Газета
5 августа 2005

5 августа 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1939. Часть восьмая

ПУСТЫ ТРИБУНЫ, УБРАНЫ ВОРОТА...

ИТОГИ.Позвольте пригласить вас на торжественный вечер по случаю завершения футбольного сезона-39. Программа обширная - итоги чемпионата, представление лауреатов, а в заключение - "художественная часть": продемонстрируем лучший гол сезона, "прокрутим" несколько матчей с участием сборных городов Москвы, Ленинграда, Харькова, Киева, Львова и познакомимся с творчеством поэта.

Среди выступающих люди известные, уважаемые - заслуженные мастера спорта Петр Исаков, Александр и Николай Старостины, журналисты Александр Вит, Юрий Ваньят, несколько спортивных обозревателей украинских газет, участники чемпионата Петр Лайко и Михаил Якушин, политрук "Трактора" Дмитрий Бакулин, "адвокат" Гецман. Роль вашего покорного слуги скромна - объявление выступающих и в случае необходимости небольшой комментарий.

В первом отделении ведущие специалисты легким движением руки нажмут на болевые точки советского футбола, во втором - возьмутся за команды. Вход только по пригласительным билетам - "СЭФ" № 135. Вы его уже заполучили? Тогда торопитесь в зал: третий звонок прозвенел, и на сцену выходит Петр Исаков.

СУДЕЙСТВО

П. Исаков: "Должен быть разрешен вопрос о судействе. Здесь был допущен ряд серьезных недочетов. Самая большая беда заключалась в том, что судейская коллегия проходила спокойно мимо случаев пристрастного судейства... И масса любителей футбола осталась в убеждении, что судейская коллегия покрыла своих коллег. Это дискредитировало судей и в глазах зрителей, и в глазах игроков".

В подтверждение слов Исакова приведу отрывки из публичного выступления председателя Всесоюзной коллегии судей Гецмана. Речь товарища председателя напоминала речи адвокатов на судебных процессах - была так плотно утрамбована оправдательными, смягчающими обстоятельствами, что места даже для намека на самокритику не осталось.

Вначале привел несколько статистических выкладок: "До начала сезона отобрали 92 судьи на первенство и Кубок: 30 - всесоюзной, остальные республиканской категории. Всех судей назначили на матчи первого круга, потом установили судей на второй круг. Каждый раз представленные списки утверждал Всесоюзный комитет физкультуры". Если что не так, вопросы - к Комитету, с него и спрашивайте, прозрачно намекнул Гецман и сбросил легким движением груз ответственности со своих председательских плеч. Он убежден: "Все равно судят лучше, чем в 1938 году (лучше не значит хорошо. - Прим. А.В.). Это следствие сборов и еще ряда мероприятий", - скромно отметил Гецман. А в шуме, поднятом вокруг судейства, виноваты сами жалобщики: "Конфликты участились в последний месяц (неправда, они были всегда. - Прим. А.В.). Начались ничем не обоснованные отводы. Это могло принять широкий характер, если бы не решительный протест президиума коллегии судей... Протесты пишут почем зря, хотят всеми способами заработать очки".

Доля правды в словах Гецмана есть. Но почему-то не заикнулся он о протестах по поводу безобразного, предвзятого, необъективного судейства (об этом мы писали в предыдущих главах), как и о назначении арбитров на матчи в порядке очереди: и опытные, квалифицированные, добросовестные судьи, и начинающие, нечистоплотные судили поровну. Жизнь, пусть и с опозданием, порочную практику отвергла.

В завершение прозвучали примирительные нотки: "Судейство - общественная работа. Богданов, Демидов, Кузнецов, Михельсон - инженеры, Онищенко и Терехов - квалифицированные рабочие, Усов - ответственный работник одного из крупнейших ленинградских заводов". В общем, если и были недочеты, что с них взять, они же общественники: на государственной работе, пятилетку в четыре года выполняют, а вы хотите, чтобы после тяжелого трудового дня и на игру поспели, и пенальти какой-то паршивый или офсайд заметили?

Сущая правда. В отличие от футболистов, советские арбитры - истинные любители. В будни на матчи нередко добирались после работы на трамвайной подножке, выезжали в другие города в отпуск или брали дни за свой счет, если начальство позволяло... Все это, безусловно, отражалось на качестве судейства, но речь-то шла о нечистоплотности.

Братья Старостины (и не только) не первый год с высоких трибун и с газетных страниц призывали к изменению судейского статуса. Год 39-й не стал исключением. Александр Старостин при подведении итогов сезона писал: "Пора уж Всесоюзному комитету выдвинуть группу освобожденных судей, объективных, не связанных с обществами".

Под освобожденными подразумевались судьи-профессионалы, для которых судейство стало бы основной специальностью. Воз тяжеленный, сдвинуть его с места не смогли (или не хотели) ни в прошлом веке, ни в нынешнем. Специально этим вопросом не занимался, но, как мне кажется, российских арбитров сегодняшнее положение вполне устраивает.

В целом в оценке судейства Старостин проявил сдержанность и объективность. На проштрафившихся пальцем не указал, добросовестных отметил:

"Судейство - большой вопрос нашего футбола. Не было, пожалуй, ни одного собрания или совещания, посвященного футболу, на котором не ставился бы вопрос о плохом судействе... Огромное количество протестов, необоснованный отвод судей, извещение судей за час-два до начала матча - все это создавало атмосферу нервозности...

От судьи зависит ход игры, судья может способствовать росту класса или, наоборот, тормозить этот рост. К сожалению, и в этом году много игр судьи провели плохо. Сказалась неразбериха с назначением судей, вызвавшая большое количество отводов. Только судейство Усова, Демидова и Вонога не вызывало сомнений. Когда они судили, можно было быть уверенным, что крупных ошибок не будет".

Правильных слов на протяжении десятилетий говорено-переговорено немало. Аудитория, равно как и начальство, слушала внимательно, в знак согласия кивала головами. Намечались мероприятия, принимались постановления, издавались приказы, применялись, пусть и редко, карательные санкции, но по большому счету ничего не менялось. Болезнь вопреки наивным ожиданиям лечению не поддавалась, а с годами перешла в хроническую, неизлечимую. Распространена она на всей планете: где-то (у нас) больше, где-то (у них) меньше. С ней безуспешно борются везде: у нас - меньше, у них - больше. Не по масштабам наносимого людям вреда, но по безысходности, бесперспективности, неистребимости сопоставима она с проблемами экологии, военными конфликтами, терроризмом.

КАЛЕНДАРЬ

Ал. Старостин: "Как и в прошлом году, организация первенства страдала весьма существенными недостатками. Бесконечные отмены и переносы игр ломали календарь, срывая учебно-тренировочную работу команд... Создалось такое положение, когда иной руководитель общества считал для себя возможным требовать по своей прихоти изменения календаря. Дошло до того, что стали требовать переноса матчей по причине болезни одного или двух игроков, по причине холодной погоды или на основании справки бюро погоды, обещающей дождь...

Футбольная секция Всесоюзного комитета слабо реагировала на все эти недостатки и не сумела добиться их искоренения в самом зародыше". Без комментариев.

ТРЕНЕР

В положении тренера с точки зрения прав (точнее - бесправия) и обязанностей за семь десятков лет мало что изменилось. Вы и сами, выслушав сетования Александра Петровича, можете в этом убедиться:

"Особенно доставалось (от руководителей обществ. - Прим. А.В.) тренерам, на которых сваливались все беды. Положение тренеров в командах на редкость неопределенное, они не имеют, по существу, никаких прав, их авторитет подрывается. Тренер всегда является козлом отпущения. Подумать только: из 14 команд первой группы в девяти (после сезона-38 и в ходе 39-го. -Прим. А.В.) были сменены тренеры, причем в некоторых командах по нескольку раз. Насколько необоснованны были эти изгнания тренеров, видно из того, что на следующий же день они находили работу в других обществах.

Давно пора Всесоюзному комитету определить наконец роль тренера, его права и обязанности".

Петр Исаков: "Отсутствие хорошо поставленной учебно-тренировочной работы есть также в известной мере и результат бесправного положения наших тренеров. Нельзя назвать ни одного тренера, который работал бы с командой больше двух лет (Борис Аркадьев проработал к тому времени с "Металлургом" три года. -Прим. А.В.)... У тренера есть только одно право - подать заявление об уходе после двух-трех неудач команды. В результате такого возмутительного отношения к тренерам последние не могут как следует организовать свою работу. В ней нет общей направленности, не установлены дозы физической нагрузки, ряд вопросов решается наспех, кустарно".

Что интересно, оба оратора, "милость к падшим" призывавшие, даже не заметили, что в обширных итоговых докладах не выделили, да что там выделили, не произнесли фамилию ни одного тренера, даже успешного, включая чемпиона! Не сделали этого ни Александр Вит, посвятивший большую статью "Спартаку", ни Николай Старостин в материале "Почему мы победили", хотя тренерскую тему не обошел.

"Наиболее важный вопрос - это о тренере, - поведал он читателям "Красного спорта". - У нас, как известно, существует тренерский совет, но не потому, что мы принципиально отрицаем тренера. Но какой тренер нужен "Спартаку"? Это должен быть тренер с 8 - 10-летним стажем тренерской работы, добившийся успехов как тренер, представляющий крупную футбольную величину в прошлом, стоящий по своему общему развитию на голову выше любого игрока команды. Такому человеку можно полностью доверить команду. Но такого тренера пока нет, и у нас его заменяет совет, состоящий из семи человек. Для сегодняшнего дня мы видим в избранном нами пути единственный выход из положения".

Между тем штатная единица старшего тренера во всех без исключения командах существовала. В "Спартаке" занимал ее Петр Герасимович Попов. Если не всем, то большинству пунктов составленной Старостиным анкеты он не соответствовал, а потому определить его роль в "Спартаке" и личный вклад в командный успех невозможно.

Сменялись тренеры у "Спартака" при авторитарном правлении Николая Петровича по четкому, но логически не объяснимому принципу: победителей судят. Осенью 36-го "Спартак" впервые выиграл чемпионат под руководством Михаила Козлова. Его тут же сменил Константин Квашнин, который не сумел победить в следующем сезоне ни в Кубке, ни в чемпионате. И был... оставлен в команде. Но стоило Квашнину в 38-м заполучить и то, и другое, сделав дубль, как ему указали на дверь. Та же участь за аналогичное достижение ("положил" в Кубок чемпионское знамя) постигла и Попова.

ГРУБОСТЬ

В отличие от многих коллег и журналистов, беспощадно эксплуатировавших больную тему, "киллеров" Александр Петрович называть не стал - их имена и без того были хорошо известны. Сосредоточился на заказчиках, правда, анонимных:

"Усилившаяся в конце сезона грубость на футбольных полях тоже есть в известной мере следствие этакого сверхболельщицкого отношения руководящих работников обществ и руководителей команд. Они не только сами не боролись с проявлениями грубости, но, по существу, толкали на проявление грубости, требуя выигрыша во что бы то ни стало... Поэтому вполне правильно решение Всесоюзного комитета, возлагающего ответственность за грубость на руководителей обществ и коллективов. Дело теперь в том, чтобы выполнить это решение и эту ответственность спрашивать".

РЕЗЮМЕ

В целом Александр Старостин остался доволен творческими итогами сезона и с оптимизмом смотрел в будущее:

"Мне часто приходилось слушать разговоры о том, что класс футбола упал, что футбол переживает период регресса... Нет, разговор о регрессе не имеет под собой никакой почвы и представляет плод досужих размышлений старых ворчунов, упорно и безуспешно пытающихся доказать, что в их время играли лучше. Как их ровесник свидетельствую, что это совсем не так...

Дело в другом. Футбол переживает эволюцию... Новая система игры - "дубль-ве" - рассчитана на остроту, на темп, на результат. Игроки ищут самый короткий, а потому и самый простой путь к воротам. Агрессивно должно играть не только нападение, но и защита... И в этом освоении новой системы нельзя не видеть роста класса наших команд. Тот, кто будет подходить со старыми мерками к новым явлениям, рискует ничего не понять из того, что он видит своими глазами".

Поговорив о вечном, Александр Петрович со товарищи перешли к частностям, коротко охарактеризовав выступление всех участников первенства.

"СПАРТАК"

"Спартак" в беспощадной, бескомпромиссной конкуренции с "Динамо" впервые вышел вперед по числу добытых побед в чемпионатах - 3:2. На дубль "Динамо" в 37-м ответил двумя дублями - в 38-м и 39-м. "Спартак" впервые в СССР два года подряд выиграл первенство и единственный раз в истории нашего футбола дважды кряду сделал дубль. Как это ни парадоксально, в годы наибольшего успеха в сторону чемпиона было выпущено множество ядовитых стрел. Под непрерывный аккомпанемент брюзжащих журналистов и специалистов он на протяжении двух лет играл и выигрывал все, что только можно выиграть на внутреннем и международном фронтах.

Главный объект критики - нападение. Братья Старостины общепринятого мнения не отрицали. Николай Петрович писал 2 декабря в "Вечерней Москве": "Атака "Спартака" - самое слабое звено. Постоянно кто-то был не в форме, выпадал из ансамбля и расстраивал игру нападения". Александр Петрович, признавая правоту специалистов, не стал акцентировать на этом внимание:

"Как и в прошлом году, победитель "дубля" показал себя самой сильной, самой сплоченной командой. Спартаковцы лучше других усвоили "дубль-ве", игроки довольно хорошо подобраны применительно к этой системе. Если прибавить хорошие физические качества и умение мобилизоваться, станет ясным, в чем преимущество чемпиона. "Спартак" дал немало плохих игр. Но он имеет лучшую в стране защиту. И потому неровно игравшее нападение, состоящее, правда, из индивидуально сильных игроков, сумело добиться перевеса в мячах, и команда вполне заслуженно выиграла второй год два почетных футбольных трофея".

Глава тренерского совета Николай Старостин, как и в 38-м, на страницах "Красного спорта" в статье "Почему мы победили" ответил на поставленный в заголовке вопрос: "Чуткое и внимательное отношение к игрокам, воспитание чувства патриотизма к обществу, всесторонняя физическая, тактическая, психологическая подготовка к каждому матчу - такова основа наших успехов".

В спортивной газете вопрос об освоении командой новой тактической системы он опустил, а в "Вечерке" сделал сенсационное заявление: "Московский "Спартак" намерен в 1940 году отойти от "дубль-ве" и искать новый, советский футбольный стиль".

Невероятно! Николай Петрович любил удивлять. Зимой 36-го, вскоре после возвращения команды из Франции, в интервью вечерней газете он пообещал показать в исполнении спартаковцев мало кому в стране известную импортную тактическую новинку - "дубль-ве". Обещание сдержал, но очень скоро, после проигрыша товарищеской встречи "Динамо" (2:5), от этой идеи отказался надолго. И вот теперь он пригрозил отвергнуть принятую, одобренную, повсюду у нас распространенную тактическую систему, которую, по словам его брата, "Спартак" усвоил лучше других".

Только Александр Вит ("Физкультура и спорт" №№ 23 - 24) объяснил, почему при громких спортивных успехах команды столь негативно оценивалась игра ее нападающих:

"Когда вспоминаешь отчеты о матчах "Спартака", сообщения по радио, трансляции со стадионов, поневоле удивляешься: как же это команда, которую немало корили в течение сезона за серьезные недочеты в игре, всплыла на поверхность, да еще с таким блеском? Вспомните, что говорили: нападение играет плохо, некрасиво, сумбурно, нет взаимопонимания и так далее и тому подобное.

Если отбросить из этих высказываний шелуху, то все-таки кое-что останется. Игра "Спартака" импонировала далеко не всем. И действительно, эффектные комбинации были редки, часто они производили впечатление непродуманных, случайных. Отсюда и разговоры о том, что "Спартаку" просто везет. Такого рода "теорийки" высказывались людьми, которые не хотели задумываться над тем, что произошло, вникнуть глубже, проанализировать...

Так почему же игра "Спартака" импонировала далеко не всем?

Вместе с изменением системы игры (появление "дубль-ве") на наших глазах происходит великая переоценка футбольных ценностей. Изменились требования, предъявляемые к игрокам. Появилась потребность в новых технических приемах... Ценность игроков стала определяться в соответствии с этими требованиями. Изменился характер игры. В этих условиях не могло не меняться и представление о красоте футбола. Короткая поперечная пасовка стала нецелесообразной, а ведь именно она восхищала, да и сейчас восхищает зрителя, живущего еще старыми представлениями о красоте. Но "кружевные узоры" выходят из моды, а новых еще нет.

Недостаточный уровень техники не позволяет нашим командам, в том числе "Спартаку", в совершенстве проводить такие характерные для "дубль-ве" комбинации, как передача мяча от левого защитника - правому краю и от него - на левый край... Отсюда и то противоречие, которое создалось между успехами "Спартака" и оценкой его игры.

Мы видели на поле длинные продольные передачи, но они неточны, нападающие не умеют молниеносно их обрабатывать. Форварды водят мяч тогда, когда это только задерживает игру... А с трибун это кажется бессистемностью, сумбурностью, неорганизованностью. Иногда комбинация удается, но так как она бывает редко, то и производит впечатление случайной. Между тем сила "Спартака" и его победы заключаются не только в непроницаемой защите, но как раз в том, что "Спартак" неуклонно, невзирая ни на что, идет по пути этой системы. Не было матча, чтобы нападение "Спартака", как бы плохо оно ни играло, не создавало опасных моментов у ворот противника. Они не всегда заканчивались голами, но, будь техника игры спартаковского нападения на одном уровне с принятой ими системой, соотношение мячей было бы не 58:23, a 116:23... Если кто-нибудь скажет, что "Спартак" играл недостаточно хорошо в этом сезоне, что от него следует ждать лучшей игры, - это будет справедливо, но нельзя забывать, что мы присутствуем при рождении нового футбола, и тот факт, что "Спартак", олицетворяющий это новое в футболе, добился убедительной победы, весьма значителен".

Вдумчивый, объективный, аргументированный анализ игры спартаковского нападения.

ТБИЛИСИ

Вице-чемпионам, тбилисцам, внимания в прессе уделили немного. Братья Старостины отметили их достоинства (агрессивное нападение, эффектная, зрелищная игра, подвижность, изящная техника, скорость, быстрый темп, энергия) и недостатки (неровная, неуверенная, с большими внезапными перепадами игра как в ходе матча, так и турнира, психологическая неустойчивость). Не густо для одной из сильнейших советских команд, достойно оппонировавшей "Спартаку" и в чемпионате, и в Кубке. Тбилисцам часто для полного счастья не хватало чуть-чуть, каких-то полшага, чтобы выиграть первенство или Кубок. Александр Петрович нашел тому причину: "Быть может, это в известной мере объясняется тем, что команде приходится больше других колесить по стране, а это, конечно, отражается на физическом состоянии игроков".

Причина не единственная, но весьма существенная.

Небольшой урок географии. Подавляющее большинство, 9 из 14 участников (6 московских команд и 3 ленинградские), расположились на "пятачке". В гости к ним частенько (по девять раз) наведывались "провинциалы". Намного дальше остальных от центра расположились тбилисцы. Путешествовали исключительно по железной дороге, в довоенного покроя (без кондиционеров) вагонах с дымящим, смердящим паровозом во главе.

Каждый вояж тбилисцев в Москву (поезд делал большой крюк в Баку) и оттуда в столицу - это более четырех суток во времени и примерно четыре тысячи километров в пространстве в один конец. А теперь полюбуйтесь маршрутами динамовцев, прочерченными во время календарных и кубковых матчей с 10 июня по 28 октября: Тбилиси - Одесса - Киев - Москва - Ленинград - Москва - Сталино - Сталинград - Москва - Тбилиси - Москва - Ленинград - Москва - Тбилиси - Москва - Тбилиси - Москва - Тбилиси.

За три с половиной месяца покрыли они расстояние порядка 50 тысяч (!) километров и провели на колесах полтора месяца! Большая часть времени - в знойные летние месяцы в вагонах-"душегубках". Откроешь окна - надышишься едким паровозным дымом с примесью мелких частиц "черного золота", за несколько минут меняющих цвет кожи и окружающих предметов. Не откроешь - умрешь медленной, мучительной смертью от удушья. Проверено собственным опытом: сам так передвигался в начале 50-х.

Вот в таких нечеловеческих условиях в общей сложности полтора месяца провели грузинские футболисты: в разгар сезона не видели мяча, не провели ни единой тренировки, даже элементарных пробежек и гимнастических упражнений. После железнодорожных пыток - сразу на поле с затекшими от неподвижности членами... По нескольку месяцев находились вдали от дома, семьи, друзей, без поддержки болельщиков... Потому и недобирали в гостях: всего 10 очков против 23 домашних. А отстали от "Спартака" на 4 очка. Москвичи в 39-м 18 игр из 26 провели, не выходя из дому, причем трижды забегали к соседям по "лестничной площадке", к ленинградцам, времени не теряя, - вечером засыпали в Москве, утром просыпались в Ленинграде. Только пять раз покидали столицу. Тбилисцам из самой отдаленной точки приходилось делать это в два с половиной раза чаще.

Пользуйся они тогда чартером - утром прилетел, вечером сыграл и тут же упорхнул - глядишь, и таблица турнирная по-иному бы выглядела.

ЦДКА

Армейцы специалистам понравились больше. Николай Старостин: "ЦДКА выдал ряд блестящих игр и внес в советский футбол элементы нового, сугубо атакующего стиля с использованием длинного и смелого удара".

Александр Старостин: "Несмотря на занятое место, команда ЦДКА оставляет наилучшее впечатление, особенно пятерка нападения, возглавляемая лучшим нападающим страны Г. Федотовым".

На взгляд Петра Исакова, первая пятерка команд-мастеров особого впечатления не произвела. "Исключение, - считал он, - составляет команда ЦДКА... Она показала в этом сезоне наиболее красивую игру. Она ставит своей главной задачей забить, бросает все в нападение... И если бы не ошибка руководства команды, согласившегося на перенос решающей игры из Москвы в Тбилиси и допустившего матчи чуть ли не через день (ничего подобного в действительности не было. - Прим. А.В.), ЦДКА имел все шансы на первое место".

Окончание - стр. 13

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...