. Хорошо, мимо. Еще одно откровение для меня, ведь до этого со столь резким футболистом не сталкивался. И опять та же мысль: а если бы это было в штрафной?

Вот такое начало. Гарринча треплет наши защитные порядки, Пеле демонстрирует великолепную игру, а ведь есть еще Загалло, Вава, Диди. Последние двое и соорудили первый гол. Как потом Костя Крижевский рассказывал: Диди сделал какую-то невообразимую крученую передачу ему за голову, поэтому он не смог перехватить мяч. На самом деле мяч летел прямо, но был отправлен очень точно, а Костя потерял позицию. Вава с близкого расстояния не оставил шансов Яшину.

Второй гол получился так: пошел навес справа (говорят, от Пеле, но я этого почему-то не помню), и Вава носком проткнул мяч в ворота. Крижевский за форвардом не успел, а Кесарев бросил своего и со всей силы "въехал" Вава в икру. Южноамериканца вынесли, откачивали.

В атаке нам тоже ничего создать не позволили. В центре защиты бразильцев стояли два богатыря - Беллини и Орландо, которых не пройти, под стать им были и фланговые игроки обороны...

"КОНЕЦ, РАШН ФУТБОЛ"

После матча сидим в раздевалке, тишина, головы опущены. И тут раздается свист, глухой удар и голос Бори Кузнецова, запустившего бутсой в стену: "Конец, рашн футбол! Вот они играют, а мы ерундой страдаем. Пошли мыться..." Это, конечно, смягченная версия высказывания разочарованного защитника.

-Необычная тактика бразильцев 4-2-4 стала для вас неожиданностью?

- Нет. Качалин и Якушин следили за новациями, все нам рассказывали. И в "Динамо", и в сборной мы уже начали в четыре игрока обороны действовать. Можно сказать, что я был передним защитником перед либеро Крижевским.

-Через день после матча с Бразилией вам предстояла переигровка с англичанами.

- Да, четвертый матч за девять дней нам этот судья Жолт придумал. Капитан британцев Билли Райт сказал тогда Никите Симоняну: кто первым забьет, тот и выиграл. Ясно было, что отыграться сил уже не хватит. Ильин отличился за двадцать минут до конца.

А нам еще через день предстоял четвертьфинал со шведами. У тех-то календарь удобный: они два первых матча выиграли и в третьем выставили резервистов. Получается, больше недели отдыхали перед поединком с нами. Кроме того, шведам не пришлось переезжать с места на место. Мы же 17-го сыграли с англичанами, а на следующий день отправились в Стокгольм. Да еще в столице под окнами нашей гостиницы всю ночь стучали отбойными молотками.

Перед четвертьфинальной игрой Качалин спрашивает: молодежь выпустим или проверенный состав? Решили ничего не менять - вряд ли у резервистов был бы шанс обыграть шведов. Но сил не хватило. У скандинавов-то очень хорошая сборная была. Например, Хамрин и позже не раз Левины ворота поражал. Так перед матчем и говорил: "Яшин, я тебе опять забью". И забивал ведь. Слева у скандинавов действовал Скоглунд. Уж на что Кесарев у нас был быстрый, а этот - еще быстрее. Он такой прием любил применять: идет на защитника, бьет ему мячом в ногу, причем так, чтобы тот отскочил в нужном ему направлении, и уходит от сбитого с толку игрока обороны. Еще были два замечательных высоких распасовшика - Лидхольм и Грен. Мячи налево и направо разбрасывали не глядя.

БЕСЦЕННЫЙ ЯШИН

Со шведами особенно пригодились бы Стрельцов, Огоньков и Татушин. С ними и скамейка стала бы длиннее. А так весь ближайший резерв пришлось задействовать в предыдущих матчах. Вместо Татушина, например, взяли Апухтина. Выпустили его в переигровке с Англией, но смотрелся он, прямо скажем, неважненько. Тренеры нам кричали: "На Апухтина не играйте!" А самому нападающему: "Гера, встань на левой бровке, будешь на себя отвлекать защитника и освобождать пространство партнерам".

-Как на родине оценили результаты на мировом чемпионате?

- Встречали без фанфар, но особо и не критиковали. Выход в восьмерку - нормальный, средний результат. Для нас это был первый такой турнир, мы получили бесценный опыт, познакомились с различными школами футбола, поняли, к чему надо стремиться. Уверен, пять поединков на ЧМ-58 стали решающими в нашей победе на ЧЕ-60. Во Францию приехали уже матерыми волками.

Вот на европейском первенстве действительно почувствовали себя звездами. Когда нам на Эйфелевой башне вручали золотые медали, ко многим подходил президент "Реала" Сантьяго Бернабеу и предлагал определенные деньги за переход в его клуб. Яшину же сказал написать любую сумму. Все засмеялись: напиши ему Лев, столько, чтобы волосы дыбом встали. А испанец лысый практически. Бернабеу подозвал переводчика и говорит: "Я так понимаю, вы надо мной смеетесь. Значит, не знаете, кто такой Яшин. В отличие от любой картины музея Prado он не имеет цены! Лев, я ставлю подпись под контрактом, а вы вписывайте любую сумму". Тут уж все притихли, перестали зубоскалить. Ничего, правда, подписать Яшин в те времена не мог. Однако уважение к нему было безграничным, не зря его потом приглашали на матчи сборной мира.

-Премиальные вам какие-то за шведский чемпионат полагались?

- Ну что вы! После победы-то на ЧЕ-60 получили всего по 150 долларов, а уж после вылета в четвертьфинале и заикаться было не о чем. Да мы и не думали о деньгах. Может, поэтому и выступали неплохо...

КонстантинАЛЕКСЕЕВ

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...