Газета
7 октября 2005

7 октября 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1940. Часть первая

ФУТБОЛ и ГТО

Окончание. Начало - стр. 10

История забавная, сомневаться в ее подлинности у меня нет оснований. Смущает лишь нестыковка во времени. Судя по рассказу патриарха, Леонтьев занял вакантное место в январе 1940 года. Но в это время Жмельков еще находился в "Спартаке". Об этом 1 февраля в небольшой заметке о подготовке московских команд к сезону писал "Красный спорт".

Через месяц Акимову подобрали дублера. 20 марта на тренировочный сбор в Одессу отправился молодой Данилов. Привожу в свидетели "Красный спорт" от 19 марта. Отрывок из статьи "Чемпион готовится к лету": "Потренировавшись, Акимов отходит в сторону и в ворота становится другой Анатолий. Это 19-летний Данилов, студент 2-го курса Московского института химического машиностроения... Молодой вратарь обладает хорошей прыгучестью, быстрой реакцией и особым вратарским чутьем на мяч, выражающимся в точном выборе места, в расчетливых бросках. По манере брать верховые мячи Данилов во многом напоминает Жмелькова, хотя техника его хватки далека от совершенства (он часто выпускает мяч из рук)".

Таким образом, Леонтьев, во всяком случае, из Москвы в Одессу не выезжал. Находился он в это время в другом городе. 22 марта газета "Социалистический Донбасс" сообщила любителям футбола: "Команда "Стахановец" выехала на тренировку в Сочи 19 марта... В команду из днепропетровской "Стали" пришел вратарь Леонтьев".

Выходит, отправился он на Черное море со "Стахановцем", но в середине апреля все же был замечен в Одессе: в контрольном матче второго состава "Спартака" он защищал его ворота. Как там оказался? Не подошел "шахтерам", переманили прослышавшие о способном голкипере спартаковские эмиссары или по собственной инициативе? Может, испытание, устроенное ему спартаковцами, о котором упоминал Старостин, состоялось не в Москве, а в Одессе? Не знаю. Достоверно известно, что за место акимовского дублера конкурировал он с Даниловым вплоть до начала сезона. Возможно, все решилось 27 апреля в товарищеском матче спартаковского дубля с дублерами "Крыльев Советов", проигранном "Спартаком" - 2:3. Пропустившего в первом тайме два мяча Данилова заменил Леонтьев. Его-то в последний момент и включили в заявку.

Вообще-то собирался рассказать о тренировке чемпионов в зале и на свежем воздухе. Но порывы осеннего ветра нарушили плавный ход повествования. Постараюсь, чтобы "дубль-2" прошел успешнее.

В "КОНЮШНЕ"...

Занятия в зале кавалерийской школы начались в середине февраля. Длительность тренировок - от двух до двух с половиной часов. Большая часть времени уделялась ОФП (общефизической подготовке), по терминологии 30-х - ОФУ (общеразвивающие физические упражнения). Состояла она из пяти частей. Упражнения на эластичность и растяжение связок сменялись работой с медицинболом и на шведской стенке. После чего для выработки реакции играли в баскетбол. Четвертая часть - силовые упражнения на гимнастических снарядах и так называемая партерная гимнастика с элементами акробатики. В заключение - работа с мячом, шлифовка разнообразнейших технических элементов.

В общей массе тренировался "штрафбат": Семенов, Корнилов, Протасов и Гуляев, набравшие за зиму по четыре-пять килограммов лишнего веса. Отличались они от товарищей экипировкой: напяливали на себя по две фуфайки, поверх надевали фланелевые рубашки. В таком виде работали по полной программе, а сверх того до получаса занимались борьбой.

В работе с мячом тренеры акцентировали внимание на игре головой, самом слабом звене в техническом оснащении советских команд. Тренировали этот элемент коллективно - перебрасывали мяч головой друг другу, становясь в круг, попарно и индивидуально. Отчеканил двадцать раз подряд, не уронив снаряд на землю, - свободен. "Стахановец" Семенов перевыполнил план чуть ли не в четыре раза, пожонглировав 75 раз.

Пока полевые игроки совершенствовали технику, Акимов занимался прыжковыми упражнениями и укреплял для мертвой хватки кисти рук - сотни раз попеременно левой и правой рукой сжимал теннисный мяч.

После интенсивной разминки его по приговору тренеров ставили "к стенке", в импровизированные ворота. Приводили приговор в исполнение с семи-восьми метров форварды. Постреливали и Попов с Гороховым. По свидетельству присутствовавшего на тренировке корреспондента спортивной газеты Ильи Бару, Акимов не выглядел обреченным и частенько "умудрялся брать мертвые мячи".

Подготовку к сезону чемпионы совмещали с обязательной сдачей норм на значок ГТО-II. Из многоликой программы сложного комплекса все до единого сдали нормы только по стрельбе, а 10-километровый военизированный лыжный переход осилили одиннадцать человек.

...И НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

В Одессу команда прибыла 22 марта. Здесь процессом руководил уже Горохов. По его велению первые пять дней в программу занятий помимо гимнастики включали кроссы. Только с 27 марта обозначился четкий ритм тренировок, в которых все больше внимания уделялось мячу.

Рабочий день начинался с 20-минутной зарядки. После завтрака - занятия продолжительностью до двух с половиной часов. Включали они в себя пробежки, в основном на короткие дистанции, гимнастику. В качестве десерта на поле (близ санатория, в котором расположились спартаковцы, или в парке имени Шевченко) выкатывали десять мячей.

Работали поначалу парами, потом - звеньями. Разучивались тактические элементы, взаимосвязь между линиями и внутри линий, различные комбинации... Под конец шести форвардам выделяли шесть мячей, и они пускали пулеметные очереди в защищаемые голкиперами ворота в разные углы и на разной высоте. Очевидцы утверждают, что Акимов успевал отражать по нескольку серий. После тренировки - массаж и душ.

Выделялись на неделе дни для пятикилометровых прогулок по скалистому берегу и сдачи норм ГТО. В Одессе закрыли две задолженности: по переноске тяжестей и бегу на три километра. Быстрее всех одолел дистанцию Георгий Тучков.

Об обязательных политзанятиях и их тематике я уже говорил. Помимо этого футболисты прослушали курс лекций по теории физической культуры.

О тактике. Еще в Москве тренеры "Спартака" продекларировали отказ от, казалось бы, прижившемся в нашем футболе "дубль-ве", пообещав изменить тактическую концепцию. Незадолго до окончания тренировочного сбора Горохов, подтвердив сказанное, внес уточнения, смысл которых сводился к следующему: новый, советский стиль, который взял на вооружение "Спартак", - атака большими силами. Теперь полузащита будет главным образом помогать нападению, в связи с чем в команде переименовали ее в "полунападение". Крайние защитники занимали исходные позиции ближе к центру, а вратаря рекомендовалось называть не стражем ворот, а четвертым защитником.

Похожие высказывания раздавались из стана других команд. Конец 39-го - начало 40-го отмечены новой атакой на буржуазную тактическую систему. Подвергли ее основательной ревизии. Инициатива исходила, убежден, не от тренеров, понимавших пагубность очередной идеологической кампании, навязанной сверху. Позже мы поговорим об этом подробнее.

Завершая подтему, отмечу, что в середине апреля "Спартак" провел в Одессе несколько победных контрольных матчей, правда, с не очень сильными соперниками: московским "Пищевиком" (4:0) и его одесским тезкой (3:0). Второй состав обыграл ленинградский "Авангард" - 3:1. Проигранного по вине Леонтьева матча, о котором упоминал Старостин, не обнаружил ни в одесских, ни в московских газетах. Прибыв в Москву, чемпион обыграл "Локомотив" (2:1), но неожиданно осекся на новичке группы А - московских "Крылышках" (0:3). И все же руководство проведенной в предсезонку работой и состоянием команды осталось довольно и не скрывало притязаний на третий подряд дубль.

"ДИНАМО" Москва

Динамовцы раньше других московских команд, уже во второй половине января, прервали каникулы и начали подготовку к сезону. Прозябание в последние два года на скромных турнирных позициях, не соответствовавших классу и репутации титулованной команды, не могло удовлетворить ни руководителей орденоносного общества, ни его покровителей, ни самих футболистов и их многочисленных поклонников. Были приняты решительные меры для восхождения на уже покоренные в недавнем прошлом высоты. В межсезонье провели эффективную селекционную работу, укрепив руководящий и личный состав.

На должность старшего тренера утвердили приглашенного из "Металлурга" Бориса Аркадьева, признанного уже в 30-е годы одним из лучших специалистов на этом трудном и ответственном поприще. Аркадьев пришел не один - прихватил с собой полузащитника Николая Палыску. Новичок в звездном динамовском составе не затерялся. Старательный, дисциплинированный, он четко выполнял тренерские установки, а отменная физическая готовность позволяла ему "перепахивать" огромное пространство футбольного поля от края до края. Палыска был полузащитником новой формации: так играют футболисты этого амплуа сегодня.

Из железнодорожного ведомства пригласили защитника Ивана Станкевича. Игрок быстрый, неуступчивый, он безошибочно ориентировался на местности, обыграть его было не то что невозможно (таковых природа еще не создала), но очень трудно. Далеко не каждый форвард мог выиграть у него единоборство.

Из родственной ленинградской организации перевели в столицу левого полусреднего Николая Дементьева (младшего брата Пеки), футболиста тонкого, техничного, работоспособного. Все 90 минут он творил на поле, искал и находил нестандартные ходы, координировал связь между полузащитой и атакой, неожиданно появлялся на передовой и успешно разряжал оружие. Центрфорвард таранного типа, Сергей Соловьев, неустрашимый, неуловимый, обладал отличной боевой выучкой, бегал быстро, стрелял метко.

Из Новосибирска "выписали" полузащитника Всеволода Блинкова. Сыграл он в 40-м немного, не всем, наверное, и запомнился. Талант его раскроется позже, после войны.

Не предполагал Борис Андреевич, что комплектует на свою голову суперкоманду, с которой, уже в качестве тренера ЦДКА, сам же будет вынужден вести во второй половине 40-х тяжелую, бескомпромиссную борьбу за чемпионское знамя, а с 47-го - и за золотые медали. К уже игравшим в "Динамо" Радикорскому, Семичастному и Трофимову добавил он в 40-м Станкевича, Сергея Соловьева, Блинкова, в 41-м из разрушенного до основания "Металлурга" принял бывшего своего ученика Константина Бескова, позже, во время войны, Василия Карцева и Леонида Соловьева. Сделав свое дело, мавр ушел (вернее, его "ушли") в 1944 году. Практически сформированную команду он передал своему подопечному Михаилу Якушину, при котором вскоре пригласили вратаря Алексея Хомича и Александра Малявкина.

Аркадьев тоже пришел не на пустое место: коллектив, прозванный позже "командой лейтенантов", он принял процентов на 80 укомплектованным. Но все это произойдет позже. Пока же у нас год 40-й, и Аркадьев, засучив рукава, принялся за дело.

Мыслитель, исследователь, человек, находившийся в постоянном творческом поиске, решительно ломал, преодолевая железобетонное сопротивление консерваторов, закостенелые схемы, изобретал что-то новое, умел убеждать футболистов отказаться от привычной игры, стереотипов.

Получив благодатный "материал", игроков классных, опытных, творческих, Аркадьев еще в Москве затеял тактическую перестройку в рамках существующей системы. Касалась она прежде всего форвардов. Распространяться об этом он не спешил, а одному настырному корреспонденту ответил неопределенно: "Игра защитников сомнений у меня не вызывает. Вот как играть в нападении? "Дубль-ве", видимо, будет несколько нарушен. Как вариант - от трех до пяти в линию". Борис Андреевич (если только журналист не напутал) явно темнил. О возврате к почившей в бозе системе "пять в линию" речи быть не могло. Раз так, то и мы его карт раскрывать не станем. Всему свое время, а некоторым идеям, изложенным в его блестящем теоретическом труде "Тактика футбольной игры", небольшое внимание уделим.

"ИГРА ИЗО ВСЕХ СИЛ"

Аркадьев убежден: реализация даже самых прогрессивных тактических идей невозможна без соответствующей технической и физической готовности футболистов. "Физике", особенно скорости передвижения по полю, придавал он особое, приоритетное значение.

"Разница в техническом умении между отдельными игроками равных по классу команд, - писал он, - бывает значительно меньшей, чем различие в скоростных качествах игроков. Объясняется это тем, что техническое умение - более наживное качество, чем быстрота во всех ее проявлениях, являющаяся в известной мере прирожденной".

Еще несколько коротеньких цитат, подтверждающих неразрывную связь трех китов, на которых футбол держится:

"Бегать быстро и все 90 минут стало обязательным условием хорошей игры. Иначе и не может быть... Быстрота обеспечивает неожиданность, а отсюда и успех тактических действий...

Темп становится тактикой, когда под его "нагнетательным" воздействием противник начинает опаздывать и делать ошибки. "Замотать" физически противника, перебегать его - это тоже тактика игры...

Тактическое значение физического состояния команды заключается и в том, что команда, сохраняющая в игре большую физическую свежесть, чем противник, обычно добивается морального господства на поле, выражающегося в спокойствии, уверенности, инициативе и большом волевом напряжении, дающих в целом четкую, преисполненную энергии игру".

Все здесь сказанное сфокусировано в одной короткой и необыкновенно емкой аркадьевской фразе: "Игра изо всех сил".

В написанной в 1948 году книге использованы десятилетний опыт тренерской работы и плоды ежедневных размышлений и творческих исканий. Множество содержавшихся в аркадьевском труде идей реализовали десятки лет спустя советские и иностранные специалисты. Заимствовали их у автора или сами сумели заглянуть в распахнутое Аркадьевым в середине столетия окошечко - не суть важно. Книга актуальна и сегодня. Надеюсь, наши современники, хотя бы те, кто работает в премьер-лиге, знакомы с ее содержанием.

Приведенных здесь выдержек достаточно, чтобы сделать несложный вывод: главной дисциплиной в предсезонку была у динамовцев "физика". Этим больше всего занимались и в зале, и на воздухе. Отменным подспорьем стала сдача норм нового комплекса. Обязаловка невольно вызывает сопротивление, но Аркадьев, понимая полезность ГТО-II для развития скорости, силы, выносливости, ловкости, требовал от игроков своевременной сдачи всех его разделов.

Динамовцы так рьяно взялись за дело, что обратили на себя внимание журналистов. Юрий Ваньят в статье "Футбол и новый комплекс ГТО" ставил их в пример: "Заслуживает внимания план подготовки и сдачи норм в команде московского "Динамо". Мы приведем его целиком, так как опыт динамовцев может быть использован и среди низовых футбольных команд, и среди участников первенства СССР".

Опустив детали, перечислю лишь дисциплины всеобъемлющего комплекса, успешно сданные игроками "Динамо": стрельба и военизированный лыжный переход, вольная борьба и гимнастика, бег на 100 и 3000 м, метание связки гранат и плавание, прыжки в воду и преодоление полосы препятствий...

"Хороший футболист должен иметь значок ГТО. Значкист ГТО должен уметь играть в футбол", - заключил Ваньят. Футболисты московского "Динамо" полностью отвечали обоим требованиям.

ДОМОЙ, В ГАГРЫ

22 марта команда выехала в Гагры. "Динамовцы Москвы тренируются в Новых Гаграх на хорошем поле", - умилялись журналисты. Хорошее поле в предсезонку на юге - редкость большая не только в довоенные годы. Дело в том, что на этот раз команда ехала не в гости, а на собственную базу, построенную на деньги общества. А поле хорошее подготовил не кто иной, как бригадир стадиона "Динамо" в Москве Тарасов, который изрядно поднаторел в изготовлении шикарного зеленого покрова, приводившего в восхищение как игравших на нем, так и взиравших на эту красоту с трибун.

До 1939 года динамовцы поправляли здоровье и готовились к сезону в Кисловодске. В 39-м, изменив привычке, провели тренировочный сбор в Гаграх. Понравилось настолько, что решили обустроиться здесь основательно, надолго, обзавестись собственной базой, чтобы ни от кого не зависеть. Переговоры с абхазскими властями по поручению ЦС "Динамо" вела администрация динамовского стадиона. В конце ноября 1939 года в Москву из Абхазии после очередной командировки вернулся замдиректора динамовского стадиона Буров. Вот что он рассказал корреспонденту "Вечерней Москвы":

"Климатические условия Гагр весьма благоприятствуют ранним тренировкам спортсменов на юге. Погода, как показала практика, разрешает начинать систематические тренировочные занятия у Черного моря во второй половине марта. Однако отсутствие хорошей благоустроенной спортивной базы мешало нормальным тренировкам.

Небольшой тренировочный стадион "Динамо" решено выстроить на берегу Черного моря в Новых Гаграх. Он будет иметь хорошее футбольное поле, которое не уступит ни по размерам, ни по качеству полю московского стадиона "Динамо". Там же предполагается оборудовать беговую дорожку и ряд секторов для занятий разными видами легкой атлетики - прыжками и метанием.

Новый стадион с пляжем у моря, по-видимому, откроется весной 1940 года".

Как ни странно, открылся точно в срок. Впрочем, не странно. Заказчик был слишком уж грозным. Попробуй не выполни.

ЧТО ПОСЕЕШЬ...

Гонял ребят Аркадьев беспощадно: кроссы по пересеченной местности, бег с ускорениями на разные дистанции, многочисленные упражнения на скорость, резкость и выносливость, старты лежа с земли с последующим рывком на мяч, гимнастика, спортивные игры, метание диска, упражнения с тяжеленным медицинболом. И с мячом резвились вволю при непосредственном участии тренера. Упражнения подбирались для групп футболистов в три - пять человек и для каждого игрока, учитывая его индивидуальную подготовку и особенности. В ударах по воротам не было равных Ильину, Семичастному и Елисееву. Потренировавшись минувшей осенью в Тбилиси на съемках документального фильма "Футбол", навыков они не утратили и били, за редчайшим исключением, без промаха с 10, 15 и 20 метров.

Большой выдумщик, Аркадьев все время разнообразил занятия, придумывал новые упражнения. О двух рассказал в книге "Вечная тайна футбола" непосредственный участник тренировок Михаил Якушин:

"Аркадьев вообще уделял тренировкам много внимания и внес в них немало нового. Так, в частности, ему принадлежит честь изобретения столь популярного до сих пор... игрового упражнения... под названием "квадрат"... На ограниченном участке поля - "квадрате", размеченном белой лентой, - три футболиста владели мячом, а задачей двух других было отобрать его у них. На столь малой площади мяч сохранить очень сложно, поскольку обводка затруднена и в пас непросто сыграть. В основном идут бесконечные тяжелые единоборства, собственно говоря, в этом и есть цель упражнения - научиться владеть мячом в ближнем бою с соперниками при постоянном их сопротивлении...

Было в арсенале у Аркадьева и одно чрезвычайно интересное упражнение, благодаря которому и крепились наши физические возможности - игра 4x4 на полполя без ворот в два касания. Сколько же мы пота в этой игре пролили! В чем ее сложность? Получая мяч, я первым касанием обрабатываю его, а вторым уже должен отдать партнеру. А отдать зачастую бывает некому, поскольку все закрыты. Поэтому надо бежать на помощь к тому, кто владеет мячом. А если партнер далеко (скажем, метрах в тридцати), то, чтобы выручить товарища, нужно сделать рывок метров на пятнадцать - двадцать. Так и происходили эти бесконечные быстрые перемещения, выматывавшие до предела".

Разучивались для убыстрения темпа и упражнения в одно касание, играли в двое ворот на ограниченном и обычном пространстве...

Не сказал о главном: после завтрака футболисты первым делом приступали к изучению истории партии, знакомились с текущей политической жизнью. Вечером, в свободное от идеологических и физических инъекций время, устраивали турниры по шахматам, шашкам и бильярду. В лидерах Качалин, Бехтенев и Якушин.

В начале апреля первый контрольный матч провели. В трех подряд встречах разгромили "Зенит" (переименованный "Сталинец") - 3:0, 8:0 и 6:1. Вернулись в Москву транзитом через Тбилиси. Дома сыграли вничью с "Локомотивом" - 1:1. О состоянии вернувшейся с юга команды говорить было преждевременно. Посеянные в Гаграх семена взойдут осенью. Тогда и узнаем, какой бригада Аркадьева соберет урожай.

ЦДКА

Два года армейский клуб находился в реанимации. Своевременное хирургическое вмешательство, вливание свежей крови, трансплантация жизнеспособных органов (с получением их у наркомата обороны проблем не возникало) вывели команду из состояния комы. Заполучив Федотова, Капелькина, Гринина, Щербатенко и других сильных футболистов, новый, перевооруженный ПДКА едва не прошел в дамки. Лишь проигрыш в последнем туре чемпионата-38 не позволил ему занять первое место. Близки были армейцы к чемпионству и в 39-м. Вновь подвела концовка.

Нетрудно догадаться, какие задачи поставило руководство перед командой в преддверии нового сезона. После завершения турнира игроков отправили в санатории и дома отдыха. Подлечившись, набравшись сил, многие из них в хоккей поиграли, а в последних числах января явились на первый, зимний сбор. Как и в "Динамо", укрепили командный и личный состав. На тренерский мостик взошел Сергей Бухтеев. О его профессиональных и человеческих достоинствах и трагической судьбе мы рассказывали в предыдущих главах. Тогда, да и много позже, не принято было определять лучшего тренера, но среди специалистов авторитет Бухтеева был довольно высок, и его не без оснований считали "одним из".

Пока Аркадьев создавал динамовскую суперкоманду, открывшую и покорившую в год Победы Британские острова, военное ведомство формировало для него "команду лейтенантов", куда его трудоустроят после увольнения из "внутренних органов" и с которой проживет он семь счастливых лет.

К уже игравшим за ЦДКА Лясковскому, Виноградову, Гринину, Федотову в 40-м подключились вратарь Никаноров из московского "Пищевика" и нападающий Валентин Николаев - игрок юношеской команды "Локомотива". Помимо них приняли нападающих Анатолия Гусева из ленинградского "Электрика", одесситов Александра Михальченко и Анатолия Тарасова...

Представлять Анатолия Владимировича Тарасова надобности нет. С тех пор всю свою жизнь, исключая несколько лет службы в Военно-воздушных силах, отдал он армейскому клубу.

Михальченко - вратарь превосходный, человек сложный, неуравновешенный, импульсивный. Тренеру он приглянулся, и, уповая на свой педагогический дар, Бухтеев надеялся выпятить достоинства одесского голкипера и избавить от недостатков. Об этом он писал в своей записной книжке: "Молодой, способный спортсмен после первой же неудачи теряется. Пропустив мяч, вратарь хватается за голову и, разозлившись, может покинуть поле. Надо выработать хладнокровие и уверенность в себе". С Михальченко не получилось. Зато этими и многими другими превосходными качествами обладал конкурент одессита - Владимир Никаноров.

Спокойный, во всяком случае, внешне, высокий, мощный, широкоплечий - когда он вставал в ворота, казалось, заполнял собой большую часть их площади и одним своим внушительным видом психологически воздействовал на соперников. Играл просто, неброско, многое из того, что летело в створ, брал за счет интуиции, верного выбора позиции. Начисто был лишен склонности к внешним эффектам, акробатические этюды демонстрировал изредка - в экстремальных ситуациях. Новичок легко выиграл конкуренцию не только у Михальченко, но и у аборигенов - Веневцева и Леонова. Ему в первый же год службы и на много лет вперед доверили пост номер один.

Если спартаковец Рева разрывался между футболом и волейболом, то Никаноров - между борьбой (еще в "Пищевике" он с успехом выступал в борцовских соревнованиях и получил высокий разряд) и футболом. Рева выбрал волейбол, Никаноров - футбол, и оба не прогадали.

19-летнего Валентина Николаева "забрили" в солдаты 31 октября 1939 года и определили в первый полк связи Московского военного округа в Сокольниках. Там проходил службу и Никаноров. В марте несколько "салаг", в их числе Николаева с Никаноровым, вызвали на тренировочный сбор, который команда на сей раз проводила в Батуми. Отряд бойцов численностью 25 человек выехал из Москвы 20 марта. Бухтееву предстояло определиться с окончательным составом по итогам предсезонки. Уехали без Федотова. Он часто болел ангиной. Избавили бомбардира от недуга радикальным способом - вырезали гланды. К команде Федотов присоединился позже.

В ВОЛЕЙБОЛ - ГОЛОВОЙ, В ТЕННИС - НОГАМИ

Начальство выдало футболистам новенькую форму, бутсы, гетры, в общем, "упаковало" по высшему разряду с головы до ног. Везли 25 нетронутых еще кожаных мячей (по мячу на человека). Из нефутбольного инвентаря - скакалки ("для развития прыгучести, выносливости и дыхания", - объяснял журналистам тренер), кегли, мячи волейбольные, теннисные и ватерпольные. В волейбол играли только головой, в теннис - ногами. Ватерпольные использовали по прямому назначению. Вообще водным видам Бухтеев уделял большое внимание - устраивал эстафеты на 400 метров и соревнования по водному поло. С мячом футбольным делали то, что и должно. Но иногда тренер вынуждал выполнять игровые упражнения или двусторонки на небольшом пространстве... на одной ноге.

Об ОФП, многокилометровых кроссах, беговых видах программы я и не говорю - это само собой подразумевалось. Легкоатлетической частью тренировок руководил специально приглашенный чемпион Красной армии в беге на 400 метров капитан Савельев. Стружку с ребят снимал похлеще Бухтеева. Подчинялись ему беспрекословно. Как же иначе, если в строю в основном солдаты, старший по званию, Федотов, ходил пока в лейтенантских погонах.

Еще в Москве, в зале, занимались "физикой" изрядно, а на юге нагрузки возросли. Новички стонали, но терпели, работали через не могу. Конкуренция! Если что не так, тут же уволят. Дисциплина, как и подобает в армии, строгая, распорядок дня выполнялся неукоснительно.

Специальные дни выделялись для тактических занятий. Проводились они в классах. Футболистов, как школьников, преподаватель Бухтеев вызывал к доске. Они с мелом в руке чертили по его указанию различные схемы и отвечали на вопросы о действиях в той или иной игровой ситуации.

В общем, подготовка шла серьезная, многосторонняя. К товарищеским встречам приступили во второй декаде апреля, недели через три после прибытия на место дислокации. Сыграли двумя составами - основным ("деды") и молодежным ("салаги") с местной командой и отдыхающими на Черноморском побережье "курортниками". "Деды" выиграли только у батумского "Динамо" - 3:0. С харьковским "Сельмашем" и минским "Динамо" разошлись миром - 0:0 и 1:1 соответственно. А "призывники" минчан обыграли - 1:0.

Генеральная репетиция прошла 24 апреля в Тбилиси с "Динамо". Если помните, решающую игру за вице-чемпионство ЦДКА проиграл тбилисцам осенью 39-го - 4:5, хотя вел до перерыва с преимуществом в три мяча. В апреле 40-го соперники до прошлогоднего результата не дотянули самую малость - 5:3. Снова в пользу хозяев. Не набравшему после операции форму Федотову перекрыл кислород Фролов. Прихватили и Капелькина. Работу лучших бомбардиров добротно выполнил, сделав дубль, юный Николаев. Для победы этого оказалось мало. У тбилисцев забивали те же, что и в прошлогоднем матче, - Харбедия (один), Джеджелава с Пайчадзе - по два.

Не сложилось у Красной армии в ученье. Как-то будет в бою?

Рассказ о подготовке команд к сезону-40
продолжим во второй главе.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...