Газета
28 октября 2005

28 октября 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1940. Часть вторая

"СТРЕЛЯТЬ НЕ ПО МИШЕНЯМ, А ПО ВРАГУ"

" ПРЕДСЕЗОНКА". Первую главу мы посвятили подготовке к сезону трех московских команд: "Спартака", ЦДКА и "Динамо". Сегодня речь пойдет об оставшихся десяти.

Значительное место в предсезонный и соревновательный периоды уделялось, напомним, комплексу ГТО (Готов к труду и обороне). Чтобы не повторяться, расскажу о его содержании, а заодно коротенько о происхождении и задачах.

Рожденный в начале 30-х, он стал логическим следствием проводимой в стране после октября 1917-го генеральной линии в области физкультуры и спорта. Цель - воспитание воинов, защитников социалистического отечества.

В 1931 году возник ГТО первой ступени, в 1932-м - второй ступени, более сложный. В декабре 1933 года подключили детей - БГТО (Будь готов к труду и обороне).

Из военно-прикладного характера всех трех комплексов секрета в засекреченной стране не делали. "За высокое качество военно-прикладных норм!" - призывала центральная газета. Спортивная советовала "метко стрелять не по мишеням, а по врагу". О том же не уставали твердить вожди физкультурные (В.Манцев: "Каждый гражданин нашей страны должен стрелять хорошо"), комсомольские (А.Косарев: "Советские физкультурники готовятся к тому, чтобы в час боевой тревоги всем, как одному, грудью встать на защиту завоеваний") и, разумеется, партийный и всея страны (И.Сталин: "Мы должны воспитать новое поколение советских людей, здоровых и жизнерадостных, способных поднять могущество советской страны на должную высоту и защитить ее грудью от покушений со стороны врагов").

Шло время, над страной сгущались грозовые тучи. Культивируемые в начале 30-х комплексы морально устарели, не отвечали, как тогда говорили, требованиям дня. Не случайно через неполных три месяца после начала мировой войны, 26 ноября 1939 года, Совнарком СССР опубликовал за подписью председателя правительства В.Молотова и управделами М.Хломова Постановление "О введении нового физкультурного комплекса "Готов к труду и обороне СССР". Готовиться к защите государства обязывали все здоровое население начиная с 11-летнего возраста. На основе правительственного постановления Комитет физкультуры издал приказ о разработке конкретных мероприятий по введению комплекса в действие с 1 января 1940 года. Власть пошла по пути сокращения количества дисциплин за счет их усложнения. В БГТО (для детей 11-16 лет) вместо 16 норм оставили 11, в ГТО-I вместо 18-14 (для женщин - 12), в ГТО-II вместо 22 - 15 (13).

Новые комплексы разрабатывались с нескрываемым ярко выраженным акцентом на оборону. Об этом говорил заместитель председателя Комитета физкультуры Снегова Крячко: "Резко возрастает удельный вес военно-прикладных видов спорта". К ним относили многокилометровые военизированные лыжные переходы с целевым тактическим заданием, хождение по бревну, преодоление полосы препятствий, подползание под колючей проволокой, фехтование винтовкой с обнаженным штыком (штыковой бой), стрельбу, метание гранаты на дальность и точность, метание связки гранат, альпинизм...

Всего - 60 дисциплин. Значительная их часть (в основном военно-прикладные) - обязаловка, в остальном позволялось подбирать виды спорта по желанию. Футболисты, дабы не рисковать, исключили альпинизм, во избежание жертв - штыковой бой.

С чувством исполненного долга продолжу рассказ о подготовке к шестому союзному первенству.

Раз уж начал в прошлый раз с москвичей, буду последователен. Собралось их в группе А немало: столица после возвращения "Крылышек" составляла более половины участников. Правда, их удельный вес, находившийся в прямой зависимости от переменчивых настроений вышестоящих инстанций, постоянно уменьшался: в феврале - 7 из 12 (58,3 процента), в марте - 7 из 13 (53,8), в апреле - 7 из 14 (50,0). О причинах - позже.

Несколько слов об общих чертах. После завершения сезона-1939 организации и предприятия, под чьей крышей располагались команды, отправляли футболистов (это касается не только москвичей) в лучшие союзные здравницы для отдыха и лечения. Отдохнувшие, окрепшие, они постепенно втягивались в тренировочный процесс. Кто-то поигрывал в хоккей, кто-то осваивал военизированные лыжные гонки. Затем загоняли их в спортзалы, где помимо общеразвивающих и общеукрепляющих дисциплин (гимнастика, легкая атлетика, баскетбол...) футболисты приступали к работе с мячом. В середине марта (чуть позже или чуть раньше) - заключительный этап учебно-тренировочного сбора на юге. Наконец, возвращение домой и последние репетиции перед премьерой.

В сравнении с предыдущими годами значительно сократились каникулы. Зимними видами начали заниматься в январе, работать с мячом - в феврале. Перехожу от общего к частному.

"ЛОКОМОТИВ"

Получив заряд бодрости дома (помимо джентльменского набора - гимнастики, бега, ГТО-II), железнодорожники тратили драгоценное время на освоение азов противовоздушной обороны и получение престижного значка "Ворошиловский стрелок" (говорят, Климент Ефремович здорово стрелял). 22 марта отправились в южные края. На сей раз привычке своей изменили: держали путь не в Среднюю Азию, а в Грузию. Перед отъездом тренер "Локомотива дорог Центра" (полное название команды) Михаил Сушков при любезном содействии корреспондента ведомственной газеты "Гудок" обещал болельщикам и главному воздыхателю и покровителю, Лазарю Кагановичу, "добиваться в предстоящем сезоне первенства". Не меньше. "Работаем, - рассказывал тренер, - над устранением слабых мест, помешавших добиться лучших результатов в прошлом году". Посетовав на потерю призванного в армию (РККА) сильного защитника Станкевича (оказался он в "Динамо"), не без удовольствия сообщил о перспективных новичках, замеченных в низовых железнодорожных коллективах, - Сергее Лысове, Алексее Сеглине и Александре Прохорове. Известность и награды двое последних получат в других клубах.

Хотя километраж до станции назначения существенно сократился, прижимистая железная дорога оплатила транспортные расходы только 18 футболистам. Для сравнения: завод имени Фрунзе (патрон "Крылышек") отправил в Сухуми 25 человек, не считая руководящего состава.

Начали тренироваться в Кутаиси, где дорогим гостям предоставили лучший из имевшихся стадионов - "Динамо". Здесь и сыграли три товарищеских матча с местными командами. Дважды обыграли динамовцев (3:1 и 2:0) и отвели душу на "Буревестнике" - 8:0. На обратном пути на недельку задержались в Тбилиси для встреч с более серьезными спарринг-партнерами. Результат оказался иной: динамовцам проиграли 1:3, а грузинским тезкам, "Локомотиву дорог Юга", - 0:1.

"В этих матчах мы играли не в полную силу и при отсутствии ряда ведущих игроков", - оправдывал Сушков по возвращении домой тбилисские осечки. В Москве успели сыграть с земляками: уступили "Спартаку" (1:2) и разошлись миром с "Динамо". Перед началом сезона по составу, игре и результатам контрольных матчей "Локомотив" впечатления главного претендента на первенство не производил. Впрочем, весенние ощущения часто бывают ошибочны.

"МЕТАЛЛУРГ"

Об этой команде без боли в сердце писать невозможно. Растаскивали ее безжалостно, методично, из года в год. В 1938-м рекрутировали Федотова, в 1939-м - Капелькина. Если после столь существенных потерь она и оставалась на плаву (а в 1938-м едва в чемпионы не выбилась), то исключительно благодаря тренеру - Борису Аркадьеву. В 1940 году обрушился на "Металлург" удар страшной силы - тренера перевели в "Динамо". На этом фоне уход вратарей Назаретова, Набокова и ведущего полузащитника Палыски оказался незамеченным.

Обескровленные металлурги начали подготовку в заводском ("Серп и Молот") спортзале необычайно рано, 15 января. Без тренера. Занятиями поначалу руководил 25-летний вратарь Юрий Есенин. Для заполнения образовавшейся после ухода Аркадьева вакансии срочно откомандировали на тренерские сборы в Тбилиси капитана Алякринского и Кудрявцева. Их помощь не понадобилась. Вскоре команду передали довольно молодому для столь ответственной должности 32-летнему Гавриилу Путилину. Он разделил заметно поредевший коллектив на две группы и занимался с каждым футболистом индивидуально. Особое внимание уделял технике. Изменился и южный маршрут. Если "Локомотив" предпочел Средней Азии Грузию, то "Металлург", наоборот, вместо облюбованного ранее Тбилиси отправился в Киргизию, во Фрунзе. Перед поездкой приняли из "Сталинца" вратаря Ефимова и универсального, умеющего играть на разных позициях Давидовича. Из днепропетровской "Стали" пришел Ступаков, из ЦДКА - не выдержавший конкуренции с классными форвардами и потому уволенный из Красной армии Абрамов...

Порезвившись под теплым южным солнцем, потрепанный судьбой, обескровленный "Металлург" в первой декаде апреля испытал силенки в противоборстве с местными командами. На аборигенов хватило их с избытком: фрунзенское "Динамо" распотрошили с двузначным счетом - 13:0, "Спартак" - 6:0 и 6:1.

Вернулись в Москву 23 апреля. За 10 дней до начала чемпионата о степени их готовности судить было сложно.

"ТОРПЕДО"

Мощно рванув со старта в сезоне-1938, новичок и его тренер Бухтеев обратили на себя пристальное внимание специалистов и выслушали в свой адрес немало ласкающих слух и тешащих самолюбие отдельных слов и целых предложений. Хоть концовка получилась не столь выразительной, итоговый результат - 9-е место среди 26 участников для дебютанта сочли вполне благопристойным и ждали поступательного движения. Не получилось. Команда в том же составе, с тем же тренером оказалась вдруг в зоне вылета. Хирургическое вмешательство (операции в таких случаях подвергается головная часть коллектива) - смена Бухтеева Квашниным - ситуацию выправило. Новый наставник увел питомцев от края пропасти, но занятое место (9-е из 14) и особенно игра торпедовцев удовлетворить ни почитателей, ни начальников не могли. Прежняя задача - войти в число лучших команд страны - в полный рост встала перед Константином Квашниным, единственным в то время тренером, дважды выигравшим первенство: в 1936-м - с "Динамо", в 1938-м - со "Спартаком".

Двукратный чемпион обзавелся "амбарной книгой", где помимо обязательных (контролируемых свыше) планов по политвоспитательной и повседневной работе по специальности, завел по собственной инициативе досье на каждого футболиста. В нем фиксировалось все: физическое состояние, техническая подготовка, сдача норм ГТО, отношение к тренировкам, достоинства и недостатки футбольные и человеческие, игровая и бытовая дисциплина, отношение к товарищам, взаимоотношения с тренером...

Тренировочный график Квашнин составил жесткий: еще в Москве вынудил работать пять дней в шестидневку, сочетая занятия в зимнем зале школы ФЗУ (фабрично-заводское училище) при автозаводе имени Сталина и на свежем (тогда еще свежем) морозном воздухе.

Первый и четвертый день посвящались работе с мячом (подтягивали технику), баскетболу, гимнастике и бегу. Пробегали за тренировку более трех километров.

Второй день - лыжные гонки и сдача норм ГТО-II.

Третий день - борьба. "Для развития гибкости тела", - объяснял непонятливым Квашнин.

Пятый день - политзанятия и стрельба. Именно в таком сочетании и последовательности. Получив солидную дозу политинъекций, футболисты немедля отправлялись в тир Дворца культуры автозавода и остервенело палили по воображаемому врагу. Насколько метко поражали они безмолвного, беспомощного, неподвижного противника, не сообщалось. Что же касается точности ударов по воротам, по крайней мере в предыдущем сезоне, удовлетворить она не могла. Даже в статичном положении, без сопротивления, били безобразно. Один только Рязанцев, не забив пять пенальти, лишил команду как минимум пяти очков.

Отрабатывали меткость в зале и на весеннем предсезонном сборе в ставшем родным Батуми, куда отправились 20 марта вместе с принятым из "Динамо" чемпионом и обладателем Кубка СССР Александром Реминым.

Жили и тренировались преимущественно в курортном местечке Махинджаури (близ Батуми), а в аджарской столице провели три контрольных матча: у местных команд дважды выиграли, а с заглянувшим в Батуми по дороге в Тбилиси сталинградским "Трактором" сыграли по нулям.

"КРЫЛЬЯ СОВЕТОВ"

Занимались под руководством Матвея Гольдина, которому обязаны повышением в должности. Работали примерно по той же схеме, что и торпедовцы. Тренировались пять дней в шестидневку, культивировали те же виды. Различие в том, что в зал тренер привел своих ребят на три недели раньше - 7 февраля. 18 марта выехали на юг - в Сухуми.

ТБИЛИСИ

После годичной разлуки произошло "воссоединение семьи": тбилисские "Динамо" и "Локомотив" снова в одной группе. Готовились к новому сезону с чувством исполненного долга. Перед началом прошлого сезона Лаврентий Берия поставил четкие задачи: "Динамо" - занять место выше, чем в 1938-м, "Локомотиву" - вернуться в группу А. Задание грузинские футболисты выполнили, высокое доверие оправдали.

Динамовцы при встрече с земляками в порыве радостных чувств едва не задушили их в объятиях: на правах старшего брата (авторитет старшего на Кавказе почитаем и непререкаем) перевели из "Локомотива" во внутренние республиканские органы нескольких футболистов, причастных к прошлогоднему успеху, - самого результативного форварда Виктора Панюкова и Джумбера Кинцурейшвили. Джумбер в основной состав не прошел. Без игровой практики форму растерял и, когда в нарушение инструкции в ходе сезона вернулся в "Локомотив", помочь ему не смог.

Панюков в звездном динамовском составе не затерялся, сразу же был включен в стартовый состав и закрепился в нем надолго, на 12 лет. Мастер на "все ноги", он мог сыграть на любой позиции. Разносторонних футболистов в "доисторическую" эпоху было не так много. Наиболее яркие примеры - Алексей Парамонов ("Спартак") и Владимир Савдунин (московское "Динамо"). Начинали впереди, переквалифицировались в хавбеков, затем отошли в оборону. Разве что вратарскую специальность освоить не успели. Панюков же и ворота защищал, причем в календарной игре. Отстоял превосходно. Сначала два гола забил, а когда возникла нужда надеть вратарские перчатки, ни одного мяча не пропустил, хотя били ему сильно, точно и часто, дважды - с белой точки. Один пенальти он взял, второй соперник, ошеломленный непробиваемостью новоявленного голкипера, с перепугу смазал. Случится это позже, не в 1940-м. Представится возможность, расскажу в мельчайших подробностях.

Программа тренировок тбилисцев мало чем отличалась от неоднократно нами описанных. Разве что на поле проводили больше времени, чем в зале: возможности грузин тренироваться на природе неограниченны. Как и все, бегали, прыгали, кувыркались, мячу покоя не давали. Не хаотично, естественно, а под четким тренерским руководством. Наставник динамовцев Михаил Бутусов не позволял бурным горным потокам выходить из берегов. Работали по составленному им графику, а легкоатлетической частью программы руководил специалист, мастер спорта Борис Дьячков.

Методично осваивали произвольную и обязательную программы ГТО-П. Из обязательной каким-то образом разминулись с довоенным военизированным биатлоном, хотя лыжная тема в солнечной Грузии, как и в других братских республиках, с газетных страниц в 1940-м (отнюдь не из любви редакторов к непопулярному в республике спорту) не сходила. Заниматься было где - в горных районах, прежде всего в Бакуриани, весьма в Союзе почитаемом. Туда и сгоняли население для выполнения государственного долга (многомиллионый народ более семи десятков лет был в неоплатном долгу перед советской властью). Многочисленные фотографии счастливых, улыбающихся людей с лыжными палками в руках пестрели на страницах республиканских изданий. Тбилисских футболистов на них не обнаружил. И в тренерских реляциях о подготовке к чемпионату лыжная тематика деликатно обходилась.

Готовились дома, здесь и провели первые разминочные матчи. Основной состав "Динамо" выиграл у своего дубля - 4:2, "Локомотив" безжалостно раздавил динамовскую молодежь - 8:0. Вице-чемпионы на две недели выехали в Махинджаури. Перед серьезными контрольными играми с одногруппниками размяли косточки в легких дружеских встречах с аджарцами. Подышав морским воздухом, вернулись домой, чтобы себя показать и на гостей посмотреть. Преимущество в тренированности и классе на результатах сказалось: одноклубников из Ленинграда одолели, правда, со второй попытки (2:2 и 3:2), для пятой ("Локомотив") и третьей (ЦДКА) команд минувшего первенства хватило одной - 3:1 и 5:3, соответственно.

"Локомотив путей Юга" перед авторитетами не робел. Московскую железную дорогу обыграл - 1:0, а с "Трактором", пропустив мяч, сумел отыграться - 1:1.

Предсезонный настрой - самый что ни на есть боевой и у старшего брата, и, несмотря на кадровые потери, у младшенького. Какие задачи ставили партийные и спортивные руководители республики перед футболистами, догадаться нетрудно. Чего можно требовать от вице-чемпиона? Как минимум повторить почетный результат. Программа-максимум не озвучивалась, но подразумевалась.

Новичку же надлежало перво-наперво окопаться на незнакомой местности, не уступать ни пяди земли и "достойно защищать честь республики". В переводе с расхожей в те годы обтекаемой фразы это означало подняться как можно выше. Обе задачи сложнее прошлогодних, поставленных Лаврентием Павловичем. Подняться с шестого места на второе, что сделали динамовцы в 1939-м, проще, чем со второго на первое. И "Локомотиву" предстояло напрячь "голосовые связки". Опытным путем доказано, что легче произнести "А", чем повторить. В 1938-м грузинские железнодорожники голос сорвали. Как получится на этот раз? Говорить заранее не стану, а проследить с неослабным вниманием за реализацией поставленных перед грузинскими командами задач обещаю.

"ТРАКТОР"

Победное шествие трактористов летом 1939-го, похоже, стало неожиданностью и для местных властей. Несколько туров "Трактор" возглавлял разношерстную, разноплеменную колонну. Впервые трактористы увидели перед собой не спины идущих впереди, а развевающийся на горизонте никем не заслоненный алый стяг, и к древку, на котором он крепился, были ближе всех остальных. Профсоюзная команда получила реальный шанс стать лучшей в стране, нарушить гегемонию "Динамо" и "Спартака".

Центральный совет советских профсоюзов (ВЦСПС) устроил прием лидеру в Москве. Команду подбодрили, поздравили с успешным продвижением к высшей цели, сказали добрые напутственные слова. Заводское руководство, потеряв ориентиры от внезапно свалившегося счастья, обещало профсоюзным боссам прибрать к рукам чемпионское знамя. Не вышло. Конкуренты более опытные, искусные, матерые обошли дерзкую, боевитую тракторную бригаду, не выдержавшую огромных психологических и физических нагрузок. "Трактор" остался на четвертом месте. Когда поостыли, успокоились, избавились от утопических грез, начальники вдруг осознали грандиозность реальных достижений футболистов и оценили их по-партийному щедро: грамоты, денежные премии, ценные подарки... После торжеств с сопутствующими им бурными застольями отправили трактористов на самое синее Черное море, в лучшие санатории Алушты и Сочи. Ребята, надо полагать, неплохо там отдохнули и провели время.

В новом году напрямую о чемпионстве не говорили - набитые в финишном створе синяки и шишки урезонили функционеров, - однако на штурм с захваченного плацдарма новых высот настраивали. Да и самим футболистам, и их тренеру Ходотову неосуществимой поставленная задача не казалась.

25 февраля приступили к ее реализации. Работали интенсивно - шесть дней в шестидневку. Три дня (через день) в спортивном зале тракторного завода сочетали работу умственную (политзанятия, глубокое, фундаментальное изучение краткого курса истории партии, теории футбола) с физической (бег, специальные, разработанные Ходотовым гимнастические упражнения, игры с мячом...). Продолжительность - три часа. В остальные дни голову максимально разгружали: гоняли на лыжах по обширным сталинградским просторам.

Необычайно рано, 11 марта, выехали в Евпаторию. Программа в целом та же с увеличением нагрузки на голову (регулярные посещения лекций и докладов) и на ноги - ежедневная работа с мячом. Возвращались по маршруту Евпатория - Батуми - Тбилиси - Сталинград.

Результаты товарищеских встреч не впечатляли: парочка натужных побед над динамовцами Батуми (2:1) и Сталинграда (2:0) да несколько ничьих.

Доукомплектовывались в основном за счет внутренних ресурсов. Из 40 цеховых команд отобрали самых перспективных - Блохина, Калмыкова, Григорьева. "С освобождением от работы на заводе" - выдала страшную государственную тайну заводская многотиражка. Истинное положение вещей было известно всем, во всяком случае, на СТЗ - точно. Со страниц печатных изданий не уставали перечислять рабочие профессии футболистов (и в Сталинграде, и в Москве, и в других промышленных центрах), а наиболее бессовестные журналисты расписывали их трудовые подвиги. Но подобные откровения, если был внимателен, услышал впервые.

В большинстве своем команда состояла из неработающих рабочих. В 1940-м сквозь плотный пролетарский слой стали пробиваться тоненькие, хиленькие росточки "гнилой" интеллигенции: Пономарев поступил в техникум, Сапронов учился в институте.

Пожаловали на тракторный завод и варяги - из Москвы, Горловки, Днепропетровска. Самое ценное приобретение - нападающий днепропетровской "Стали" Динер, обративший на себя внимание довоенных "селекционеров". Калачик трактористов оказался слаще. Динер явился вместе с товарищем по "Стали", защитником Катковым. Не судьба была днепропетровцам испытать себя на более высоком уровне. Грустную историю об этой парочке и ее многочисленных товарищах по несчастью сегодня, уже чувствую, поведать не успею. В следующий раз расскажу со всеми подробностями.

Команду в городе любили, души в ней не чаяли. За неделю до начала турнира трогательную телеграмму в ее адрес от имени призванных на военную службу сталинградцев послал матрос Викулин: "Молодой заводской команде "Трактор", закончившей блестяще сезон 1939 года, желаем, дальнейших успехов и побед в предстоящих серьезных встречах с футболистами столицы.

Мы, сталинградцы, находящиеся сейчас в Красном флоте, с огромным вниманием будем следить за вашими успехами. И.С.Викулин,краснофлотец Краснознаменного Балтийского флота".

Викулин со товарищи в успехах "Трактора" не сомневался. С ним перед поднятием флага были солидарны десятки тысяч сталинградцев. Трактористы и их поклонники вступали в новый сезон в приподнятом настроении.

Окончание - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...