Газета
13 мая 2005

13 мая 2005 | Футбол

СПОРТ-ЭКСПРЕСС ФУТБОЛ

ЛЕТОПИСЬ Акселя ВАРТАНЯНА

Год 1939. Часть третья

ТАКИЕ БЫЛИ ВРЕМЕНА

Окончание. Начало - стр. 10

"Электриком" ("Красная заря"), набрав 24 очка. Согласно условиям прошлогоднего розыгрыша, она должна была быть включена в группу "А" розыгрыша, первенства этого года. Однако этого сделано не было, и "Сталинец" был включен во вторую группу.

Решение Всесоюзного комитета по делам физкультуры и спорта было опротестовано ВЦСПС и центральным советом общества "Сталинец". Протест удовлетворен. Наша команда мастеров переведена в группу "А".

Слово свое комитет (скорее всего, под давлением свыше) и вправду не сдержал и вместо обещанных 12 (а не 14, как утверждал журналист) включил в группу "А" одну за другой две ленинградские команды. Автор заметки преднамеренно или по неведению (что вряд ли) поставил все с ног на голову. Правда, после незаконного перевода в высший класс "Электрика" профсоюзы имели моральное право надавить на комитет: если из двух команд с одинаковыми показателями поощрили одну, следовало поощрить и другую. Комитет сдался.

Повторилась история двухлетней давности, когда подобную манипуляцию уже после начала первенства проделали с ЦДКА - передислоцировали команду из пункта Б в пункт А. Исполняющая обязанности председателя физкультурного комитета Елена Кнопова распоряжение партаппарата исполнила, а доводы, не имея ни малейшего представления о футболе (занималась женщина развитием спорта в учебных заведениях), выдвинула столь нелепые, что лучше бы уж молчала. Наследники творчества Кноповой, не поднаторевшие еще в искусстве объяснять необъяснимое, о причинах возвращения в отчий дом заблудших детей распространяться не стали, однако инструкциями ее не пренебрегли. Если помните (подробности в "СЭФ" № 103 от 23.04.04), среди аргументов, объясняющих необходимость реанимации ЦДКА, назывались проигрыш (!) армейцами полуфинала Кубка тбилисскому "Динамо" с минимальным счетом и выигрыш товарищеской (!) встречи у "Динамо" московского.

"Электрик" под одну из этих статей подпадал: проиграл кубковый матч с минимальным счетом, причем в финале, и не кому-нибудь, а чемпиону - "Спартаку". Потому и место в высшем обществе "заслужил".

Со "Сталинцем" сложнее. Правда, и он проиграл финал Кубка "Спартаку", но... во-первых, уступил с разницей в два мяча, во-вторых, случилось это в августе 39-го. А в мае, когда окропили команду живой водой, знать об этом начальники при всей своей прозорливости не могли. И в товарищеских играх в предсезонный период ленинградцы ничем себя не проявили. Так что оснований переводить их в высшее общество даже по Кноповой не было. Видимо, все дело в настороженном отношении спортивного руководства к числу "13", создавшему в 38-м, когда в элите играло 26 команд (два раза по 13), множество хлопот. Вот и решили комитетчики перестраховаться (чем черт не шутит!) и добавили к 13 участникам 14-го. Остается удивляться и вместе с тем сожалеть, что широкомасштабная антирелигиозная пропаганда и борьба с предрассудками, проводившаяся в стране более двух десятков лет, не охватили высшее физкультурное ведомство. В 1939 году, как и в 37-м, вновь не совпало количество участников на старте и финише.

На следующий день на страницах все той же многотиражки выступил тренер "Сталинца" Константин Егоров. Он коротко рассказал о причинах неудач в предыдущем сезоне, посетовал на изнуряющий график в конце турнира: "Шесть матчей играли с интервалом 3 - 4 дня. Тяжелые условия, мокрый грунт, дожди во время игр и усталость сказались на игроках". Уж кому-кому, а ленинградцам сетовать на дожди и мокрый грунт не пристало: привычные, почти идеальные для них условия.

Пополнилась команда нападающим Смагиным и вратарем Ивановым. С вратарем повезло. Леонид Иванов - сильнейший, пожалуй, вратарь в первое послевоенное десятилетие, вплоть до ухода из большого футбола, когда стал набирать силу Лев Яшин.

В целом тренер предсезонным сбором остался доволен и в будущее смотрел с оптимизмом. "При том внимании, которое оказывает общественность завода, и при соответствующей помощи мы с честью оправдаем возлагаемые на нас надежды", - пообещал он корреспонденту заводской газеты.

Поначалу не очень получалось, а если честно, не получалось вовсе: пять поражений в первых пяти матчах с общим счетом 5:19, две последовавшие ничьи и последнее место с двухочковым отставанием от ближайшего соседа, воскрешенного в конце марта "Электрика". Комитет, вернув к жизни "Сталинец", подрастерялся, не зная, что с ним делать. Расписание составлено, эшелон в пути, а он путается под ногами, требует к себе внимания. К какому вагону цеплять его на ходу движущегося состава, представление диспетчеры имели весьма смутное. Сначала объявили о назначенном на 19 мая матче с "Металлургом", через день решение свое переиграли и отдали его на съедение чемпиону. "Спартак" съел не моргнув (4:0) и тут же в ранге вице-лидера (до "Сталинца" обыграли ленинградское "Динамо" - 2:0) отправился в Тбилиси на встречу с лидером единоличным.

МАТЧИ КАЛЕНДАРНЫЙ И КОММЕРЧЕСКИЙ

Тбилисцы шли без потерь. Серьезную трепку устроили они москвичам. После крупной победы над "Динамо" обыграли "Торпедо" (3:0) и ЦДКА (2:1). Бесподобный Борис Пайчадзе в матче с "Торпедо" отметился голом и двумя результативными передачами, а с армейцами, сделав дубль, расправился единолично.

Тяжелые раны, полученные прошлым летом от "Спартака" (1:6) в присутствии десятков тысяч тбилисцев, еще кровоточили. Слабым утешением мог стать реванш в двух товарищеских встречах после завершения чемпионата, но хозяева вновь проиграли. И вот новая встреча на высшем уровне. Победа над непосредственным конкурентом в борьбе за лидерство способна была скрасить прошлогодние неудачи и утолить жажду реванша.

Грузины прекрасно играли в футбол, лучшие их мастера формировали эстетические вкусы своих поклонников. Тбилисские болельщики тонко разбирались в нюансах и особенно ценили зрелищность и красоту футбола. Потому трибуны динамовского стадиона не пустовали, тем более во время матчей, имеющих высокую турнирную значимость.

Ажиотаж перед игрой со "Спартаком" - чрезмерный: огромное число заявок от спортивных организаций ряда районов Грузии, Азербайджана, Армении, Северного Кавказа, в частности Орджоникидзе... "Все заявки удовлетворены", - сообщила "Заря Востока". Неужели все? Стадион-то не резиновый. За игрой, по информации молодежной газеты, наблюдало более 50 тысяч зрителей (при максимальной наполняемости трибун 40 тысяч). Значит, на полную мощность работал печатный станок по производству входных билетов. Тогда понятно, каким образом удовлетворили все заявки.

Поле - тбилисское, погода - спартаковская. Дождь и мокрый, тяжелый грунт, казалось, должны уравнять шансы. Но тбилисцы с места в карьер ринулись к воротам гостей. Традиционный цвет спартаковских футболок действовал на хозяев, как красная тряпка на быка. Андрей Старостин, не справляясь с Борисом Пайчадзе, эмоций не сдерживал. "Грубит и ругается на поле Ан. Старостин", - писал спецкор "Красного спорта" Э. Шмерлинг. " Ан. Старостиниграл против Пайчадзе грубо и постоянно выкриками создавал нервозность, но судья Щелчков был спокоен", - добавил к сказанному корреспондент "Ахалгазрда комунисти".

Помощь Старостину оказывал разрывавшийся между передовой линией и тылом двужильный Владимир Степанов. Большую часть тайма провел он на своей территории. Прошедшие над городом грозовые разряды локализовались в первом тайме в штрафной москвичей. Если бы не хладнокровие защитников Соколовых и не установленный в воротах "громоотвод"...

Жмельков играл с присущим ему блеском, искусно заземляя мощные, молниеносные удары неудержимой пятерки грузинских форвардов. Единственный шанс до перерыва гости упустили: Корнилов метров с семи-восьми в ворота не попал.

После перерыва игра выравнялась, но у тбилисцев шансов забить было больше. Ничью, если можно так выразиться, выиграл "Спартак". Хозяева нулевым итогом остались недовольны. Журналисты обвинили в предвзятости судью Щелчкова, который, по их мнению, не реагировал на грубость спартаковской обороны и не назначил во втором тайме за снос Джеджелавы пенальти. Шмерлинг их мнения не разделял. Посылая корреспонденцию в спортивную газету, в оценке судейства был сколь лаконичен, столь и категоричен: "Вполне удовлетворительно судил Щелчков".

Статус-кво вверху таблицы после тбилисской встречи на высшем уровне "без галстуков" сохранился: чемпион не сумел обогнать лидера и ничуть этим не опечалился. Лидер не смог уйти в отрыв и разочарования из-за упущенного выигрыша и несостоявшегося реванша не скрывал.

Влекомые жаждой мести, хозяева предложили чемпиону провести через день товарищеский матч. Идея возникла спонтанно под воздействием все еще клокочущих эмоций. Москвичам, не успевшим восстановиться после тяжелейшей игры и в преддверии назначенного на 5 июня календарного матча в Сталино (туда надо было еще вовремя поспеть), разумнее отказаться. Еще чего! Матч-то коммерческий. Аншлаг гарантирован, денежка, и немалая, сама в руки просится. Поди откажись. Сыграли. "Спартак" выставил примерно тот же состав - выбор ограничен. Тбилисцы перед очередной календарной встречей с "Электриком" дали оклематься физически и психологически истощенному основному составу и выпустили на поле свежих, фантастически на игру заряженных дублеров, впрочем, не намного уступавших в классе мастерам.

Молодежь обыграла чемпиона без вопросов - 3:1. Можно объяснить проигрыш усталостью, недостаточным настроем, недооценкой соперника, да чем угодно. Но факт остается фактом: в тот день тбилисцы были сильнее - мобильнее, заряженнее на победу, результативнее. Сегодня добавили бы - мотивированнее. В спортивном лексиконе 30-х такого понятия не существовало.

Обыграв наконец "Спартак", грузины получили и моральное, и материальное вознаграждение. Москвичи довольствовались материальным: туго набив кошельки после проведенных в течение трех дней матчей, отправились на родину "стахановского движения", откуда не так давно после трехнедельного пребывания на юге страны выехали в Москву их земляки-динамовцы. Выехали, надо сказать, налегке, с заполненными на треть чемоданами: два очка из шести возможных.

ДВА ГОЛА ЗА 30 СЕКУНД?

Аккурат к их возвращению привели в полный порядок лучший в стране динамовский стадион. В день его открытия, 29 мая, состоялся матч "Динамо" - "Торпедо".

Через девять лет, 24 июня 1948 года, на этом же стадионе в игре этих же команд был установлен рекорд скорострельности: динамовец Сергей Соловьев забил в ворота торпедовского голкипера Владимира Лексовского три мяча в течение двух минут. Тогда динамовцы выиграли 7:0. В 39-м - сейчас, наверное, мало кто помнит - хозяева стадиона стреляли еще быстрее: два гола забили за 50 секунд! (По сведениям Переля - даже за 30.) Это Трофимов с Якушиным сломили упиравшихся торпедовцев: до 78-й минуты счет оставался ничейным - 1:1. Окончательный результат - 4:1.

Журналисты обычно хвалят отличившихся игроков, реже - судью. Юрий Ваньят восторгался стадионом. "Следует отметить блестящую подготовку стадиона к сезону", - этими словами завершил он небольшой отчет о матче.

За несколько дней до открытия администрация стадиона "Динамо" обещала проявить всестороннюю заботу о зрителях до, во время и после матчей: "Стадион "Динамо" обязуется извещать при помощи афиш, о предстоящих матчах за три дня до начала соревнований, организовать предварительную продажу билетов за два дня, начинать впуск зрителей за полтора часа до начала матча, развернуть широкую сеть буфетов и разноски, начиная торговлю одновременно с впуском зрителей; во избежание очередей билеты продавать не менее чем в 15 кассах; содержать в образцовом порядке территорию стадиона и подходы к нему; обеспечить на каждом матче по радио информацию о текущих спортивных соревнованиях, добиваясь отличной слышимости".

Судя по высокой оценке журналиста, слова с делами не разошлись. Собравшихся в тот день 50 тысяч посетителей накормили, напоили в санитарных условиях, игрой результативной побаловали, информацией оперативной и слышимостью отличной обеспечили.

Кажется, я не упустил ни одной возможности обласкать динамовский стадион. Делаю это с удовольствием. Ностальгия (посещал этот райский уголок с начала 50-х годов сотни раз) по необыкновенно праздничной атмосфере на трибунах, братству десятков тысяч людей, не разделенных еще барьерами по клубным симпатиям, искреннему, естественному проявлению всей гаммы чувств от зрелища честного, нередко красивого, в исполнении умельцев высококвалифицированных, выдающихся усиливается с каждым годом...

До чего же переменчива судьба, особенно турнирная. После первых двух туров динамовцы с нулем пребывали на самом дне. По прошествии еще трех они с шестиочковой кладью уже дышали в затылок тбилисцам, неожиданно уступившим у себя дома "Электрику" (0:1), "Спартаку", которому за материальные приобретения (в денежном исчислении) в грузинской столице пришлось расплачиваться очком в Сталино (1:1), и "Локомотиву". У тех - по 7 очков. А в единоличные лидеры выскочили армейцы, обыгравшие 4 июня одесситов (3:2). Кажется, этого никто не заметил, ибо все взоры обращены на испортившего игру, исказившего ее результат московского арбитра Василия Лапшина.

ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ ЛАПШИНА...

В прошлый раз я обещал рассказать о громких судейских скандалах. Ждать долго не пришлось. Если до этого, как, например, в Тбилиси, обвинения в адрес судей носили характер местечковый, болельщицкий, то в Москве работа Лапшина получила резонанс глобальный, всесоюзного масштаба.

"Безобразно провел матч ЦДКА - одесское "Динамо" судья Лапшин, - писала "Вечерка". - Тысячи зрителей справедливо возмущались его необъяснимыми поступками. Подчас трудно было далее понять, что происходит на поле".

Обвинения, может, и справедливые, но огульные. "Труд" чуть прояснил ситуацию: "На исход игры повлияло чрезвычайно слабое судейство Лапшина. Неправильными решениями он деморализовал обе команды. На поле стоял крик, игроки грубили... Матч опротестован одесским "Динамо".

Решения судьи повлияли на исход, утверждала газета. Выходит, Лапшин допускал результативные ошибки. В чью пользу? Раз игру опротестовали гости, значит, подсуживал ЦДКА.

"Красный спорт", сняв с судьи стружку, назвал вещи своими именами: "... игра стала нервной и грубоватой; судья не ввел ее в нормальное русло и стал делать ошибку за ошибкой... Во втором тайме матч был окончательно испорчен растерявшимся судьей... На 30-й минуте (при счете 1:1. - Прим. А.В.)... назначается абсолютно незаслуженный пенальти".

Примерно за четверть часа до конца одесситы остались вдевятером: за пререкания с судьей с поля удалены лучший их форвард Орехов и столп обороны Табачковский. По мнению одесского журналиста - ни за что: "Судья выгнал с поля двух динамовцев без основания" ("Большевистское знамя").

Не исключаю, что гости доигрывали матч и вовсе ввосьмером - без вратаря. Не удалось расшифровать загадочную фразу корреспондента "Красного спорта": "Ушел с поля Михальченко". По собственной инициативе или был заменен? Парень горячий, импульсивный, на него похоже. Наверное, таким образом выразил протест против действий Лапшина. Подозреваю, у одесского вратаря Типикина приемчик подсмотрел. Осенью 24-го сборная Турции играла в Одессе. Незадолго до конца при ничейном счете в ворота хозяев был назначен пенальти, показавшийся Типикину выдуманным. Турецкого судью Эмина убедить в этом он не смог, остался при своем мнении и в знак протеста демонстративно покинул поле перед пробитием 11-метрового. Дурные примеры заразительны.

В том, что Лапшин судил паршиво, сомнений нет. Если выходил он на поле с намерением "убить" одесситов, то с задачей справился.

А что же карательные органы? Ответ нашел у Александра Переля в уже упомянутой книге: "Дисциплинарно-конфликтная комиссия протест отклонила, признав судейство правильным".

25 тысяч зрителей, журналисты центральных и областных изданий считали неправильным, а ДКК в действиях арбитра ни ошибок, ни предвзятости не обнаружила. Так за что же его устранили? Убрали Лапшина быстро и тихо, "без шума и пыли". Игра 4 июня в Москве стала для него последней и в сезоне 1939 года, и в недолгой судейской карьере. Во всяком случае, к высшей группе его больше не допускали.

А начал сезон он бодро: в первых пяти турах отсудил три матча. Доверяло, значит, ему начальство. Работал по-стахановски, результативно, свистел не переставая: за три игры зафиксировал 18 мячей (в среднем по 6 за 90 минут!), назначил два пенальти и удалил трех футболистов. Вот на такой высокой ноте прервали песню арбитра, оказавшуюся лебединой...

Шум, поднятый вокруг судейства матча ЦДКА с динамовцами Одессы, не утихал долго. От частного случая перешли к состоянию дел в судействе вообще. Задним числом изобличили еще несколько арбитров, исказивших результаты матчей или не сумевших обуздать костоломов. 7 июня "Красный спорт" писал:

"Судья Лапшин возмутительно плохо судил матч ЦДКА - "Динамо" (Од). Случаев плохого судейства, о котором столько раз говорилось и писалось, по-прежнему много. Напомним факты; судья Навольнев допустил драку на игре харьковского и ростовского "Динамо". Судья Чернобыльский совершенно неправильно дал пенальти, решивший судьбу матча киевского "Динамо" и "Локомотива". Судья Сохранский "засушил" хороший матч "Торпедо" - московское "Динамо". Судьи Мерангулян, Седашев, Скользнев, Ларионов показали, что им еще рано доверять ответственные матчи.

Плохое судейство порождает нездоровые настроения у зрителей и явную грубость у футболистов. Так было в Батуми, Баку, Харькове, так произошло на матче ЦДКА - одесское "Динамо". Плохой судья может испортить любой матч, свести на нет подготовку команды к ответственной встрече, лишить футбол присущих ему элементов борьбы и корректности.

Дело Всесоюзного комитета и прежде всего работников спортивной инспекции т.т. Королева и Гаврилова - обеспечить первенство СССР настоящими судьями, понимающими футбол, физически подготовленными, абсолютно беспристрастными".

...И БУТУСОВА

Через две недели в Ленинграде разразился еще один судейский скандал, не уступавший по "тротиловому эквиваленту" московскому.

"Торпедо" играло в Ленинграде с "Динамо". Автозаводцы со старта включили максимальную скорость и едва не вывели из строя питерскую "Динамо"-машину. К 8-й минуте - 2:0, итог первого тайма - 3:0.

Динамовцы собственными силами вряд ли сумели бы спасти игру. Понимая это, дружескую руку помощи землякам протянул арбитр Василий Бутусов, уже имевший за прошлые прегрешения "судимость" - его имя не раз упоминалось в скандальной хронике. Задуманное исполнил он, судя по оценкам его работы, весьма квалифицированно, добротно, со знанием дела: сначала наказал "Торпедо" двумя 11-метровыми, а когда нападающий москвичей Каричев усомнился в правильности его решений, удалил спорщика с поля. Покинули гости Северную столицу с "баранкой" - 3:5.

"Красный спорт" посвятил судейству этого матча небольшую заметку:

"ОТ РЕДАКЦИИ. Инспектор физподготовки и спорта РККА комдив т. Тарасови зам.председателя ЦС "Спартака" т.Привис выразили в беседе с нашим корреспондентом возмущение по поводу судейства т. Бутусова.

Тов. Тарасов назвал судейство безобразным, указав, что ясно чувствовалось желание т. Бутусова облегчить положение ленинградской команды. Тов. Привис заявил, что судья деморализовал команду "Торпедо". Пенальти, по мнению т.т. Тарасова и Привиса, были даны незаслуженно.

Напомним, что в 1937 г. т. Бутусов вызвал возмущение общественности необъективным судейством матча "Металлург" - "Динамо" (Москва) и был тогда дисквалифицирован.

Всесоюзный комитет должен немедленно принять соответствующие меры".

Даже земляк и коллега Бутусова, человек авторитетный, заслуженный мастер спорта Владимир Воног, поигравший в футбол на высоком уровне в 20-е годы, член сборной Ленинграда и РСФСР, затем судья всесоюзной категории, судивший во второй половине 30-х матчи чемпионата и Кубка СССР, публично признал работу Бутусова недоброкачественной, но говорил об этом сдержанно, обтекаемо, интеллигентно: "Если до перерыва судейство Бутусова не вызвало никаких сомнений, то затем картина изменилась". Из этой фразы можно понять лишь, что сомнения по поводу решений Бутусова возникали, но здесь нет прямого обвинения в предвзятости арбитра, подсуживании своим. Возникли у Вонога сомнения по поводу только одного из двух пенальти: "Судья назначает пенальти за незначительный проступок".

В заключение Воног писал: "Надо отметить, что большое количество протестов падает на те игры, которые обслуживались судьями своих городов. Поэтому Всесоюзному комитету еще раз следует подумать о системе назначения судей".

Разговоры на эту тему стали возникать в 1938 году, когда вместе с обилием команд хлынули в большой футбол десятки провинциальных судей. Им в целях экономии средств поручали обслуживать матчи на местах проживания с участием своих команд. Низкая квалификация большинства из них и отдельные случаи непорядочности, предвзятости и породили разговоры.

Я бы воздержался от огульного обвинения всех и вся. Известно немало примеров честного, объективного судейства матчей с участием земляков. Более того, "Чорноморська комуна" упрекала арбитра Черногорова, судившего встречу одесситов с "Металлургом", в подсуживании... гостям: "Справедливое недовольство зрителей вызвал судья Черногоров (Одесса), который из чувства ложной боязни показаться необъективным часто страховался от явных пенальти в пользу Одессы". Намек на то, что он не дал в ворота гостей как минимум более одного пенальти. Пример нехарактерный, редкий, исключительный. Куда больше было противоположных. Не стал бы утверждать о запущенности болезни, однако серьезные симптомы в 39-м стали проявляться.

Торпедовцы, естественно, матч опротестовали. Дисциплинарно-конфликтная комиссия жалобу автозаводцев рассмотрела, сочла обвинения в адрес арбитра обоснованными и постановила встречу переиграть. До этого дело не дошло - вмешался Всесоюзный комитет физкультуры. Он отменил решение ДКК и оставил результат матча в силе. Вот такие были времена.

Бутусова тем не менее дисквалифицировали. Надолго. Под конец, 27 октября, позволили ему отсудить игру своих, ленинградских команд "Динамо" - "Сталинец". На этом его практическая судейская деятельность завершилась.

Вскоре последовали санкции к ряду футболистов - за грубость. Получили они от двух до трех игр дисквалификации. А дело нападающего харьковского "Сельмаша" Ивана Голубова, сломавшего ногу игроку тбилисского "Локомотива" Георгию Егиазарову (он забил единственный в матче гол), передали в следственные органы. Бакинского судью Елисеева, который этот матч обслуживал, "за формальное отношение к факту исключительной грубости в матче "Сельмаш" - "Локомотив" Тбилиси" лишили звания судьи республиканской категории и дисквалифицировали. Формулировка невнятная, наказание несправедливое. Арбитр сделал все, что мог, - обоих грубиянов с поля изгнал. В чем его вина? "Лес рубят - щепки летят" - так оправдывали в те страшные годы беззаконие и произвол властей.

С ТРИБУНЫ - НА ПОЛЕ

А с киевским судьей Львом Чернобыльским история приключилась прелюбопытная. На игру второго тура киевского "Динамо" с московским "Локомотивом" назначили ленинградского арбитра Ивана Горелкина. Из Ленинграда Горелкин выехал, но до Киева почему-то не добрался. Ждали его до последнего. Команды уже готовились к выходу на поле, а судьи все нет. Что делать? Вдруг кто-то заметил среди зрителей местного арбитра Чернобыльского. Кое-как уговорили его отсудить встречу. На уговоры, переодевание (не исключено, что судейскую амуницию пришлось срочно доставлять из дома) времени ушло много. Матч начался с большим опозданием, изобиловал спорными решениями совершенно не готового к работе арбитра и завершился необоснованным пенальти в ворота гостей на последней минуте при счете 1:1. Пенальти реализовали, "Локомотив" проиграл и тут же подал протест на необъективное судейство, повлиявшее на окончательный результат. Москвичи играли лучше и за 12 минут до конца вели 1:0.

Киевская пресса работу Чернобыльского деликатно обошла, а гнев обрушила на своих футболистов. Победу их сочла незаслуженной не из-за плохого судейства, а из-за бездарной игры: нет слаженности, взаимопонимания, нападение беспомощное, бить по воротам не умеют - таков общий смысл высказываний местных журналистов.

Корреспондент газеты "Пролетарська правда" 3.Куцый (в прошлый раз цитировали мы его не единожды), чтобы скрыть смущение и неловкость от незаслуженной, подаренной земляком победы, призывал победителей, хозяев то есть, учиться добротному футболу у проигравших - "Локомотива". Послушайте: "Такой выигрыш формален. Никаких лавров он дать не может. Киевская команда динамовцев имеет все возможности играть значительно лучше. Примером может послужить хорошая игра гостей - локомотивцев. Великолепная сыгранность и спаянность команды. Хорошая тренированность и умения напоминают игру лучших европейских команд (где он их успел увидеть? - Прим. А.В.). Пасовка, игра флангами, удары по мячу с ходу, а главное, умение бить по воротам, вот чему надо учиться киевским динамовцам у своих противников".

Вам приходилось читать что-нибудь подобное? Мне - нет.

Что касается протеста москвичей, он разделил судьбу одесского. Жалобы на судейство необъективное, исказившее результат игры, принимались, считались обоснованными, и по логике вещей матчи подлежали переигровке. Но делалось это крайне редко и совсем по другому поводу. Протесты одесситов и железнодорожников отвергли со стандартной, бездушной, бюрократической формулировкой "как необоснованные". Какие еще нужны были основания?

Противоядия от дурного, предвзятого судейства и произвола властей до сих пор, по крайней мере в родном отечестве, не изобрели. Жизнь продолжалась. Тур следовал за туром... Последняя фраза, сказанная по инерции, вышедшая из-под авторского контроля, действительности (исключая первые четыре тура) не соответствует. Через три недели после начала, на исходе мая, светлые, хрустальные мечты, связанные с ритмичным календарем, были погребены. Интервалов и туров как таковых попросту не стало. В июне играли едва ли не каждый день.

В советских чемпионатах - как на железной дороге: если уж выбился из графика, живешь не по собственному расписанию, а зависишь от чужого: или нагоняешь время без запланированных остановок, или часами ждешь встречного. Весь июнь и большую часть июля мчали во весь опор, затем три недели простаивали.

В следующий раз мы уделим больше внимания делам турнирным и расскажем жуткую детективную историю с похищением людей.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...