Газета
27 августа 2005

27 августа 2005 | Легкая атлетика

ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

ФЕНОМЕН

ЧУДИНА

В рассказе об Александре Чудиной не обойтись без слова "уникум". То есть уникальный человек, ни на кого не похожий.

Аналог Чудиной, положим, есть. На мой - пристрастный - взгляд, много бледнее, но все же есть. Точнее, был: в конце семидесятых на виду у всех, кто следит за легкой атлетикой, оказалась Татьяна Зеленцова - мировая рекордсменка на дистанции 400 метров с барьерами, бравшая и европейское золото. Не все, однако, знали, что Татьяна - мастер спорта по десяти (!) дисциплинам.

Ревнители прогресса скажут о все возрастающем (почти до неправдоподобия) уровне результатов в спорте - и, глядишь, предпочтут Зеленцову Чудиной. Только некорректно сравнивать времена. Куда от того денешься, что каждое последующее время беднее по колориту предыдущего - и героев прошедшего много проще мифологизировать. Но зачем же обязательно считать прошедшее прошлым, пока существуем мы, его свидетели?

29 чемпионских медалей Александры Чудиной за первенства страны по легкой атлетике производят все же большее впечатление, чем десять мастерских значков Зеленцовой. Впрочем, золотые медали за чемпионство учреждены были в сорок седьмом году, а Чудина первенствовала и в сорок шестом. Но недобранное в прыжковом секторе, секторе для метания и на беговой дорожке с лихвою возмещено Чудиной на волейбольной площадке.

... Мне было лет десять, от силы - одиннадцать, когда увидел я Александру Григорьевну на стадионе "Динамо" зимой: она шла в каракулевой шубе вдоль изнанки трибун, где разместились всевозможные динамовские службы (многоэтажного офисного здания еще не существовало). Манто на долговязой чемпионке сидело косо, но шик в том, как она его носила, поверьте, был. В ту пору я не сомневался, что спортсмены и живут на главном стадионе - в иной обстановке я не мог их себе вообразить. И в случае с Чудиной в это легко верилось. Ведь она еще и в хоккей с мячом - тогда еще именуемый русским - играла (и чемпионкой становилась), и в волейбол.

На стадионе "Динамо" завершалась и ее трудовая биография. Ветераны говорили с горькой важностью: "Шура дежурит на пятом (если я не путаю номера) подъезде". Ну не говорить же "вахтер" про заслуженного мастера, серебряного и бронзового призера Олимпиады! В справочниках и сегодня указывают иное последнее место работы: тренер-методист в "Юном динамовце". С моей же точки зрения, делают это зря: человек, награжденный орденом Ленина и не пробивший себе чиновничьей синекуры, человек априори замечательный.

Леша Сребницкий - известный, талантливый спортивный журналист и отличный малый - затащил меня однажды в гости к Чудиной. Она жила в динамовском доме на Масловке, что фасадом выходит прямиком на ворота Малого стадиона. Визит не носил и тени делового характера. Типично богемные посиделки. Без всякого чинопочитания.

Леша был с чемпионкой на "ты" и называл ее Шурой. Молоденькая и хорошенькая подруга Чудиной шипела на нас - вероятно, фамильярность гостей казалась ей чрезмерной. А хозяйка смеялась - и не видела в короткости отношений с людьми в общем-то малознакомыми ничего противоестественного...

С детства помню, что имя Александры Чудиной в прессе появлялось регулярно. В новогоднем "Огоньке" шутили, представляя, как заглянула бы она однажды в тяжелоатлетический зал, увидела тренировавшихся Новака и Куценко - и ей самой захотелось бы заняться штангой. Мол, тогда чемпионы-штангисты упали бы перед ней на колени - и умоляли не отнимать у них хлеб.

Вместе с тем ни тогда, ни после в биографии Александры Григорьевны особенно не копались. В околоспортивных кругах считалось, что в дружбе ее с женщинами мало женского, а вот в дружбе с мужчинами мужского перебор. И, действительно, сосед Чудиной по дому, великий волейболист Владимир Щагин с нежностью вспоминал, как они с Шуркой на южных сборах вкусным портвешком себя баловали. И в криках Чудиной на волейбольной площадке: "Играю!" или "Дай мне" - слышалась хрипотца курильщицы.

Но и женщины, и мужчины отзывались о подруге, как о человеке редкостной щедрости. Куц, например, рассказывал мне, что первой же мыслью, когда оказался он в какой-то раз без денег, было обратиться к Шуре Чудиной. Не отказала, конечно...

Существуй в легкой атлетике свой Аксель Вартанян, подробный рассказ о Чудиной следовало бы поручить ему. В рассмотрении жизни этой несравненной спортсменки статистика перешибает любые эпитеты. Воображаю себе повествование вообще целиком из цифр. Не знаешь, правда, с чего и начать. Вроде бы легкоатлетическое пятиборье (копье, ядро, прыжки в высоту и длину, стометровка) всего полнее выражало Александру Григорьевну. Девять лет начиная с уже упомянутого сорок шестого она побеждала внутри страны и брала первенство в Европе.

Но в сороковые и пятидесятые годы функционировали и великие легкоатлетки в отдельных дисциплинах - и в спринте, и в метании копья. И что же? Чудиной удавалось отнимать первенство в копье даже у Клавдии Маючей, а позже у Смирницкой и Анохиной. Не счесть, сколько раз становилась она чемпионкой в эстафетном беге 4x100. А 80 метров с барьерами Чудина выигрывала в чемпионатах СССР трижды.

В прыжках ее смешно с кем-либо и сравнивать. Результаты? Высота сегодня воображение не поражает, но она и прыгала "ножницами", а в длину - 6,11, - согласитесь, вполне. Во всяком случае, на Олимпиаде-52 в длину она до серебряной медали допрыгнула, в высоту - до бронзовой. А в метании копья снова была второй - за Даной Затопковой...

Не хватит мне явно места обо всем, что знал про нее, рассказать. И половину рассказать, это какой же толщины нужен том!

Александр НИЛИН

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...